• Совершенствование на языке Cи
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Когда Цзян Лянь снова очнулся, были уже сумерки.

     

    Хо Циншань погладил свою бороду:

    – Не так давно вы закричали и у вас снова начались судороги. Я сделал вам иглоукалывание и дал таблетки. Лекарство называется «Таблетка от эпилепсии У Цзи». Это секретный рецепт, передающийся в моей семье из поколения в поколение. Вам не нужно беспокоиться. В моей семье все являются потомственными врачами, и среди нас даже было несколько имперских врачей. Если симптомы эпилепсии появятся снова, ещё не поздно будет обратиться к западному врачу.

     

    Затем он спросил Цзян Ляня:

    – Однако необходимо выяснить причину вашей болезни. Вы когда-нибудь раньше бывали в каком-нибудь странном месте? Или, может быть, встретили кого-то, кто ведёт себя ненормально?

     

    Цзян Лянь покачал головой:

    – Нет.

     

    Выражение лица Хо Циншаня было серьёзным:

    – Это очень важный вопрос. Вы действительно не сталкивались с какими-либо необычными вещами?

     

    – Нет, единственное исключение – это вы…

     

    Он вовремя остановил эту фразу, вероятно, из вежливости.

     

    Хо Циншань вздохнул:

    – Это можно сделать только так. Хорошо отдохните и скоро выздоровеете.

     

    Цзян Лянь оглядел комнату.

     

    В комнате всё выглядело нормально.

     

    Цзян Лянь посмотрел на Линь Сюня и остальных.

     

    У этих троих тоже всё нормально.

     

    Ван Аньцюань двинулся вперед и по-дружески сказал:

    – Брат Цзян, пора уходить с работы. Хорошо отдохни. Если тебе необходимо обратиться в больницу, мы полностью возместим расходы.

     

    Линь Сюнь:

    – Мы также предоставляем жильё, в соседней комнате нет жильцов, и если ты чувствуешь, что транспорт неудобен, то можешь въехать в неё.

     

    Глаза Цзян Ляня первоначально блуждали, но, услышав фразу Линь Сюня «можешь въехать», он резко очнулся:

    – Нет, спасибо за вашу доброту.

     

    Затем Цзян Лянь убрал свой ноутбук:

    – Я ухожу, увидимся позже.

     

    Сказав это, он быстро вышел из комнаты, подобно тому, как дети с детской площадки убегали из дома с привидениями.

     

    Чжао Цзягоу коснулся Ван Аньцюаня локтем:

    – Как думаешь, он завтра придёт на работу?

     

    Ван Аньцюань ничего не сказал и глазами попросил его замолчать.

     

    Чжао Цзягоу: «?»

     

    Ван Аньцюань приблизился к уху Цзягоу, посмотрел на старика Хо краем глаза и понизил голос:

    – Мы слишком много знаем.

     

    Чжао Цзягоу тоже задрожал.

     

    Хо Циншань сложил руки за спиной, его глаза строго скользили по ним:

    – Я думаю, вы чините компьютеры и целый день играете в игры дома, не имея возможности общаться с внешним миром.

     

    – Да, дедушка Хо, – искренне сказал Ван Аньцюань: – На самом деле, мы с Сяо Чжао страдаем от трёх неизлечимых болезней: периодической глухоты, периодической слепоты и постоянной немоты. Мы ничего не видели, ничего не слышали и ничего не скажем.

     

    Хо Циншань:

    – Ну, я временно доверюсь вам. Но завтра Сяо Линь поедет со мной в страну Шу, и вы двое будете жить сами по себе.

     

    Сказав это, он зашагал к двери и наклеил на дверную раму заклинание из жёлтой бумаги:

    – Я установил чары, чтобы защитить вашу безопасность.

     

    Линь Сюнь:

    – Спасибо, Учитель.

     

    Когда Хо Циншань ушёл, Линь Сюня быстро окружили Ван Аньцюань и Чжао Цзягоу.

     

    – Суаньфа, скажи мне правду, – сказал Ван Аньцюань: – Я сплю?

     

    – Хотелось бы верить, что ты спишь, но нет, – Линь Сюнь ничего не скрывал, и в точности рассказал им о своих переживаниях в эти дни и услышал звук разрушения материалистического мировоззрения.

     

    Чжао Цзягоу слепо посмотрел в окно.

     

    Ван Аньцюань при смерти рухнул на стул, а через пять минут он внезапно сел и сказал:

    – Итак, Суаньфа, если я тоже начну совершенствоваться или если ты напишешь Hello World в моем компиляторе, мне больше никогда не придётся беспокоиться о выпадении волос??

     

    – Теоретически, да, – сказал Линь Сюнь.

     

    Ван Аньцюань похвалил:

    – Это хорошо.

     

    Ван Аньцюань улыбнулся, его твёрдое материалистическое мировоззрение, наконец, полностью сломалось из-за искушения не терять волосы.

     

    – Брат Линь, считай меня одним из своих.

     

    – Но сейчас я могу писать программы только в своем компиляторе. Пока нет возможности изменить вас, но я найду способ.

     

    Сказав это, он снисходительно взглянул на Ван Аньцюаня:

    – Теперь, всё, что ты можешь сделать, так это предоставить мне выполнимые процедуры. Мне нужен брандмауэр, пришли мне копию.

     

    После того, как Ван Аньцюань и Чжао Цзягоу приняли реальность, они поддержали друг друга и с трудом покинули комнату. Линь Сюнь закрыл глаза и погрузился в системное пространство.

     

    Подарок, сделанный ему системой, ещё не получен.

     

    Сундук с сокровищами Хаоса, основное магическое оружие.

     

    Сундуки с сокровищами хаоса – это случайно открываемые предметы, а затем основное магическое оружие… Что это?

     

    Линь Сюня это интересовало.

     

    Он подошёл к интерфейсу миссий и резко замер.

     

    – Что… – он почти выпалил нецивилизованные слова, так как не мог поверить своим глазам.

     

    Клавиатура Cherry парила в воздухе!

     

    Такая же, как в его комнате!

     

    Линь Сюнь почувствовал головную боль и потянулся к клавиатуре.

     

    В тот момент, когда его пальцы коснулись клавиатуры, эта штука мгновенно превратилась в свет, состоящий из бесчисленных потоков двоичных данных, и вошла в его тело.

     

    Системный голос: «Привязка магического оружия завершена».

     

    Линь Сюнь потёр брови и взял Сундук с сокровищами Хаоса в руку.

     

    По его опыту игры, этот случайный нестандартный режим требует определённых навыков. Если тебе не особо везёт, то нужно положиться на некую метафизику.

     

    Он закрыл глаза, делая вид, что не заботится о сундуке, а потом в какой-то момент внезапно открыл его!

     

    Линь Сюнь открыл глаза.

     

    – Блядь…

     

    Он, наконец, не смог сдержаться.

     

    В серебряном сундуке с сокровищами Хаоса тихо лежал мобильный жёсткий диск.

     

    Судя по тому, как выглядел этот диск, он почти всегда использовал именно такой.

     

    Линь Сюнь держал его в руке. Как и ожидалось, эта штука тоже превратилась в поток света и исчезла в его теле, как и клавиатура Cherry.

     

    Механический голос системы звучал по-прежнему глухо и монотонно: «Привязка магического оружия завершена».

     

    Линь Сюнь чувствовал, что этот мир был очень нереальным и невероятным.

     

    Но в следующий момент снова прозвучал системный голос:

    «Поздравляю с открытием редкого магического оружия «Драгоценность первозданного хаоса» с вероятностью 1/1000».

     

    Драгоценность первозданного хаоса?

     

    Один из тысячи?

     

    Значит, этот жёсткий диск редкость?

     

    Он осмотрел системное пространство, не нашёл ничего нового и вернулся к реальности.

     

    Клавиатура Cherry, оглушившая Цзян Ляня и спасшая ему жизнь, всё ещё лежала на своем первоначальном месте, но кнопки её клавиш были восстановлены до полной целостности, и… возникло неописуемое ощущение.

     

    Линь Сюнь почувствовал, что она слабо светится.

     

    Он взял клавиатуру, на ощупь она была всё ещё холодным металлом, вес не изменился, но кабеля не было.

     

    Что это значит?

     

    Он попытался прикоснуться пальцем к знакомым клавишам клавиатуре, и мир перед ним внезапно заколебался.

     

    Из-за невидимой ряби волн на воде перед ним в мире появился фантом.

     

    Синий интерфейс развернулся перед глазами в полупрозрачной форме, перекрывая реальный мир.

     

    Линь Сюнь несколько раз попытался нажать на клавиатуру.

     

    Буквы появляются в интерфейсе программы.

     

    Так вот что это такое.

     

    Функция этой клавиатуры… писать команды компилятору в его теле?

     

    Что ж, это означало, что ему не нужно заходить в системное пространство в будущем. Даже в реальном мире он мог компилировать свою собственную программу!

     

    И это было всего лишь основным магическим оружием.

     

    Какова была роль редкого оружия, вероятность выпадения которого составляла 1/1000, и которое особенно напоминало систему?

     

    Линь Сюнь подошёл к компьютерному столу и вынул свой мобильный жёсткий диск из отделения на столе.

     

    Жесткий диск был по-прежнему чёрным, но в то же время он сильно отличался от своего обычного внешнего вида – он стал ярким, красочным чёрным.

     

    Итак, как ему это использовать?

     

    Линь Сюнь подумал об этом, ничего не понимая, и решил вернуться к сути.

     

    Мобильный жёсткий диск – это средство хранения информации. Он имеет большую ёмкость, чем диск, и имеет более высокую скорость чтения, но, по сути, они одинаковы. Его всё равно необходимо подключить к компьютеру.

     

    Он включил компьютер, подключил жёсткий диск и открыл папку.

     

    Это всё тот же, хорошо знакомый ему интерфейс, ничего особенного, он такой же обычный, как и раньше.

     

    Линь Сюнь посмотрел в каталог файлов.

     

    Внезапно его взгляд остановился.

     

    Появилась лишняя папка.

     

    Внизу списка лежала папка с именем «L».

     

    Линь Сюнь имел дело с компьютерами с детства и знал о последствиях беспорядочного размещения файлов. Поэтому, какие файлы должны быть помещены в какие папки и как папки должны быть названы, у него всё было строго упорядочено. Он никогда бы не назвал папку «L», таким непонятным именем, первоначальное значение которого он определенно забудет через шесть месяцев.

     

    Его мышь осторожно побегала по этой папке L в течение трёх секунд, а затем открыла её.

     

    Три файла C.

     

    Один Hello World, два цикла.

     

    Линь Сюнь почувствовал, как его дыхание немного участилось.

     

    Это три процедуры его внутренней системы…

     

    Значить папка с именем «L» подключена к папке в его теле.

     

    Он также открыл папку, в которой хранил программу на языке C, и скопировал её.

     

    Конечно же, этот программный файл тоже появился в его собственном мире тела.

     

    Дух Линь Сюня был обновлён.

     

    Другими словами, внешние программы могут быть скопированы непосредственно в мир тела, а затем запущены по желанию, без необходимости вводить их самостоятельно?

     

    Он немедленно скопировал в неё всю папку на языке Си – в ней хранились все программы на языке Си, которые он написал. Хотя он не знал, можно ли их использовать, это всё же лучше, чем ничего. Богатая библиотека кода, которую можно вызвать в любой момент, наполнила его чувством безопасности.

     

    Три минуты спустя, когда процесс копирования был завершён, он вынул жёсткий диск, вышел из своей комнаты и постучал в дверь Ван Аньцюаня.

     

    Затем Линь Сюнь провёл часть ночи в отладке, проверке и переименовании исходной программы и лёг спать в два часа.

     

    Однако проснувшись на следующее утро, он чувствовал себя отдохнувшим, и не ощущал никаких последствий, связанных с тем, что он поздно лёг спать.

     

    Те, кто взращивают бессмертие, действительно отличаются.

     

    Линь Сюнь оделся, умылся и включил микроволновую печь, чтобы разогреть завтрак для трёх человек. После уборки он вышел вынести мусор.

     

    «Galaxy» положила начало глобальной тенденции развития интеллекта не только для автономного вождения, но и для технологии умного дома, которая постепенно стала зрелой и прочно вошла в жизнь людей. Однако из-за различных проблем, таких, например, как проводка, старомодное сообщество так и не смогло завершить разумную трансформацию. Первоначальные жители переехали, и всё сообщество теперь представляло собой временных арендаторов или пожилых людей, испытывавших ностальгию.

     

    Когда Линь Сюнь вышел, соседский парень на противоположной стороне тоже просто вышел. Этот человек казался поборником фитнеса с очень накаченными мышцами.

     

    Линь Сюнь кивнул ему, чтобы поприветствовать. Он не часто выходил, и он не обладал привычкой собираться вместе, поэтому не был знаком со всеми жильцами в этом здании.

     

    Поздоровавшись, он больше не обращал внимания на парня, спустился к пункту сбора мусора и положил туда мешок с мусором.

     

    Сделав это, он посмотрел на восточное небо, на солнце за туманом.

     

    Восходы и закаты, жизнь повторяется изо дня в день, но с тех пор, как три дня назад был открыт интерфейс программы, его мир, кажется, претерпел какие-то неизвестные изменения.

     

    Позади него послышались шаги.

     

    Линь Сюнь услышал только шум ветра!

     

    Он не двинулся с места, к тому же было слишком поздно. Используя периферийное зрение, он увидел крепкие руки своего соседа, сжатые кулаки нацелились ему в голову!

     

    Они почти поразили его!

     

    Однако именно в этот момент движение соседа внезапно остановилось.

     

    В пятидесяти сантиметрах от тела Линь Сюня его кулак, казалось, внезапно был заблокирован толстой диафрагмой, и он больше не смог продвинуться вперед!

     

    Линь Сюнь обернулся.

     

    Глаза соседа были тёмными и тусклыми. Видя, что не может ударить Линь Сюня, он просто вытащил сзади арбузный нож!

     

    Синие вены на его лбу вздулись. Очевидно, он изо всех сил пытался воткнуть нож в Линь Сюня – однако он всё так же стоял перед Линь Сюнем, не в состоянии продвинуться вперёд.

     

    – Эй, друг, – Линь Сюнь посмотрел ему в глаза и спросил: – Ты знаешь, что такое брандмауэр?

     

    Сосед пристально смотрел на него и ничего не говорил.

     

    Линь Сюнь не знал, почему эти дьявольские существа искали его, но он был достаточно уверен в брандмауэре Ван Аньцюаня.

     

    – Брандмауэр – это барьер между внутренней сетью компьютера и внешней сетью. Внутренняя сеть – это я, внешняя сеть – это ты, – он медленно произнес: – Задача брандмауэра… не допускать входа нелегальных пользователей.

     

    Сосед потерял рассудок и поднял нож, чтобы попытаться пронзить его с разных сторон.

     

    Он похлопал соседа по плечу и сострадательно произнёс:

    – Хорошо, я знаю, что ты необразованный.

     

    В конце концов, Линь Сюнь прошёл прямо мимо него и вышел в коридор.

     

    На утреннем солнце он увидел, как его фигура отбрасывает на землю слабую тень. Потом его тень неистово накрыла тень соседа.

     

    Линь Сюнь моргнул, повернул голову и встретился глазами с соседом.

     

    В следующий момент он поднял клавиатуру, которую так и держал левой рукой с тех самых пор, как вышел из дома утром!

     

    После нападения Цзян Ляня он осознал опасность нового мира. Даже если он вышел просто выбросить мусор, всё равно не оставил клавиатуру в доме.

     

    Он искусен в наборе текста на клавиатуре. Быстро нажав несколько кнопок одной рукой, он выбрал программный файл, вирус-червь, тщательно созданный Ван Аньцюанем.

     

    В Turbo C Ctrl + F9 – это сочетание клавиш для запуска программы, но Линь Сюнь теперь держал клавиатуру в руке, и для работы с ней оставалась только одна рука. Нажать комбинацию клавиш было сложно. Однако он давно ожидал этой проблемы и установил макрос-команду для клавиатуры. Использование клавиши F11 может заменить действие Ctrl + F9 и позволить программе начать работать.

     

    Палец Линь Сюня коснулся F11. Собираясь её нажать, он без выражения смотрел в глаза соседу, но тон его был предельно искренним.

     

    – Ты ударил меня первым.

     

  • Совершенствование на языке Cи
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии