• Становление гетмана. Энеида+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Экзамен на казака – событие, проводимое дважды в год, призванное избрать лучших новичков. Справившиеся получают казацкий ярлык, а вместе с ним ряд прав и обязанностей. Для одних это возможность направить наемницкую жилу в доблестное русло, для других – способ защищать идеалы, для третьих – и вовсе дорога к мечте.

    Эней прибыл в Сечь за тридцать два дня до начала экзамена. Как будет проходить проверка, чего от нее ждать – юноша не знал ничего. Тарас конечно говорил, что одним из важнейших требований будет сила испытуемого, однако без конкретики. По словам кобзаря структура проведения экзамена меняется из года в год.

    – И что мне делать целый месяц, старик?

    – Как что? Готовится! 

    – Я не об этом. Нужно ведь где-то спать и что-то есть.

    – Об этом не беспокойся. Претендентов поселяют в специальный курень, достойно кормят и поят. Там даже есть тренировочное поле. Туда-то мы и идем.

    Гостевой курень оказался длинным зданием в дальнем углу Сечи. В чем-то дом напоминал скромное аристократическое имение, однако в тоже время был более приземленным из досок и бревен.

    – Ближайшее время я буду сильно занят, так что продолжить тренировки мы не сможем, – бегло проговорил Тарас. – Да и учитель из меня не лучший. Возможно, в этом месте найдется тот, кто решит твою проблему. А вообще в рамках подготовки к экзамену, я бы советовал забыть об этом. Лучше сосредоточься на своих сильных качествах, а характер оставь на потом.

    – Ты уже уходишь, старик?

    – Да. Дальше и без меня справишься. На днях еще заскочу, проверю твои дела. Наверное…Ладно, бывай.

    Не дав возможности толком попрощаться, кобзарь потопал в обратную сторону.

    – Эй, старик, – крикнул Эней вдогонку.

    Вместе они провели чуть более пары недель, но все равно немного притерлись друг к другу. Тарас наставлял парня, помог добраться до Сечи и, что самое главное, спас его милую сестренку. Достаточное время в груди росла потребность произнести пару слов благодарности.

    – Хочешь сказать “спасибо”? Давно пора, парень. Скорее, я спешу.

    Однако обыденный наплевательский тон Тараса свернул все желание на нет.

    – Всего доброго.

     

    ***

     

    Металлическая ручка с кольцом на двери. Немного колеблясь, Эней скромно использовал предмет по назначению.

    Прошло секунд пятнадцать-тридцать, а на стук так никто и не отреагировал.

    “Чего я ожидал? Приветливую милую горничную?”

    – Я вхожу.

    Дверь со скрипом открылась, обнажая темноту. 

    Внутрь свет проникал исключительно из передних окон, параллельно подсвечивая парящие пылинки. Сам зал казался огромным, не меньше всех комнат в доме Энея разом взятых. Интерьер в основном состоял из расположенной мебели. Крыло слева, крыло справа и пустое пространство посередине. С противоположной от входа стороны находилась лестница, ведущая на второй этаж. 

    Глаза Энея начали привыкать к темноте, и он с удивлением для себя обнаружил что в комнате не один. На одной из ступенек сидел парень лет шестнадцати.

    “Гюн?”

    Смуглая кожа выдавала южное происхождение. Полукровка. Подобные личности встречались не часто, однако мифическими их тоже не назвать. Со времен нашествий гюнов на Вольнице осталось немало бедолаг, воспитанных матерями одиночками. Вполне разумно было предположить, что этот парень один из них. 

    Черный патлы плотно застилали голову. По бокам они извивались таким образом, что ненароком их можно было спутать с рогами. 

    Левой рукой парень ритмично подбрасывал шар с гладкой, абсолютной черной поверхностью.

    – На экзамен? – спросил он без всяких прелюдий.

    – Да...Ты тоже?

    Красный.

    Впервые со времен битвы на холме Эней увидел след. Отчетливо видимая линия вонзалась прямо посреди груди.

    Оставив размышления на потом, Эней мигом отскочил в сторону.

    “Фвууууу”.

    Со звуком скулящего чудовища нечто черное пролетело в паре сантиметров от плеча.

    – Ты что творишь? – завопил Эней.

    Смуглый парень успел подняться и презрительно смотрел сверху вниз.

    – Такому ничтожеству ни за что не стать казаком. Проваливай по хорошему.

    “Еще один”.

    Наплыв людей, ставящих под сомнение его способности, начал напрягать Энея. Каждый встречный считал своей обязанностью высказать ему это в лицо. 

    – Да что ты обо мне знаешь?

    – Достаточно.

    С мучительным скрипом дверь начала закрываться.

    – Как только ты вошел, сразу же показал свою бесхарактерность и слабость. Это ведь заметно с первого взгляда, с первых робких движений. Ты совсем не похож на воина.

    – Я здесь не за тем, чтоб доводить тебе обратное. Плевать на твое мнение.

    Эней сделал несколько решительных шагов. Он собирался проигнорировать незнакомца и отправится изучать особняк. 

    – Не слишком ли ты обнаглел?

    Возникла еще пара красных следов: один на уровне плеча, второй – колена.

    Незнакомец приподнял полусогнутые руки. Над повернутыми к потолку ладонями появились две черных точки. Сначала они были крохотными, однако стремительно набирали в размере. Словно скатывающиеся с горки снежные шары, они достигли нужного объема.

    Грудь выпятилась, руки отодвинулись, а уже через мгновение описали кривоватый крест. Черные шары с ревом полетели к цели двинули к цели.

    Шаг вправо. Чуть пригнуться.

    “Легкотня”.

    След полностью нивелировал опасность дальнобойных атак. Против огнестрела такой трюк, возможно, и не сработал бы, но с метательным оружием проблем не было.

    – Это еще не конец!

    Шары появлялись один за другим и тут же устремлялись к Энею. Техника, скорость, количество снарядов  –  с каждым разом характеристики атак менялись и каждый раз избежать попадания становилось сложнее.

    Прямой шар-приманка и второй, незаметный, рикошетящий от пола – провал. След с легкостью раскрыл скрытую атаку.

    Пять шаров, один из которых летел в цель, а остальные резали пути для отступления – тоже неудача. Эней ловко извернулся между двумя ближайшими следами.

    И последняя, наименее коварная, но наиболее удачная попытка.

    Парень повернулся боком и поднял полусогнутую переднюю ногу. Рука с шаром ушла далеко назад. 

    След проявился за мгновение. Простая прямая линия, но в тоже время совершенно иного уровня. Об этом Эной мог сказать глядя на молниеносную скорость, с какой этот след вонзился в его корпус. С такой же скоростью двинет и сам шар.

    “Я не успею”.

    Тем временем полукровка закончил приготовления.

    “Фвуууууу”.

    Ступня жестко стукнула об пол, а рука резко выпрямилась в сторону Энея. Отточенное техничное движение напоминало выстрел катапульты.

    Если бы Эней попытался увернуться, то в лучшем случае отделался раненым плечом.

    Если бы задумался на месте, то и вовсе получил дырку в груди.

    Ситуация обещала стать критичной, но Эней не вздрогнул. Без всяких осмыслений и задержек, следуя чистой интуиции, руки сами потянулись к поясу. Ржавый черный клинок прытко выскочил из ножен и одним махом описал нужное движение: с правого нижнего угла в левый верхний.

    Выбрать правильную траекторию не составило труда – достаточно было разрезать линию следа. А время… Быть может дело в случайности или в интуиции, но Эней справился и с этим.

    Раздался звонкий звук метала. Черный шар столкнулся с черным лезвием, а затем, словно игрушечный упругий мячик, отлетел куда-то в сторону. Раздавшийся треск ознаменовал пробитие стены. 

    “Что не так с этими шарами?”

    Вопреки ожиданиям они не разрезались и даже не взорвались при ударе. Отдача же оказалась настолько сильной, что Эней и сам свалился в противоположную сторону.

    Кривой осколок гюнского меча  валялся на полу.

    Вспомнив, что все еще в битве, парень сжал рукоять надломленного клинка, поднялся и мгновенно принял стойку. Соперник же выглядел расслабленно.

    – Меня зовут Тан, – гордо произнес смуглый парень.

    – Эней.

    Возникшая пауза стала отличной возможностью перевести дыхание. Пару десятков секунд они оценивающе смотрели друг на друга. Один думал о своем следующей шаге, второй – о выводе, к которому должен прийти по мере схватки.

    – Твое оружие... Эней, что будешь делать, если я повторю последнюю атаку?

    – Как будто я позволю!

    Решимость переполняла юношу и он наконец сдвинулся с места. Навязать сопернику ближний бой – вот его банальный план действий.

    Пусть на расстоянии у врага условное преимущество, но отразить ту технику без полноценного меча Эней все равно не сумеет.

    Доски под ногами скрипели, а боевой крик разрывал пространство.

    – Забавно! – воскликнул Тан.

    Зарядившись азартом оппонента, он и сам спрыгнул лестницы. Тан решил поддаться импульсу и принять вызов Энея.

    – Нападай!

    – Раааааааааа!

    Эней слегка подпрыгнул и замахнулся в попытке спародировать гильотину.

    “Чего?”

    Однако действия соперника превзошли все ожидания. Тан вовсе не пытался увернуться, наоборот – нырнул в сторону удара с вытянутой рукой.

    – Твои движения просто отвратительны, – прокомментировал прямо на ходу. 

    Открытой ладонью он попросту толкнул приподнятые руки Энея таким образом, что клинок прошел мимо цели. Траектория изменилась, и меч рубанул уже по пространство рядом с целью..

    – Такому неумехе дорога в казаки закрыта!

    Следующим движением Тан постарался доходчиво донести эту мысль. Окончательно и бесповоротно кулак заехал по незащищенному животу Энея.

    Во рту появился железный привкус, а вместе с тем что-то горючее непроизвольно вырвалось наружу.

    – Еще не все!

    Его кулак разжался так, что ладонь прижалась к корпусу Энея. Тан не бил и даже не вкладывался в толчок, тем не менее странная сила повторно долбанула по тому же месту, откинув Энея назад.

    Внутренности скрутило, а голова начал кружиться.

    Сжимая рукоять меча, Эней упал на колени и начал жадно глотать воздух.

    – Должен признать, что ты сильнее тех, кто приходил ранее. Ловок и вынослив. Еще и с атрибутом в столь юном возрасте, тем не менее тотальный слабак, – каждое слово Тана а звучало брезгливей предыдущего. – Время прошло и возможности исчерпаны...

    – Я ЖЕ СКАЗАЛ, ЧТО МНЕ ПЛЕВАТЬ!

    Используя обрубок, как опору, Эней начал подниматься. Тело дрожало, как банный лист, руки зудели, но юноша храбро шел на встречу боли.

    – Хорошо, тогда я собственноручно вобью интерес в твою рыжую макуху.

    Тан пригнулся и, хорошенько оттолкнувшись, рванул в сторону Энея. Двигался низко и плавно, словно скользил по водной глади, а приблизившись, выстрелил апперкотом в направлении челюсти.

    Эней заметил след и выставил руки блоком, однако через мгновение замешкался. Еще одна красная линия ввела его в замешательство.

    “Не успеваю”.

    Первая атака Тана смачно треснула по блоку, а вторая, мгновенно следующая после, угодила в бок.

    Удар ногой выбил из Энея еще немного крови и еще немного приблизил к темноте.

    Руки рефлекторно двинулись в район печени, хотя уже и было поздно. Зоркий Тан, естественно, не посмел проигнорировать такую оплошность. С улыбкой на лице он заехал Энею в нос.

    Боль все нарастала, а следы продолжали появляться и исчезать.

    Осаждаемый градом ударов, Эней пробовал безбашенно контраатаковать, иногда махая мечом, иногда пустой рукой, но все тщетно. Раз за разом он только пропускал, не в силах совладать с гудящей бурей. Порой казалось, что след изгибается, слегка меняет траекторию. Он буквально тянулся, старался нагнать уходящего от атаки Энея.

    “Черт”.

    Удары Лушни были куда сильнее, куда быстрее, однако ни в какое сравнение с этим не шли. Техника, ум, гибкость. Тан знал как, когда и куда нужно сделать удар. Половину угроз все же получалось избежать, однако ни к чему это не вело, ведь контратаки уходили в масло.

    “Бессмысленно”.

    Юноша не сдавался и совсем не хотел проигрывать, но в тоже время понятия не имел, как изменить ход сражения.

    Проходили минуты, нелепое избиение продолжалось, а злые глаза Энея не подавали и признака о капитуляции.

    “Ззззззззззз”

    Но без нанесения урона, в бою не выиграть.

    Поймав удачный момент, Тан резко присел на одну ногу и с ветерком выстрелил второй вверх, к подбородку. Выставленный блок сумел лишь немного смягчить удар, в итоге Энея пошатнулся.

    Путаясь в собственных ногах юноша сделал несколько пьяных шагов назад. Сердце велело отомстить, но плывущая перед глазами картинка принуждала взять перерыв.

    – Ты все еще в сознании, чудовище гребаное?

    – Спасибо, – прозвучало сквозь кашель.

    Тан недоумевал и поражался чудо-стойкости Энея. Он никогда не встречал бойцов единовременно настолько слабых и выносливых. Будь на его месте сотник или даже куренной, не было бы в этом ничего удивительного, но в боевых навыках Эней и на рядового казака не тянул.

    – Я продемонстрировал превосходство в дальней бою, отмутузил тебя в ближнем, почему же ты не сдаешься?

    – Да сдамся, без проблем. Только дай пройти.

    – Дурак!

    Гнев овладел Таном. Если ранее он просто хотел преподать зазнайке урок, то сейчас решил взяться за дело всерьез. Непоколебимый взгляд человек на грани поражения. Он вызывал в нем ярость и желание давить.

    – Хорошо, Эней. Ты сам напросился. Если по-твоему пропасть между нами недостаточно велика, то я с радостью скину тебя вниз. Ты познаешь отчаяние и навсегда забудешь о мечте стать казаком!

    – Казаком? Я мечтаю стать гетманом, дубина.

    Гетман. После этого слова можно было стать точку. Тан больше не станет сдерживаться. Пелена гнева застелила глаза полукровки, не оставив места жалости..

    Он выставил растопыренные руки вперед, соединив их вместе.

    – Ты ведь используешь характер? На своих глазах. Это ведь единственное оружие, позволяющее сражаться хоть на каком-то то уровне. Что будешь делать, коль лишишься его?

    “Лишусь следа?”

    Эней инстинктивно прикрыл глаза, однако смысла в этом не было.

    Пространство перед ладонями Тана закружилось в водовороте. При чем вертелась не грязь вперемешку с энергией, как в случае Тараса, а часть картинки, видимой глазами.

    – ОТМЕНА! – заорал Тан.

    Водоворот ускорился, а затем резко остановился, вернув все в норму.

    Эней почувствовал страх. Мысль о потери чего-то важного никак не давала покоя. В своих мыслях он буквально молил оппонента напасть на него еще раз.

    – Вот смотри.

    И тот, словно прочитав его мысли, создал очередной черный шарик и лениво швырнул его в Энея. Снаряд просвистел мимо уха и с треском вломился в дверь позади.

    “Ничего”.

    Энея окутала паника. Он не увидел ничего. Никаких красный линий, описывающих траекторию вражеской атаки, ни даже намека на них. Полная безнадега.

    Тем временем Тан успокоился, перевел дух и пошел наверх по лестнице.

    – Не знаю, как работал твой атрибут, но по твоей роже понятно, что уже никак. Проваливай, по хорошему. Такому недоноску, как ты только и оставалось, что надеяться на козырь в рукаве. Теперь, лишившись атрибута, ты потерял всякие шансы.

    “Братец! Я серьезно!” – теплый образ из недалекого прошлого, а возможно и будущего.

    Хочешь не хочешь, а все сомнения смоет волной.

    – Кажется я уже говорил, что твое мнение меня не интересует, – прозвучал тихий непоколебимый голос.

    На этот раз что-то ёкнуло уже внутри Тана. Полукровка остановился, пригвожденный ужасающей аурой исходящей со спины. И дело вовсе не внезапном всплеске магической энергии или пробуждении скрытых сил. Нечто неописуемое, что могут ощутить лишь дикие звери и чувствительные люди, доносилось из центра зала.

    Опасность.

    – Тан, правильно? По твоей роже вижу, что да. Так вот, Тан. Понятия не имею, что творится в твоей поехавшей головушке, но если думаешь, что можешь безнаказанно красть чужие силы, то ошибаешься. Возможно, я недостаточно силен сейчас, но до экзамена еще полно времени. Готовся! Я непременно надеру твою задницу и верну след себе.

    Конечная форма безумия или безграничная храбрость? Никогда Тан не встречал собак, что так отважно лают на караван, настолько сильно и ужасающее, что готов поверить, будто то и не собаки вовсе, а волки-переростки.

    Он онемел и опешил. Уже с десяток человек явилось в 23-ий курень с желанием вступить в казаки, и каждый из них, обессиленный и опустошенный, бросал эту идею после нескольких минут. И даже самые храбрые отчаивались после применения Отмены. 

    Проиграть – одно дело, но потерять свое главное оружие – непосильная ноша. Все равно, что лишить лучника пальцев.

    В таком ключе думал Тан, но, как и было сказано, Эней плевал на все это.

    Так бы двое и стояли, не в силах двинуть с места, если бы не были внезапно прерваны.

    – Кто-то объяснит почему в моем курене появились новые дырки? А? Черти поганые?

    Явился человек с высеченной спиной.

  • Становление гетмана. Энеида+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии