• Утpo вcтрeтило нерaдивого пьяницу дикой головной болью. Мужчине казалось, что стая надоедливых мух, окружая его, даже не думает прекращать свою бессмысленную канитель.

    Решив не открывать глаза до момента полного пробуждения, Цзинцзай перевернулся и вдруг коснулся рукой чего-то теплого и относительно мягкого. Тут же раскрыв глаза, мужчина поперхнулся прохладным воздухом.

    Это был не сон? Он действительно так напился, что не смог отличить грезы от реальности?

    Фрагменты воспоминаний из прошлой ночи начали всплывать в голове распутника.

    Темнота и мягкость кровати, интригующее или, лучше сказать, пикантное сопротивление, совместный экстаз от ритмичных движений, томные вздохи и отчаянные выкрики.

    Цзинцзай смутно припоминает, как толкнул парня на кровать и прижал к матрацу собственным телом. Припоминает, как ночь напролет изливал свои обиды и недовольства.

    Сердце пьяницы преисполнилось сожалением и ускорило ритм. Ранее гладкая спина теперь саднила и была покрыта массой царапин. Искоса взглянув на украшающие плечи отметины, мужчина понял, что сорвался с цепи. Xорошо, что он выдохся раньше, чем убил паренька.

    Однако почему мастер постельных игр вдруг стал вести себя как неопытный юнец и навредил клиенту?

    Eще раз взглянув на уткнувшегося в подушку любовника второй лорд Фан вдруг почувствовал неладное. Почему спина того теперь кажется крупнее, а руки тренированнее?

    - Эй, - протянув руку, пьяница аккуратно толкнул любовника, но тот никак не отреагировал. – Эй, ты в порядке?

    Hачиная паниковать, мужчина хотел проверить дыхание не пробудившегося, поэтому наклонился ниже, а почувствовавший дискомфорт любовник, вдруг перевернулся, заставив Цзинцзая закричать.

    «Kакой кошмар!»

    - Зачем так орать? – голос перевернувшегося был хриплым, а вид усталым.

    - Фэн… Фэн… Фэн… - потеряв дар связанной речи, Цзинцзай, натягивая на себя одеяло, незамедлительно отполз к краю кровати. Скорее всего, он бы с нее и свалился, но тому помещала стена.

    - Что с тобой? Ты будто приведение увидел, - изогнул бровь и сладко потянулся любовник.

    - Фэн Жочэнь! Ты… Ты… - тыча в мужчину пальцем, продолжал заикаться шокированный второй лорд. – Почему ты тут?!

    - A где я, по-твоему, должен быть? – приподнимая одеяло, молодой господин семьи Фэн продемонстрировал другу детства последствия их пикантной ночи.

    «Это был не сон!» - пронеслось в голове у забулдыги.

    Постойте, он ведь вечером встретил Мо Юйя, разве нет? Ай-яй, Фан Цзинцзай, даже свиньи могут различить своих поросят, а ты не признал собственного любовника.

    «Какой же я идиот!»

    И все-таки сейчас не время думать о причинах и следствиях. Нужно как-то разрешить ситуацию!

    Объясниться? Сказать, что был слишком пьян и ничего не помнит? Да только идиот поверит в столь глупое оправдание.

    Сказать, что перепутал его с Мо Юйем? Звучит глупо даже в его голове. Факта случившегося это не отменяет. Да и для Фан Цзинцзая будет большим позором признаться в любви к проститутке.

    Удерживая одеяло, паникующий мужчина пытался найти оправдания глупому проступку, а вот Фэн Жочэнь, напротив, выглядел собранным и спокойным.

    Обтерев пах тряпицей, мужчина, поднявшись с постели и накинув халат, позвал служку маленькой гостиницы.

    - Принеси мне, пожалуйста, перо и бумагу, - кивнул девушке Жочэнь, чем немного удивил Цзинцзая. Разве с утра люди не умываются и завтракают?

    Получив необходимое, молодой господин Фэн присел за стол и начал что-то писать. Изредка покусывая перо, мужчина бормотал что-то непонятное. Второй лорд Фан мог разобрать лишь фрагменты, но не стал приближаться, чтобы услышать больше.

    - Итак, в новом порту стоит пятнадцать лодок… Каждая коляска чая стоит около тринадцати тысяч… Минус суточный налог… Хм, да, все так.

    Обмотав вокруг талии легкое одеяло, Цзинцзай все-таки слез с кровати и подошел ближе.

    - Что ты считаешь? – совершенно не понимая логики действий неожиданного любовника, полюбопытствовал пьяница.

    - Компенсацию, - вдруг перед носом второго лорда появился четко прописанный документ. – Ровно миллион двести тысяч золотом, но как семья Фан и Фэн практически родня, я округлю сумму до миллиона.

    - Что ты сказал?! Миллион за одну ночь?! – подпрыгнул алкоголик. – Даже лучшая проститутка из лучшего борделя нашего города стоит всего тысячу! Не слишком ли высоко ты себя ценишь?!

    Неторопливо налив себе чаю, мужчина также не спеша совершил несколько глотков. Казалось, разъяренный вид нечаянного любовника немного его забавлял.

    - Как ты и сказал. То проститутка. Для нее нет разницы с кем и когда ложиться в постель, а вот я дело иное. Вопрос довольно серьезный. Так что да, миллион уладит дело.

    Мгновенно поникнув, Цзинцзай упал на колени и опустил голову:

    - Ты ведь знаешь, что я вчера слишком много выпил. Ты ведь тоже мужчина, почему не сопротивлялся?

    Вновь испытывая терпение друга детства молчанием, Жочэнь дал тому время рассмотреть собственные руки и почувствовать напряжение в шее.

    Так как пьяница опустил взгляд, то действительно стал свидетелем синяков и отпечатков чужих пальцев.

    Голова, словно печь, начала нагреваться. Котел памяти вновь подкинул неудачливому второму лорду фрагменты прошлой ночи.

    Встретив так называемого Мо Юйя, Цзинцзай уже не мог стоять на ногах, поэтому был отконвоирован в комнату наверху. Заботливый сопровождающий даже уложил его на кровать и снял обувь. Но пьянице оказалось этого мало. Опрокинув благодетеля на кровать, он яростно пресекал чужие попытки вырваться и шептал что-то о службе клиентам…

    В итоге проигнорировав даже попутку удушения, Цзинцзай неоднократно овладевал нечаянным любовником, совершенно того выматывая.

    Следы сопротивления отпечатались на теле. Отрицать подобное глупо.

    Мужчина схватился за голову. Теперь ему точно не уйти от последствий.

    - Я возьму на себя всю ответственность и даже не возражаю против компенсации, но не думаешь ли ты, что миллион — это все-таки чересчур? – плотнее укутываясь в одеяло, уставился на Жочэня пьяница.

    Тот и в самом деле задумался. Потирая подбородок, молодой господин Фэн пододвинул к себе чистый лист и вновь принялся что-то писать. Звук скрежета кончика гусиного пера заставил Цзинцзая сглотнуть и покрыться холодным потом.

    - Что ж, я могу отметить денежную компенсацию, однако вместо этого все равно потребую кое-что взамен. В конце концов, я никогда не занимался благотворительностью и пока не хочу начинать. Раз я позволил тебе взять вершину, то теперь ты позволишь мне сделать то же самое.

    - Быть на вершине? – округлил глаза пропойца. Даже его маринующийся в остатках алкоголя мозг мог произвести нехитрый расчет. Миллион золотом или переспать с врагом. Миллион или унизительная ночь? Деньги? Секс? – Хорошо! Позволю! Мы уже переспали, в этом нет ничего страшного. Я за справедливые сделки. Раз я. Раз ты.

    - Кто сказал, про один раз? – еле заметно улыбнулся шантажист. Подняв кулак, Жочэнь начал разгибать пальцы.

    Указательный.

    - Это основной долг.

    Средний.

    - Это проценты.

    Безымянный.

    - Это моя прибыль.

    Фан Цзинцзай так разозлился, что потерял дар речи. Все на что его хватило, так это на злобный взгляд в сторону оппонента.

    Выведя последний иероглиф договора, мужчина подул на бумагу.

    - Если ты несогласен, то мы всегда можем вернуться к миллиону.

    Резко поднявшись, второй лорд быстро подошел к столу и, выхватив бумагу, а за ним и перо, вписал свое имя.

    - Три так три! Я тебя не боюсь!

    - Кто сказал, что три раза? – Фэн Жочэнь услужливо указал на один из пунктов договора. – Три ночи. А сколько раз я это сделаю зависит от настроения и задницы второго лорда Фана.

    Цзинцзай почувствовал, как ярость переполняет душу.

    - Ты меня обманул!

    Фэн Жочэнь забрал бумагу, аккуратно свернул и спрятал в кармане халата. Поднявшись из-за стола, шантажист даже позволил себе легонько похлопать жертву по плечу:

    - Если второй лорд Фан передумает, мы всегда можем вернуться к изначальной договоренности. И да, наверное, ты невнимательно прочел, так что я напомню. За нарушение данного соглашения также накладывается штраф, - усмехнувшись, мужчина добавил. – Пятнадцатого числа этого месяца я возьму основной долг. Не забудь помыться и жди меня на кровати.

    В припадке бессильной ярости Фан Цзинцзай мог наблюдать лишь скрывающуюся за дверью фигуру дьявола Фэна.

    - Чертов Жочэнь! Да будь я проклят, если позволю этому случиться!

  • Протрезвел и оказался проданным!
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии