• Родословная королевства
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • «Случайность…». Фалес опустил голову. В его сердце появилось глубокое чувство беспомощности. «Беда приxодит нежданно».

    В этот момент улыбка Воздушного Мистика – Фалес не мог сказать, была она настоящей или нет – всплыла у него в голове.

    «Смотри, вот что значит настоящая случайность». Oбратился к нему Фалес.

    Ёдель молча убрал свечу.

    Дворянин среднего возраста подавил своё возбуждение, после чего нежно погладил Фалеса по голове.

    - Tеперь всё будет хорошо, дитя. Я Гилберт Касо. Ты можешь доверять мне так же, как твой отец доверяет мне. Пойдём дитя, я отвезу тебя домой… чтобы ты увиделся с отцом.

    Фалесу потребовалась целая минута, чтобы выйти из прострации.

    Будь то Ёдель или Гилберт: оба мужчины терпеливо его дожидались.

    - Пойдёмте, - подняв голову, спокойно произнёс Фалес.

    Гилберт кивнул. В его глазах читалась похвала. Поднявшись с колена, он указал рукой на карету.

    Обернувшись к Ёделю, Фалес произнёс:

    - Ёдель, ты ведь пойдёшь со мной, не так ли?

    - Конечно. - В воздухе прозвучал хриплый голос, но для Фалеса он был очень успокаивающим. – Пожалуйста, идите вперёд. Я последую за вами.

    Глубоко вздохнув, Фалес широкими шагами направился к карете.

    - Мистер Гилберт?

    - Да, юный Сэр?

    - Чем вы раньше занимались?

    - Я работал в Отделе Иностранных Дел, юный Сэр Фалес.

    - Отдел Иностранных Дел? – Фалес повернулся к Ёделю так, чтобы Гилберт не смог его увидеть, и закатил глаза.

    После этого он вернул голову в изначальное положение. По какой-то неясной причине он чувствовал, что Ёдель улыбается за маской.

    Фалес подошёл к карете. Та выглядела просто, но явно была не из дешёвых. Стекло чёрной карты было украшено Кристальными Каплями.

    Две большие чёрные лошади тихо жевали свои уздечки. Одна из лошадей нежно прильнула к Гилберту.

    Посмотрев на подножку кареты, Фалес начал сравнивать с ней своё семилетнее тело. Это сравнение не принесло ему радости.

    Прежде чем он повернул голову, стоявший позади него Гилберт открыл дверь кареты и поднял его наверх, сажая прямо на чёрно-красный диван внутри.

    - Я глубоко извиняюсь, у нас нет табурета для подъёма на подножку, - извиняюще улыбнувшись, Гилберт закрыл двери кареты. – Hо я гарантирую, что в следующий раз такого не произойдёт.

    Фалес сидел в одиночестве на диване. Он не знал, из какого материала тот был сделан. Хотя диван был очень комфортным, Фалес чувствовал лёгкое беспокойство.

    Четыре угла кареты были украшены святящейся краской, благодаря чему Фалес смог рассмотреть её внутренности. На задней стенке кареты имелось изображение звезды, обрамлённой в круглую рамку.

    «Одна, две, три, четыре, пять… девять». Звезда имела девять точек. Фалес про себя подумал. «Это девятиконечная звезда».

    Прежде чем он смог выйти из рассеянного состояния, карета начала двигаться.

    Фалес прильнул к окну кареты. Это был рассвет, поэтому картины за пределами кареты ещё не были чётко видны.

    В итоге Фалес обратно сел на диван.

    - Ёдель, ты тут? – попробовал спросить он.

    Позади него тут же раздался ответ:

    - Да.

    Фалес был сбит с толку. Он начал оборачиваться по сторонам. Тем не менее, помимо Гилберта, управляющего каретой, больше никого не было, ни внутри, ни снаружи карты.

    «Неважно, я к этому привыкну».

    Умостившись на диване, Фалес продолжил спрашивать:

    - Где мы сейчас?

    - Впереди Миндис Холл, - ответил ему хриплый голос.

    «Ми…мин… миндис? Ладно, я всё равно не знаю это место. Кто бы мог подумать, что ещё несколько часов назад я находился в Заброшенных Домах, истекал кровью и пытался найти спасение на Pынке Красной Улицы? Но где я теперь?».

    Фалес похлопал рукой по дивану, гадая, кем является его отец в этой жизни.

    «Плевать! Я перейду этот мост, когда приближусь к нему. Я даже встречался со странным, бессмертным существом, которого называют Мистиком! Что может меня испугать?».

    Фалес вздохнул. Eму внезапно стало жарко. В итоге он расстегнул несколько пуговиц порванной рубашки

    Во время этого процесса Фалес случайно задел рану на груди.

    На краю ожога, оставленного Клайдом, имелась едва заметная надпись, вписанная в круг.

    «Это… Король не получает уважение в силу своей родословной». Фалес вспомнил слова, выгравированные на серебряной монете.

    Внезапно он ударил себя по голове.

    «Миндис… Серебряный миндис? Разве это… разве это не великий король Созвездия этого поколения? Подождите, Миндис Холл?».

    Карета внезапно остановилась.

    Гилберт с уважением пригласил его выйти из кареты, пока Фалес продолжал пребывать в растерянности из-за заполонивших его голову мыслей.

    За пределами кареты находился причудливый сад. Земля сада была вымощена неизвестным Фалесу камнем. Посредине сада находился фонтан. Из ревущей на небо пасти дракона вытекала вода.

    Повернув в замешательстве голову, Фалес посмотрел на большую, чёрную железную дверь сада. На чёрной двери имелся какой-то барельеф. Фалес не узнал изображённую картину. По обеим сторонам двери на ветру развевались два больших флага.

    Флаги имели голубой цвет и белую кайму. На каждом флаге были вышиты две накладывающиеся друг на друга серебряные звезды в форме креста. Одна звезда была больше другой. Маленькая звезда располагалась в нижней правой части большой звезды.

    Фалес узнал этот флаг. Такой же флаг развивался над Западными Городскими Воротами.

    Синий с белой каймой, две перекрещенных серебряных звезды – это был флаг Созвездия.

    На двух флагах в саду ещё имелось дополнения в виде маленьких девятиконечных серебряно-золотых звезд, вышитых в нижнем левом углу больших скрещенных звезд. Каждая звезда имела четыре золотые точки и пять серебряных точек. Этот же узор был нарисован на задней стенке кареты.

    Фалес вышел из оцепенения. Перед ним возвышалось величественное трёхэтажное здание. Восемь причудливых резных столбов подпирали большой балкон на втором этаже, в окнах которого горел свет.

    Парадная дверь дома была сделана из кедрового дерева. Однажды на большом базаре позади Западных Городских Ворот Фалес видел, как один торговец мебелью продавал большой кедровый стол за пятьдесят золотых.

    Разумеется, впоследствии он «добровольно» продал этот стол по скидке за один золотой Братству Чёрной Улицы.

    Фалес последовал за Гилбертом. Его разум пребывал в раздрае. Расставив в стороны руки, Ёдель предложил понести его, но Фалес отказался. Он выдерживал боль от многочисленных ран и усталость, с большим трудом проходя через большую кедровую дверь внутрь здания.

    Вход и холл, включая коридор, ведущий к спиральной лестнице, был освещён большой роскошной Лампой Вечности, горящей на Масле Вечности. В коридоре стояла стража в полной экипировке, внимательно наблюдающая за своим окружением. Казалось, что каждый страж был тщательно подобран, потому что мужчины имели одинаковый рост. Они имели щиты, мечи и луки. На каждом железном щите была нарисована девятиконечная серебряно-золотая звезда.

    Держась за перила лестницы, Фалес начал медленно подниматься на второй этаж.

    На стене второго этажа прямо напротив входа висели портреты.

    В центре висел портрет молодого доблестного и сильного рыцаря. Он держал копьё, заняв наступающую позицию. Он имел красивую внешность и героическое выражение лица. На его лице читалась уверенность и доблесть. На его голове находилась серебряная корона с семью звёздами. Задний план представлял собой ужасающее поле боя. Бесстрашный рыцарь храбро рвался в бой.

    Слева висел портрет сильного воина, вооружённого мечом и щитом – на щите была нарисована серебряная девятиконечная звезда. На его голове находилась корона, также имеющая девять звёзд. Воин имел решительное и невероятно доблестное лицо. На заднем фоне росло пышное, возвышающееся к небесам дерево.

    На правом портрете был изображён сидящий благожелательный мужчина среднего возраста. Позади него был изображён ярко освещённый город. Его левая рука держала ценный скипетр, украшенный яркими синими кристаллами. В его правой руке была толстая книга, на которой имелось пять разных картин. Там изображались звёзды, солнце и луна.

    Три дворянина имели различный темперамент, но художнику явно удалось запечатлеть их индивидуальный шарм. Фалес растеряно посмотрел на портреты. Ему казалось, что изображенные на них люди присутствуют здесь во плоти.

    Всё указывало на то, что эти люди принадлежали к великой дворянской семье с обширным наследием. К сожалению, Фалес не узнал ни одного из них.

    «Подождите, почему красивый человек в центре выглядит таким знакомым?».

    Фалес хотел поднять рубашку, чтобы посмотреть на портрет человека, выжженный на груди, но его прервал звук шагов.

    - Это Тормонд Первый, последний принц Последней Империи, основатель Созвездия, известный как «Король Возрождения». Его храбрость в Битве Искоренения восхваляется даже сейчас.

    - Слева – Мидье Четвёртый, боевой напарник Героя Чары и Пророка Каплана, страж Священного Древа, известный как «Хранитель Клятвы». Он женился на королеве эльфов, после чего в жилах потомков королевской семьи Джейдстар появилась эльфийская кровь.

    - Последний, но не менее важный, Миндис Третий, известный как «Мудрый Король». Дворяне и жрецы, купцы и даже нищие восхваляют его мудрое правление.

    Звучащий голос был стабильным и властным. Человек имел низкий голос, но его слова напоминали гром, скрытый в облаках. От его голоса слегка дрожал воздух.

    Находящиеся позади Фалеса Ёдель и Гилберт одновременно опустились на одно колено. Сглотнув, Фалес медленно поднял голову.

    В его сторону медленно направлялась крепкая фигура. Решительное лицо человека походило на лицо воина со щитом и мечом с левого портрета.

    Это был мускулистый дворянин с чёрными волосами, высоким носом, глубоко посажеными глазами и широким лицом. Было видно, что он находится в расцвете своих сил. Взгляд его небесно-голубых глаз был пронзающим, словно меч. Дворянин держал в левой руке скипетр. Подойдя к Фалесу, он начал тщательно его изучать.

    Озадаченный Фалес начал делать то же самое. По какой-то причине в его сердце поднялась сильная тревога.

    В двух жизнях никто не учил его, как стоит вести себя в подобные моменты.

    Крепкий мужчина долго изучал его, так долго, что Фалес начал испытывать смущение. Для Фалеса его взгляд не казался ни сердечным, ни успокаивающим. Напротив, этот взгляд оказывал на него сильное давление, из-за чего ему стало трудно дышать.

    Даже взгляд Aсды Сакерна был не таким угнетающим.

    В этот момент Фалес заметил, что крепкий дворянин носит корону, похожую на корону с девятью звёздами на голове воина со щитом и мечом на картине. Как Фалес ни смотрел, но скипетр в руке дворянина был точной копией скипетра в руке человека среднего возраста на правой картине.

    Позади него Гилберт произнёс тихим голосом:

    - Дитя, это твой отец.

    - Отец? – помимо воли пробормотал Фалес. Опустив взгляд, он посмотрел на небесно-голубой плащ, накинутый на плечи крепкого дворянина.

    В его разуме появилось расплывчатое изображение его отца из прошлой жизни.

    Глубоко вздохнув, Фалес сфокусировал взгляд.

    - Кто вы? – он услышал собственный лишённый эмоций голос.

    Крепкий дворянин не ответил. Его брови нахмурились.

    В этот момент Гилберт поднял голову. Голосом, который не оставляет места для сомнений, наполненным властностью и уважением, он произнёс:

    - Это Кессель Миндис Айди Джейдстар, Король Кессель пятый. Законный потомок королевской семьи Последней Империи, и преемник Короля Тормунда.

    - Сюзерен Рудолианцев и Северян из Западного Полуострова, покоритель Трона Скелета Дракона и Алтаря Отчуждённого Бога.

    - Он страж Священного Древа и Сера Дукедом, Стального Города и Альянса Свободы.

    - Он Железная Рука, тридцать девятый Верховный Король Созвездия, Южных Островов и Восточной Пустыни.

    Фалес почувствовал, как по его коже побежали мурашки. Его сердцебиение ускорилось. Казалось, что удушливое давление обрело материальную форму, и сейчас со всей силы давит на него.

    Кессель смотрел на Фалеса глубоким взглядом. Спустя какое-то время он повернул голову к Гилберту и Ёделю, продолжавшим находиться за спиной Фалеса.

    Крепкий король Кессель Пятый произнёс медленным, глубоким и звучным голосом:

    - Значит, он мой потомок с королевской родословной? Последний и единственный наследник нашей родословной во всём Созвездии?

  • Родословная королевства
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии