• Становление гетмана. Энеида+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Эней потягивался, растягивался, делал перекаты с одной ноги на другую. К будущей тренировке он отнесся со всей ответственностью.

    – Ты чем занят дурачье? – спросил кобзарь, усевшись у ствола павшего дуба. Его руки перебирали ноты в каком-то диком восточном стиле.

    – Разогреваюсь, очевидно же! Ты совсем уж из ума выжил, старик?

    Начинать тренировку не разогревшись – полное безумие. Однажды парень уже поплатился за легкомысленность, травмировав ногу. И хотя Юра и помог с восстановлением, на некоторое время от тренировок пришлось воздержаться. Ужас, учитывая, что для Энея отдых – безумная пытка.

    – Ты из тех у кого шило в одном месте, мартышка?

    – Ничего подобного, и сам ты мартышка.

    “Мартышка? Что это вообще такое”.

    – Может лучше объяснишь смысл тренировки? Как использовать этот самый характер?

    – А?

    Тарас прилично удивился и даже приоткрыл челюсть. Подобный вопрос казался чем-то совершенно глупым и неуместным.

    – Ты ведь уже кое-что умеешь. Или же… Ха-ха. Неужели настолько глупый, что до сих пор не понял?.

    Идиотские смешки совсем не подходили образу кобзаря-путешественника. Подобный детский вздор стоило ожидать от глупого деревенского мальчишки, а не от уважаемого человека, какими принято считать кобзарей.

    – Неплохой из тебя учитель, кстати, старый придурок. Доходчиво объясняешь и уважительно относишься к ученику. 

    – Полегче-полегче. Прости за грубую манеру, но я действительно удивлен. К тому же не такой уж и старый, эх…Любому кобзарю сразу видно, что ты уже использовал свои внутренние струны. Лучше скажи, в последнее время у тебя нет проблем со зрением?

    – Зрение? Постой!

    Существовало единственное логичное объяснение. Лишь одна таинственная особенность присутствовала в жизни Энея, его боевой талант и сила – след. Юноша и подумать не смел, что она напрямую связана с казаками, которыми так восхищался.

    Следующие пару минут парень потратил на объяснение способности в деталях. Тарас внимательно слушал, угукал и кивал головой.

    – То что ты описал – локальное использование характера. Честно говоря, я слегка поражен, что ты освоил нечто подобное. Такая техника уже на голову выше базовой. Скажем так, грубое использование струн всего тела – это нулевой уровень, а отдельных частей тела – уже первый. В твоем случае речь идет о глазах.

    – Глаза?

    Эней положил пальцы на лицо.

    – Но это действительно странно, парень. На пробуждение нулевого уровня обычно уходит пара недель, а для его полное освоения – до трех месяцев. Потом еще не меньше пары месяцев тренировок для пробуждения первого... и это все под руководством опытного наставника...

    Мелодия притихла.

    – Так каким же образом ты сразу перепрыгнул несколько ступеней?

    – А мне откуда знать?

    – Кому, как не тебе?

    Лицо Энея напряглось. Он тщательно пытался выудить из памяти малейшую зацепку, но тщетно. Все годы после встречи с Хмельницким ушли на обычные физические тренировки. Никакой магии, никаких артефактов или тайных подземелий, ничего. Лишь ежедневные тортуры для мышц.

    – Я правда не знаю.

    – Ну что же с тобой делать, парень.Эх...

    Кобзарь возобновил игру.

    – Из твоего рассказа выходит, что ты даже не знаешь, как активировать след. Я прав?

    – Да. Он проявляется только во время драки независимо от моего вмешательства.

    – Надо же. 

    Тарас сыграл непривычную басистую ноту, чем-то напоминающую ту, что вчера оглушила Энея, но в то же время отличную. Более тихая и утонченная, она моментально породила чувство тревоги.

    – АУЧ!

    Что-то маленькое и тупое долбанулось об голову Энея.

    – А у тебя крепкая башка, парень. Впрочем, это неудивительно.

    Озлобленный Эней начал рыскать взгляд под ногами, пока не нашел угодивший в него снаряд – маленький камушек с небольшим кровавым следом.

    Выпустив его из рук, парень снова начал глядеть по сторонам в поисках того, кто мог в него этот камень запустить, однако кроме слепого кобзаря на поляне никого не было.

    Прозвучало еще несколько нот аналогичных первой.

    “Вижу”.

    А следом за ними появилось три красных следа, ведущих из кустов. Все еще с недовольным лицом Эней сделал широкий шаг в сторону, а правую ладонь поднял на уровень груди.

    Прозвучало три поочередных свиста, два из которых прошли мимо цели, а третий резко заглушился от удара в ладонь.

    – Это твои проделки, старик? – Эней несколько раз подкинул словленный рукой камень.

    – Ты не соврал. След действительно не проявляется вне боя. А вот это самое “вне боя”, похоже, определяется состоянием твоего ума, – Тарас полностью проигнорировал вопрос Энея. – Короче говоря, ты этим не управляешь.

    Эней немного приуныл.

    Ранее парень даже не думал в таком ключе. Управлять способностью? Ему казалось, что автоматичность применения и есть главной особенностью следа..

    – Мало того что ты добрался до первого уровня, миновав нулевый, так еще и атрибут…

    – Слишком много странных слов, старик.

    – Ха-ха. Тогда оставим это на потом. Сейчас это не имеет никакого значения.

    – Как знаешь.

    Талант Энея был вовсе не случайностью или даром богов, как парень ранее предполагал. Существовала ветвистая система пути характерника, и хотя следовать этой системе было вовсе не обязательно, она была наиболее эффективным способом развития. Не изобретать же велосипед по новой.

    Приняв эту мысль, как должное, Эней решил полностью довериться учениям Тараса.

    – Будь на моем месте хороший учитель, он бы подобрал методы получше, такие, чтоб соответствовали твоим особенностям. Так, как подобным опытом не обладаю, то просто начну с азов.

    – Ты ведь говорил, что на это уйдет пара недель. У меня нет столько времени!

    Защитить сестру – первостепенная задача, которая в сложившейся ситуации требовала немедленных действий. Эней горел желанием сражаться здесь и сейчас.

    – Будем надеяться, что факт пробуждения следа сыграет нам на руку. Возможно, подсознательно ты уже готов, просто нужен положительный толчок. Освоить нулевой уровень не успеешь, но возможно успеешь пробудить. Ключевое слово – возможно. 

    – И? Что мне делать?

    Эней сделал пару решительных шагов вперед. Его глаза засверкали звездами, а кулаки тряслись в предвкушении.

    Тараса подобный напор даже слегка припугнул.

    – Начнем с элементарного. Для начала нужно довести твое тело до предела.

    – А?

    – Какие тренировки выматывают тебя сильнее всего?

    – Наверное, тренировки удара мечом.

    Парень тут же схватился за висящее на поясе оружие. Вынув его из ножен, он подошел к лежащему стволу и горячо улыбался. Черный ржавеющий клинок похоже что и сам рад треснуть, но у Энея были другие планы.

    – Обычно я останавливаюсь, когда чувствую себя относительно уставшим, но до предела не дохожу. Все таки нужно оставлять часть сил на защиту сестры.

    “И от кого он ее там защищает?” – про себя посмеялся Тарас.

    – Но сейчас ведь нет смысла сдерживаться, я прав, старик?

    – Ты прав. И да, я не старик.

    Пропустив мимо ушей замечание, с криком характерным настоящему толстолобу, парень принялся кромсать бревно. Не прозвучало вопросов, сомнений или пожеланий. Как только необходимое условие было озвучено, Эней увлеченно принялся за дело. 

    Щепки летели во все стороны, а тупой меч то и дело застревал в коре, но парень не останавливался.

    “Этот парень действительно из тех, кто получает удовольствие от процесса”.

    Разговоры подошли к концу,  и в этот миг красноречие Энея засияло во всей красе.

    – Ора-ора-ора!

    Мальчишеский запал граничил с безумием.

    Удары были вовсе не техничны, неловкие и грубые, но их энергия радовала кобзаря, будто Эней сам одолжил ему частичку юношеского духа.

    Неведомая сила двигала его руки верх-вниз. То ли проклятье, то ли благословение.

    – Ора-ора!

    Шли минуты, затем десятки, пот с чела юноши лился ведром, движения деревенели, но он и не думал останавливаться. 

    Руки горели от жара. Мокрое лицо покрылось грязью. Даже под плотными ветвями деревьев чувствовалась духота и палящий призрак солнца.

    Ритм дыхания настолько ускорился, казалось вот-вот он задохнется.

    “А это займет больше времени, чем предполагалось”.

    Тем временем Тарас продолжал теребить струны, пожевывая непонятно откуда взявшийся колосок. Он смотрел на парнишку, что сначала показался ему грубым и колким.

     

     

     

    ***

     

    Одноручный меч принадлежал к классу коротких, но все равно весил прилично. Беспрерывное махание таким инструментом не могло не отразиться на выносливости.

    – А ты еще тот твердолоб. Продержаться так долго, эх… В плане физической мощи ты действительно годишься в казаки. 

    – Ага, – Энею хватило сил только на краткий ответ.

    Безвольно валяясь на земле, он смотрел на заросли, скрывающие небо.

    Тренировка длилась адски долго, но все таки мучение подошло к концу. Мысль о проделанной работе вызывали сладкое чувство удовлетворенности. Вполне достойная награда за те едренные мгновения.

    Как же долго это было...

    На втором часу парень признался, что выдохся.

    “То тебе так кажется”.

    Однако Тарас велел продолжать. Наставника явно не удовлетворял уровень усталости парня. Раз за разом он принуждал к повтору самобичевальных действий.

    Происходящее больше напоминало пытку, чем настоящую тренировку. Меч то тяжело поднимался вверх, то безвольно падал вниз. 

    “Еще”.

    Выдвинутые требования напрягали, но совсем не отпугивали и Эней продолжать рубить дальше. След от ударов все уменьшался и уменьшался, пока не стал едва заметным.

    “Да сколько можно?”

    Наблюдение утомляло и Тараса. Оба ждали момента, когда все закончится, однако юноша отказывался выдыхаться. Каким бы уставшим он не был, все же находил силу для следующей недоатаки.

    Возникла глупая ситуация, где поражение приравнивалось к успеху, а дезертирство –  к поражению.

    Но бесконечно это продолжаться не могло, и наконец юноша шумно свалился на землю.

    – Насколько же ты меня утомил, парень. Обычно новички не могут похвастаться таким уровнем выносливости.

    “Да и не всякий рядовой казак”.

    – Можешь встать, Эней?

    – Нет. Даже если захочу, то не смогу. Странное самоощущение. Ужасно клонит в сон, но заснуть не получается. 

    “Естественно, ведь это моя забота”.

    Для успеха обучения мало довести ученика до усталости, необходимо окончательное изнурение, ведущее за собой потерю сознания. Уникальный путь тренировок, доступный только при наличии кобзаря под боком. Именно его игра не позволяла сознанию улетучиться.

    – Что теперь, старик? – слова Энея прорывались через тяжелое дыхание.

    – Эх...Во-первых, я тебе не старик, а во-вторых слушай внимательно.

    Уши Эней резко наострились. Пусть сил и не осталось, юноша с нетерпением ждал следующего этапа. Какое увлекательное испытание ждет его впереди?

    – Чтобы пробудить базовый уровень характера, всего-то необходимо разрубить это бревно, – Тарас указал на ствол дуба за спиной.

    – Старик…

    Огромное мощное древо спокойно почивало на траве. Загадка уже то, как оно вообще сумело свалиться. Диаметром не меньше двух метров, все еще крепкое и неподатливое, так просто его не взять.

    – Я даже встать не могу. О чем ты?

    – Это уже не мои проблемы. И еще один нюанс. Если ковырять одно место сутками на пролет, рано или поздно любой дурак справится, поэтому следует наложить ограничения. На все про все.... минут пятнадцать?

    – ЧЕГО?

    Да будь Эней даже в лучшей своей форме, подобное задание казалось шуткой, издевательством.

    – Я…

    – В тренировке не будет смысла, если приступишь к ней в полном здравии. Лишь находящийся на грани человек имеет возможность превзойти свои пределы. Коль хочешь спасти сестру, ты должен справиться, здесь и сейчас! – до этого флегматичный голос кобзаря звучал мотивирующе, немного театрально..

    “Я?”

    Весь день изводить себя до предела, чтоб в итоге махнуть рукой и сдаться? Такая перспектива вовсе не претила Энею. Да, тренировка выносливости вышла не плохой, но он здесь не для этого.

    – Хватит дурачиться, старик. Давай, объясни нормально! Мне нужно использовать какую-то скрытую силу или хитрость?

    – Все что надо я уже объяснил. Не стоит искать глубин там, где их нет.  Или ты просто нашел повод дать заднюю? Выглядит так, будто будущее сестры  тебя и не особо волнует.

    “Я!”

    Что-то стрельнуло в голове Энея. Что-то пронзительное и горячее, прямиком из недр.

    “Я не могу позволить, чтоб весь день пошел насмарку”.

    – ВОААААААААААА!

    Парень завопил словно прокаженный. Пожар не успевал погаснуть, как Эней снова и снова подкидывал свежих дровишек. Мышцы болели, надувались, готовились взорваться. Напрягая каждую клеточку своего тела, юноша стремился вырваться из кокона своих ограничений.

    “Еще-еще-еще-еще-еще!”

    Как только промелькнула мысль о капитуляции, воспоминания прошлых поражений сжигали ее дотла. Это происходило не раз, не два, а бесчисленное количество повторений. Цикл боли и превозмогания повторялся вновь и вновь.

    “Еще-еще-еще!”

    Даже слова покинули голову Энея. Осталось только стремление.

    Все это время Тарас наблюдал за агонией со стороны.

    “Совсем они не похожи”.

    От осознания отсутствия альтернатив становилось только больнее. Кобзарю вовсе не хотелось наблюдать эту картину снова. И как только он приоткрыл уста, чтоб остановить занятие...

    – Еще не все!

    – Парень...

    Дрожащий Эней таки сумел поднять часть корпуса. Затем кулаки оперлись о землю, ступня, вторая. Выпрямилась спина, а голова заняла горделивую позицию. Черный ржавый меч триумфально блистал в руке.

    – Еще..

    Шаг, еще один. На грани падения, парень ковылял до дуба. Его дыхание дрожало, а грудь скакала вперед-назад. Веки периодически падали вниз, однако моментально возвращались в привычное положение.

    – Я…

    Рассекающий сомнения клинок взмыл в воздух.

    – Я…

    Прозвучал глухой звук удара о дерево. В одно мгновение накопленная за долгие годы ярость высвободилась сквозь кончик оружия.

    – Я непременно…

    Так и не договорив до конца, Эней начал плавно падать вперед. Его тело соприкасалось с древом, а затем неспешно соскользнуло вниз. 

    На этот раз без шансов на возвращение.

    – Эней? Ты меня слышишь?

    Убедившись, что больше не в силах поддерживать парня на плаву, кобзарь бросил игру на кобзе. 

    “Неужели?”

    Ржавый черный клинок гордо торчал из ствола дуба. От места удара его отделяла пара жалких сантиметров.

    “Характер он не пробудил, но все же...”

    – Интересно, что бы сказал Богдан, увидев этого балбеса. Эх…

     

     

     

    ***

     

    Спеша на всех порах, Оксанка мчалась к хижине на опушке леса. 

    “Наконец-то с ним увижусь”.

    Ее легко можно было принять за голубку, летящую навстречу любимому, однако это было не так. Долгожданная встреча с учителем радовала не менее, чем восход утреннего солнца.

    Уже как пол года Юра обучал Оксанку мастерству мольфара. 

    “Прошу, научите!”

    Сперва странная просьба удивила мольфара, ему хотелось рассмеяться и отказать, однако блеск молодых глаз стоял на своем.

    “Провалишься – пинай на себя”.

    Но Оксанка не провалилась. Всесторонний талант девушки проявил себя и в магическом ремесле. Вещи, на которые у обычных людей уходили годы, она осваивала за месяцы.

    В то время, как Эней ходил на тренировки, она тоже втайне сбегала из дому, отдавая себя практике магии.

    Раздался стук о дверь.

    – Это ты, девчушка? Заходи, открыто.

    – Прошу простить за вторжение!

    Оксанка аккуратно втиснулась сквозь дверной проем. 

    Вопреки светлому времени суток, внутри было темно. Лишь с десяток свеч слабо освещали пространство.

    На полу виднелся рунический круг, нанесенный на дерево краской. В нем и сидел мольфар. Скрестив ноги друг на друге и сложив ладони на уровне груди, он пристально смотрел на картину в дальнем углу комнаты. Сощурившись, девушка пыталась разглядеть, что же на ней нарисовано, но тьма не позволяла.

    – Прошу прощения, должно быть я прервала ритуал.

    – Все в порядке, это лишь приготовление, ничего серьезного.

    – Фух.

    Юра всегда тщательно подходил к магическим деяниям и ценил свое искусство поверх всего остального. Естественно Оксане не хотелось мешать учителю. Она испытывала уважение и благодарность, за то что тот позволил находиться рядом.

    – Мы ведь назначали встречу на вечер, девчушка. Что привело тебя средь бела дня?

    Упершись о колено, мужчина поднялся и повернулся к ученице. Как и всегда его лицо отдавало спокойствием, и приятным холодком. Уголки губ слегка приподнимались, создавая едва заметную улыбку. Черные шелковистые волосы спадали до плеч. На верхнем уголке лба, за одинокой прядью волос, виднелся шрам в форме пятиконечной звезды.

    – Произошло нечто, требующее вашего мнения.

    – Что же могло случиться?

    Оксане нравилась эта черта учителя. Он всегда готов был выслушать и дать совет, даже если это не касалось вопросов магии. Мольфар стал девушке не только наставником, но и другом. Те пару недель их разлуки, наполняла тоска.

    – Вчера…

    Учитель молча выслушал историю с заинтересованным видом, возможно, даже более чем обычно.

    – Возможно вы знаете, как избавить Лушню от одержимости?

    – Этот парень избил Энея до полусмерти, а ты задаешь подобные вопросы? Воистину, сама добродетель, – Юра нежно потрепал волосы Оксаны.

    Сама того не ожидая, девушка смутилась и притихла.

    –  Что же касается проблемы… Одержимость – не совсем подходящее слово. Не нравиться оно мне. Церковники осознанно придали ему негативной окраски.

    – О чем вы говорите? 

    – Дождь может как погубить урожай, так и его спасти. Также и здесь. Мольфар обязан принимать силы природы беспристрастно, забыв о категориях добра и зла.

    – Да.

    На рациональном уровне девушка четко осозновала идею учителя, но все же что-то в его словах тревожило. 

    “Его взгляд. Всегда ли он был настолько глубоким?”

    – В противовес тому, чему учит церковь, я предпочитаю называть одержимость праведностью. Ведь только воистину праведный, то есть верный себе человек, может взобраться на следующую ступень.

    – Учитель?

    – Следует ли насильно избавлять Лушню от этого? Ни в коем случае.

    “Его глаза”.

    Их словно закрыла густая пелена. Они изменились. Карий цвет, что так хорошо въелся в память Оксанки, обернулся зловещим, бездонно черным.

    – Разве, что он сам осознанно захочет избавиться от силы, в чем я сомневаюсь.

    “Фшиии”.

    Внезапный поток ветра пробрался через полуоткрытые окна. Как следствие дернулось и  пламя свечи, на секунду освещая таинственную картину на алтаре.

    Всего на мгновение, на малейшую долю секунды девушка успела заметить ее небольшой кусочек, а именно – человеческую голову с парой угловатых рогов.

    – Понятненько. Хе-хе. Это… Учитель, а чем вы занимались во время поездки?

    Девушка медленно сняла руку учителя со своей головы и неторопливо попятилась к двери.

    – Так тебе интересно? Чтож… Я занимался исследованием, и обнаружил нечто действительно выдающееся: новую разновидность сил, к которым способен прибегнуть мольфар. Они поистине великолепны! – зрачки Юры расширились, охваченные тьмой. – В своем разнообразии и мощи они и близко не стоят с привычными, а самое захватывающее в том, что обладают осознанием! Ты представляешь, девчушка?

    – Хе-хе. Да, удивительно.

    Возможно, в более спокойной обстановке она бы и выслушала мастера, но пугающая аура Юры исключала такую возможность.

    Накопленные за пол года опыт и знания единогласно утверждали: беги.

    Плетеная корзинка выпала из рук, и в тоже время девушка резко развернулась. Охваченная ужасом она на полной скорости устремилась к выходу.

    – Ну давай!

    Однако дверная ручка не поддавалась уговорам. Замок лишь издавал зловещие стуки, отказываясь подчиняться.

    – Естественно, у настолько могущественной магии есть и свои минусы, один из которых – необходимость жертвы.

    “Нужно использовать заклинание”.

    Рука Оксаны поднялась вверх, в готовности использовать магию. Ее способностей должно было хватить, чтоб разнести старую дверь в клочья, однако не хватало времени.

    Девушка ощутила чудовищную хватку на своей кисти.

    – А лучшая жертва – молодое невинное дитя.

  • Становление гетмана. Энеида+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии