• Протрезвел и оказался проданным!
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Рассыпая по снеди тщательно подобранный в лавке порошок, Фан Цзинцзай не мог не усмехнуться. Он прилично заплатил за это снотворное и уверен в результате. 

    Как только Фэн Жочэнь уснет, он прокрадется в его комнату, выкрадет договор и, если хватит времени, пару раз врежет тому по физиономии. О да, гнев его велик! 

    Проследив за тем, как слуга относит поднос Жочэню, второй лорд Фан отправился к себе и принялся выжидать. Глаза его горели, а коварная улыбка не сходила с лица. Полный предвкушения, он так погрузился в свои мысли, что подпрыгнул от тихого стука: 

    - Кто там? 

    - Господин, не желаете ли отобедать? – послышался робкий голос одного из работников гостиницы. 

    Признаться, Цзинцзай так увлекся плетение сетей коварства, что совсем позабыл о еде, но теперь, когда манящий аромат горячей снеди просачивается через дверь, в животе парня начались спазмы. 

    - Желаю, заноси, - обед не должен занять много времени. К тому моменту его ненавистный враг Жочэнь уснет, и второй молодой лорд исполнит задуманное. 

    Слуга выставил поднос на стол и как того требуют критерии обслуживания, подготовил место к трапезе. 

    Фан Цзинцзай отметил схожесть приготовленных на обед блюд и, дождавшись пока официант покинет номер, накинулся на пищу. Та оказалась отменной, но второй молодой лорд все не мог избавиться от наваждения и не замечал вкуса. 

    Боги, как бы ему хотелось увидеть это обескураженное выражение лица, увидеть, как надменный и собранный Фэн Жочэнь, чувствуя непонятную усталость, с трудом добирается до кровати и тут же проваливается в глубокий сон. 

    Закончив трапезу, Фан Цзинцзай подхватил зубочистку и хорошенечко отрыгнул. Откидываясь на спинку стула, ковыряясь в зубах и поглаживая округлившийся живот, молодой человек прикинул время и решил начать воплощение коварного плана. Но не успел подняться, как почувствовал дикое головокружение и тут же потерял сознание. 

    Проспав до следующего утра, второй молодой лорд открыл глаза и сперва не понял, а почему он собственно прилег на полу. Но медленно возвращающееся сознание, а с ним и память быстро восстановили картину происходящего. 

    Подскакивая и не обращая внимания на слегка потрепанный внешний вид, Цзинцзай вылетел из номера и понесся вниз. Всматриваясь в лица обслуги, молодой мужчина приметил вчерашнего официанта и вцепился тому в воротник.

    - Ты! – глаза несчастного горели праведным огнем. – Говори! Что ты подложил в мою еду?! 

    - Господин, о чем вы? – растерялся парнишка лет двадцати. Испуганный внезапным обвинением, он старался как-то дистанцироваться от гостя и не смотрел тому в глаза. 

    - Ты! Плебей! – все яростнее кричал Цзинцзай. – Вчера! Что ты подложил в мой обед? Зачем? Ты хотел меня ограбить? Зачем еще тебе меня усыплять? 

    Шум привлек гостей и прохожих. Едва заходящие на постоялый двор люди, замирали и начинали оглядываться. Кому же захочется останавливаться в месте, где тебя могут отравить? 

    Такое положение дел, само собой, не устраивало управляющего сего места. Так что поспешив ко второму молодому лорду, он с предельной вежливостью и аккуратностью, положил ладонь на один из его сжатых кулаков: 

    - Право слово, добрый господин, какие глупости. Моя гостиница работает вот уже несколько десятилетий и не имеет нареканий. Мы все с уважением относимся к своим гостям и никогда бы не сделали чего-то предосудительного. Наша репутация важнее лишних монет, - выхватив слугу из рук разгневанного дворянина, управляющий отвесил ему звонкий подзатыльник и повысил голос. – Ах ты, маленький ублюдок. Ты никогда мне не нравился. Зачем ты отравил нашего гостя? Что ты намеревался сделать? Говори сейчас же и, быть может, я не отравлю тебя на суд! 

    Суд для человека низкого положения означал в лучшем случае смерть, в худшем - каторгу. Так что несчастный слуга, упав на колени, начал кланяться и бормотать: 

    - Добрые господа, этот никчемный слуга повинен лишь в скупости. Изначально обед гостя предназначался другому человеку. Постояльцу из следующего номера, но он сказал, что не голоден и никчемный слуга пожалел добротные блюда, предложив их господину, - срываясь на слезы, парнишка не переставал кивать. – Слуга вам не врет! Слуга никогда бы не подложил яд в блюда! Господин ведь сам просил меня заменить капусту, и все было сделано. Никчемный раб не врет… 

    Фан Цзинцзай почувствовал, как немеет кожа головы. Его план был безупречен, но карты спутало отсутствие аппетита неприятеля да жадность официанта. В любой другой день того можно было только похвалить за находчивость. Но сейчас… 

    Разгневанный господином случаем, Фан Цзинцзай с силой ударил кулаком по столу. Чертов Фэн Жочэнь уже наверняка взошел на корабль и отправился в родные края. А значит, выкрасть договор во время поездки парню не удастся. 

    Раздосадованный второй молодой лорд отправился наверх и уже хотел начать собираться в обратный путь, как увидел в окне опустевшую на одну лошадь конюшню. Обернувшись к управляющему, Цзинцзай решил прояснить ситуацию: 

    - Уважаемый, а куда подевалась кобыла Белоснежка? 

    - А, наша гордость, - ухмыльнулся чуть полноватый мужчина. – Господин Фэн приобрел ее и телегу. Тот самый, что проживал в следующем от вас номере. 

    Несколько раз моргнув, Цзинцзай спустился обратно: 

    - Говоришь, что Фэн Жочэнь предпочел водному пути сухопутный? 

    - Именно так, - кивнул управляющий. – Сперва господин Фэн хотел вернуться в поместье на лодке, но сегодня утром решил использовать горную дорогу. Я, конечно, описал ему маршрут, но также предупредил об опасности. Так уж вышло, что наши глухие горы облюбовали бандиты. Но лорд Фэн не стал меня слушать. 

    Соображая, как никогда, быстро, желающий выкрасть договор Цзинцзай вдруг широко, но очень хитро улыбнулся: 

    - Уважаемый, сможешь ли ты подобрать мне лошадь в несколько раз быстрее вашей гордости Белоснежки? 

    Понимая, что конфликт решен и обиженный гость готов распрощаться с еще несколькими кусками серебра, управляющий довольно посмеялся: 

    - Это не проблема. Белоснежка уже стара, так что в нашей конюшне есть несколько способных обогнать ее лошадей. 

    Кивнув, Цзинцзай отправился наверх и начал собирать пожитки. Он не понимал, почему его злейший враг решил отправиться домой через опасные горы. Неужели его прельстил пейзаж? Или, быть может, молодым торговцем двигало что-то еще? 

    Вряд ли он собирался куда-то заезжать, ведь на чайных плантациях семьи Фэн вот-вот придет время сбора урожая. И этот докучливый вельможа привык лично контролировать сей процесс. 

    «К черту! Меня не волнуют его причины!» 

    Упаковывая свою одежду и приобретая к той еще один не самый броский комплект, Фан Цзинцзай решил ковать железо пока то горячо. Будь он проклят, если упустит такую прекрасную возможность выкрасть бумагу! 

    ***

    Выехав из города, второй молодой лорд намеренно избегал главных дорог и пустил коня по более опасной, но менее известной тропинке. Владелец гостиницы рассказал ему о пристанищах воров и даже указал на одну из заброшенных цитаделей. 

    Цзинцзая интересовал один-единственный холм. Расположивший на себе лишь одну, едва вмещающую повозку, дорогу, тот был идеальным местом для претворения плана. 

    Управляющий не обманул. Выданный в аренду конь оказался быстр и надежен. Дворянин сумел добраться до места раньше Фэн Жочэня и спешился. Хлопнув кобылу по заднице, парень отправил ту домой, а сам принялся переодеваться. 

    Приобретенный с рук старый комплект неприметной одежды, а также ржавый нож должны были замаскировать его личность. Также Цзинцзай обвязал лицо желтоватым платком и даже немного потренировался в изменении голоса. 

    Он обязательно выкрадет компрометирующую его бумагу. 

    Вскоре издалека послышался грохот повозки. Дребезжащий звук и ржание коня не оставляли сомнений в приближении важной персоны. 

    «Ты как раз вовремя!»

  • Протрезвел и оказался проданным!
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии