• Silent Lover / Немой раб
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Префект как-то объяснял новоявленной дочери об устоявшихся в среде наложниц правилах. Все новоприбывшие жены должны были выказать свое уважение первой. То есть, прийти к ней с утренним поклоном. 

    Понимая, что долгий сон уже нарушил это правило, Шэнь Юй быстро втер лекарства в кожу и в сопровождении Сун Цина отправился в главный дворец. 

    - Дева Шэнь, - попутно наставлял его преданный слуга владыки Чжэньбэя. – У ван-фэй вздорный характер. Чтобы она ни сказала и не сделала, потерпите. 

    Раб кивнул. Выйдя замуж за повелителя севера, Шэнь Юй не питал надежд на повышение собственного статуса. Оставаясь безмолвным слугой и, по сути, подменой, Шэнь Юй никогда не думал о себе как о возродившемся фениксе. Чтобы ему не приказали, он это сделает. 

    Ван-фэй владыки севера проживала в богатом павильоне близ грушевого сада. И пораженный сей красотой Шэнь Юй поспешно опустил голову. Кто он такой, чтобы рассматривать чужое богатство?

    Многочисленные слуги резиденции, напротив, не питали того же уважения и во все глаза рассматривали нового жителя ван-фу. 

    В столь погожий день ван-фэй расположилась на террасе. Лежа на кушетке в окружении слуг, она будто бы источала красоту и элегантность. Ее несколько громоздкая золотая тиара была украшена драгоценными камнями и нефритовыми вставками. 

    Способное ослепить неподготовленного к такому великолепию, украшение заставило новоявленную наложницу почтительно пасть на колени. 

    - И кто это у нас здесь? – отправляя в рот виноградину, даже не глядя на гостя, поинтересовалась ван-фэй. 

    Заметив, что Шэнь Юй остался нем, слово взял провожатый: 

    - Дева Шэнь прибыла к ван-фэй, дабы выразить свое почтение. 

    - Ну надо же. Неужели это дочь префекта Шэня? Наглость сей особы выходит за рамки моего понимания. Разве она не должна была подать мне утренний чай? Что мне делать с утренним чаем в обед? 

    Едва заметно поклонившись, Сун Цин, решив, что новоявленная наложница попросту боится, продолжил отвечать от ее имени: 

    - Вчера вечером господин пребывал в приподнятом настроении и требовал сопровождения от девы до самого утра. Наложница Шэнь заснула лишь с рассветом, поэтому припоздала с утренним чаем. 

    - Разве я спрашивала тебя? – наконец-то, обернувшись к гостям, опасно прищурилась довольно молодая женщина. – Сун Цин, умерь гордыню. Пусть ты и доверенное лицо ван-е, но все равно остаешься слугой. Раз уж дочь префекта была без сознания, почему ты ничего не сделал? Почему не разбудил ее вовремя? Не думай, что я не смогу уговорить владыку отправить тебя на плаху. 

    Как и полагается слуге, парень опустился на колени: 

    - Гнев ван-фэй направлен не на того человека. Ван-е приказал этому скромному слуге позволить деве Шэнь поспать подольше. 

    В глазах подмены показался намек на радость. Неужели великий правитель севера решил позаботиться о его самочувствии? 

    - Хах, так ван-е в восторге от этого невоспитанного ребенка? – лицо прекрасной женщины исказила дикая, полная злобы и отвращения, гримаса. Она не так-то часто делила ложе с законным мужем. Да и когда это происходило великий Чжэньбэй лишь брал свое, не заботясь о ее состоянии. Ван-фэй не помнит, чтобы тот заботился о ней или хотя бы одарил ласковым словом. 

    Поднимаясь с дивана, женщина в пурпурных одеяниях элегантно приблизилась к стоящему на коленях Шэнь Юю: 

    - Сопровождать до рассвета, какой красивый эвфемизм, - злобно усмехнулась ван-фэй, подцепляя острым ногтем подбородок новоявленной соперницы. – Ну же, покажи мне свое лицо. Хочу посмотреть, на что так прельстился ван-е, раз уделил тебе всю ночь. 

    Умудренная опытом законная жена знала о похотливости мужа. В какой-то мере она уже привыкла видеть его с различными женщинами. Однако все они, хоть и вызывали ее гнев, но, по обыкновению, не трогали сердца. 

    Рассчитывая увидеть очередное смазливое личико, ван-фэй замерла с широко распахнутыми глазами. Сильный шок не позволил ей скрыть истинных эмоций. Лицо перед ней оказалось настолько прекрасно, что не передать словами. А таинственные синие глаза и вовсе поглощали душу. 

    По сравнению с новоявленной соперницей прошлые девять жен были всего лишь вульгарными проститутками из дешевого публичного дома. 

    Одного взгляда ван-фэй хватило для укоренения ненависти к этому лицу, к этой молодой девушке, к этой треклятой похитительнице внимания Чжэньбэя. 

    - Ну что за лиса, - сжимая чужой подбородок, процедила с усмешкой женщина. Ее длинные ногти впились в подбородок Шэнь Юя, оставляя на том кровавые полумесяцы. 

    Если бы не сулившая наказание злость ван-е, первая жена уже расцарапала бы это лицо: 

    - Сколько раз ван-е побаловал тебя за эту ночь? 

    «Сколько раз?» - дикое смущение спровоцировало головокружение. Откуда Шэнь Юю знать о подробностях, когда сам он полночи провел без сознания? 

    - Отвечай! – рявкнув, ван-фэй едва удержалась от пощечины. – Ты ведь не немая! 

    Перепуганный до крайности, Шэнь Юй, невзирая на боль в запястье, попытался на языке жестов опровергнуть слова госпожи, но был превратно понят. Никогда не учившая ненужный язык ручных символов первая жена подумала, что соперница над ней издевается. 

    Вспышка гнева оказалась настолько сильна, что на этот раз ван-фэй исполнила задуманное. Звонкая пощечина оставила отпечаток на кремовой коже подмены. 

    - Разве ты не слышала? Не заставляй меня повторять вопрос! Отвечай! Ты что немая? 

    Разбитая губа несчастного раба кровоточила, а в голове звенело. Едва разбирая гневные слова госпожи, парнишка кивнул. 

    - Действительно немая? – уже вновь занося руку, вдруг замерла ван-фэй. – Не знала, что дочь префекта страдает подобным недугом. 

    Спровоцированный чужой красотой гнев немного утих и ван-фэй громко рассмеялась: 

    - Оказывается, ван-е взял в жены калеку, - в сердце озлобленной хозяйки дворца воцарилась гармония. Все-таки ее соперница не идеальна. 

    - Какого черта павильон ван-фу занимает немая? Чудовище… - фыркнув, ван-фэй сложила на груди руки. – Еще ни разу в жизни я не видела немых. 

    Вторя настроению госпожи, многочисленные слуги дворца рассмеялись, но Шэнь Юй не выказал растерянности. Он всю жизнь подвергался издевкам. Все смотрели на него словно на приносящего беды монстра. 

    Глядя на виновницу своего гнева сверху вниз, ван-фэй одарила ту холодной улыбкой: 

    - Слушай меня, дитя. Надеюсь, хоть со слухом у тебя все в порядке. Я хозяйка ван-фу. Все наложницы обязаны меня уважать и слушаться. Всегда говори мне правду и никогда не перечь, иначе жизнь здесь окажется для тебя несладкой, - возвращаясь к кушетке, женщина элегантно на ту присела.

    «Однако есть в этом свои плюсы. Эта немая никогда не сможет на меня пожаловаться или закричать, когда будет больно». 

    - В качестве наказания за неуважение ты простоишь на коленях, пока мое недовольство не будет рассеяно. 

    Несмотря на недуг, Шэнь Юй не был дураком. Он пресно понимал причины подобного отношения. Судя по всему, ван-фэй не жаловала соперниц. Не жаловала людей, крадущих внимание ее мужа. 

    Как и любая влюбленная женщина, она будет пытаться устранять любую угрозу. Будет сражаться за любовника, пока ее сердце не остановится. 

    И Шэнь Юй не видел в этом ничего дурного. Ведь в глубинах своего сердца он бы также хотел монополизировать владыку. 

    Пропуск утреннего чая в должной красе продемонстрировал юноше условия жизни в ван-фу. Теперь ясно, почему префект поспешил заменить свою дочь никчемным рабом. Ни один родитель не захочет подобного будущего для отпрыска. 

    Стоя на коленях до поздней ночи, Шэнь Юй уже не чувствовал ног. Тело его затекло, а мышцы ломило. 

    Осознав свое отличие, Шэнь Юй смирился с судьбой и не ждал от той подачек. С самых ранних лет он слышал в свой адрес издевки и, в какой-то момент, просто к тем привык. 

    Юноша знает, что переезд в этот шикарный дворец не принесет радости. Скорее всего, когда владыке надоест развлекаться с его телом, ван-фэй запрет его в павильоне и мучительно сживет со свету. 

    Принимая предложение префекта, Шэнь Юй был готов к подобному исходу. В конце концов, это не бессмысленная бойня. За свою жертву мальчик получил обещание. Господин будет заботиться о его матери. А значит, все случится не напрасно. 

    Ван-фэй оказалась права. Даже практически теряя сознание, несчастный не мог позвать на помощь. Даже умирая, парнишка не способен произвести последнего вскрика. 

    Онемение переросло в дикую, колющую боль. Мир перед глазами начал темнеть. В какой-то момент, даже слух и обоняние Шэнь Юя начали ухудшаться. Но прежде чем он потерял сознание, один из слуг у ворот выкрикнул: 

    - Ван-е вернулся! 

  • Silent Lover / Немой раб
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии