• Сказания о Пастухе Богов
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • — Что это? — спросил недоумевающий одноногий.

    — Я думаю… — заговорив, Цинь Му погладил подбородок… — что техники в этой книге подробно описывают способ соединения Божественного Моста.

    — Какого моста? — словно не расслышав, переспросил одноногий.

    — Божественного Моста, — ответил парень. — Божественные Сокровища не похожи на меридианы в человеческом теле, так что можно выполнить технику только одним взглядом. Божественные Сокровища — это пустые пространства, поэтому, когда жизненная Ци проходит через них, каждый миллиметр обладает различной измеряемой величиной. Поэтому мне нужно узнать конкретные размеры. Трудно определить координаты в пространстве, любая неосторожность приведёт к ошибке…

    Лицо одноногого было абсолютно пустым, когда он уставился на продолжающего измерять изображения в золотой книге Цинь Му.

    — Если допустить ошибку с вычислением размеров… Скажем так, даже самую маленькую ошибку в цифрах Мо Ху можно сравнить с тысячами пройденных километров не в ту сторону, — юноша достал кисть и бумагу, чтобы записать данные своих измерений, продолжая даже не поднимая головы. — Мои расчёты должны быть точными и доходить до Мо Ху. Кроме того, размер человеческого тела на картинке отличается от размера реального человеческого тела. Размер божественного сокровища здесь также отличается от божественных сокровищ реального человека, поэтому позволь мне сначала вычислить основные числовые значения. Размер каждого Божественного Сокровища Божественного Моста отличается, но с лежащими в основе числовыми значениями… можно будет совершенствоваться, используя соотношение. Тогда получится достичь Секретов Сорочьего Моста…

    — Какого моста? — снова выпалил одноногий.

    — Сорочьего Моста, — улыбнулся сбитый с толку Цинь Му. — Дедушка, ты, кажется, немного не понимаешь, о чём идет речь. Я не буду больше говорить с тобой, это дольно хлопотная работёнка. Мне придётся очень долго…

    Внезапно с каким-то волнением выкрикнул старейшина деревни:

    — Какого моста?

    — Старейшина и ты туда же? Сорочьего Моста! — поразился Цинь Му.

    — Не в этом дело! — обернувшись, быстро сказал Имперский Наставник. — Нет! Перед Сорочьим Мостом ты ясно говорил о Божественном Мосте!

    — Соглашусь! — выкрикнул одноногий. — Я тоже слышал про Божественный Мост!

    Старейшина несколько раз кивнул:

    — Да, был Божественный Мост.

    Цинь Му пришёл к осознанию и улыбнулся:

    — Божественный Мост этого человека на картинке сломан, а техника, которую он использует для его ремонта, называется Сорочий Мост. Я просто проводил необходимые корректировочные математические расчёты, необходимые в Секретах Сорочьего Моста. Эту технику очень трудно совершенствовать, ведь в неё имеет место быть много требуют расчётов тонкостей…

    — Техника, используемая для ремонта Божественного Моста!

    Аура трёх мужчин внезапно вспыхнула, и карета, которая летела в воздухе, разлетелась на куски. Затем осколки превратились в порошок от вибраций, вызванных ужасающей аурой!

    Цинь Му немедленно поднялся в небо, прижимая золотую книгу и записанные им измерительные данные к груди. Вся его одежда была заляпана пролитыми чернилами.

    Имперский Наставник, старейшина и одноногий хотели тут же схватить книгу. Но увидев, как парень прижимал её к груди, остановились и убрали свои руки, едва в состоянии сдержать волнение в сердцах.

    — К счастью золотая книга не запачкалась чернилами. Иначе ваши грехи были бы непостижимы, — проворчал Цинь Му.

    — Сначала приземлимся на землю! — тут же скомандовал старейшина.

    Четвёрка приземлилась на землю, земля вокруг них была повсюду усеяна трупами. Некоторые места до сих пор пылали огнём вперемешку с клубящимся едким дымом. Такое могли сотворить только божественные искусства огня.

    Тем временем армия Империи Варварских Ди лихорадочно прорывалась через ворота Перевала Хэлань в надежде сбежать, но местные стражи держали городские ворота плотно закрытыми, не желая никого впускать. Варвары разгромленной армии были вынуждены начать пробивать себе путь силой. Высокая стена непрерывно рушилась от ударов многочисленных сильных практиков, во все стороны разлетались осколки камней. Им удалось прорваться через внешнюю городскую стену, так как та была достаточно широкой, но внутренняя всё ещё не поддалась.

    Солдаты, охранявшие перевал, выстреливали своими божественными искусствами и духовными оружиями со стен. Они нападали как на находящихся внизу союзников, так и врагов. Братская кровь лилась рекой, хотя ещё недавно они сражались плечом к плечу. Если коротко — жуткое зрелище. Люди умирали один за другим, а трупы под городскими стенами образовывали собой настоящие холмы.

    Флот под чутким руководством Мастера Чертога Меча и Юйюань Чуюня остановился в шестидесяти километрах от Перевала Хэлань, явно больше не собираясь продвигаться дальше. Как вдруг с очередным залпом Пушек Истинного Происхождения городские башню и ворота разнесло на куски. Бесчисленные беглецы в тот же миг хлынули в город наводнением.

    Руки и ноги находящегося в городе Паньгун Цо оледенели от ужаса. Городские ворота пали, потерпевшая поражение армия ворвалась в город. Перевал потерял свою ценность, ведь совершенно не мог остановить наступления противника. Отступающие чуть было не растоптали выстроившиеся в построении гарнизонные войска, поэтому теперь бежали уже все. Если враг воспользуется таким удобным шансом и разберётся со всеми ими прямо здесь и сейчас, тогда прерия, безусловно, понесёт колоссальные потери!

    — Уведите меня, немедленно! — отринув все страхи, рявкнул Паньгун Цо. — Покидаем город, бросаем Перевал Хэлань!

    Шаман Король немедленно поднял его, вылетая из перевала. По дороге парень строго обронил:

    — Ученики нашего Дворца Золотой Орхидеи должны покинут поле битвы!

    Дрогнув в сердце, Шаман Король спросил дрожащим голосом:

    — Гроссмейстер, если наши ученики отступят, у армии не будет шанса выжить!

    — Но Дворец Золотой Орхидеи выживет, — спокойной парировал Паньгун Цо. — Держа здесь оборону, все наши ученики попросту перемрут. Мы должны поберечь наши силы. Истинное поле боя развернётся в прерии. Репутация нашего Дворца Золотой Орхидеи не связана с уважением и поклонением племён. Если Имперский Наставник хочет захватить прерию, ему придётся заплатить большую цену!

    Шаман Король немедленно собрал свою жизненную Ци и превратил её в сотрясающий мир крик, который распространился по всему полю боя. Он приказал ученикам Дворца Золотой Орхидеи отступить. После этого ситуация стала ещё более беспорядочной. Каждый хотел просто сбежать и спасти свою жизнь. Они бежали через городские ворота, протискивались друг к другу, затаптывали павших. Некоторые совершенствовались в воздушных божественных искусствах, но даже в небе их доставали Пушки Истинного Происхождения.

    Юйюань Чуюнь контролировал небо, поэтому ни один практик божественных искусств Империи Варварских Ди не мог убежать таким образом. Мастер Чертога Меча тем временем контролировал землю, но он не блокировал людей от побега обратно через перевал. Вместо этого он уничтожил всех врагов на земле перед собой, заставив остальных бежать ещё более отчаянно. Под летающими кораблями армия Империи Вечного Мира хлынула вперёд, добивая остатки выживших.

    Паньгун Цо повернулся взглянуть на Перевал Хэлань, который уже начал рушиться. В городе полыхал огонь, в небо поднимался густой едкий дым. Солдаты Варварских Ди спасались бегством. Некоторые из них пытались взобраться на гору Хэлань, когда не могли выбраться из города, но большинство падало вниз, разбиваясь в лепёшку.

    Многочисленные великие шаманы и Шаманы Короли прилетели и собрались вокруг Паньгун Цо. На лицах каждого отражались страх и отчаяние, но парень был спокоен, когда сказал:

    — Немедленно разойдитесь и отравите все источники воды в прерии шаманским ядом, чтобы чума распространилась по земле. Когда армия Империи Вечного Мира пойдёт за нами, они все погибнут!

    — Гроссмейстер! — сердца всех великих шаманов и Шаманов Королей в ужасе дрогнули, и один Шаман Король рыдающе добавил. — Все соплеменники в прерии тоже будут отравлены!

    — Прерия достаточно большая, — Паньгун Цо был равнодушен. — Мы не будем травить большие города, так что основной племенной костяк выживет.

    — Но есть так много небольших кочевых племён…

    — Среди них одни бедные и непритязательные люди, — юноша был непреклонен. — Они умрут вместе с практиками божественных искусств Империи Вечного Мира, это того стоит. Немедленно разойдитесь и отравите воду. Не может быть никаких задержек. В противном случае, когда армия Империи Вечного Мира доберётся сюда, их первой целью будет Дворец Золотой Орхидеи!

    Большинство великих шаманов и Шаманов Королей на миг оцепенели, но всё же разошлись во всех направлениях.

    Паньгун Цо не обращал внимания на Перевал Хэлань, где дым поднялся из огня войны, окутывая рушащийся когда-то неприступный перевал. Он повернулся и пошёл ко дворцу, бормоча:

    — Прошло столько лет, около семи или восьми тысяч лет, верно? Моё сердце уже спокойно, как старый колодец, без единой ряби. Это ведь в первый раз, правда? В первый раз, когда я чувствую желание бороться изо всех сил в моей жизни… Империя Вечного Мира, Имперский Наставник, Владыка Небесного Дьявольского Культа, вы, ребята, снова зажгли мой боевой дух!

    ****

    На поле боя Цинь Му переместил несколько трупов в одну сторону и открыл золотую книгу, наконец позволяя Имперскому Наставнику, старейшине и одноногому увидеть её содержимое.

    Три головы скучковались в одном месте и нервно уставились на письма и рисунки, отчаянно запоминая и вычисляя всё. В какой-то момент трио удивлённо воскликнуло:

    — Чудесно, поистине чудесно! Как люди деревни Беззаботной смогли подумать о таком сложном способе соединения божественного моста?

    — Прежде чем придумать такую технику, насколько велика должна быть вычислительная способность, необходимая для таких точных расчётов?

    — Братья, могу я перевернуть страницу? — сказал Имперский Наставник. — Сорочий Мост не должен ограничиваться этим, на следующей странице определённо должна быть другая техника! Однако расчёты там будут ещё более запутанными и в качестве основы потребуют результата расчёта по Сорочьему Мосту.

    После переворота страницы, последовала очередная волна восклицаний:

    — Действительно ещё одна техника, и без предыдущих расчётов не обойтись. Секреты Загадочного Путеводителя поистине замечательны. Он буквально строит павильон в воздухе! Расчёт до такой степени, безусловно, божественный!

    — Один человек не мог рассчитать всё это. Техника, вероятно, была выведена всеми мудрецами Беззаботной!

    — Быстро, быстро, быстро, переверни на следующую страницу… Что ты на меня смотришь? У меня нет рук! — процедил старейшина.

    Спустя довольно длительный промежуток времени издалека донеслись громкие взрывы и возгласы. Цинь Му поднял голову и кашлянул:

    — Перевал Хэлань завоёван, — ничего не отвечая, трио продолжило испепелять взглядами золотую книгу. Юноша беспомощно покачал головой. — Разве мы не должны идти туда? Скоро небо потемнеет. Если мы останемся в Зоне Утиного Языка, то окажемся в опасности, когда ночью вторгнется тьма. В конце концов, это Великие Руины, — трио вновь промолчало. Цинь Му заскучал до смерти, но всё же выждал ещё некоторое время, прежде чем сорвался, говоря. — Независимо от того, как долго вы смотрите, если вы не можете провести математические расчёты по математическим рассуждениям в технике, ваши изучения закончатся впустую.

    Они, наконец, подняли свои головы и неохотно отвели взгляды от золотой книги.

    — Дедушка старейшина, у тебя есть уверенность в исправлении своего Божественного Моста? — немедленно спросил юноша.

    Качая головой, старейшина сказал:

    — Мне осталось не так много жить, так что от моей судьбы будет зависеть, смогу ли я починить Божественный Мост или умру от старости. Из трёх видов техник в этой книге, исправление Божественного Моста — непростая задача.

    Имперский Наставник кивнул:

    — Перед этим нам сначала нужно просчитать все три техники. Этот момент очень важен, и мы должны рассчитать всё как можно скорее. Как только это будет сделано, мы сможем распространить это знание.

    — Имперский Наставник, ты хочешь распространить технику, которая могла бы заставить людей стать богами и дьяволами, но ты просил разрешения у человека из семьи Цинь деревни Беззаботной? В конце концов три техники тебе не принадлежат! — усмехнулся одноногий.

    Мужчина был ошеломлён на мгновение, затем извиняясь сказал:

    — Я начал рассуждать о распространение техники, но забыл спросить владельца. Владыка Культа Цинь…

    Цинь Му улыбнулся:

    — Я и не собирался держать это лишь при себе. Я тоже подумывал распространить техники.

    Имперский Наставник посмотрел ему в глаза в попытке узнать его истинное намерение, но он видел лишь несравнимо ясный взгляд Цинь Му. Вдруг он вздохнул:

    — Старый Император Людей, я наконец-то понимаю, почему ты выбрал его своим преемником. Он действительно обладает качеством и широтой ума Императора Людей. Он может быть молод, но его мышление достаточно широко!

    — Му’эр учился у нас, так что, конечно, его мышление достаточно широко! — ответил старейшина.

  • Сказания о Пастухе Богов
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии