• Становление гетмана. Энеида+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Магия цепей развеялась и все трое отправились домой. 

    Тарас выглядел совсем хреново и двигаться без поддержки не мог. Энею пришлось под плече тащить его до самой хаты. 

    Без всякой квалификации было видно, что кобзарю необходима помощь.

    – Братец, отойди пожалуйста.

    И там был тот, кто мог ее оказать.

    Оксана встала над кроватью и аккуратно вытянула руки. 

    – Я же просила, отойти!

    – Ах, да, извини.

    Недоумевающий Эней сделал еще пару шагов назад. Он просто не мог поверить в происходящее. Его сестра, которую тот всегда считал слабой и беззащитной, неужели она способна на подобное?

    Да умна, да талантлива, но одно дело быть гением, другое – использовать свои сильные стороны на практике. Оксанка казалась брату тем, кого нужно защищать и вести по этому темному миру.

    Сейчас же она делает вещи, схожие с тем, что делал сам гетман

    Его пламя – черное, ее – желтое. Тем не менее присутствовала в них некая неуловимая разница, непостижимая человеку без опыта.

    Если бы Энея попросили объяснить, то сделал бы он это следующим образом.

    Черное пламя Хмельницкого – частичка самого гетмана, проявление души. 

    Желтый огонь Оксаны – совсем другое дело. Эта сущность необъяснима и божественна.

    Вот она стоит и без всякого напряжения рождает огоньки кончиками пальцев. Словно маленький птенчики, языки пламени устремляются к Тарасу. Они бережно окутывают его раны и танцуют свой целебный танец.

    – И давно у это у тебя? – спросил Эней, не в силах найти подходящих слов.

    – Пару лет. Нужно было сказать раньше, но…

    Но ее своенравный учитель сказал этого не делать.

    – Эта сила. Эх...никогда не встречал ничего подобного, – чувство боли приглушили огоньки, и Тарас мог наконец присоединится к разговору. 

    – Что ты имеешь в виду, старик?

    – Что говорю, то и имею. Это не характер, не мольфарство, не искусство кобзаря, и уж тем более не богатырская сила. Знакомы мне и другие виды сил, но и среди них не встречал ничего подобного. Уникальное проявление духа, так сказать. Хотя, кое что оно таки напоминает.

    – Расскажите пожалуйста! – засияла Оксанка..

    Никогда Эней не замечал за сестрой такого всплеска интереса. К разным вещам она либо относилась с холодком, либо увлекалась ими умеренно.

    Талантлива во всем, но никогда не отдает себя делу полностью. Энею было приятно видеть подобную вовлеченность..

    – Когда-то я читал одну книгу, – начал Тарас. – В ней шла речь о неком фантастическом существе, что зовется жар-птица. По легенде она способна исцелять других и обладает бессмертием.

    Глаза Оксанки светились от восхищения.

    – Но не стоит придавать этому большого значения. Та книга – всего лишь набор древних сказок, не более. Присутствует сходство, но Оксанка очевидно не птица, а человек.

    – Даже так! Все равно интересно! Прошу, расскажите побольше.

    – Эх...если бы я помнил.

    – Напряги память, старик, – добавил Эней.

    – Вряд ли это что-то объяснит, но все же. В общих чертах:герой вынужден отправиться в путешествие, целью которого и является добыча той самой жар-птицы. Она есть движущим инструментом истории, ее конечной целью. Ради нее герой готов преодолеть все невзгоды и препятствия.

    – Как мило! Прямо, как братец для меня, – Оксанка весело хлопнула в ладоши.

    – Не неси такую чушь!

    “Хотя я и не против”.

    Сложив руки на груди, девушка светилась от счастья: то ли от смущенно вида братца, то ли от того, что все закончилось мирно.

    – Если ты хочешь действительно что-то понять Оксанка, то придется разбираться самой. Возможно, знающий человек и найдется, вот только где его искать понятия не имею.

    – Понятно.

    Больше Тарас ничего не вспомнил и тема улягла.

     

    ***

     

    Остаток ночи они провели за милыми беседами, попивали чаек, шутили и смеялись. О происшествии на холме не было сказано и слова.

    – Ты должно быть устала, Оксанка, ходи спать, – посоветовал Эней.

    – Но я не вовсе не хочу спать!

    – Послушай братика, Оксанка. Будь душкой. Мои силы ты восстановила, теперь стоит подумать о своих.

    – Ну раз вы так говорите, Тарас, то ладно. Спокойной ночи!

    – Спокойной.

    Глаза Эней забегали.

    – Старика, значит, послушала, а меня нет?

    – Не серчай, братец.

    Извиняясь, Оксанка виновато сложила ручки, покрутилась на месте, а затем пошла к двери.

    “Жар-птица, значит?”

    – Вы тоже не засиживайтесь, постарайтесь хоть немного вздремнуть.

    С каждым шагом ее рыжие волосы пышно подпрыгивали, будто поддуваемые невидимой жаркой силой.

    – Все еще думаешь, что ей нужна твоя помощь? – приподнявшись спросил Тарас.

    – Думаю, да.

    Тарас тяжело вздохнул. Вернулись к тому, с чего начали.

    – Этот тип… Юра. Насколько же наивной могла быть сестра, чтоб довериться ему! И нет гарантий, что ее не обманут в будущем. А если явится какой-то прокаженный тип и попробует присвоить ее силой? А способности жар-птицы? Мы ведь совсем ничего о них не знаем. Вдруг в будущем они вызовут беду?

    – Чертов упрямец. Эх...

    – Но…

    “Но?”

    Тарас с интересом посмотрел на парня. Похоже, что он все таки вынес урок.

     “Коль душа желает, даже самый твердолобый кретин способен изменить судьбу.”

    Вспомнились слова старого друга.

    – Но что с этим поделать? Сестру обманул Юра – я даже не знал о их связи, Лушня положил на нее глаз – я оказался слабее, а сила жар-птицы… Нет уж. С такими чудесами мне точно не справится!

    – Эней…

    Признавший свои слабости юноша казался сильным, как никогда. Говорил самобичевальные речи с выпрямленной осанкой и горящими глазами..

    – Старик, ты ведь собирался в Сечь?

     

    ***

     

    На следующий день, а вернее тем же днем позже.

    Ничего не сказав сестре, Эней начал собирать вещи. Взял старую отцовскую сумку, немного еды, меч и всякого по мелочи. Сборка прошла легко, но впереди ждала еще одна проблема. Вернее не проблема, а неловкий разговор.

    Со двора доносились теплые звуки бандуры. 

    Собравшись с духом, Эней вышел на улицу. Оксанка сидела во во дворе, лаская струны бархатным прикосновением.

    – Вы уже уезжаете?

    До сих пор он откладывал сообщить о своем решении на потом. После все этих бесконечный обещаний “защитить” Эней просто не знал, как правильно подобрать слова.

    – Тебе Тарас рассказал?

    – Да нет. У тебя на лице все написано. Я поняла еще, когда обедали.

    Обед... Эней жадно заплетал блинчик с малиной, и вероятно случайно ляпнул лишнего...

    – Мы думали уйти вечером…

    Парень старательно избегал зрительного контакта. Вина, смущение, тревожность, желание двигаться дальше – набор порой противоречивых чувств ввел юношу в ступор.

    – До сих пор не могу поверить, что Юра так поступил, – внезапно выдала Оксанка.

    – Ты слишком доверчива, – резко подытожил Эней.

    – Нет, тут дело не в этом. Раньше...он был другим. Его словно подменили. То же лицо, тот же голос, те же повадки, но совсем другая сущность.

    Сразу вспомнилась лекция Тараса об одержимости. С одной стороны это бы все объяснило, с другой Энею не хотелось снимать с мольфара ответственность. Сложилось впечатление, будто Оксанка его оправдывает, будто виноват вовсе не мужчина, а некий абстрактный демон.

    – Вспомни Лушню. Юра никак не мог быть одержимым, ведь внешне совсем не изменился, – возразил Эней.

    – Почти не изменился…

    Девушке вспомнились две бездонные дыры на месте глаз учителя. Возможно и не одержимость, но что-то с ним действительно приключилось.

    На время Юра стал вторым по важности человеком в ее жизни, и принимать случившееся, как есть, просто не хотелось. Зависимо от причины, она смогла бы даже простить, чего уж точно не скажешь об Энее.

    Чувствуя, что разговор обязательно закончится ссорой, двое решили замять тему.

    – Кстати, пока не забыла. Сегодня утром приходили Мотня с Пацюком.

    Знакомые имена сработали, как тряпка на быка.

    – Эти псины тебе помешали?

    – Нет, на самом деле все наоборот. Сама удивилась, но они пришли просить прощения.

    “Чего?”

    Извинение – последняя вещь, которую стоило ожидать от подобных личностей.

    – Сказали, что Лушне стало лучше и передали братцу  “спасибо”, кланялись до самой травы. 

    – Фуу.

    – А еще, вроде как решили завязать с разбоем и пьянками. Говорят Лушня их надоумил.

    – Луш?

    Этот парень, что давно опустил руки и поддался течению. Парень, которого Эней когда-то считал другом. Мысль о том, что тот таки угомонился не могла не оставить следа.

    “Как думаешь, смогу ли я собственноручно изменить судьбу?”

    – Ясно, – Эней старался выглядеть, как можно равнодушней. На самом же деле не мог даже спрятать улыбку. – Рад, что он в порядке.

    Плечи расслабились, а в голове прояснилось.

    – Самое главное, что в порядке ты, братец. Я так рада!

    Оксанка подошла и нежно приобняла Энея. Нахлынула волна тепла и легкости, которую парень не чувствовал с детства. Не то чтобы сестра никогда не проявляла нежность, просто этот случай казался особенным.

    – Эней, – сказала она уткнувшись лицом в грудь брата.

    – Чего?

    Легкий летний ветерок пробирал до дрожи, но насколько же приятной она была.

    – Не думай, что я буду сидеть без дела. 

    – Не понял, ты о чем?

    С лицом полным боевой готовности Оксана словила Энеев взгляд.

    – Я буду тщательно развивать свой талант, а когда стану достаточно сильной отправлюсь за тобой! Будет сложно – поддержу, больно – вылечу. Не думай, что так легко от меня отделаешься. Когда поднимешь гетманскую булаву, я буду стоять рядом.

    – Звучит, как обещание женитьбы.

    – Братец! Я серьезно!

    Девушка надулась и отпрянула. Милое личико выражало крайнюю степень недовольства. 

    Все эти годы она старалась оторвать его от дома, надоумить на это дурацкое путешествие, а теперь выдала подобное..

    “Неужели она изначально этого хотела?”

    Наблюдая за играющей обидку сестрой, осознавая всю курьезность ситуации, ему не оставалось ничего кроме как поддаться.

    – Буду ждать с нетерпением.

    – Эней…

    Подбирая пальчиком слезу, она расплылась в солнечной улыбке.

     

  • Становление гетмана. Энеида+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии