• Silent Lover / Немой раб
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Под конец года король севера всегда устраивал банкет для всех чиновников и высокопоставленных политических или военных деятелей подотчетной ему территории. Так что практически все во дворце ван-е оказывались при деле. 

    Даже озадаченная подготовкой праздника ван-фэй не имела времени для новых пакостей и оставила Шэнь Юя в покое. 

    Сун Цин также оказался отозван владыкой и молодая наложница была вынуждена проводить дни в одиночестве. Любуясь садом с порога своих покоев, парень тяжело вздыхал. 

    Нынешнее время напоминало ему чрезвычайную заботу матери. Та также запирала отпрыска. Могла оставить его на несколько дней в полном одиночестве. В понимании Шэнь Юя уединение давно стало синонимом безопасности. Так что он не возражал. 

     

    В день банкета весь дворец сиял. Множество фонариков и икебан украшали поместье. То и дело приезжающие чиновники озаряли резиденцию своими разговорами и смехом. Отовсюду раздавалась музыка, а извечно гнетущая атмосфера наполнилась весельем. 

    - Мой господин, я слышал, что вы взяли в жены первую красавицу префектуры, дочь магистрата Шэнь. Почему же ее нет в зале? – отозвался один из мужчин за столом. 

    - У нее слабое здоровье. Пусть отдыхает в ван-фу. 

    - Вы нас обманываете, - пошутил кто-то еще. Все знали, что в период банкета Чжэньбэй становился менее строгим и прощал подчиненным пьяный бред. – Просто не хотите показывать нам свою новую наложницу, так? 

    Наблюдающая за всем этим ван-фэй могла лишь криво улыбнуться. Почему эти мужчины не хотят поблагодарить ее как хозяйку празднества? Почему хотят видеть эту никчемную калеку? 

    - Ну же, господин, не будьте таким мелочным. Мы ведь просто хотим посмотреть на вашу новую жену…

    Сегодня мир перевернулся с ног на голову. И Чжэньбэй, желая как можно скорее покончить с этой темой, произнес: 

    - Вы правы. Одно дело говорить, другое видеть воочию. Сун Цин, пригласи деву Шэнь на банкет. 

    Ошеломленному слуге не оставалось ничего другого, кроме как исполнить приказ. И Шэнь Юй, выслушав его, разве что не раскрыл от удивления рот. 

    «Разве владыка не боится опозориться, выставив на всеобщее обозрение калеку?»

    - Если вы не хотите идти, то не стоит. Я скажу, что вы больны и чиновники более не осмелятся докучать королю, - поспешил напомнить Сун Цин. Он-то предполагал, что наложница огорчится подобному отношению. Ведь ею хотят похвастаться, словно вещью.

    Но Шэнь Юй был другого мнения. Разве он – никчемный, присвоивший чужое имя, раб, имеет право стоять перед столькими почтенными господами? 

    Все они, так или иначе, будут сравнивать его с реальной дочерью префекта, а мужская красота никогда не сравнится с женской. Мужчины будут разочарованы, а значит, будет огорчен и обожаемый Шэнь Юем владыка. 

    Так что он не понял мысли слуги. Переехав в сад Шаохуа, парень преисполнился намерений исполнять каждый каприз мужа, поэтому поспешил собраться для похода в главный зал. 

    На данный момент, он хуже актрис из башни Циньхуай. У тех хотя бы есть имена и таланты. В понимании немого раба, он должен делать все, чтобы хотя бы с теми сравниться. 

    Покорный Шэнь Юй был приведен Сун Цином в центр банкетного зала. Сегодня на нем было длинное, украшенное вышивкой светлое платье и отстроченный мехом норки плащ. 

    Словно выставленная для оценки ваза, юноша дрожал под огромным количеством ошеломленных взглядов. Развлекающиеся люди замерли с кубками у ртов. Все они, с удивлением взирали на хрупкую наложницу. 

    Шэнь Юй был вынужден опустить взгляд. Он никогда не присутствовал на праздниках и не видел стольких людей разом. Даже в день свадьбы, парень был заперт в паланкине, а после послушно дожидался мужа в тихих покоях. 

    Тишина заставляла несчастного нервничать. Пристальные взгляды пугали парня, заставляя почувствовать себя без приглашения ворвавшимся в мир людей духом. 

    Шэнь Юй не знал, что делать и оттого почувствовал неприятное онемение в пальцах. 

    Украдкой взглянул на сидящего на возвышении Чжэньбэя, Шэнь Юй мог немного расслабиться. Только вид грозного ван-е внушал ему толику спокойствия и ощущение безопасности. 

    Жаль, что сам холодный, под стать своим территориям, правитель не удостоил наложницу благосклонным взглядом. Он в принципе не думал, что Шэнь Юй отважится на встречу, поэтому сейчас чувствовал некоторое неудовольствие. 

    Разве он хотел, чтобы остальные любовались его личным сокровищем? 

    В какое-то мгновение тишина оказалась нарушена аплодисментами. Следом ее начали тревожить восторженные возгласы чиновников: 

    - Прелестна! Замечательная! Какая красавица! 

    - Ах-ах, я всегда думал, что прекрасные женщины с гравюр лишь выдумки художников, но сегодня, увидев деву Шэнь, признаюсь – был неправ. Идеал все-таки существует! 

    - Разве дева Шэнь не сошла с небес? Почему боги не одарили меня столь же прекрасной женой? 

    - Лишь за свои многочисленные заслуги владыка был одарен столь прекрасной женщиной! – все не утихал льстивый гомон. – Только князь способен привлечь настолько великолепную женщину! 

    - Нужно будет поздравить префекта Шэня с рождением великолепной дочери! 

    Не смеющий поднимать головы раб, не мог поверить своим ушам. На его счастье, чиновники не заметили проблемы, а значит, он не посрамил супруга. 

    И все же парень знал – вся эта похвала не стоит и пары кусков меди. Просто все, так или иначе, хотели подлизаться к правителю севера. Все хотели заслужить его благосклонность. 

    - Интересно, умеет ли дева Шэнь петь или танцевать? Может ли само совершенство сыграть для нас низших мужчин прекрасную мелодию? 

    Шэнь Юй посмотрел на супруга. Даже если тот прикажет ему пройти босым по углям, он это исполнит. 

    - Ты умеешь танцевать? – безучастно поинтересовался хладнокровный правитель. 

    Парень вздрогнул. Властный правитель смотрел на наложницу даже слишком ожесточенно. 

    «Неужели я сделал что-то не так? Мне нужно стараться лучше?» 

    Опасаясь гнева дикого волка, юноша, стараясь изо всех сил, кивнул. Благо, что матушка научила его нескольким танцам. И он не настолько неуклюж, чтобы те не повторить. 

    В медных глазах Чжэньбэя вспыхнул огонь. Он-то надеялся, что наложница покачает головой и тот позволит ей покинуть зал, но приятная мелодия уже сорвалась со струн циня. А Шэнь Юй, скинув плащ, будто сказочное создание, подлетел к мужу и выхватил у того меч. 

    На его счастье, то была легкая, служащая скорее обязательным украшением, сабля. Иначе не имеющий ничего общего с тренировками Шэнь Юй никогда бы не смог ту поднять. 

    Взгляды собравшихся преисполнились томной жадностью. С нескрываемым вожделением они запечатлевали каждое новое движение прелестной наложницы. Скользили взглядами по каждому изгибу тонкого тела. 

    И от Чжэньбэя не укрылся даже самый робкий сальный взгляд подчиненных. Какое право те имели смотреть на принадлежащую ему вещь? 

    Композиция под названием Лань Линцю околдовала зрителей. Плавные и действительно красивые движения немого раба заставили все отложить выпивку. Красивый, будто родившийся по велению горных богов, юноша сейчас выглядел грациознее, нежели сам снег. 

    Люди потеряли дар речи. 

    Даже владыка Чжэньбэй не мог не удивиться сему сюрпризу. Однако в то же время душу его обуревала спровоцированная ревностью ярость. 

    Почему Шэнь Юй никогда не танцевал для него? Почему решил выступить перед кучкой этих похотливых, излишне ценящих его красоту стариков? 

    Почему Шэнь Юй никогда не рассказывал ему о своих талантах?.. 

    Хищный взгляд правителя не предвещал ничего хорошего.

  • Silent Lover / Немой раб
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии