• Призраки знают, что я испытал
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Луна в час ночи мрачно окутывала сонные окрестности.

     

    Си Цзя заметил, что что-то здесь не так, сразу, как только вошел.

     

    Этот район был построен только несколько лет назад. Расположен он в самой быстрорастущей и наиболее дорогостоящей части города, недалеко от озера Цзинду. С седьмого этажа и выше вы могли видеть подвесное шоссе над озером и сверкающие отражения света на чистой глади. Это жилье также находилось в школьном округе. Если бы Си Цзя не получил компенсацию за снос своего старого дома, он совершенно точно не смог бы купить квартиру в этом месте.

     

    Из-за близости к Творческому индустриальному парку, многие жители здесь были программистами. Зарплата у программистов была высокой, но и работали они сверхурочно почти каждый день. Не стоит упоминать, что сейчас уже час утра, даже если бы было три часа утра, иногда программисты в это время только возвращались с работы. Вокруг просто не может быть настолько тихо, что не было ни звука, ни света.

     

    Си Цзя медленно свел брови. А рядом с ним Пай Юй нарисовал в воздухе руну. Символ, который он нарисовал, был намного бледнее, чем тот, который Е Цзинчжи нарисовал на входной двери Си Цзя. Сделав последний штрих, Пай Юй указал на середину, и внезапно золотой свет залил весь район.

     

    – Иди!

     

    В следующий момент зрачки Си Цзя сжались. Он с удивлением посмотрел на черную Ци, окутавшую всю окрестность.

     

    Пай Юй также никогда бы не подумал, что увидит такое зрелище. Эта часть района растянулась на два квартала и занимала чрезвычайно большую площадь. Однако в этот момент плотная и мрачная энергия Инь обвила район, образуя беззвучный город.

     

    Легкий ветерок пришел снаружи. Но как только он достиг ворот микрорайона, он был рассеян обильной энергией Инь.

     

    Пай Юй был поражен:

    – Такая концентрированная энергия Инь… Си Цзя, это ты ее вызвал?

     

    При входе в район Си Цзя заметил, что что-то не так, и также почувствовал намек на энергию Инь. Теперь, когда он действительно увидел масштабы энергии, он сказал:

    – Не я. Когда я ушел два дня назад, этого не было. Пай Юй, ты можешь узнать, где находится источник энергии Инь?

     

    Пай Юй покачал головой:

    – Зиши (11 вечера – 1 час ночи) – это время, когда Врата Ада открываются и когда энергия Инь процветает в светском мире. Прямо сейчас, не говоря уже о твоем районе, даже на главных улицах снаружи будет немного энергии Инь и несколько блуждающих душ. Мой Учитель и Повелитель Ада Е, вероятно, могли бы найти источник энергии Инь до рассвета, но я не могу. Подожди до восхода солнца, энергия Ян естественно изгонит ее, и тогда я смогу найти причину.

     

    Так как найти причину нет возможности, они немного прогулялись по району, прежде чем, наконец, пойти домой.

     

    Сам Си Цзя никогда не был ловящим призраков Небесным Мастером. Он не знал никаких заклинаний, не говоря уже о том, чтобы найти призраков. И этот Шарлатан Пай со своей стороны претендовал на звание лидера молодого поколения, но был совершенно ненадежен. Он действительно был как фальшивый медиум.

     

    Дождавшись до полудня следующего дня, когда энергия Ян была в изобилии, Пай Юй держал в руках таинственный железный компас размером с ладонь. Он прогуливался по окрестностям, как сумасшедший. Он продолжал смотреть вниз на компас и снова смотрел вверх, чтобы увидеть окружающие здания и расположение деревьев. Он бормотал что-то чрезвычайно тихим голосом, делая невозможным расслышать его ясно.

     

    В дневное время окрестности неожиданно вернулись в норму.

     

    Сегодня был будний день. В районе было не так много людей, только несколько женщин болтали и гуляли в парке. Там также некоторые пожилые люди в настоящее время делали упражнения.

     

    Си Цзя последовал за Пай Юй и равнодушно посмотрел на этих жителей. Он никогда не общался с этими людьми раньше. Или, скажем, в последние несколько лет он редко выходил из дома, потому что не хотел, чтобы эти люди были заражены его энергией Инь, и чтоб они заболели или даже попали в аварию.

     

    Этим утром, когда Си Цзя занимался своими делами, он сказал несколько слов Усян Цинли. Он надеялся, что тот заблокирует только его собственную энергию Инь, а не его глаза, мешая ему видеть темную энергию. Си Цзя не надеялся на слишком многое. Но Усян Цинли действительно имел духовное осознание и сдерживал свою мощь, поэтому Си Цзя не нужно было полагаться на заклинание Пай Юй. Он мог непосредственно видеть черную Ци, окутывающую окрестности.

     

    И в глазах Си Цзя лица всех этих жителей были покрыты слабым слоем Ци. Этот слой черной Ци был похож на черную шифоновую маску, закрывающую их лица. Тем не менее, они совершенно ничего не замечали, каждый делал свое дело с суровым выражением лица. Кажется, они болтают, но их выражения были странными. В их глазах было безжизненное выражение, как будто они смотрели на воздух. Кажется, они тренируются, но их суставы даже не поворачиваются. Все их тела были жесткими, как у зомби, и они только делали странные прямые движения.

     

    В этом районе, за исключением Си Цзя и Пай Юй, все остальные люди тупо делали то, что они делают каждый день, и выполняли свои задачи, как будто они стали марионетками на веревочках.

     

    Пай Юй сказал:

    – Сначала найдем источник, не мешай им пока. Среди странствующих душ есть особый класс призраков. Они не смогли реинкарнироваться в течение 48 часов, потому что забыли, что уже умерли. В это время ты не можешь прямо сказать им: «Вы уже мертвы». Они будут так напуганы, что их душа улетит и рассеется. Ты должен использовать различные подсказки, чтобы они поняли, что мертвы, чтобы они сумели перевоплотиться. Ситуации этих людей и странствующих душ несколько похожи. Ты не можешь действовать слепо, не думая о последствиях.

     

    Си Цзя никогда не хотел напоминать что-то этим людям. Он только смотрел на них издалека, не приближаясь.

     

    Три круга оба прошлись по району. Энергия Инь была слишком концентрированной, что делало невозможным поиск источника по интенсивности. Пай Юй с тревогой погладил волосы, в то время как Си Цзя остановился. Выражение его лица было необъяснимым, когда он смотрел на нескольких детей на расстоянии.

     

    В это время большинство детей должны быть в школе, но в песочнице соседней детской площадки играли трое детей. Им было всего три или четыре года, и, вероятно, они еще не ходили в детский сад. Двое из детей были окружены грудой песочных замков. Только оставшийся маленький мальчик сидел на корточках в одиночестве в углу песочницы, выкапывая и собирая песок в одиночку.

     

    Си Цзя посмотрел издалека, его зрение постепенно размылось, как будто он увидел знакомую тень.

     

    В оживленном саду все дети бегали и шумели. Маленькая тень скрывалась в углу, с завистью глядя на них. Наконец, он не мог не сделать шаг, желая подойти. Его маленькая рука была вытащена из-за спины. Обернувшись, мужчина средних лет с мягким взглядом наклонился, нежно погладил волосы ребенка и тихо сказал:

    – Цзя Цзя, ты не можешь идти туда, папа будет играть с тобой, хорошо?

     

    Тихо вздохнув, Си Цзя вернулся из воспоминаний и снова пошел вперед. Он просто сделал шаг, когда внезапно услышал громкий «стук», доносящийся с детской площадки. Он быстро обернулся и увидел, что одинокий мальчик внезапно упал на землю. Лбом он ударился в цементный край песочницы.

     

    Глаза Си Цзя расширились, и он быстро подбежал к ребенку.

     

    – Больно? Ты в порядке? Малыш, где ты ударился…

     

    Двое детей, играющих с песком неподалеку, только взглянули, даже не придя на помощь. Он был готов увидеть разбитую и кровоточащую голову маленького мальчика. Неожиданно на лбу у ребенка был только большой пурпурно-синий синяк, кровотечения не было.

     

    Си Цзя был слегка поражен.

     

    Это был тихий и хорошо себя ведущий ребенок. Он слегка покачал головой, поджав губы, и не сказал ни слова. Он не говорил, что это больно, и не плакал. Просто тихо опускал голову, как будто сделал что-то не так.

     

    Си Цзя тихо спросил:

    – Где твой дом? Старший брат отведет тебя домой.

     

    Маленький мальчик протянул руку и указал на здание вдали.

     

    Си Цзя повернул голову и увидел, как Пай Юй все дальше и дальше удаляется, не замечая ситуации с ним. В любом случае, это всего лишь отвести ребенка домой. Это не должно занять много времени, поэтому он сразу забрал мальчика и пошел к зданию.

     

    У этого ребенка также был слабый слой энергии Инь. Кажется, его никто никогда не держал на руках. Маленькая голова была твердо прижата к груди Си Цзя, не смея сказать ни слова. Но когда Си Цзя спросил, на каком этаже он жил, тот поднял голову и указал в определенном направлении.

     

    Три минуты спустя Си Цзя вышел из лифта.

     

    Лифт быстро закрылся за ним, свет неожиданно потемнел, а улыбка на лице Си Цзя медленно исчезла. Он медленно опустил голову, глядя на почерневшие бумажные деньги [1] в тазу в углу.

     

    На этом этаже было только две квартиры. Между двумя домами есть серый железный горшок. Воздух был наполнен слабым запахом гари. Белые бумажные деньги были сожжены в черный пепел, оставив лишь небольшие кусочки на краю, которые не стали пеплом. Сгоревший пепел плавно парил в воздухе, лампы на потолке не работали, а с лестницы едва проникал солнечный свет. Звучали звуки капающей воды, что делало картину еще более жуткой.

     

    Тихой, холодной, лишенной человеческой жизни.

     

    Си Цзя посмотрел вниз и тихо спросил:

    – Какой дом твой?

     

    Маленький мальчик указал на направление впереди.

     

    Си Цзя спокойно обнял ребенка, подошел к двери квартиры и слегка постучал в дверь.

     

    В доме никого не было. «Тук-тук». Звуки стука в дверь эхом разнеслись в коридоре. Они, очевидно, находились в здании, но в этот момент неизвестно откуда подул холодный ветер. Он дул от ног Си Цзя и устремился вверх. Когда холодный ветер черного цвета достиг груди, Си Цзя сузил глаза, и кровавая аура обернулась вокруг его пальцев.

     

    Как раз в этот момент бронзовый кубик неожиданно выскочил из-под одежды. Парящий в воздухе, он внезапно начал дрожать.

     

    Бум!

     

    Темный ветер развалился во вспышке. Усян Цинли немного повернулся, прежде чем вернуться в одежду.

     

    В это время из-за двери можно было услышать грубые, тяжелые шаги. Казалось, что-то тяжелое тянулось по полу. Подобные железу шаги хлопнули по полу. Звук, казалось, был еще далеко, но становился все громче и громче, пока, наконец, не остановился перед дверью. Глазок медленно потемнел. Кто-то смотрел на Си Цзя с другой стороны через маленькое круглое отверстие.

     

    «Скрип»

     

    Входная дверь была слегка открыта. Молодая изможденная женщина стояла у двери, холодно глядя на Си Цзя.

     

    Маленький мальчик попытался спрыгнуть с рук юноши. Быстро пройдя через дверь, он спрятался за женщиной и осторожно высунул голову, робко глядя на Си Цзя.

     

    Си Цзя посмотрел на женщину. Женщина тоже смотрела на него.

     

    Правая рука женщины была обмотана бинтами и висела на перевязи. В ее темных черных глазах не было блеска, как тяжелая застойная вода, она холодно уставилась на Си Цзя. На ее лице был сильный макияж, две кроваво-красные щеки и достаточно белое лицо, чтобы напугать людей, как будто его нанесли на женский труп перед тем, как положить в гроб. Точно так же она смотрела совершенно неподвижно.

     

    Воздух был наполнен запахом сожженной бумаги. Через некоторое время Си Цзя улыбнулся:

    – Ребенок только что случайно упал на землю.

     

    Женщина все еще мертво смотрела на него, не говоря ни слова.

     

    Си Цзя снова улыбнулся:

    – На этом этаже кто-то недавно скончался?

     

    Женщина молча уставилась на него.

     

    Через некоторое время, когда Си Цзя решил открыть рот и снова спросить, маленький мальчик поднял руку и указал на входную дверь через зал. Зазвучал грубый и равнодушный голос женщины:

    – Дед в соседней квартире умер три дня назад.

     

    Си Цзя выглядел пораженным. Он просто поднял голову, когда услышал хлопок. Входная дверь с хлопком внезапно закрылась перед его лицом.

     

    «Дин»

     

    Лифт внезапно остановился позади Си Цзя.

     

    Он все еще стоял перед дверью и вообще не касался кнопки лифта. Тем не менее, лифт просто остановился на этом этаже. Холодок побежал по коже головы и пронзил позвоночник. В коридоре явно не было ветра, но сгоревшая бумажная пыль из железного горшка яростно парила в воздухе. И даже немного осыпала волосы Си Цзя.

     

    Прозвучал сигнал, и дверь лифта открылась. Си Цзя развернулся с тяжелым выражением лица. Его пальцы крепко сжались в кулак, а ужасная кроваво-красная аура обернулась вокруг. Он еще не видел ясно, когда услышал возбужденный голос.

     

    – Что я говорил? Я определенно могу найти это! А? Си Цзя, как ты здесь оказался? Не говори мне, что ты это тоже нашел? Ах, смотри! Здесь есть бумажные деньги, определенно кто-то только что умер. В одной из этих двух квартир абсолютно точно есть проблема. Игла моего компаса была в хаосе, как только я сюда попал. Инь этого злого духа слишком силен. Из того, что я видел за всю свою жизнь, она слабее только твоей.

     

    Си Цзя: «……»

     

    Шарлатан Пай бесконечно болтал. Просто сейчас была напряженная атмосфера, но она исчезла в мгновение ока:

    – Если мой компас натолкнется на тебя, то это не будет проблемой хаотичной работы, от которой можно избавиться. Не снимай Усян Цинли, иначе мой компас действительно будет сломан, и мне останется только плакать. Ты человек, чья энергия Инь даже сильнее чем у призраков. Потому что я сильный, я не воспринимаю тебя как призрака, но если бы это был кто-то другой…

     

    Си Цзя дошел до края своего терпения:

    – … Заткнись!

     

    _______________

     

    [1] 纸钱 бумажные деньги: так называемые буддийские / даосские ритуальные деньги, сделанные из бумаги для сжигания для богов или мертвых.

    Так выглядит компас.

  • Призраки знают, что я испытал
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии