• Способ выбора
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Раздался стук в дверь. Сюань Юань По пошел взглянуть. Спустя некоторое время он вернулся, и хоть у него и была большая борода, она не могла скрыть его красного лица. Он был нервным и застенчивым из-за молодой девушки с зонтиком, которая последовала за ним в библиотеку.

    Танг Тридцать Шесть посмотрел на красивую, молодую девушку и был удивлен: «Откуда взялась такая девушка, подобная цветку?»

    Сюань Юань По нервно потер свои руки и сказал: «Я не знаю, из какого поместья эта мисс. Когда я спросил, она не ответила мне».

    Танг Тридцать Шесть сказал: «Тогда как ты мог позволить ей войти просто так? Хотя вчера было седьмое июля (китайский день Валентина), ты не должен был так делать».

    Сюань Юань По тут же объяснил: «Она сказала, что знает Чэнь Чан Шэна».

    Чэнь Чан Шэн читал. Услышав это, он положил Свиток и посмотрел вверх. Он действительно ее знал. Это не была мисс какого-либо поместья, это была служанка Поместья Дун Юй Генерала. Ее звали Шуан Эр.

    Он, очевидно, не указал на это Сюань Юань По. Он встал, подошел и сказал ей: «Давно не виделись».

    И правда, они давно не виделись. С того момента, как Шуан Эр приходила в Даосскую Академию, чтобы найти его, прошло несколько месяцев.

    Шуан Эр закрыла зонт и указала ему последовать за ней в угол.

    «Что случилось?» - спросил он.

    Шуан Эр посмотрела на него и вспомнила то, что слышала о Фестивале Плюща прошлой ночи. У нее были сложные чувства. Подумав немного, она сказала: «Я слышала о тебе. Я должна признать, что ты определенно шокировал многих. Мадам и я не оценили тебя верно».

    Чэнь Чан Шэн сказал: «У вас есть своя точка зрения, потому вам не надо извиняться».

    Он говорил честно с самого начала. Он лишь мог говорить правдиво.

    Тонкие брови Шуан Эр слегка поднялись и она сказала: «Не пойми меня неправильно. Возможно мой взгляд к тебе неверен, но это не значит, что я поддерживаю то, что ты и мисс сойдетесь вместе. Хоть ты и хорошо образован, ты не можешь культивировать. В конце концов, ты по прежнему...»

    Хоть ей и не нравился Чэнь Чан Шэн, она не была недоброжелательным человеком. Она сдержалась и не сказала два слова: «бесполезный мусор».

    Но всем был понятен её смысл.

    Чэнь Чан Шэн сказал: «Поддерживаешь ты это или нет, твое мнение не имеет никакого значения в этом браке».

    Шуан Эр была немного сердитой и сказала: «Я и мисс - как сестры. Я забочусь о ее счастье больше, чем все остальные. Ты достал брачный контракт на Фестивале Плюща и приобрел свою репутацию, но задумался ли ты, что мисс и Цю Шань Цзюнь изначально были лучшей парой? Ты все испортил, как ты мог?»

    «Таким образом, ты здесь, чтобы защитить Цю Шань Цзюня?»

    Чэнь Чан Шэн посмотрел на нее и сказал: «Ты должна знать, что на Фестивале Плюща прошлой ночи твоя мисс доставила письмо белым журавлем. В письме она сама признала помолвку, но у тебя, кажется, другое мнение на этот счет. Ты пытаешься защитить другого мужчину?»

    «Знает ли твоя мисс, что ты тут делаешь?»

    Шуан Эр не могла сказать ни слова. Она не знала, почему мисс сделала это.

    Чэнь Чан Шэн сказал: «Что-нибудь еще?»

    «Действительно, я не должна была говорить своих последних слов». Теперь Шуан Эр успокоилась. Она подняла свою руку, чтобы убрать дождевую каплю с волос, и сказала: «У мисс есть для тебя несколько слов?»

    «Что за слова?»

    «Пожалуйста, не пойми неправильно».

    Услышав эти слова, Чэнь Чан Шэн молчал очень долгое время. Ранее Шуан Эр сказала подобные слова, которые сильно ранили его чувства. Так что же Сюй Ю Жун имела ввиду?

    Он спросил: «Не понять что?»

    «Я не знаю». Шуан Эр взглянула на него и сказала: «Ты самостоятельно должен понять это».

    Прошлой ночью белый журавль принес письмо через десятки тысяч миль назад в столицу. В письме Сюй Ю Жун отчетливо выдала свое отношение к браку. Хоть он и ясно это понимал, было невозможным для Сюй Ю Жун на самом деле хотеть выйти замуж за него. Должен быть скрытый смысл. В любом случае, он ненавидел ее чуть меньше из-за этого.

    Однако, услышав сообщение, отправленному ему, он не почувствовал себя слишком хорошо.

    «Это всё?» - он посмотрел на Шуан Эр, чтобы предложить ей уйти.

    Шуан Эр сказала: «Мисс также сказала, что если тебе есть, что сказать, ты можешь написать ей письмо».

    С шелестом крыльев белый журавль спустился с неба. Он приземлился за библиотекой. Вода медленно стекала с его перьев.

    Чэнь Чан Шэн взглянул на белого журавля и кивнул.

    Белый журавль приблизился к нему и коснулся его правой руки шеей. Он выглядел очень ласковым к нему.

    «Ты хорошо жил во все эти годы?» - заговорил он с белым журавлем.

    Белый Журавль выкрикнул, как будто отвечал.

    Увидев эту картину, Шуан Эр была очень удивлена.

    Прошлой ночью, когда белый журавль вернулся, Чэнь Чан Шэн почувствовал, что забыл что-то. Тогда он подумал, что это был черный дракон под заброшенным садом, но теперь он вспомнил, что должен написать письмо и позволить белому журавлю доставить его Сюй Ю Жун. Было много вещей, которые надо было сказать, потому лучше было общаться напрямую.

    Шуан Эр играла роль в общении между Сюй Ю Жун и ним, и ему это не нравилось.

    С того времени, как он прибыл в столицу, он лишь получил одно письмо от Сюй Ю Жун. В этом письме было всего четыре слова и оно было очень кратким: «Пожалуйста, веди себя нормально».

    Чэнь Чан Шэн держал ручку и думал некоторое время о том, насколько определенными, значимыми и высокомерными должны быть слова, которые он напишет, чтобы он мог ответить ей, не теряя свою честь.

    Это было первое письмо, которое он писал ей спустя десять лет.

    Однако, после всех этих мыслей, он написал ей лишь обычное письмо обычными словами об обычных вещах.

    Он правда не хотел ссориться с маленькой девочкой.

    Даже если она была Сюй Ю Жун, даже если надо была на три дня младше его, он все еще считал ее маленькой девочкой.

    На Юге, в десяти тысячах миль была Гора Дев.

    Земля под Горой Дев была запретной. В трех сотнях миль вдали был небольшой городок. Все его жители были простолюдинами. Там были кузня, магазин спиртного, магазин мяса и казино. Обычно люди играли в кости или домино, но в глубинах этого казино была простая комната. В комнате был стол.

    Здесь люди играли в маджонг.

    По восточную сторону сидела красивая девушка.

    Девочке было около четырнадцати лет. Она была такой красивой, что казалось, как будто она не была обычным человеком.

    Другие трое за столом знали, что она определенно не была обычной девочкой.

    Два года назад босс казино хотел сделать ей что-то плохое. Факт того, что она выглядела молодой, маленькой, и потому слабой, еще сильнее повышал желание человека совершить преступление. Он умер очень страшной смертью. Затем дилер взял управление над казино. Он был мужчиной средних лет, сидевшим на западе стола.

    С того дня через некоторые интервалы времени девушка прибывала в маленькой городок поиграть в маджонг. Она не останавливалась, пока не играла в течение двух дней и ночи.

    Простая комната открывалась лишь однажды в несколько месяцев. Люди, которые играли в маджонг с ней, были эти трое с самого начала. Ничего не изменилось. Эти трое были простолюдинами, как они могли рассчитывать на встречу с таким особым человеком?

    От бесконечного страха в самом начале и до того, как они, наконец, смогли играть без дрожи в руках, они играли очень долгое время. К настоящему времени они могли очень естественно общаться с этой маленькой богиней. В игре они больше не поддавались, а играли по-настоящему и иногда даже осмеливались жаловаться.

    Иметь возможность играть в маджонг с такой красивой богиней, насколько им повезло?

    И иногда, они действительно могли выиграть деньги.

    Раздался голос журавля за окном и девочка сказала: «Мне нужно что-то сделать сегодня, потому не могу больше играть».

    Трое были очень удивлены. Они все подумали: Что же произошло? Она действительно закончила так быстро в этот раз? Как насчет правила непрерывной игры в течение двух дней и ночи?

    Девочка достала несколько золотых листьев и оставила их на столе в качестве компенсации. Затем она развернулась и ушла.

    Трое уставились друг на друга. Леди заволновалась и сказала: «Похоже, что что-то с ней случилось. Она не была так заинтересована в игре».

    На утесе далеко от маленького города Сюй Ю Жун отстегнула письмо от ноги белого журавля и открыла его.

    Под светом звезд бумага была отчетливо видна. Слова были обычными, почерк был ясным, и абзац не был большим, но ей потребовалось долгое время, чтобы прочитать его.

    Среди слов и почерка она увидела замкнутость. Она совсем не видела ненависти или отрицательных эмоций.

    Она могла с трудом представить, как мальчишка, пережив так много неприятностей в столице, мог по-прежнему оставаться спокойным.

    Если бы она была им, то определенно не смогла бы.

    Она вспомнила, что он был лишь на три дня старше.

    Она посмотрела в направлении столицы и сказала: «Если это письмо не подделка, то этот человек или джентльмен, или откровенный человек».

    Белый журавль вскрикнул. Конечно же, он не был согласен с ее словами. Несогласие было направлено на слово подделка.

    Сюй Ю Жун почувствовала себя немного беспомощной. Она сказала: «Почему этот парень так тебе нравится? Я даже не могу вспомнить, как он выглядит. Почему он достоин того, чтобы нравиться тебе?»

    Белый журавль вскрикнул дважды, чтобы напомнить ей о ее предыдущих словах о джентльмене и прямом человеке.

    «Независимо от того, джентльмен он или святой, это не те люди, с которыми я смогу прожить долгое время на пути культивации. Это будет слишком скучно».

    Она посмотрела на белого журавля и сказала: «Я не хочу жить скучной жизнью».

    Белый журавль слегка наклонил шею в сторону. Он был в смятении, и, вероятно, подумал: Мисс, если вы не хотите выходить замуж за Чэнь Чан Шэна, то почему написали это письмо? Почему вы признали этот брак перед миром?

    Сюй Ю Жун не объясняла. У нее были свои мысли. Неважно родители или старейшины, Патриарх или Божественная Королева, никто не мог сказать, что она думала.

    Затем она открыла письмо Шуан Эр и начала читать. Затем она узнала о том, что произошло на Фестивале Плюща прошлой ночью.

    Она слегка прикрыла свои брови, чувствуя удивление.

    Так как помолвка была объявлена общественности, сможет ли она по крайней мере жить спокойно некоторое время?

    Она находила этого человека действительно удивительным.

    Затем она увидела разговор с Чэнь Чан Шэном, о котором сообщила Шуан Эр.

    Она положила руки за спину и вновь посмотрела в направлении столицы. Она молчала очень долгое время.

    «Я вдруг вспомнила... Когда мне было одиннадцать, я тайно написала письмо о с помощью тебя отправила его в Си Нин».

    Белый Журавль кивнул. Это был последний раз, когда он летал в Си Нин. Во всем поместье Дун Юй Генерала никто не знал.

    «Я думаю, что написала в письме, что не выйду за него замуж».

    «Он ничего не написал, чтобы возразить, так что на чем он настаивает сейчас?»

    То, на чем настаивал Чэнь Чан Шэн, никогда не было свадьбой. Кроме его учителя или старшего товарища в старом храме в Си Нин, в этом мире лишь черный дракон в измерении под королевским двором знал. Конечно же, он не знал, что женщина средних лет, которую он встретил у озера, тоже знала.

    Для этой вещи он отказался от своей привычки спать и просыпаться утром. Он использовал целую ночь, чтобы медитировать и поглощать звездный свет для очищения. Хоть и казалось, что он не мог продолжить, он никогда не сдавался и будет пытаться до последних моментов его жизни.

    Рано утром он проснулся в библиотеке.

    Как и вчера, он был разбужен громкими звуками.

    Ужасающе громкий звук раздался впереди Даосской Академии.

    Он толкнул дверь библиотеки и направился туда с Тангом Тридцать Шесть и Сюань Юань По.

    Дверь Даосской Академии была сломана.

    Дверь Даосской Академии была сломана кем-то.

    Дверь, которую очистили несколько месяцев назад, упала, когда в нее врезалась повозка.

    Деревянные фрагменты и камни разлетелись по земле. Картина была очень жалкой.

    Лошадь упала на мокрый пол, открыла пустые глаза, и слегка притормозила своими копытами.

    Пыль постепенно улеглась.

    Около десяти всадников появилось за Даосской Академией.

    Всадники были одеты в хорошую одежду и у них были ухоженные лошади.

    Лошади не были обычными.

    Рыцари выглядели холодно, очевидно, что они не были простолюдинами.

    Молодой рыцарь, глядя на сломанную дверь, безвыразительно сказал: «В чем смысл существования этого старого, разоренного двора?»

  • Способ выбора
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии