• Сильнейший Босс встречается со мной
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • – Лян Цзин, я не больна! Ты что, с ума сошёл? Забери меня отсюда! Забери меня отсюда!!! – Ван Син боролась на кровати, как сумасшедшая. Её ноги были привязаны к углам кровати, талия также связана ремнями, одна рука закреплена, а другая туго перевязана из-за полученной травмы.

     

    В глазах Ван Син стояла мука, а выражение её лица было несравненно отвратительным и ненавистным. Она боролась изо всех сил, но была надёжно обездвижена.

     

    Лян Цзин, не говоря ни слова, стоял перед кроватью.

     

    – Я скажу тебе! Ты думаешь, никто не узнает, что ты натворил, если отправишь меня в психиатрическую лечебницу? Ты спятил! Дьявол-убийца!!! – Ван Син зашипела и сопротивлялась. Она смотрела на Лян Цзина, как будто на врага, который убил её родителей и не могла дождаться, чтобы броситься к нему и откусить кусок его плоти.

     

    Первоначально невыразительное лицо Лян Цзина слегка «потрескалось», но он быстро собрался, и его взгляд стал холоднее.

     

    Видя, как эмоции пациентки становятся всё более интенсивными, и она даже начинает говорить ерунду, две медсестры рядом с ней посмотрели друг на друга. Одна из них бросилась вперёд, чтобы надавить на плечи Ван Син, а другая кинулась вводить ей успокоительное.

     

    Кулаки Лян Цзина были крепко сжаты, и его глаза оставались холодными, когда он наблюдал, как сумасшедшая женщина перед ним медленно успокаивается, а затем засыпает.

     

    Это тоже хорошо.

     

    Сейчас она в психиатрической больнице, поэтому никто никогда не узнает, что он сделал. Ему не придётся тратить весь день на беспокойство и необходимость остерегаться её предательства.

     

    Как здорово!

     

    Лян Цзин отвёл взгляд, выражение его лица сразу стало лестным, и он сказал медсестрам:

    – У моей девушки булимия, и она даже причинила себе вред. Теперь её мозг нарушился, поэтому, пожалуйста, позаботьтесь о ней!

     

    Обе медсестры оцепенело смотрели на него, не принимая сказанное близко к сердцу, и ничего ему не ответили.

     

    Что такое психбольница? Здесь куча сумасшедших! Забота? Ты смеёшься? Эти люди абсолютно точно не менее опасны, и пока они будут делать то, что им говорят, они непременно позаботятся о них!

     

    Лян Цзина не волновало их безразличие, втайне он радовался.

     

    Наконец-то избавился от этой женщины!

     

    – Эх, я впервые вижу такую психическую болезнь у женщины, которую только что прислали сюда! – одна медсестра ткнула другую локтем в руку.

     

    – Разве это не так? Переедание, членовредительство, голод до такой степени, что она съела собственную плоть, и мифомания.

     

    – Хех, это действительно «лес, полный самых разных птиц» [1]!

     

    Была поздняя ночь, в больнице стояла тишина, и они были единственными двумя медсестрами, отвечавшими за ночную смену.

     

    Тем не менее, поскольку эта больница особенная, по ночам можно услышать всевозможные звуки.

     

    Звук пациентов, говорящих сами с собой, визг царапающих ногтями дверь пальцев, треск разбивающихся вещей…

     

    Ночь здесь тяжёлая, но они к этому привыкли.

     

    «Пафф!» Как будто что-то разбилось.

     

    – В этом звуке есть что-то странное, нам стоит пойти проверить?

     

    – Что там смотреть! Каждую ночь одно и то же! Не то чтобы это наша первая ночная смена! Давно пора к этому привыкать!

     

    – Так и есть.

     

    Всё тело Ван Син было зафиксировано на кровати. Люстра, свисавшая с потолка, рухнула прямо в связанную правую руку. Ей нужно было только немного сдвинуть руку, чтобы схватить часть люстры.

     

    Фактически, она это и сделала. Она уставилась на верёвку и пыталась освободиться рукой, сжимающей осколок.

     

    У неё выступил холодный пот, и положение заставляло её немного напрягаться. Но она всё же перерезала верёвку в неудобном положении.

     

    Верёвка была не такой толстой, и она, наконец, оборвала её, когда у неё почти закончились силы!

     

    Она вырвалась!!!

     

    Так голодна…

     

    Её глаза расширились, живот начал дёргаться и болеть. Мало того, у неё также кружилась голова и ей хотелось вырвать.

     

    Так голодна! Я очень голодна!

     

    Она огляделась, вся комната была ужасно пуста, не говоря уже о еде, даже воды нет.

     

    Она в отчаянии рухнула на кровать, и всё её тело начало содрогаться.

     

    – Кто угодно? Эй? Помогите мне!!! – она отчаянно кричала, её голос эхом разносился в пустой комнате, но никто не ответил.

     

    Она не знала, сколько времени прошло, но её голос чуть было не охрип от крика. Живот сжался ещё больше, и она была близка к тому, чтобы потерять сознание от боли. Она ошеломлённо открыла глаза, всё ещё держа в руке обломки люстры.

     

    И на этот раз её взгляд упал на колени…

     

    ____________________

     

    Сяо Чэнь всегда был смелым, его рука напрямую держалась за руку мужчины. Даже его одежда была подобрана в двух цветах, чёрном и белом, что ближе к стилю этого мужчины.

     

    – Сяо Чэнь? – Лян Цзин издалека увидел фигуру Сяо Чэня и всё ещё находился в трансе. Похоже, он не видел Сяо Чэня после аварии с Юань Чжуном.

     

    Когда Лян Цзин ясно увидел фигуру человека рядом с Сяо Чэнем, его тело не могло не стать немного жёстким.

     

    И как только он прокричал «Сяо Чэнь», мужчина холодно взглянул на него. Не было никаких эмоций, но он не мог не замёрзнуть. Этот простой взгляд даже почему-то заставил его почувствовать себя виноватым.

     

    Сяо Чэнь услышал, как кто-то позвал его, и повернулся. Увидев, что это Лян Цзин, его глаза сузились, но он не отпустил руку человека и повёл его.

     

    – Давно не виделись! Где Ван Син?

     

    Лян Цзин задохнулся, и его сердцебиение необъяснимо участилось. Он почувствовал лёгкую слабость, как только посмотрел мужчине в глаза, и даже не мог говорить. В конце концов, он мог только ёрзать и сказать:

    – Сложно говорить об этих вещах. Когда у нас будет время, мы сядем и поболтаем!

     

    Сказав это, Лян Цзин немедленно махнул рукой, намереваясь скрыться с места встречи, даже темп его шагов был несколько поспешным.

     

    Сяо Чэнь ничего не сказал. Его глаза заметили три числа, напечатанные на футболке Лян Цзина. Он не мог не приподнять уголки рта, лукаво взглянув на мужчину:

    – Думаю, он скоро умрёт.

     

    Мужчина опустил голову, чтобы встретиться взглядом с Сяо Чэнем, другой свободной рукой коснулся лица ребёнка и сказал:

    – Ты действительно становишься умнее.

     

    Сяо Чэнь улыбнулся. Он сразу заметил, что три числа на футболке Лян Цзина были 180.

     

    В английском языке 180 – это one eight zero. Если вы медленно прочитаете эти три слова по-английски, вы заметите, что это произносится как «want die serious (хочу умереть серьёзно)». Из 26 букв алфавита буква D в слове DIE – четвертая; I – девятая; E – пятая. 4 + 9 + 5 = 18, а 4 × 9 × 5 = 180, поэтому 180 – это число смерти.

     

    В конце концов, любой смертельной аварии предшествует предупреждение от Бога Смерти.

     

    Сяо Чэнь достал из кармана сливочную ириску «Белый кролик» [2] и затолкал её в рот. Жуя, он сказал нечётким голосом:

    – Пойдём на детскую площадку! Я не играл там с детства.

     

    Мужчина удивлённо посмотрел на Сяо Чэня.

     

    Ребёнок с раннего возраста часто попадал в разного рода несчастные случаи. Эти несчастные случаи не причиняли вреда, когда они случались с другими, но если они происходили с ребёнком, очень вероятно, что он умрёт.

     

    Другими словами, если человек, проклятый смертью, прыгнет с тарзанки, верёвка порвётся на 100%! Если он покатается на американских горках, его место определённо небезопасно! Смерть неизбежна!

     

    Вот почему ребёнок никогда не играет с этими вещами, но какой ребёнок не любит ходить на детскую площадку?

     

    Бог Смерти вздохнул, глядя на пухлые щёки Сяо Чэня. Он не мог не схватить мягкую плоть и сжать её:

    – Если хочешь играть, то играй!

     

    Сяо Чэнь был похож на маленького ребёнка, которого поймали на месте преступления, его глаза закатились:

    – Нет, я не хочу играть. Думаю, играть хочешь ты! Ты уж точно не играл раньше!

     

    Не краснея, мужчина ответил:

    – Хм, это я хочу играть!

     

    _____________________

     

    [1] 林子大了什么鸟都有 [línzi dà le shénme niǎo dōu yǒu] – в большом лесу чего только не водится. Образно: каких только чудаков не встретишь в жизни (с оттенком пренебрежения).

    [2] 大白兔奶糖 [dàbáitù nǎitáng] – сливочная ириска "White Rabbit".

  • Сильнейший Босс встречается со мной
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии