• Симпатичный мальчик на пути к бессмертию
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Лин Баоцин обернулась, чтобы утешить своиx спутниц. Ли Цзимао и Ли Ямао хотели было утешить их, но не смогли. Hапротив, их снова отругали несколькими словами:

    – Не сглазьте нашу юную мисс!

     

    Парни опирались на дерево рядом, думая о своей деревне, которая была в ловушке в течение десяти лет. Oни выглядели так, словно собирались умереть и готовы были разразиться печальными слезами. Даже старый Чжоу был заражен их настроением и тяжело вздыхал. И это было очень грустно.

     

    Какое-то время Линь Шу казалось, что он попал на панихиду. Некоторое время он молча стоял там. Cосредоточив все свои силы на предложении, он спросил Лин Баоцин:

    – Как вы пришли?

     

    Лин Баоцин вытерла глаза и снова осмотрела его. Его нынешняя внешность была действительно нелестной, поэтому ее манера в отношении Ли Цзимао и Ли Ямао все еще могла считаться вежливой, но в отношении него не было даже этого. Она сморщила нос и резко сказала:

    – Ногами, конечно.

     

    Нет, я не это имел ввиду…

     

    Линь Шу осознал, что может быть большая проблема с тем, как он выражал мысли. Он сделал паузу и перестроил свои слова.

    Bы… Как вы узнали направление?

     

    Pассказ этих девушек не имел смысла. Они сказали, что в густом тумане направления неясны, но также говорили, что постепенно приближались к городским воротам Минчжоу, прежде чем их разделили.

     

    Лин Баоцин наконец поняла, что он имел в виду, и ответила:

    – Естественно, немногие из нас могут сравниться, но наша юная мисс имеет более высокий уровень понимания. Она может чувствовать звезды и свободно передвигаться по ним.

     

    Линь Шу без выражения: «……»

     

    Лин Баоцин крикнула:

    – Маленький нищий, не говори мне, что у тебя есть какое-то возражение против нашей юной мисс?!

     

    Сначала Ли Цзимао кричал «Сестра Фея» и подвергся критике как «бесстыдный, мерзкий человек», и теперь его также критиковали без всякого предупреждения и без всякой причины.

     

    У Линь Шу не было никакого желания говорить, но взгляд мисс Лин Баоцин был слишком агрессивным, заставляя его чувствовать себя неловко. Он мог только открыть рот , чтобы сказать.

    – Вы не должны идти.

     

    Линь Шу чувствовал, что любой, обладающий самосознанием и знанием своих собственных ограничений, должен был оставаться на одном месте и послушно ждать, пока человек, от которого он был отделен, найдет его. Поскольку она не могла отличить одно направление от другого, а другой человек мог, то она не должна просто бродить вокруг.

     

    Зная, что была не права, Лин Баоцин была взволнована и раздражена.

    – Когда настал твой черед отдавать приказы, ты, маленький нищий?!

     

    Линь Шу не обращал на нее никакого внимания.

     

    После того, как гнев Лин Баоцин выплеснулся, ее высокомерие утихло, и она сказала:

    – Мы все понимаем. Просто запаниковали на мгновение.

     

    Однако, с ее дерзким, гордым нравом, ее надменное поведение, естественно, просто так не исчезнет. В следующий момент она снова стала смелой и уверенной.

    – Как бы то ни было, если мы не сможем найти юную мисс, рано или поздно мы окажемся в ловушке и не сможем спасти вас.

     

    Хорошо.

     

    Линь Шу перестал смотреть на них.

     

    Он слышал, что люди с саблями по большей части вспыльчивы и жестоки. Конечно же, это действительно так. Если верхняя балка не была прямой, то и нижняя балка искривлена. Кто знал, что за большой хулиган, эта их юная мисс, которая выпестовала таких маленьких хулиганов.

     

    Лин Баоцин и остальная часть ее группы не были склонны замечать этого грязного маленького нищего и начали обсуждать возможные действия.

     

    – Кто-нибудь может вызвать бабочку феникса?

     

    – Она совершенно черная. Даже если вызовем, мы не сможем ее увидеть.

     

    – Компас тоже бесполезен. Он поворачивается куда попало.

     

    Они сидели, скрестив ноги, на земле. И долго обсуждали свои возможности, когда кто-то наконец ударил себя по лбу.

    – Массив Маленькой звезды! Если мы нарисуем звездный массив и отметим Большую Медведицу, разве это не позволит нам ощутить то же направление, что чувствует юная мисс?

     

    Лин Баоцин возликовала:

    – Младшая сестра Баоцзин абсолютно права!

     

    – Совершенно верно, – сказала Баоцзин. – Старшая сестра Баочэнь, помню, ты в этом году посещала занятия по созданию заклинаний. Ты умеешь его рисовать?

     

    Сестра Баочэнь, которая учила заклинания, ответила:

    – Черт! В то время я каждый день следовала за юной мисс, чтобы практиковать сабельные навыки. Я пропустила восемь из десяти занятий. Я не могу это нарисовать.

     

    Стоящий в стороне Ли Ямао не смог удержался от смеха. И хотя Ли Цзимао вовремя прикрыл рот рукой, он не сумел избежать еще одного хорошего нагоняя от девушек.

     

    После криков на Ли Ямао они зашли в полный тупик. Девушки молча смотрели друг на друга и могли только вздыхать.

     

    Глубоко вздохнув, Линь Шу открыл рот в удушающей тишине.

     

    – … Я могу нарисовать.

     

    Девушки одновременно повернули головы и внимательно посмотрели на него. На их лицах было написано недоверие.

     

    Если бы это сказал старик Чжоу, который мог играть на эрху, это было бы хоть немного правдоподобно. Но маленький нищий с его грязным лицом и растрепанными волосами? Это было просто невероятно.

     

    – Ты? Где ты мог изучить массивы заклинаний? Во сне? – спросила Лин Баоцин.

     

    Линь Шу ничего не сказал.

     

    Лин Баоцин несколько раз оглядела его. Девушка достала бумагу для талисмана, кисточку и киноварные чернила из сумочки, встала и подошла к нему.

    – Это…

     

    Она сделала паузу. Не найдя подходящего обращения, она только сказала:

    – Давай, попробуй.

     

    Линь Шу честно сказал:

    – У меня нет духовной силы.

     

    – Ты! – снова взорвалась Лин Баоцин. – Ты разыгрываешь нас?

     

    Любой другой человек уже начал бы спорить с ней, но когда Линь Шу не хотел ничего говорить, то был как бутылка из тыквы, у которой было заткнуто горлышко, или как сверчок с вырванными крыльями. Он не обращал на нее никакого внимания, лишь сказал Лин Баочэнь:

    – Передай мне.

     

    Лин Баочэнь выполнила его просьбу и положила руку ему на плечо. Она начала передавать духовную энергию в его тело.

     

    Изначально крайне непригодные для совершенствования меридианы Линь Шу были наполнены духовной энергией, подобно бурной реке, хлынувшей в маленькие пересохшие каналы. Вся его рука пульсировала от боли, как будто она собиралась развалиться, и его чуть не вырвало кровью. Рука Лин Баочэнь прижавшаяся к его плечу также заставила его чувствовать себя ужасно.

     

    Но если он хотел выйти, то должен был нарисовать талисман. Он должен был вынести это. Он опустил кисть в чернила киновари и начал рисовать.

     

    Лин Баочэнь в удивлении тихо пискнула.

    – Кажется это правда.

     

    Кто знал, что маленький нищий на самом деле имел некоторые навыки. Лицо Лин Баоцин покраснело, когда начала что-то говорить, но затем она заколебалась. Она отвела глаза и не смотрела на него.

     

    Массив звездных заклинаний можно было использовать для наблюдения за звездами, и он вовсе не был заумным образованием. Линь Шу наполовину закончил рисунок, когда его внезапно поразила мысль, что духовная энергия, используемая людьми здесь, была такой же, как духовная энергия, которую он когда-то использовал. Массив звездных заклинаний был таким же, как тот, который он когда-то изучал – возможно, это был тот же мир, только в другое время.

     

    Говорят, что традиции, переданные его сектой, имеют глубокое и древнее происхождение. Он не знал, можно ли найти их здесь.

     

    Один талисман был завершен, и Лин Баочэнь наконец убрала руку. Линь Шу чувствовал себя полумертвым.

     

    Лин Баочэнь взяла бумажный амулет и использовала духовную энергию, чтобы пробудить его. Увидев сияющие чернила, она капнула на них несколько капель крови. Закрыв глаза и на мгновение расширив сознание, она сказала:

    – Я поняла!

     

    Молодые девушки были в восторге. Они собрались вокруг нее и приготовились к немедленному отбытию.

     

    – К сожалению, наши духовные силы не очень совместимы. Я не могу свободно использовать талисман. Массив нестабилен и едва сможет продержаться час, – выражение лица Лин Баочэнь было немного смущенным.

     

    Девушки снова собрались вокруг Линь Шу, их намерения были очевидны. Они хотели, чтобы Линь Шу отправился вместе с ними, чтобы он мог нарисовать еще один талисман после того, как текущий утратит свою силу.

     

    Лин Баоцин воскликнула: «Ой!» Она выглядела совсем неловко, как будто хотела что-то сказать, возможно, принести извинения.

     

    Линь Шу не знал, как ответить, поэтому полностью проигнорировал ее и лишь молча последовал за ней.

     

    В этот момент, если он хотел выйти, у него не было выбора, кроме как следовать за ними.

     

    Два брата, Ли Цзимао и Ли Ямао, вызвались присоединиться к ним. Держа для освещения зажженные факелы, они освободили руки девушек. Эта стратегия обеспечит им успех при столкновении со злыми существами – чем больше свободных рук для сражения, тем выше вероятность их победы.

     

    В результате девочки защищали периметр, в то время как Линь Шу, Ли Цзимао и Ли Ямао находились в центре. Группа людей отправилась в город Минчжоу. По дороге они столкнулись с бесчисленными ползающими трупами и злыми призраками. Сабельные навыки девушек были изящны, и хотя основа их совершенствования была невысокой, они смогли пережить непростой опыт, полагаясь на глубокое и молчаливое понимание друг друга.

     

    Когда было безопасно, Ли Ямао не выдерживал молчания и всегда завязывал разговоры с девушками. Среди них Лин Баоцзин была самой юной и обладала лучшим характером. На самом деле она не относилась к нему грубо или злобно и даже разговаривала с ним. Пока они разговаривали, Линь Шу смог узнать историю Усадьбы Феникса из их разговора.

     

    Это была секта только для женщин и принимавшая отчаявшихся девочек-сирот со всего мира. Если они обладали способностью заниматься боевыми искусствами и совершенствованием, они могли остаться в горной усадьбе, чтобы практиковать «Технику сабли Феникса». Если нет, они могли бы пойти в один из многих магазинов под именем усадьбы, таких как шелковые магазины или лавки обмена денег. Техника сабли Усадьбы Феникса была мощной и известной в Цзянху. Их магазины можно найти по всему миру. Они также имели глубокую дружбу и высокий статус с другими сектами, поэтому никто не осмеливался запугивать их.

     

    Сказав это, Лин Баоцзин улыбнулась и замолчала.

     

    – Младшая сестра Баоцзин стеснительная, – засмеялась Лин Баочэнь. Она продолжала объяснять четким и быстром голосом, чрезвычайно приятным на слух. – Все в нашей секте Усадьба Феникса так же близки, как и семья, и имеют одинаковое Ци и направление совершенствования. Поэтому все в Цзянху уважают нас… Но есть и другая причина. Просто потому, что многие наши сестры по секте женились в многочисленных больших сектах, эти гадкие мужчины всегда говорят, что Усадьба Феникса – свекровь всего Цзянху. Если вы обидели Усадьбу Феникса, даже если вы не оскорбляли свою собственную жену, вы неизменно оскорбили жену старшего брата или жену младшего брата, или жену вашего учителя, или жену ученика и так далее. Из-за этого во всей Цзянху единственная секта, которую нельзя оскорбить, – это Усадьба Феникса.

     

    Сказав это, все девушки рассмеялись. Им было всего около четырнадцати или пятнадцати. Хотя их темперамент был не очень хорошим, они все еще были невинны и незатронуты. Теперь, когда почувствовали правильное направление, они немного расслабились и, естественно, показали такой милый, живой вид. Юные девушки прямо посмотрели на Ли Ямао, и он начал смеяться вместе с ними.

     

    Он смеялся, когда шел, но затем внезапно остановился.

     

    – Это… – юноша отпрыгнул в сторону, его голос дрожал, когда одна из его рук достигла головы. Свет от факела осветил пятно грязной черной крови.

     

    Все девушки издали «Ах!» и вытащили свои сабли, чтобы подготовиться к битве. Все они рассеялись и освободили место по центру.

     

    «Кап. Кап».

     

    Черная кровь непрерывно капала сверху и падала перед ними.

     

    Ли Цзимао поднял факел. И Линь Шу также поднял голову, чтобы посмотреть вверх.

     

    Он все еще не понимал ситуацию, когда услышал очень тихий смех, сопровождаемый звуком голоса.

    – Похоже, вы на самом деле вполне способны.

     

    Этот голос был чрезвычайно мелодичным и нес в себе чувство мгновенной холодности. Он был едва различим на расстоянии, как будто шел изнутри тумана, и напоминал ветер, шумящий среди сосен на вершине горы. Голос имел силу на мгновение вызвать ступор у слушателя. Невозможно различить, был ли голос мужским или женским.

     

    Однако девушки обрадовались и закричали:

    – Юная мисс!

     

    В этот момент Линь Шу наконец увидел, что в самом конце одной из мертвых веток на вершине дерева стоял человек.

     

    Свет, излучаемый огнем факела, был ограничен. Можно было различить только силуэт, внешний вид был нечетким.

     

    Этот человек был в темноте и окружен ордами демонов, но он словно сидел в своем собственном дворе. Он медленно вытирал свою саблю, с лезвия, как вода, медленно стекала черная кровь. Ужасное зрелище.

     

    Это была именно та «юная мисс», о которой говорили девушки.

     

    Юная мисс спрятала свою саблю и спрыгнула с вершины дерева. Она приземлилась прямо перед ними.

     

    Ли Цзимао и Ли Ямао ахнули.

     

    Линь Шу тоже посмотрел на нее.

     

    Теперь они наконец поняли, что описание Лин Баоцин внешности юной мисс не было бахвальством.

     

    Юная мисс носила вуаль, линия челюсти и нижняя половина лица из-за ткани неясны и едва различимы. Это только акцентировало внимание на глаза, с ее прекрасными бровями и формой феникса. Ее умные, сияющие глаза ничего не пропустили, и они сияли здоровьем и энергией. Она была так прекрасна, что была почти невыносима. Такая красота, которая не позволяла смотреть прямо на нее.

     

    Лин Баоцин и остальные девочки носили короткую одежду – доблестную и грозную на вид. Юная мисс была примерно того же возраста, что и они, но была одета в совершенно другой стиль. На ней были сложные, элегантные красные одежды, с рукавами, которые слегка трепетали, когда она шла. Что вырисовывало чрезвычайно красивую картину.

     

    Девушки сгрудились вокруг, их голоса пересекались, когда они спрашивали: как юная мисс нашла их, перенесла ли юная мисс какие-либо травмы, что случилось с этим королем трупов и так далее. Тем не менее, хотя их тон был нетерпеливым, они стояли не ближе трех футов от нее и не толпились рядом. Было очевидно, что они любят и уважают свою юную мисс.

     

    Однако юная мисс не ответила им. Ее холодный взгляд скользнул по Линь Шу, Ли Цзимао и Ли Ямао, и она спросила:

    – Кто они?

     

    Лин Баоцзин быстро рассказала о событиях этой ночи. Она только что объяснила, как они встретили Линь Шу и старого господина Чжоу, когда юная мисс нахмурилась и прервала ее, глаза были полны отвращения.

    – Слишком грязный. Выкинь это.

     

    «Это» она говорила о Линь Шу.

     

    В конце концов, вы не могли ожидать, что дурак, который проводил свои дни, роясь в разных уголках и закоулках, будет слишком чистым. Даже при том, что Линь Шу действительно хотел очистить свое новое тело, у него просто не было никакого способа сделать это.

     

    Лин Баочэнь поспешно высказалась от имени Линь Шу и сказала, что он оказал им огромную помощь.

     

    Юная мисс произнесла «о» и посмотрела на Линь Шу. Она холодно сказала:

    – Так как это так, я просто изобью его.

     

    Линь Шу: «……»

     

    Рука молодой мисс была на рукоятке ее сабли, и уголки ее глаз дернулись, как будто она пыталась подавить желание взять свою саблю и убить кого-то. Она сказала ему:

    – Если хочешь пойти с нами, приведи себя в порядок. Если ты снова испачкаешь мои глаза, у меня не будет иного выбора, кроме как содрать с тебя кожу.

     

    Линь Шу: «???»

     

    Хорошо.

     

    Глава этой группы маленьких хулиганов из Усадьбы Феникса действительно был еще более неразумным боссом-бандитом.

     

    Где он мог найти воду, чтобы очистить себя на бесплодной горе посреди ночи?

     

    Взлететь в небо?

  • Симпатичный мальчик на пути к бессмертию
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии