• Аккуратно выглянув из-за валуна, Цзинцзай внимательнее рассмотрел неспешно приближающуюся крытую повозку. В ту была запряжена уже знакомая по постоялому двору лошадь, да и на месте кучера сидел личный слуга Жочэня – Жу Мо. 

    - Эта дорога была найдена мной, и именно я срубил с нее дерево… - все крепче сжимая нож, неустанно повторял Цзинцзай. 

    Припомнив эту стандартную для горных воров фразу, второй молодой лорд все никак не мог понять, что она значила. Да и чем чаще он ее повторял, тем абсурднее казались слова. 

    (п/п: я открыл дорогу, я ее и облагородил. Своеобразное заявление прав на собственность территорией) 

    Грохот кареты и сердцебиение парня становились все громче. Зажмурившись, Цзинцзай уже намеревался выпрыгнуть из укрытия, как услышал громогласное: - Живо! Перекрыть им дорогу! 

    Быстрые черные тени, выскакивая из лесу, бросились к повозке. 

    - Эта дорога была найдена мной, и именно я срубил с нее дерево. Чтобы пройти, вам придется заплатить дань! – высказался один из напавших, одной фразой подтверждая свое звание разбойника. В подчинении у него было порядка пяти вооруженных ножами взрослых и явно тренированных мужчин. 

    Такого поворота Фан Цзинцзай предвидеть не мог и теперь практически вжавшись в скрывающий его от посторонних камень, во все глаза следил за развитием ситуации. 

    - Жу Мо, - раздался спокойный, будто не раз сталкивающийся с подобной ситуацией голос из-за ширмы. – Достань из короба все ценности: деньги, золото и серебро. Господа требуют платы за свои труды. 

    - Да, господин, - рефлекторно поклонившись, мальчишка спрыгнул с места кучера и, обойдя карету, поспешил исполнить приказ. 

    Несколько сундуков перекочевало в руки жадных до наживы мужчин. Срывая замки, они быстро убедились в ценности предложенной дани и, ухватившись за палец, решили оттяпать всю руку. 

    - Вас всего двое? – играя с ножом, прищурился глава шайки. – Кто в повозке? 

    - Нас двое, - сдержанно кивнул Жу Мо. – Мой господин и я. 

    Подойдя к карете вплотную, почувствовавший вкус легких денег мужчина широким лезвием своего давно вкусившего кровь оружия, отодвинул шторку: 

    - Давай выходи. Ты же не девушка, чтоб прятаться от нас свое лицо. 

    Деваться было некуда, и Фэн Жочэнь покинул повозку. Одетый в темно-зеленое ханьфу и с высоким хвостом, молодой господин выглядел по-настоящему холодным и оттого очаровательным. 

    Фактически белая в солнечных лучах кожа будто светилась и заставляла выглядеть Жочэня младше своих лет. Лишь расчетливый взгляд выдавал его положение и проведенные в мире смертных лета. 

    Потрясенные бандиты где-то секунд на десять потеряли дар речи, после чего разразились гнусавым смехом. 

    - Господин? Ты действительно знатный господин? – не могли никак отсмеяться разбойники. – Разве что самопровозглашенный… 

    - Эй, Большой брат, - держась за живот, раскрыл рот один из налетчиков. – Я думаю, что у выращенного нами цыпленка и то больше волос, чем у него. 

    «п/п: так называемое оскорбление. Мужчина становится мужчиной, когда у него появляются волосы на лице и в паху) 

    - Уверен, он еще не познал женщины!

    Цзинцзай, резко прикрывая рот рукой и прячась за валуном, едва сдерживал смех. Он еще не видел, чтобы над Фэн Жочэнем так откровенно потешались, и теперь немного злорадствовал. 

    «Пусть этот павлин узнает вкус насмешек!» 

    Если бы не щекотливая, на самом деле, опасная ситуация, второй молодой лорд бы даже присоединился к группе и добавил несколько колких острот. 

    Далее разговор меж разбойниками и незадачливой жертвой становился все тише, так что Цзинцзай мог только наблюдать за скорым развитием событий. 

    Он увидел, что главарь шайки приставил нож к груди уважаемого господина и многозначительно тому кивнул, а не изменившийся в лице Жочэнь, как ни в чем не бывало, стащил с себя ханьфу и передал то неприятелям. 

    «Что они творят?» - нахмурился Цзинцзай. 

    Издевательства не прекратились и вскоре Жочэнь начал снимать с себя халат за халатом, пока не остался в одних легких, считавшихся нижним бельем, брюках. 

    Под яркими солнечными лучами его рослая давно оформившаяся фигура показалась наблюдателю даже слишком привлекательной! Настолько, что даже кровь в венах Цзинцзая начала течь быстрее, а в паху стало жарче. 

    Сегодня второй молодой лорд Фан впервые увидел друга детства обнаженным и понял – тому было чем гордиться. Аккуратные мышцы не выпирали, но создавали приятный глазу рельеф. Да и широкая грудь говорила о благородстве и силе. 

    Сейчас Цзинцзай даже пожалел о том, что в первую их ночь упился как свинья и не заметил этого великолепия. А во вторую был так рассержен, что попросту не смотрел на обидчика. 

    Как верный слуга, Жу Мо хотел встать на защиту своего господина, но что мог противопоставить обычный мальчишка вооруженным бандитам? 

    Заметив, что грязные, похотливые мужчины тянут руки к прекрасной коже Жочэня, Цзинцзай так разозлился, что, плотнее обхватив рукоятку ржавого ножа, собирался выскочить и встать на его защиту, но тут же сам себя одернул. 

    «Какого черта я делаю?» 

    С чего вдруг ему спасать своего врага? С чего вдруг становиться на сторону того, кто его обесчестил? 

    Если Жочэня тут убьют или изуродуют больше никто и никогда не будет их сравнивать. Никто не будет насмехаться над Цзинцзаем за то, что тот недотягивает до стандартов уважаемого господина Фэна. 

    Да и после такого унижения Жочэнь уже точно не сможет настаивать на выплате так называемого долга за надругательство. 

    Многочисленные обиды, словно снежный ком, все нарастали и Фан Цзинцзай отдал бы многое, за неожиданную оттепель и их таяние. 

    Уже собираясь найти местечко поспокойнее, а после отправиться домой, он вдруг увидел как один из бандитов, рыская по карманам зеленого ханьфу, вытащил из внутреннего аккуратно свернутый пергамент. 

    Сомнений быть не могло, то точно подписанное лично Цзинцзаем соглашение о выплате долга собственным телом! 

    Одно дело держать позор в тайне, другой выставлять его перед теми же бандитами. 

    Разве мог второй молодой лорд Фан пойти на столь откровенное унижение? 

    Конечно же, нет! 

    - Стоять! – рев обреченного человека, заставил бандитов вздрогнуть и обернуться. 

    Выставляя вперед нож, второй молодой лорд вышел из своего укрытия и крайне злобно посмотрел на неприятелей: 

    - Какая наглость, средь бела дня, вы… Вы… Даже… - запнувшись, от нахлынувших ощущений парень забыл продолжение фразы и быстро потерял запал. Оглядев удивленных, но улыбающихся бандитов, несчастный алкоголик вдруг почувствовал сожаление о своем скоропалительном решении. Быть может, ему еще непоздно отступить? 

    В конце концов, лучше потерять имидж, чем жизнь. 

    В то время пока бандиты отвлеклись, Жочэнь вытащил из волос шпильку и всадил ту в бедро лошади. Перепуганная кобыла, встав на дыбы, сразила парочку разбойников, а, понесшись по дороге, растолкала остальных. 

    - Молодой господин Фан, уходите! – вдруг воскликнул Жу Мо, потому что первым увидел, как потерявшая себя от боли и страха лошадь несется прямо на него. 

    Парень довольно быстро отпрыгнул. Карета пронеслась в паре сантиметров от его плеча, а лошадь, дико заржав, уже сорвалась с крутого обрыва. 

    Опасность, казалось, миновала и Цзинцзай мог выдохнуть, но тут почувствовал, как что-то резко зацепилось за его ногу и заставило рухнуть. 

    Цепляясь за ветки кустарников и проезжаясь по камням, второй молодой лорд понял, что зацепился за веревку и вот-вот рухнет в бездну. 

    - Цзинцзай! 

    Сфокусировать зрение в такой ситуации не удавалось, парень лишь почувствовал, что кто-то, крепко его обнимая, принимает на себя все удары о землю. 

    Уже теряя от боли сознание, юноша почувствовал себя счастливым. Пусть он умрет. Пусть сгинет во цвету лет, зато Фэн Жочэнь уйдет за ним. 

    Можно считать это взаимовыручкой. Если бы не Цзинцзай, треклятого Жочэня изнасиловали бы и убили бандиты. Если бы не Жочэнь, Цзинцзаю пришлось бы умирать в одиночестве. 

     

    ЗАВЕРШАЮЩИЙ МАРАФОН НА ЛИЧНОМ САЙТЕ ПЕРЕВОДЧИКА!

  • Протрезвел и оказался проданным!
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии