• Родословная королевства
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Дорога к Cеверным Городским Bоротам освещалась утренними лучами солнца. Kоманда городской обороны тактично избегала группу людей, стоявшую на пустом месте впереди. Также они не давали подойти туда другим людям.

    - Не бойтесь, я не настолько глуп, чтобы убить принца на глазах у всей столицы.

    Герцог-защитник Земли Утёсов, Кошдер Нанчестер, стоял по центру дороги. Смахнув снег, покрывающий накидку с изображением рогов великого оленя, он холодно добавил: - Я просто хочу встретиться с ним.

    Oн стоял впереди и смотрел на бдительных личных гвардейцев Джейдстар, ожидавших ответа их господина.

    Выйдя из кареты, Гилберт посмотрел на карету Нанчестера, а также на нескольких его телохранителей. Он также заметил на некотором отдалении карету с символом трёхцветного ириса. Eго брови нахмурились.

    - Сэр Нанчестер, если вы хотели увидеть дипломатическую группу, вы могли подождать у Северных Городских Ворот… Останавливать дипломатическую группу на половине пути… сюзерен землевладелец не должен так себя вести.

    Выглядящий нерадостным Кошдер указал рукой на карету вдалеке.

    - Я не единственный. Малец трёхцветного ириса тоже здесь.

    Гилберт начал обдумывать текущую ситуацию.

    Кошдер нетерпеливо потоптался на месте.

    - Мы все знаем, что он не обычный ребёнок, пусть ему всего и семь или восемь лет. Передай новости второму принцу и позволь ему самому принять решение.

    Из третьей кареты раздался детский голос.

    - Всё в порядке, Гилберт. Позволь мне со всем разобраться.

    Фалес открыл дверь кареты, сопровождаемый компанией встревоженного Виа Касо и бдительного Мидира Pальфа. Мальчик пошёл в сторону Кошдера со спокойным и уверенным выражением лица.

    Кошдер посмотрел на него с недоумением, после чего указал подбородком на обочину.

    Глубоко вздохнув, Фалес кивнул. Он дал знак своему слуге и Последователю Призрачного Ветра, после чего пошёл вслед за Кошдером на обочину.

    - Что это за очередная драма? – Вице-дипломат группы и инструктор принца, худой лорд Путрей, нетерпеливо выбрался из кареты. Казалось, будто ему не по нраву, что его миссию прерывают.

    Гилберт покачал головой.

    - Внутренняя борьба в королевстве.

    - Почему всё так мирно? – Путрей сузил глаза и посмотрел на две разные фигуры – герцога Земли Утёсов и второго принца, - стоявших на расстоянии.

    - Мирно? – Гилберт с нахмуренными бровями посмотрел на своего старого друга.

    Путрей поджал губы и фыркнул.

    - Всё настолько мирно, что мне хочется зарыдать. Тебе следует съездить на Восточный Полуостров, в столицу Святого Кирина. Посмотришь на внутреннюю борьбу королевской семьёй Чен против евнухов и чиновников, которым даровала почётные титулы Династия Мане и Нокс. Так как ты там никогда не был, вполне нормально, что твои знания и опыт такие поверхностные.

    Гилберт обиженно фыркнул, не сумев найти достойных аргументов, чтобы оспорить слова Путрея.

    «Чёртов бард».

    Фалес уставился на герцога Великих Оленьих Рогов. Смотря на враждебное выражение лица герцога, он гадал про себя, что тот задумал.

    «У него должен иметься мотив. Но нам уже суждено быть врагами. Мне нужно быть бдительным».

    - Я не ожидал, что первым придёте именно вы, - тихо произнёс Фалес.

    Кошдер фыркнул.

    - Я не хотел встречаться с тобой перед множеством глаз… насмешки Факенхаза сильно раздражают. – Одноглазый Дракон холодно на него посмотрел. – Малец, я знаю, что ты очень умён, поэтому перейду сразу к делу. Слушай… Ты мне не нравишься. Никто раньше не осмеливался называть меня лицемером.

    Фалес беспомощно развёл руки в стороны.

    - Тогда как вы хотите, чтобы я вас называл? Лжец? Мошенник?

    «Или… умелый актёр? Лучший актёр? Лидер секты Горы Xуа, Юэ Буцюнь?»

    Кошдер проигнорировал его слова. Шрам на его слепом глазу был ужасен.

    - Тем не менее, я могу отказаться от своих предубеждений. В будущем Земля Утёсов может оказать тебе полную поддержку и подавить беспокойных дворян со скрытыми мотивами. Великие Оленьи Рога будут служить тебе как господину, и Джейдстары останутся королевской семьёй.

    Фалес был ошеломлён.

    «Что?»

    Его брови нахмурились в замешательстве.

    - Я полагал, что Великие Оленьи Рога и я абсолютно непримиримы?

    Однако Кошдер продолжал игнорировать его вопросы.

    - Есть всего одно условие, - многозначительно произнёс он.

    Фалес, напуганный аномальным поведением Одноглазого Дракона, облегчённо вздохнул.

    - Как и ожидалось, вы никогда без причины не проявите ко мне добрую волю.

    - Война имеет свою цену, а победа – награду, - Кошдер сузил единственный глаз. – Это семейный девиз семьи Нанчестер.

    Второй принц поднял голову и встретился взглядом с Одноглазым Драконом.

    - Итак, какую «цену» я должен заплатить, чтобы получить вашу «награду»? – осторожно спросил Фалес.

    - Всё очень просто, - в строгой манере произнёс Кошдер. – Король Кессель должен сойти с трона, а ты на него взойти раньше времени.

    «Сойти с трона… коронация… Зачем?»

    Фалесу потребовались три секунды, чтобы переварить слова Кошдера.

    Его лицо изменило цвет из-за волнения!

    Кошдер продолжал серьёзно на него смотреть, что указывало на то, что его слова не были шуткой.

    Мальчик и взрослый мужчина в течение пяти секунд смотрели друг другу в глаза.

    - Ха, как вы осмеливаетесь сеять раздор между единственными потомками семьи Джейдстар? – Фалес громко рассмеялся. – Вы не знаете, что всему, что у меня есть, я обязан Его Величеству… моему отцу?

    - Я не хочу посеять между вами раздор. Это искреннее предложение дружбы, - строгим тоном произнёс Одноглазый Дракон. - Мы боимся и ненавидим не тебя или семью Джейдстар. Наша ненависть никак не связана с королевством. Наш страх и ненависть направлены на твоего отца, короля Железную Руку.

    Фалес внимательно посмотрел на Одноглазого Дракона.

    Кошдер был невероятно серьёзен.

    - Как, по-твоему, почему была создана Новая Звезда? Думаешь, действия Арунде были продиктованы его личной ненавистью и неудовлетворением? Сюзерены пошли на этот шаг ради самосохранения! Чтобы семьи, существующие с основания Созвездия, могли и дальше существовать…

    - Достаточно! – Фалес без колебаний его прервал.

    «Какая шутка, подобная степень провокации…»

    Фалес холодно ответил:

    - Я лишь вижу, как вы настойчиво преследуете моего отца и страдающую королевскую семью. Ставите под вопрос мой статус, мешаете мне получить власть и авторитет, которые я заслуживаю…

    Одноглазый Дракон внезапно пришёл в ярость. Он прервал Фалеса криком.

    - Малец! Если ты лишь можешь слушать истории о страдающем короле и решительной королевской семье, которые тебе скармливают сторонники короля, то можешь выколоть себе оба глаза и оставить лишь уши!

    Фалес был ошеломлён.

    Одноглазый Дракон несколько раз вздохнул, после чего раздельно произнёс:

    - Ты недооцениваешь своего отца, короля Железную Руку, а также тот страх, который он оказывает на Созвездие. После окончания Кровавого Года девизом правления Кесселя стала тирания. Он обезумел в поисках власти. От поддержки герцогини Холма Клинка, которая смогла выживать лишь при помощи престижной репутации королевской семьи, до непрямого контроля двух великих кланов на юго-западе, Пираньи и богатого Подсолнуха… Он в нарушение правил назначил Трёх Командиров и создал регулярную королевскую армию небывалого масштаба. После этого он ослабил главный налог на сюзеренов и установил налог на зачисление на военную службу, поднял налог на развитие округов, предложенный новыми дворянами.

    Я не говорю об использовании национального собрания, в котором он имеет поддержку народа. Он вынудил вассалов передать свою власть королевской семье, оказывая на них давление при помощи общественного мнения. То же самое происходило во время Войны в Пустыне, а также во время наследования трона. Голоса вассалов на собрании Высшего Парламента не имели силы. Во время принятия финального решения был слышен лишь голос короля и крики людей на звёздной площади.

    Он даже хотел вмешаться в наследство Шести Великих Кланов и тринадцати выдающихся семей. Во внутренней борьбе семьи Ковендье, произошедшей два года назад, были найдены следы его вмешательства.

    Сердце Фалеса задрожало.

    «Что… это?»

    Кошдер продолжил с потемневшим лицом:

    - Думаешь, нас не заботит выживание Созвездия? Особенно, когда к нам в двери стучится война? Твой отец и его методы слишком пугающие. Если мы позволим ему ещё двадцать лет просидеть на троне, то он полностью поглотит власть, имущество, людей и территории всех девятнадцати дворянских семей… Мы можем либо сдаться, либо быть уничтоженными, или и то и другое… Созвездие вернётся к империализму! С таким королём на троне, как мы можем не быть напуганными, как мы можем не давать сдачи, как мы можем не делать всё, чтобы защитить себя?

    В единственном глазу Кошдера горело яростное пламя. Он шагнул вперёд, нависнув над Фалесом.

    - Ты видел… Северные территории вынуждены были восстать, несколько частей Холма Клинка перешли во владение королевской семьи. Холм Южного Побережья сильно ослаб из-за внутрисемейного раздора, Холм Восточного Моря так сильно испугался, что отпраздновал труса, Западной Пустыне еле удаётся себя защитить из-за важности западной военной линии. – Кошдер строгим взглядом посмотрел на Фалеса. – Что же касается Земли Утёсов: мы не желаем мириться с судьбой. Новая Звезда хотела использовать силу Экстедта, чтобы ограничить королевскую власть Кесселя. Это единственный метод, помимо восстания – которое приведёт к падению Созвездия, - который мы можем использовать. – Кошдер сильно сжал зубы. – К сожалению, нам не удалось преуспеть… Если Кессель продолжит править…

    Фалес шокировано уставился на герцога Земли Утёсов.

    Это была другая версия относительно текущей ситуации Созвездия, которую он услышал.

    Она полностью отличалась от версии, рассказанной ему Гилбертом.

    Кошдер скорбно произнёс:

    - Кровавый Год изменил его. Кессель стал настоящим Императором Империи. Он хочет властвовать над всей нацией. Он воспринимает каждого вассала как врага, и никогда не проявляет милосердия во время их подавления. Он воспринимает Созвездие собственной каретой, не контролируя силу ударов кнута и удары шпор…

    Люди, которых он может использовать, становятся его разменными фишками, а остальных он подавляет или устраняет. Тот, кто ему подчиниться, будет цвести, а того, кто ему возражает, ждёт увядание.

    Фалес сильно нахмурился, вспоминая двух герцогов, которые поставили под сомнение власть короля в начале национального собрания.

    - Это плохо для сюзеренов или для Джейдстаров или даже для всего Созвездия… Если ничего не изменится, то рано или поздно эта старая нация столкнётся с катастрофой! – Кошдер сжал зубы. Его единственный глаз сиял, словно внутри него находился источник света. – Вскоре ты уезжаешь в Экстедт. Это не лучшая миссия… но она позволит тебе посмотреть на Созвездие под другим углом. Посмотри, какими дети Северного Ветра и Дракона видят нас.

    Фалес опустил голову и попытался выровнять дыхание.

    - Почему Тормонд решил править с вассалами? Не потому ли что после поколений тирании Империя встретилась со своей кончиной?

    Фалес открыл рот, но в итоге проглотил слово «бедствия».

    Он чувствовал, что крах Империи произошёл не только из-за «нападения бедствий», как заявлял Гилберт.

    Кошдер холодно развернулся, поплотнее укутавшись в накидку.

    - Если ты, как и твой отец, желаешь стать тираном, которого не заботит будущее Созвездия, можешь притвориться, что я тебе ничего не говорил.

    Одноглазый Дракон посмотрел на Фалеса сложным взглядом. Тот выглядел глубоко задумчивым.

    - Но если то, что ты тогда сказал… Если тебя на самом деле заботит безопасность и стабильность Созвездия, его мир и процветание… Если ты хочешь стать верховным королём не просто ради власти… Тогда моё предложение всегда будет в силе. Пусть твоё путешествие будет безопасным. Не посрами Созвездие, - сказал напоследок Одноглазый Дракон, после чего развернулся и ушёл.

    Фалес в прострации уставился ему в спину.

    «Этот человек…»

    Этот Кошдер полностью отличался от герцога Земли Утёсов на национальном собрании, который принуждал короля назначить наследника.

    Фалес сказал себе: «Нет. Это уловки другой стороны. Они хотят уничтожить образ Кесселя, посеять между мной и отцом семя раздора… Также…» В его голове прозвучал голос из прошлого.

    «Практически каждая европейская страна должна пройти путь от феодальной страны, до страны, которая практикует абсолютизм с централизованной государственной властью…»

    Фалес крепко сжал кулаки.

    Подняв голову, он посмотрел на удаляющегося Кошдера и на Зайена Ковендье, мимо которого тот проходил.

    - Надеюсь, что не помешал тебе, - Зайен изящно поклонился.

    Кошдер холодно ответил:

    - Нет. Я буду полностью удовлетворён, если ты перестанешь позволять другим водить себя за нос, и не будешь считать, что за тем покушением стоял я.

    Зайен с застывшим выражением проследил за тем как Кошдер садится в карету.

    Фалес, испытывающий небольшую слабость из-за серьёзности озвученного Кошдером вопроса, глубоко вздохнул. Пребывая в плохом настроении, он обратился к Зайену:

    - А вам что нужно?

     

  • Родословная королевства
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии