• Путь Небесного Дьявола
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 765.

    Признание родства. (Часть 1)

    У подножия горы, неподалёку от Дворца Юйчэнь, находился малонаселённый городок.

    Лу Шэн на чёрной лошади пересёк арку городских ворот. Стражники, увидев его наряд, должно быть, решили, что это кто-то особенный, поскольку пропустили его без досмотра, продолжив лениво болтать.

    Некоторое время Лу Шэн гулял по городу. Не успел он опомниться, как в его руках оказалось до восьмидесяти шашлыков и дюжина свиных котлет. Опустошив два ведёрка риса в ларьке, он, продолжая жевать закуски, которые держал в руках, расспрашивал окружающих о местонахождении своей матери Тан Цинцин.

    - Находится под управлением Пути Тайчи? - Лу Шэн стоял перед ларьком, где продавали клейкие рисовые лепёшки. Поедая сладости, он слушал рассказ хозяина.

    Хозяином был молодой, красивый мужчина, привычными движениями переворачивающий поджаривающиеся на сковороде лепёшки из клейкого риса.

    - Я слышал это от своего деда. Дворец Юйчэнь теперь находится под защитой Пути Тайчи. Человек, которого ты ищешь, носит фамилию Тан. Скорее всего, она член семьи Тан из секты Хэцюань, близкой к Пути Тайчи, - с улыбкой пояснил он.

    - Ты в этом уверен? - спросил Лу Шэн. Он запихнул в рот ещё одну рисовую лепёшку.

    - Конечно. Семья Тан там довольна известна. Она напрямую связана с Путём Тайчи. Но это только моё предположение. Не страшно, если ты мне не поверишь, - усмехнулся хозяин.

    - Ты можешь рассказать мне, где живёт семья Тан? - снова спросил Лу Шэн.

    - Это место расположено довольно далеко отсюда. А вот даосская погода секты Хэйюань находится неподалёку. Я бы на твоём месте поднялся на гору и посмотрел. Они вполне мирные. Если тебе повезёт, ты встретишь учеников секты Хэцюань. Независимо от того, в какую передрягу ты попал, они протянут тебе руку помощи, - с улыбкой сказал хозяин лавки.

    - Отлично. Спасибо вам, - Лу Шэн кивнул. Разжившись информацией, он, купив большой мешок рисовых лепёшек, направился в конец города.

    Оттуда начиналась дорога к горе, на которой располагался дворец Юйчэнь.

    Справа от горной тропы протекала небольшая речка, на берегу которой сидели и болтали несколько учёных. На соседней ферме женщины ухаживали за посевами.

    Лу Шэн отвёл взгляд. Посмотрел на гору, на которой находился дворец Юйчэнь.

    Она была невысокой. Кроме него было много людей, которые поднимались в гору или спускались вниз.

    Закинув мешок с едой за спину, он начал подниматься по каменным ступеням горной тропы.

    Два старых даоса с серо-белыми повязками на ногах пружинисто поднимались вверх.

    - Мастер Даос! - поспешно закричал Лу Шэн.

    Седобородый даос остановился. Обернувшись, он посмотрел на Лу Шэна.

    - Сынок, что-то случилось?

    - Я хотел бы спросить у уважаемого даоса, где находится погода секты Хэцюань Пути Тайчи? - спросил Лу Шэн.

    - Рядом с развалинами дворца Юйчэнь, - улыбнувшись, ответил давос.

    - Благодарю вас, мастер даос.  - Лу Шэн поспешно поклонился, сложив перед собой ладони.

    - Не благодари. Боюсь, с твоим весом, тебе будет сложно покорить эту гору... - смерив Лу Шэна оценивающим взглядом, озадаченно сказал старый даос.

    Он и раньше видел полных людей, но ни один из них не был настолько толстым.

    Хотя Лу Шэн благодаря тренировкам сильно похудел, он всё ещё был в два раза толще обычного человека.

    - Согласен, это будет трудно, но имея крепкую волю, можно преодолеть всё, что угодно, - улыбнулся в ответ Лу Шэн.

    Так они, слово за слово и разговорились. Старый даос носил фамилию Ван. Он был странствующем монахом, тоже направляющимся в секту, база которой находилась на этой горе.

    Лу Шэн рассказал ему упрощённую версию своей истории, опустив часть о статусе своих родителей. Он сказал, что его мать приехала сюда заниматься культивированием и больше не вернулась домой. Поэтому, чтобы её вернуть, он и проделал весь этот путь.

    Даос Ван, покачав головой, пробормотал:

    - Могу сказать, что ты человек, почитающий своих родителей. Это похвально. Моим неблагодарным детям до тебя, как до неба.

    - Ох. Я ничего не могу с этим поделать. Возможно, это и есть сыновний долг, - Лу Шэн коснулся рукой жира на подбородке. - Мне было тяжело сюда добраться. Я не мог вдоволь есть, не мог спать в тепле. За это время я потерял десять цзиней, - сказав это, он, достав из сумки шмат говядины, откусил от него приличных размеров кусок.

    При виде этого у старого даоса задёргался глаз.

    - Кстати, у твоей матери есть даосский титул? Возможно, я её где-нибудь встречу.

    - Я в этом не уверен. Но моя мать очень красива, - покачав головой, Лу Шэн продолжил: - Если уважаемый даос встретит исключительно красивую женщину, спросите у неё, не моя ли она мать.

    Он прикончил шмат говядины, откусив всего несколько кусков.  Внезапно он почувствовал, что его сила увеличилась ещё на одного быка. Он улыбнулся

    Сила всегда к нему приходила, когда он меньше всего этого ожидал. Он верил, что продолжая в том же духе, в конце концов, непременно будет вознаграждён.

    Глаз даоса снова дёрнулся. Он не знал, как на это реагировать.

    Старый и молодой путешественники продолжили подниматься в гору. Вскоре они преодолели половину пути.

    По обе стороны дороги стояли даосские погоды. Слева была погода Тайцин. Справа - погода секты Хэкуань.

    Здесь пути Лу Шэна и даоса расходились. Они двинулись по отдельным ответвлением главной тропы.

    Секта Хэцюань открывала свои двери ранним утром. Многие приходили сюда, чтобы зажечь благовония и помолиться богам. Лу Шэн не выглядел кем-то значимым, когда шёл среди толпы.

    Следуя примеру других посетителей, он купил две ароматические палочки высокого качества. Зажёг их и поставил в специальную ёмкость. Затем, поклонившись статуям Трёх Чистых, обратился к стоящему рядом мальчику-даосу с мышиными глазками.

    - Простите, в этой даосской погоде есть даос по имени Тан Цинцин? - в глазах Лу Шэна промелькнул красный гипнотический огонёк

    Сначала, когда его потревожил незнакомец, мальчик почувствовал раздражение. Однако увидев толстое лицо Лу Шэна, он вдруг почувствовал к нему жалость.

    «Такой огромный человек прошёл настоящее испытание, взойдя на эту гору, чтобы помолиться богам. Он действительно полон благочестия», - подумав об этом, он начал испытывать к парню симпатию.

    - Тан Цинцин? К сожалению, я не знаю человека, которого ты ищешь.

    - А что насчёт даоса Цин Тан? - Лу Шэн, наконец, вспомнил даосский титул своей матери.

    - О, так ты ищешь старшую Цин Тан? Я отведу тебя к ней, - тут же оживился мальчик-даос. Обернувшись, он направился в холл.

    Лу Шэн остался ждать в храме.

     

    ***

     

    Ещё одна уединённая и тихая даосская пагода, расположенная в тени большого даосского храма.

    В этой пагоде не было статуй Трёх Чистых. Вместо них стояла тяжёлая статуя чёрной раскрытой книги.

    Перед статуей, скрестив ноги, сидел старый даос. Точнее, это была старуха, которая, казалось, могла в любой момент умереть от старости.

    Она сидела, прикрыв глаза, держа в руках холщовый венчик. Её кожа была морщинистой, словно кора старого дерева. Простые белые одежды не могли скрыть её измождённого тела, выглядящего так, словно она стояла одной ногой в могиле.

    Если бы сюда забрёл кто-то из экспертов боевого мира, они, возможно, сразу же узнали бы в ней одного из знаменитых мастеров шестнадцати кланов. Она была мастером пагоды Сюаньчжао - даосом Цзюэ И, Му Жун.

    В тот самый момент, когда Лу Шэн назвал маленькому даосу имя того, кого ищет, Му Жун открыла свои старые глаза. Её губы слегка шевельнулись.

    - Сюань Цин.

    - Да, мастер, - к ней подошла изящная молодая девушка.

    - Позови сюда свою старшую, Цин Тан. Есть кое-какое незаконченное дело, с которым она должна разобраться, - спокойно сказала Му Жун.

    - Слушаюсь, - девушка быстро отступила.

    Довольно скоро в погоду вошла красивая, соблазнительная женщина.

    - Ты меня звала, великая сестра-наставница? – хотя женщина была привлекательной и чувственной, вид у неё был холодный и гордый, словно она считала себя выше других.

    - Много лет назад ты безуспешно культивировала технику меча Божественной Воли и Божественного Сердца. Чтобы постичь суть и прозреть, ты тогда ушла в мир. С тех пор прошло десять лет, и теперь оставленные в светском мире связи пришли тебя искать, - спокойно сказала Му Жун.

    - Сестра-наставница, неужели ты до сих пор не поняла моего даосского сердца? - выражение лица женщины осталось таким же спокойным, как и раньше.

    - Твоё сердце принадлежит тебе. Другой человек не сможет его понять, - покачала головой Му Жун.

    Лицо женщины стало ещё более холодным.

    - Я ушла в светский мир из-за эмоций. Впоследствии я начала искать способ отвергнуть эти самые эмоции. Другие, возможно, не поймут, чего я добивалась, но только не ты, сестра-наставница. Моё сердце непоколебимо, и оно обращено к Дао!

    Му Шун пристально посмотрела на свою любимую сестру-ученицу. Её сердце дрогнуло.

    - Похоже, ты достигла уровня Божественного Сердца и самосознания...

    - Пожалуйста, сестра-наставница, сделай одолжение, отошли этого человека, - всё с таким же равнодушным выражением лица Тан Цинцин вышла из пагоды.

     

    ***

    - Простите. Старший мастер попросила вам передать, что её не интересуют дела прошлого. Ты волен остаться или уйти, как пожелаешь, - беспомощно сказал Лу Шэну мальчик-даос.

    - Не интересует прошлое? - повторил Лу Шэн.  Поднявшись с тростниковой подушки, он отряхнул с ягодиц пыль. Взяв в руку свиной окорок, выплюнул изо рта запечённую в соли куриную ножку.

    - Хочешь сказать, она не хочет со мной встречаться? - снова спросил он.

    - Да. Я бы посоветовал тебе уйти, - кивнув, ответил мальчик.

    Лу Шэн прикинул расстояние. Его дом находился более чем в пятидесяти километрах отсюда.

    Подняв глаза, он раздражённо сказал:

    - Чтобы сюда добраться, я проделал такой долгий путь. И всё, что я получил, предложение убраться? Я даже не могу увидеть её лица?

    - Пожалуйста, возвращайтесь, господин. Старший мастер, она... техника, которую она культивирует, имеют такую природу... Это нормально, когда что-то в жизни идёт не так, как планировалось, - молодой даос симпатизировал Лу Шэну из-за его гипотетического искусства. Поэтому он и пытался его убедить.

    Однако Лу Шэн не собирался с этим мириться.

    - Забудь. Она сказала так, потому что ещё не видела меня. Если она меня увидит, то наверняка передумает.

    - Господин, - беспомощно начал молодой даос.

    - Пойдём. Я сам к ней подойду, - Лу Шэну было всё равно. Он зашагал к внутреннему залу.

    Молодой даос протянул руку, чтобы его остановить, но его оттолкнула в сторону волна невидимой силы.

    В настоящее время Лу Шэн обладал силой тридцати быков. Одним словом, сейчас он находился на уровне Мастера Боевых Искусств.

    На этом уровне он мог считаться элитой даже среди шестнадцати кланов. Юноша-даос ничего не мог ему противопоставить.

    Легко стряхнув с себя парня, он вошёл в зал.

    Там никого не было. Несколько сильных даосов попытались его остановить.

    Внезапно их ушей коснулся чей-то голос.

    - Дайте ему пройти.

    Даосы, расслабившись, молча расступились.

    Сердце Лу Шэна дрогнуло. Последовав за голосом, он направился к маленькой пагоде, прятавшейся в тени большой.

    Внутри пагоды по-прежнему сидела Му Жун. Она с интересом посмотрела на вошедшего Лу Шэна.

    - За прошедшие десять лет ты так вырос...

    - Ты кто? - стараясь быть вежливым, спросил Лу Шэн.

    - Меня зовут Му Жун. Я сестра-наставница твоей матери, - с улыбкой сказала старуха.

    - В таком случае, могу я узнать, где моя мать? Я пришёл, чтобы вернуть её домой, - вежливо спросил Лу Шэн.

    Женщина перед ним была экспертом уровня Императора Боевых Искусств, в то время как он был всего лишь Мастером. Между ними было два уровня - Архат и Король Боевых Искусств. Разница в силе была слишком огромной.

    - Твоя мать... - пробормотала Му Жун, прежде чем сказать Лу Шэну правду.

  • Путь Небесного Дьявола
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии