• С чистого листа 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • После ужина мы вернулись в частный дом, где смотрели телевизор в гостиной. После поднялись наверх, занялись любовью и легли спать.

    Следующее утро было даже более занимательным, чем вечер, после чего праздничные выходные закончились. Мы встали, умылись, оделись и загрузили в стирку еще одну пачку простыней и полотенец перед завтраком. Немного до полудняпозвонили.

    Это был Джо Брэдли, он стоял на автовокзале Олбани в поисках попутки.

    Мэрилин согласилась, что пришло время и ей уезжать. Мы поцеловались на прощание, а затем она забралась в свой Челленджер, и я в Галакси. Когда я добрался до автовокзала, я обнаружил, что Арни стоит рядом с Джо, поэтому я загрузил их обоих в машину и привез домой. На обратном пути Джо спросил:

    — Как прошел визит?

    — Не спрашивай.

    — Так хорошо, да?

    — Так плохо.

    Это была такая тема, где Джо никогда не понимал меня, мои отношения с моей семьей. Его семья была довольно жесткой; даже несмотря на то, что он жил вдали от дома, он часто навещал её, направляясь на автобусе до порта, а затем на местном автобусе в дебри округа Берген. Я встречался с ними один или два раза, когда они приезжали в начале и в конце учебного года, но единственное, что я помнил о них, это то, что у него была сестра, всё еще в старшей школе, настолько изумительно великолепная, что большинство ребят протащат свои яйца через битое стекло только для того, чтобы она на них плюнула.

    — Итак, что случилось?

    Я взглянул в зеркало заднего вида, но Арни уже посмеивался в течение пятнадцати минут. Я пожал плечами.

    — Я влез в стычку с её отцом и одним из братьев и рассказал обоим, куда пойти. Затем ушел и вернулся сюда. Мэрилин появилась через час или два позже и провела остаток недели здесь. Вернулась сразу после того, как ты позвонил.

    — Думаю, они просто в "восторге".

    — Не знаю и не спрашивай.

    Вернувшись в дом, я помог Джо перетащить его дерьмо наверх. Он тут же заметил резкое улучшение наших гигиенических стандартов.

    — Ураган Мэрилин приезжал в гости, — прокомментировал я.

    — Может, я смогу отправить её в комнату моей сестры в нашем доме.

    — Не удивляйся, если она будет капать тебе на мозги, в следующий раз, когда мы соберемся. Я должен был терпеть ее в ярости, и ты тоже!

    Он просто рассмеялся и отмахнулся.

    Остальная часть семестра прошла быстро и тихо. Через три недели у нас был финальные экзамены, и как только они закончились, люди начали уезжать из города. Несколько братьев вернутся через пару недель для другого J-семестра, но я пропустил его, чтобы отправиться в отпуск с Мэрилин. Уже пошел слух о том, что J-семестр закончится после этого года, и что они просто начнут регулярный семестр на несколько недель раньше в будущем. Я знал, что это правда.

    Канун Рождества был во вторник, поэтому я поехал в Утику почти перед обедом. Я добрался туда около двух и провел тихий час с Мэрилин, прежде чем мы все отправились в церковь. Для семьи Лефлер всё будет сделано в канун Рождества. После мессы у нас будет большой обед, а затем вечером придёт Санта, и они будут раздавать подарки. Санта действительно приходил, с тех пор, как кто-то приезжал каждый год.

    Ты был практически обязан быть там в канун Рождества, из-за боли отстранения от семьи, и единственный год, когда мы вышли из неё, связан с ледяной бурей. Вскоре дети женились и привели своих жен, невест и подружек, а в конечном итоге и своих детей. Это самое громкое и неприятное собрание, которое можно было вообразить, с визжащими детьми повсюду. Я часто прятался в боковой комнате и читал книгу, просто чтобы сохранить рассудок. Теперь нет такого везения. Я сидел на диване рядом с Мэрилин и просто старался, чтобы все это прошло мимо меня.

    С положительной стороны, Марк должен был сделать выговор им.

    Он не проронил мне ни слова. Было несколько разговоров с Большим Бобом, Харриет и Мэрилин, хотя они, по правде, были скорее между Бобом и мной. Мэрилин и её мать просто сидели в сторонке и слушали.

    Первый разговор произошел в канун Рождества, за ужином, когда Большой Боб полу-извинился за то, что он говорил о моем поступлении в армию, он сказал:

    — Я просто не понимаю. Если ты такой смышленый, зачем ты идешь в армию?

    Я закатил глаза на на это и прикусил язык, прежде чем ответить:

    — Вы хотите, чтобы глупые люди защищали вас?

    — Нет, я этого не говорил.

    — Ну, как я уже объяснял, армия платит за меня, чтобы я ходил в колледж, так вот как я ей отплачу.

    — Ты не смог получить стипендию?

    — Я получил, мистер Лефлер. У меня армейская стипендия.

    Он был потрясен этим. Этот просто спор, который мы никогда не уладим. Лефлеры, ни один из них, даже Мэрилин, просто не понимали концепции государственной службы.

    — Сэр, позвольте мне объяснить. В моей семье нас воспитывали быть хорошими гражданами. Мы голосуем, мы платим налоги, мы сидим на местах присяжных, мы подчиняемся закону, и мы защищаем страну. Я знаю, что моя семья служила с их лет, — сказал я, указывая на Рута и Питера. — Почему я не должен позволить им заплатить за меня, чтобы я пошел в колледж? Они заплатили, чтобы мой отец пошел в колледж Лиги Плюща.

    — Но это такая пустая трата, если ты не обязан.

    Я взглянул на Мэрилин. В глубине души она согласилась с отцом, но она любила меня и хотела, чтобы я преуспел в том, что делал. Я должен был остановить это. Мы никогда не сойдемся во мнениях, и я не хотел рассказывать ему, что я думал о его семье, прежде чем женился на Мэрилин.

    — Это семейная традиция, господин Лефлер. Мы служим нашей стране. Теперь моя очередь.

    На Рождество я дал Мэрилин свитер с РПИ, но внутри него была небольшая коробка из ювелирного магазина с золотым ожерельем. Мэрилин ухмыльнулась и охнула, когда я надел его ей на шею, а затем крепко меня поцеловала перед родителями. Я был счастлив получить неплохой свитер, всегда полезный в северной части штата Нью-Йорк. Летом,когда была единственная полу-теплая погода во всем штате, я буду тренироваться.

    На Рождество был более сложный разговор. Мэрилин не обсуждала мою домашнюю жизнь с родителями, и совершенно невинно её мать подняла эту тему после завтрака.

    — Разве ты не собираешься позвонить своей семье, Карл? Не стесняйся пользоваться телефоном, — предложила она.

    Я посмотрел через кухонный островок на Мэрилин, но она просто пожала плечами в ответ. Её родители заметили это, а затем оглянулись на меня за ответом. Я немного вздохнул.

    — Спасибо, я попробую позвонить моей сестре, в течении дня.

    — А что насчет родителей?

    — Я не очень хорошо общаюсь со своей семьей. Я в основном независим от них.

    — Что это значит?, — поинтересовался Большой Боб.

    Я глубоко вздохнул.

    — То и значит. Я живу самостоятельно с шестнадцати. У меня очень мало общего с моей семьей.

    — Шестнадцати! Что ты имеешь в виду, говоря, что живешь один? Как насчет прошлого лета? Я думал, что Мэрилин навещала тебя у твоих родителей?

    Мэрилин потянулась через стол и положила руку на мою мою. Это немного успокоило меня.

    — Да, это так, сэр. Мы пробыли в доме моей семьи несколько дней, прежде чем отправиться на пляж. —Я снова взглянул на нее, а затем повернулся. — Позвольте мне объяснить, я рассказал Мэрилин о моей семье, ничего не скрывал от нее, я хотел, чтобы она меня поняла.

    — Это правда! — закричала она. — Мы с Карлом долго и много разговаривали о его семье.

    Насколько это смягчило их, я не знаю. Он вернулся к:

    — Так, это значит, что ты убежал из дома? Или тебя выдворили?

    Я пожал плечами и улыбнулся.

    — Наверное, и то и то, отчасти. К тому времени, когда мне было шестнадцать, былоочевидно, что я не мог оставаться, поэтому я сказал отцу, что уезжаю, и он мог либо согласиться с этим, либо я бы просто сбежал. Он помог мне найти квартиру, а затем собраться и уйти. Я жил сам по себе в течение последних двух лет в средней школе. Последний раз, когда я видел моих родных, был прошлым летом, а последний раз, до этого, был после того, как я окончил среднюю школу. Так проще для всех нас.

    Они оба были полностью смущены этим. Семья была самой важной вещью в семье Лефлеров.

    — Твой отец переселил тебя в квартиру, когда тебе было шестнадцать, и тебе заплатили за то, чтобы ты жил где-то в другом месте?

    Меня это поразило.

    — О, нет, сэр, я сам заплатил. Я не видел ни копейки от моей семьи с тех пор, как был маленьким ребенком. Яабсолютно независим. Я плачу за всё сам.

    Думаю, это должно по крайней мере помочь мне хорошо выглядеть в их глазах.

    Или нет.

    — Ты заплатил? Откуда у тебя были деньги? Ты что, богатый?

    http://tl.rulate.ru/book/8121/229823

    Переводчики: prourra

  • С чистого листа 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии