• Становление гетмана. Энеида+
  •  

    Не имея малейшего понятия, с чего начинать, Эней возобновил старые тренировки – доводил свое тело до предела, а затем пытался его преодолеть.

    “Не пойдет” – сказал Ярополк, когда шашка во второй раз отбилась от его вздутой груди.

    “Слабо” – на третий.

    “Ты вообще стараешься?” – на четвертый.

    В конце недели куренной разочарованно вздохнул и ушел, не проронив и слова.

    Эней практиковался от рассвета до заката, но так и не сумел сдвинуться с мертвой точки. Мысль о том, чтоб сдаться, постоянно мелькала у водной глади сознания. Недалек тот час, когда она решится ее пересечь.

    Изменения были и с физическим состоянием юноши. С каждым разом ему требовалось все больше и больше времени, чтоб довести себя до нужной кондиции.  Утро он тратил на тренировку, затем отдыхал, чтоб быть готовым к вечернему испытанию. Поначалу такая схема работала, однако к концу недели Эней осознал, что не успевает проделать полный цикл.

    Если по началу ему хватало двух-трех часов, то со временем на все про все стало уходить более шести. К Ярополку Эней приходил уже не в лучшей форме.

    “Результат то есть, но меня такими темпами не заденешь. Советую сменить тактику” – подсказал куренной.

    “Да что я могу сделать?!”

    В раздумьях Эней уселся на траву и начал наблюдать за своим товарищей по несчастью. Все это время Соня старалась в своем черепашьем темпе.

    Во-первых, она достала подходящую одежду: темно-синие шаровары и заправленную в них бежевую рубашку. Во-вторых, прибавила к занятиям с мечом еще и пробежку. Чаще ее можно было заметить именно за вторым.

    Несколько раз по дню девушка выходила на тренировочное поле и впопыхах наматывала круги. Бегом это зрелище назвать было сложно, скорее уж мучительным перебиранием ног. Двигалась Соня скудно и нелепо, едва волоча свою тушку, тем не менее занималась регулярно.

    “И откуда у нее столько сил?” – порой задумывался Эней.

    Хотя юноша сам не чувствовал прогресса от своих действий, даже на их фоне потуги этого хрупкого создания казались абсолютно бессмысленными. Тем не менее, Энея это вовсе не отталкивало, а наоборот – вдохновляло.

    – У тебя неправильная стойка, – Эней обратился к Соне, когда та тренировалась с мечом. 

    Издавая тяжкие звуки, которые не так уж сложно спутать с неприличными, она пробовала сделать замах клинком. Выглядело это смехотворно, и даже малоопытный Эней понимал, что тут не так. Прямые ноги, неправильно расположенное лезвие – раздражающие детали так и норовили нарваться на пару советов.

    – А-а-а-а? – взволновалась Соня. Потеряв концентрацию, она утратила равновесие и, следуя весу оружия, неуклюже бахнулась на землю.

    – Давай помогу, – Эней протянул девушке руку. Та смущенно отвела взгляд в сторону, но все же приняла помощь.

    – Спасибо.

    Пара голубых прядей утонченным образом падали на ее дрожащие глаза.

    На несколько секунд двое потеряли дар речи. Соня стыдливо пялилась в землю под ногами, а Эней недоумевающе разглядывал лицо девушки.

    – Работая с мечом, нужно правильно выбирать стойку. Ноги немного согни в коленях, а ведущую выдвинь вперед. Смотри, – Эней продемонстрировал на своем примере.

    – Хорошо.

    Слегка помешкав, Соня подняла шашку и повторила стойку Энея.

    – А теперь, – продолжил юноша. – Выставь лезвие так, чтоб острая часть соответствовала траектории удара.

    – Вот так?

    – Да нет же, наклони немного вправо.

    Эней подступил еще ближе, чуть ли не вплотную.

    – А-а-а-а-а!

    Он хотел поправить Соню собственноручно, но девушка в привычной для себя манере заметушилась и выронила шашку из рук.

    Досада и грусть отпечатались на ее молодом лице.

    – Это бессмысленно. У меня ничего не получится.

    Девушка, что так старалась на протяжении всей недели достигла пропасти, что называется отчаяние. Один неверный шаг – и полетит на дно. Энею хорошо было знакомо это чувство, и он сразу же понял в чем дело.

    Утешить? Подбодрить? Спровоцировать  жестким комментарием? Все эти пути казались лишь временным решением проблемы, не более чем откладкой боли в длинный ящик.

    – Было глупостью считать, что такая как я сможет стать казаком, – на глаза Сони начали наворачиваться слезы. – Видимо, мне суждено и дальше оставаться бесполезным придатком.

    – Суждено?! Не неси чушь!

    Девушка изумленно взглянула на внезапно разразившегося Энея. Робкая осторожность сменилась праведным гневом.

    – Что же такого привлекательного в этой гребанной судьбе? Кто вообще придумал эту тупую херню? Принимать обстоятельства как данность? Я отказываюсь!

    Сжатые кулаки Энея покраснели. Голос отдавал хрипотой.

    – Прости-прости-прости! Я вовсе не хотела тебя оскорбить, – второпях Соня кинулась извиняться, попутно вытирая слезы.

    Перепуганное лицо девушки заставило Энея понять, что он перегнул палку.

    – Да нет...это ты извини. Меня чего-то занесло.

    В итоге необходимые слова вырвались сами по себе. Возможно, настроение девушки они и не улучшили, но точно выбили из того ментального тупика, в котором она пребывала.

    – У меня есть младшая сестренка, – умерив пыл, заговорил Эней. – Вы с ней сильно отличаетесь друг от друга, но в тоже время есть какая-то схожесть. Не могу выразить словами. Какие-то неуловимые глазу детали заставляют ее образ всплывать в памяти.

    Юноша свободно уселся на траву, растопырив ноги. Соня частично последовала его примеру, прижав колени к телу и приобняв их руками.

    – Оксанка очень умная и красивая, многое может по хозяйству и в тоже время знает грамоту. А самое главное – ее безграничная доброта. Она всегда готова помочь и предоставит шанс каждому, даже тому, кто его меньше всего заслуживает.

    – Твоя сестра хороший человек.

    Слова Сони показались юноше обычной учтивостью, однако та одной фразой развеяла все сомнения:

    – Когда ты о ней говоришь, то улыбаешься. Не так как обычно, более искренне и тепло, будто бы вспоминаешь что-то сладкое. В такие моменты я и сама начинаю чувствовать себя счастливей. 

    – Ого. А ты оказывается можешь делиться своим мнением, а не только отделываться мелкими фразами. 

    – Ой.

    Осознав, что наговорила смущающих вещей, Соня тут же зарылась в собственных коленях. Эней же продолжил рассказ:

    – Я всегда считал Оксанку слабой и беспомощной. Думал, что был ее спасителем и проводником в этом суровом мире. Как оказалось – все совсем наоборот. Именно она освещала мой путь и ждала, пока я наконец сделаю шаг. Более того, когда я наконец решился, она не просто поддержала меня, а заявила, что поможет мне стать гетманом.

    “Стать гетманом?” – словосочетание повлияло на девушку волшебным образом. Ее глаза засветилась, и даже казалось, что кожа посветлела, и самое важное – прекрасное чувство, что сродни распускающемуся бутону.

    Соня подскочила и одарила Энея решительным взглядом. Ручки тряслись вместе с голосом, но ее намерение было отчетливым.

    – У-у меня есть идея!

    – О чем ты? – растерялся юноша. Девушка перед ним внезапно расцвела, что одновременно вводило в ступор, но и создавало приятное ощущение.

    – Я знаю, как ты сможешь справиться с Ярополком.

     

    ***

     

    Они отправились в город.

    Уже успело стемнеть, но уличная жизнь совсем не утихала. Более того, только активизировалась и начала играть новыми красками. Откуда не возьмись появились уличные артисты. Количество прилавков со всякой всячиной увеличилась вдвое, а из некоторых зданий, чью входную дверь украшала вывеска с пенистой кружкой, доносились порой вопиющие крики.

    – Он должен быть здесь, – сказала Соня, указывая на одно из оживленных заведений.

    “Секрет госпожи” – указывало название на дверях.

    – Хорошо.

    Волнение охватило даже Энея, что уж говорить о стеснительной девушке. Та выглядела напуганной и тряслась сильнее обычного, будто бы осознанно подносила руку к огню. 

    “Все таки подобные места не для нее” – списал Эней на особенности личности Сони.

    Двое зашли внутрь.

    По-первой Эней переживал, что на них сразу же падет всеобщее внимание, но очевидно ошибался. Собравшимся внутри пьяницам было абсолютно все равно на происходящее вокруг. Они галдели, словно стая безумных животных, позабывшие обо всем, кроме перекуса.

    Непривычным было и расположение посетителей кабака. Они вовсе не разбились на кучу шутливых компаний, а собрались вместе, сформировав единый монолит веселья и задора.

    – Давай, Кабан, ты сможешь!

    – Пей до дна! Пей до дна!

    – Я на тебя последние гроши поставил! Не смей сдаваться! Слышишь?

    И посреди всей этой шайки-лейки стоял высоченный-широченный казак со стрижкой “под горшок”.

    Именно о нем и вспоминала Соня.

    “Помнишь того мужчину, что выполнял обязанности ката? Тура. Пусть он и рядовой казак, но говорят, что в грубой силе превосходит даже сотников. Тебе стоит с ним поговорить”.

    Раны оставленные на теле Ярополка подтверждали и возвышали силу Тура, вот только…

    “Мне действительно нужно просить у него совета?”

    ...сейчас этот здоровяк занимался, мягко говоря, сомнительными вещами.

    – Только не смейтесь, – сказал он, обхватывая огромную открытую бочку. Наполненная пенистой жидкостью посудина почти не уступала в своих размерах самому Туру, однако тот с легкостью обхватил ее гигантами ручищами и с воздушной легкостью поднеся край бочонка к рту.

    – АААААААААААААААААААААА!

    Присутствующие заорали, словно демоны, оглушая и перебивая друг друга. Бедная Соня закрыла глаза, заткнула руками уши и, прикусив губу, уселась на корты.

    Эней тоже опешил от обстановки, не столько от шума, сколько от зрелища.

    Содержимое бочонка скатывалось по усам Тура, заливая его рубашку. Прошло пять секунд, десять, пятнадцать, а он продолжал жадно глотать алкоголь, издавая соответствующие звуки.

    “Чудовище!”

    Оставалось загадкой, откуда в него столько влезает. Будто бы жидкость не занимала пространство в его желудке, а попросту исчезала в черной бездне.

    – Фуууууууух, – выдавил Тур, опуская опустошенной бочонок на пол.

    – РААААААААААААААААААААААААААААААААААААА. Я ПОБЕДИЛ! ОСТАП, ГОНИ ГРОШИ!

    И когда казалось, что громче быть не может, толпа заверещала с новой силой.

    Вытирая подбородок рукавом, Тур по-простецки улыбнулся.

    “Ладно”.

    Эней кое как смог протиснуться сквозь ярую толпу и выбрался в пространство по центру. Подойдя к Туру поближе, юноша сложил руки рупором и что есть силы крикнул:

    – Есть разговор!

    Здоровяк непонимающе глянул на Энея, будто бы не разобрал и слова.

    Юноша повторил еще раз и еще, пока до Тура таки не дошло. Здоровяк кивнул в сторону выхода и направился к нему.

    Не отрываясь от обсуждения главного события вечера, толпа разошлась по сторонам. Образованный коридор был широким и ровным, будто бы Тур сам придавал ему необходимую форму.

     

    ***

     

    – Ясно, – кратко ответил Тур, выслушав просьбу Энея.  – Это точно в стиле Яра.

    Здоровенная детина довольно улыбалась.

    – Так ты сможешь помочь?

    – Сложно сказать. Понимаешь, я ведь не характерник, поэтому дать прямого совета не смогу. Практика богатырей сильно отличается от мастерства характерников, как и проявление их сил.

    – Вот как.

    И хотя Эней изначально не ожидал слишком многого, но все же раздосадовался. На данный момент этот здоровяк был его единственной надеждой. Юноше вовсе не хотелось вновь оказаться в той дурацкой ситуации, когда не знаешь куда и двинуть.

    – Впрочем, кое-что я таки могу поведать.

    – Угу-угу!

    Мгновенно глаза Энея вспыхнули новым пламенем.

    – Когда-то я попал в ситуацию, схожую с твоей. Достигнув определенного уровня в богатырском ремесле, мой прогресс застыл на месте. Высоченная стена представшая пред мной казалась непреодолимой. День за днем продолжались тренировки, однако результата они не давали. Я пробовал пробить эту стену грубой силой – напрасно, пытался найти окольные пути – все тщетно. Голова гудела от мыслей и идей, что были не в силах привести к победе, а порой даже тащили в обратную сторону. Тогда впервые в жизни, я и подумал о том чтобы сдаться.

    – Но ты ведь стоишь здесь и сейчас, совершенно не похожий на побежденного.

    Эней выглядел, как ребенок, жадно желавший получить развязку своей истории.

    – Да, это так. Все благодаря моему учителю. Тогда-то он и поведал мне один секрет, что, в принципе, подойдет для любого бойца.

    – И? Что же это за секрет?

    – Для того, чтобы позволить внутренним силам расцвести достаточно…

    Барабанная дробь.

    – Не думать!

    Глаза Энея заморгали в судорожном темпе.

    – То есть “не думать”?

    – Ну...просто перестать прокручивать текст мыслей в своей голове.

    “Это неудачная попытка подшутить?”

    – Какой-то бред. Как можно не думать во время боя? Очевидно же, что только здравые мысли и идеи приведут тебя к победе. Маша кулаками просто так – ничего не добьешься.

    – Т-т-т! – Тур отрицательно “покивал” пальцем. – Ты заблуждаешься, Эней. Те истории, что ты производишь в своей башке никак не относятся к бою.

    – Какие еще истории, ты о чем вообще?

    – Подумай лучше хорошенько. Сколько времени уйдет на то, чтоб воспроизвести в голове: “удар врага нанесет мне слишком много урона, поэтому я не буду рисковать и отступлю” или “плевать на возможность пропустить атаку, попробую ударить в ответ”?

    – Эмм? Секунды три-четыре…

    Лампочка вспыхнула над кудрявой головой.

    Истина была простой и всегда находилась рядом. В реальном бою такое время – бесценное преимущество.

    – Но если подумать, – добавил Эней. – В таком ключе я никогда и не мыслю. Обычно идеи пролетают быстро, в какой-то обрывистой образной форме.

    – Да, и в этом нет ничего плохого. Если бы перед лицом соперника, ты думал только о победе – было бы замечательно. Дело в другом. Злость, страх, отчаяние – они порождают мысли совершенно иного разряда. “Я проиграю”, “у меня нет и шанса”, “если я не справлюсь, то...”. Пока не одолеешь этих чудовищ, твои руки будут бессильны.

    Эней призадумался. Ранее он никогда не придавала значения подобным мелочам, но и поверить, что они настолько важны, было трудно.

    – В определенном смысле ты должен перестать работать головой и предоставить остальное телу. Оно уже знает и умеет все необходимое.

    “Ярополк ведь уже говорил, что я пробудил характер... Да что за глупости! След и есть прямым доказательством этого!”

    – Знаю, звучит просто, но на деле будет совершенно иначе. Попробуй не думать хотя бы во время атаки. Продержаться так всю драку будет довольно сложно, но пока что и этого будет достаточно.

    – СПАСИБО! – яростно завопил Эней и, выпрямившись стрелочкой, поклонился.

    – Ха-ха. Да не за что, – улыбаясь, Тур почесал затылок.

    “Нужно срочно поблагодарить Соню. Без ее совета я бы так и махал мечом на том тренировочном поле. Погодите…”

    Оглядываясь по сторонам, Эней никак не мог найти свою спутницу.

    – О-оу. Тур, извини, что так резко прерываю, но я кое-кого потерял.

    – Ты о той девушке с голубыми волосами? Кажется она осталась внутри.

    – ЕЩЕ РАЗ СПАСИБО!

    Эней сокольчиком рванул в кабак.

     

    ***

     

    К счастью, долго искать не пришлось.

    Поникшая и перепуганная, Соня стояла рядом с двумя рыжими девушками.

    “А это что еще за чудища?”

    Одна – страхолюдина с перекошенным лицом и грязными волосами, другая – толстая корова с пышной гривой. Выглядели враждебно и в открытую пялились на бедную девушку. Чем-то они напомнили Энею стаю гиен из его родной деревни.

    – Хо-хо-хо. И во что это ты вырядилась, Сонечка, дурочка? – сказала та что пострашнее.

    – Видать совсем из ума выжила со своими бреднями, бедняга, – заговорила толстая. –  Это же нужно было додуматься податься в казаки. Спать под одной крышей с грязными вонючими мужланами – ты только подумай! Ха. Такое поведение не пристало истинной леди! Не зря мать говорила с ней больше не водиться.

    На глаза девушки начали наворачиваться слезы.

    – Настолько никчемная сестра нам больше не нужна.

     

  • Становление гетмана. Энеида+
  • Отсутствуют комментарии