• С чистого листа 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Прежде, чем сесть в лимузин, я поговорил с водителем о наших планах. Сначала я поглядел на его бейджик.



    — Том Буше? Это вы? – спросил я.



    — Это я, — дружелюбно ответил он.



    — Приятно познакомиться, Том. Я Карл Бакмэн, а это моя жена Мэрилин.



    — Я вроде как заметил это, мистер Бакмэн,— засмеялся Том. Он посмотрел на Мэрилин и кивнул ей:



    — Миссис Бакмэн.



    — Мне нравится, как это звучит, — широко улыбнулась Мэрилин.



    Я тоже улыбнулся.



    — Что ж, Том, вот в чём дело. Прежде, чем направиться в аэропорт, нам нужно заехать в госпиталь св. Луки, увидеть наших друзей. Ты уже слышал об этом, верно?



    — О да! – Том снова засмеялся.



    Мы с Мэрилин тоже посмеялись над этим. Вероятно, половина населения долины Мохок услышит об этом к концу выходных.



    — Так или иначе, там нужно заехать туда и посмотреть, как у них дела, а уже потом ехать в Сиракузы. Я знаю, этого нет в договоре, но если вы не сможете вписать это в счёт, отправьте мне отдельный счёт по почте, хорошо? — я выудил из кармана визитку с адресом в Файеттвилле.



    — Мы выясним это в офисе, — сказал он.



    Я секунду поразмыслил.



    — Вы заняты завтра?



    — Завтра? — вытаращилась на меня Мэрилин.



    — Не для нас, для Таскера и Тессы. Им же нужно будет вернуться в отель.



    — Оооо, да, и забрать их подарки. Им понадобится детское автокресло, чтобы уехать! — добавила моя жена.



    Я взял у Тома несколько визиток с телефонами и сказал, что отдам их счастливым родителям. Он сможет в воскресенье съездить в Sheraton, забрать подарки от Джо и Харлана, а затем привезти их обратно, и уже потом переправить Таскера и его семейство куда нужно. Если Большой Боб не сможет это оплатить – пусть шлёт счёт мне.



    Через 10 минут мы были у больницы. Я сказал Тому, что мы постараемся не задерживаться, но не был уверен, как получится. Сжав руку молодой жены, я вошёл внутрь. Внутри Мэрилин спросила меня:



    — Знаешь, мы никогда не говорили об этом. Ты хочешь детей?



    — Конечно, — я глянул на неё с любопытством. – Я был уверен, что ты это знаешь.



    — Я не была уверена.



    — Разве ты забыла о том, что должна рассказать нашим внукам про мою дуэль? У тебя должны быть дети и внуки – это есть в правилах!



    — Ты и эта дуэль! — засмеялась она, на ходу отвешивая мне подзатыльник.



    — Возможно, мне следовало проиграть.



    — Ты ужасен! — следующим вопросом было, — Ну а когда ты их хочешь?



    — Не прямо сейчас, — я пожал плечами.



    — Два года? Пять? Десять? Как много?



    Я знал, куда клонит Мэрилин. Она любила детей и, безусловно, хотела иметь их полный дом.



    — У нас не будет 13 детей! — запротестовал я. — Я отрежу себе эту проклятую штуку раньше, чем это случится!



    Раздался весёлый смех.



    — Ни за что! Как насчёт трёх или четырёх?



    — Увидим. Вот что я скажу: давай пока побудем новобрачными. Подожди до тех пор, пока я не стану капитаном – или пока Армия не протрёт глаза и не вышвырнет меня вон. Как тебе такое?



    — Идёт!



    — Идёт! — мы скрепили сделку быстрым поцелуем.



    Из регистратуры нас отправили в зону доставки, но я не был уверен, как далеко нас пустят. Если ребёнок уже родился, мы могли бы увидеть его лишь через стекло, или нет. Я надеялся в двух словах рассказать Таскеру про завтрашний лимузин. В худшем случае мне пришлось бы написать записку и передавать её через одну из медсестёр.



    Посмотрев сквозь стеклянную стену, мы не увидели ни одного младенца с бирочкой для имени, так что подошли к столу и спросили. При виде нас лицо медсестры просветлело.



    — О, да, мистер Таск всё гадал, когда мы сможете прийти. Он уже спрашивал о вас.



    — Правда? Интересно, почему? — спросил я наполовину про себя, наполовину для Мэрилин. Моя жена озадаченно пожала плечами.



    — Ну, идите в 304-ю.



    — Нам можно войти? В смысле, их ребёнок уже родился?



    — Просто идите, — засмеялась она.



    Мэрилин уже направилась в нужную сторону, так что я просто последовал за ней по коридору к третьей двери и толкнул её. Тесса лежала на кровати и выглядела так, будто её протащили сквозь замочную скважину. Таскер сидел на стуле и выглядел немного лучше, а на его лице смешались изумление и ужас. А на кровати с Тессой лежал маленький свёрток в синей шапочкой на голове.



    — О мой Бог! – Мэрилин подлетела к кровати. – У вас родился ребёнок!



    — Вы пришли! – радостно воскликнула Тесса. Оба – и Таскер, и Тесса – немедленно попытались поприветствовать нас, и Мэрилин вступила с ними в трёхсторонний разговор, который становился всё громче – пока ребёнок не проснулся и не издал крик. За ним последовала медсестра, которая объявила, что время относить ребёнка под надзор сестёр. Не питомник же).



    Мэрилин тут же обошла кругом и посмотрела на ребёнка.



    — Он великолепен!



    Я поглядел на младенца – лысого, с красным и морщинистым лицом, точно Уинстон Черчилль в плохой день, и улыбнулся.



    — Ты права, он хорошо выглядит.



    Я обернулся на друга.



    — И кто отец? Этот ребёнок слишком хорош, чтобы быть твоим сыном!



    И Тесса, и Мэрилин завопили на меня, но Таскер лишь засмеялся:



    — Пошёл в жопу, Бакмэн!



    — Прикуси свой язык – здесь твой сын!



    Пришла другая медсестра и объявила, что нужно осмотреть Тессу. Та потянулась и взяла Мэрилин за руку, а нам с Таскером указала на дверь. Мы вышли наружу, и медсестра закрыла дверь. Мы медленно побрели по коридору к сестринской.



    — Как ты, мужик? – спросил я.



    — Я не знаю, — он глупо ухмыльнулся. — Это не похоже на то, что раньше было реальным. Или нереально сейчас. Типа того. Ты понимаешь?



    — Нет, — засмеялся я.



    — Я имею в виду, я думал, что готов, но теперь, думаю, я не знаю. Что, если я совершу ошибку или типа того? Разве это будет по-человечески?



    Я увлёк Таскера к стульям и усадил его, а затем сел рядом.



    — Дай мне кое-что тебе сказать, Таскер. Ты совершишь ошибку. Ты совершишь множество ошибок. Ты не будешь идеальным. Но и не переживай. Всех ошибок тебе не совершить.



    — Ты не очень-то помогаешь, дружище, — сказал он с улыбкой после секундной паузы.



    Я улыбнулся в ответ.



    — Слушай, твой отец был хорошим родителем?



    — Ага, думаю, да, — Таскер пожал плечами.



    — И ты знаешь других парней, которые были хорошими отцами, верно? — он кивнул, и я продолжил. — И ты знаешь кой-каких ребят, которые отвратные отцы, так? – Таскер пристально поглядел на меня; подозреваю, что знаю, о ком он подумал. – Просто веди себя как хорошие отцы, а не как плохие. Неужели это так сложно?



    — Ты правда не помогаешь! – ухмыльнулся он.



    — Быть тобой – отстой. Сойдёт за добрый совет?



    Теперь он уже смеялся:



    — Мудак!



    Дверь в 304-ю палату снова открылась.



    — Ты собираешься когда-то жениться на матери своего сына? – спросил я.



    Он с печальной улыбкой покачал головой.



    — Я уже предлагал. Это всё её старик. Он не хочет иметь со мной дела...



    — А кто хочет?



    Он показал мне средний палец.



    — ...а Тесса хочет, чтобы именно он повёл её по проходу.



    — Потусуйся с ним рядом. Может, будучи дедушкой, он передумает. Назови ребёнка в его честь. Подлизывайся!



    Это почему-то заставило его засмеяться.



    — Слишком поздно для этого.



    — Что ты имеешь в виду?



    — Пусть Тесса скажет тебе, — он встал, и я последовал за ним обратно в палату. – Ты ещё не сказала ей имя ребёнка?



    — Ждала тебя.



    Таскер чуть нервно глянул на нас обоих.



    — Он сказал, что мы должны назвать его в честь твоего отца, чтобы задобрить его.



    — Поздновато.



    — Как вы его назвали? – спросила Мэрилин.



    — Бакмэн Джеймс, в честь вас двоих, — сказала Тесса.



    Мэрилин улыбнулась мне; я только таращился на друзей.



    — Вы, должно быть, шутите! – Мэрилин хихикнула на эту реакцию.



    — Эй, без тебя бы мы не справились, - ответил Таскер.



    Я потёр лицо.



    — Кажется, в моей идее было больше смысла, — я поглядел на Мэрилин. — Мы можем звать его Баки!



    — Господи Боже, — пробормотала она.



    — Слушайте, нам пора. У нас уже начался медовый месяц! – мне нужно было уходить отсюда. Бакмэн Джеймс? Очевидно, у нас на руках был массовый убийца! Я дал Таскеру визитку лимузинной компании и пояснил насчёт детских подарков, а затем поцеловал Тессу и Таскера на прощание. Ну, Мэрилин поцеловала Таскера, а я просто пожал ему руку.



    Мы вышли наружу и обнаружили водителя дремлющим в машине.



    — Готовы ехать? – спросил он.



    — Готовы ехать!



    Он выскочил и распахнул нам двери, а затем сел вперёд. Минуту спустя мы выехали на дорогу и помчались по главной трассе в сторону Трауэй.



    — Бакмэн Джеймс Таск! Бедный ублюдок, должно быть, вырастет массовым убийцей, — заметил я.



    — Он не такой. Это ты сейчас ведёшь себя так! – ответила Мэрилин.



    — Всё ещё хочешь детей? – фыркнув, спросил я.



    — Конечно! – она наклонилась и быстро поцеловала меня. – А ты всё ещё хочешь ждать, пока станешь капитаном?



    — Теперь, думаю, может, подождать до полковника или генерала.



    — Слишком долго, у нас был уговор! – она показала мне язык.



    Я ухватил её за язык, и мы, сблизившись на заднем сидении, начали целоваться. Затем у меня родилась идея, и я покосился на неё.



    — Знаешь, наш медовый месяц уже начался, — между нами и водителем была непроницаемая перегородка.



    — Да.



    — Ты ведь знаешь, что это значит?



    Мэрилин вопросительно поглядела на меня:



    — Что ты имеешь в виду?



    Я провёл рукой по её спине, теребя застёжку лифчика.



    — Ты соглашалась – никакого нижнего белья в медовый месяц, помнишь?



    — О, нет! – Мэрилин вытаращила глаза.



    — О, да! Ты обещала, помнишь?



    — Должно быть, я солгала, — Мэрилин так заботилась о лифчике, что пропустила другую мою руку, которая быстро забиралась под её платье, пока не достигла трусиков. — Это жульничество! — пожаловалась она, пытаясь вытолкнуть мою руку обратно.



    Это лишь открыло заднюю часть её платья для нападения с фланга. Пока я начал поигрывать пальцами в её киске сквозь трусики, а Мэрилин корчилась, пытаясь призвать меня к приличию, я быстро расстегнул её платье сзади. Мэрилин взвизгнула и попыталась дотянуться до застёжки, но это только дало мне возможность сунуть пальцы внутрь, в киску, которую я выбрил этим утром. Когда она попыталась отреагировать на это, я расстегнул лифчик.



    — Было бы куда веселее, если бы ты не сопротивлялась, — сказал я ей.



    — Тебе – может быть.



    Я наклонился и лизнул мочку её уха, а затем прошептал:



    — И тебе тоже!



    Я провёл пальцем по её клитору; Мэрилин застонала, и её ноги раздвинулись.



    — Сделай это! – приказал я.



    Мэрилин делала это медленно, но скорее из-за того, как я её отвлекал, чем из-за чего-либо её. Она спустила до бёдер платье и затем сняла бюстгальтер. Я отбросил его в сторону, а затем помог ей встать и стянул её трусики. Подняв платье до талии, я все следующие полчаса – пока мы не добрались до Сиракуз – баловал её пальчиком и посасывал сиськи.



    Поймите, мне хотелось большего, но у нас не было времени! Я никогда не делал этого на заднем сидении движущегося лимузина, и идея мне, в целом, импонировала. В итоге – когда мы увидели знаки выхода с Траувэй – нам пришлось прекратить. Я позволил Мэрилин привести себя в порядок и застегнуть платье, но когда она потянулась за бельём – схватил его первым и положил в свой карман. На этот раз она не спорила, а только посмотрела с шаловливой улыбкой.



    — А ты надел своё бельё? – спросила она.



    — Позже ты непременно узнаешь это!



    — Уж непременно!



    Возле аэропорта был Best Western, который предлагал услуги трансфера и камеры хранения багажа. Мы разгрузили лимузин, и я послал туда Мэрилин, пока сам я давал Тому хорошие чаевые. Он помог мне перенести вещи, а затем подождал, когда мы обнаружили, что Мэрилин просто подошла к стойке, но не начала процесс регистрации. Убедившись, что мы получили комнату на ночь, я отпустил Тома с нашей благодарностью.



    Процесс регистрации прошёл легко при помощи моей верной карты AmEx. Когда мы делали это в прошлый раз, мы с Мэрилин были бедны, как церковные мыши, и потрошили свадебные подарки в поисках хоть каких-нибудь денег, кроме тех, что на карточке. Так мы и заплатили за медовый месяц – по крайней мере, за ту его часть, что не оплатили Большой Боб и Хэрриет. Когда мы вскрыли коробку для денег, стоявшую в задней гостиной поместья Тринкаус, всё пошло на карточку, оставив на руках около 600 долларов – совсем немного в те дни! Теперь у меня было около двух тысяч на руках, и ещё пара тысяч на дорожных чеках. Совсем другое дело.



    Почти весь наш багаж мы оставили в хранилище отеля, а с собой взяли лишь пару сумок. Мы также распорядились, чтобы нас разбудили в 5 утра. В 7 мы вылетали из Нью-Йорка, откуда и выходил наш корабль. Всё это координировал наш турагент, а все билеты и прочие документы были в моей сумке. Так что я защищал это добро так, как будто от этого зависела моя жизнь – ведь, потеряй я его, Мэрилин убила бы меня!



    http://tl.rulate.ru/book/8121/258896



    Переводчики: prourra

  • С чистого листа 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии