• В голове всплыли лица бабушки и брата.

    Верно… эта буря эмоций состояла из облегчения, надежды и неверия.

    Если он не умрёт во время сражения с демонами. Если вернётся домой целым и невредимым….

    Тогда, тогда….

    Ох, ну взбодрись ты уже. Хватит волноваться попусту. Ты ведь как – никак, а дворянин, маной не обделён, знаешь ли, – отметила девушка, и развернулась, собираясь вернуться туда, где оставила метлу.

    Стоять! Руфус немедля схватил её за рукав. Твоё имя?

    Моё имя?... служанка распахнула глаза в удивлении, но всё же приветливо улыбнулась и ответила Сарубья.

    Сарубья.

    Сарубья, Сарубья, с усмешкой повторила она.

    На самом деле поза, в которой они стояли, была немного неловкой…

    Ты наверное считаешь моё имя странным, да? Сарубья в переводе означает багряный цветок, а мои волосы вовсе не красные, они цвета слоновой кости…

    Нет, это не странно. Я запомню тебя.

    Тебе не нужно меня запоминать. Просто помни, что я служанка, работающая во дворце принцессы Сордид.

    Ни-за-что. Я непременно тебя запомню, и отплачу за твою доброту, когда вернусь с войны, Руфуса уже невозможно было переубедить.

    Сарубья тихо вздохнула.

    Аха…так уж и быть, если тебе так сильно хочется, то пожалуйста. Но только при условии, что ты что-нибудь дашь мне взамен.

    Дам что?

    Нуу… есть кое-что, что я хочу.

    От слов служанки Руфус почувствовал себя противоречиво. На данный момент он был всего лишь безымянным дворянином…

    Парень без гроша в кармане, у которого есть только титул барона. Хотя нет, титула ещё нет, ему только предстоит его унаследовать… в будущем.

    А теперь вопрос – что он может ей дать?

    Ни-че-го.

    Не имея ничего, ничего и дать.

    Он уже приготовился вежливо извиниться перед девушкой, как на него, словно гром среди ясного неба, свалилась неожиданная просьба.

    Прошу, поцелуй меня.

    Что!?

    Ну ты же сказал, что отплатишь мне. Так вот, я хочу поцелуй, потребовала девушка игривым тоном.

    Руфус вскинул бровь.

    Неожиданно, это слишком неожиданно.

    Он уже подготовил своё сердце к чему-то подобному « Я хочу дом в столице».

    Но поцелуй… какого чёрта?

    Я бы хотел знать… почему?

    А? Разве не очевидно? Ты красавчик.

    И это всё?

    Что значит «всё»? Да ты хоть понимаешь, как ценен поцелуй красивого мужчины? ухмыльнулась горничная, и после чего игриво воскликнула. Ах, для меня это само божье благословение. Ты ведь не будешь такой злюкой и откажешь, верно?

    Но я ведь не думал, что ты попросишь, что- то настолько… прямо высказал свои мысли парень.

    Аха, вообще-то я и сама от себя такого не ожидала. Просто подумала об этом и… хм хм… это всё твое красивое личико виновато, хитро улыбнулась девушка.

    Она легким шагом подошла к Руфусу и положила руку ему на плечо.

    Грудь Руфуса напряглась, словно камень, его охватил трепет с макушки головы до пальцев ног.

    Сначала он не понял, что происходит.

    Но от ощущения её мягких губ накрывших его губы, дыхание Руфуса перехватило.

    «Какого чёрта?» смутился парень от необузданного поведения служанки.

    Ему казалось, что его голова взорвётся.

    В его глазах застыло лицо девушки, что была перед ним. Он не мог даже моргнуть.

    Внезапно в нём возник импульс.

    Быть сосланным на войну, оторванным от родных, да ещё и кататься по полю битвы словно собака…

    С этого дня он потеряет всё. И он это знал. В последний раз… неужели он не может пожадничать в последний раз?

    Чего плохого в том, чтобы подержать эту служанку в объятьях немного дольше?

    Он знал, что действует слишком эгоистично по отношению к девушке.

    И всё же он не смог удержаться. Миниатюрное тело в его объятьях было слишком тёплым.

    Верно. Она сама это затеяла.

    Руфус крепко её обнял.

    И начал осыпать поцелуями.

    Девушка немного растерялась от неожиданных действий Руфуса, но она быстро пришла в себя, прислонилась к нему всем телом, и разместила руки у него на груди.

    Их губы едва соприкасались.

    Это был его первый поцелуй. Он был неопытен. Но с этим можно было смириться.

    Тем, что он и вправду ненавидел, было то, что он воспользовался этой девушкой.

    Но он уже не мог прекратить. 

    Обжигающее горячее дыхание, чувство неудовлетворённости, и беспорядочные движения рук. Она приняла это всё не проронив ни слова.

    В скором времени Руфус, наконец, отпустил её

    Тебе явно не хватает опыта, саркастически заметила она прежде, чем он успел восстановить дыхание.

    Парень мигом раскраснелся:

    Не дразни меня.

    Ох, тяжёлая тебе предстоит работа. Если, конечно, не хочешь, чтобы твоя будущая жёнушка была разочарована.

    Руфус молча уставился на служанку.

    И что ему теперь делать?

    Он был слишком импульсивен. Однако сейчас, когда он успокоился, чувства вины и ответственности настигли его.

    Он даже понял, что не хочет оставлять эту девушку…

    Айя, ты же не думаешь, что должен жениться на мне из-за малюсенького поцелуйчика?

    И она попала прямо в точку.

    А… нет… я… заплетался Руфус.

    Горничная расхохоталась:

    Ахаха… ну и милашка. Да ещё и такой наивный! Интересно, сколько тебе?

    Я старше тебя!

    Хм, хм… ну выглядишь старше.

    Некоторая до жути вежливая служанка начала крутить волосы вокруг пальца, и даже запела, как ни в чём не бывало.

    Если я умру,

    Обращусь дождевой каплей,

    На твоей щеке слезы смою.

    Её голос и мелодия были приятными и успокаивающими, но текст песни был слишком печальным.

    Что это за песня? спросил Руфус, когда дослушал мелодию.

    Это колыбельная.

    Серьёзно?

    А как же слова «если я умру»? Какой родитель в здравом уме будет петь что-то подобное своему ребёнку? Руфус неосознанно наморщил брови. Однако служанке было всё равно.

    А теперь я отчаливаю, мне надо работать. Была рада с тобой познакомиться, вежливо поклонилась она Руфусу, и прежде чем уйти, попросила Вернись живым.

    После этих слов она исчезла.

    Он не последовал за ней.

    Их ничего не связывало.

    Бедный аристократ, изгнанный на поле битвы, и обычная служанка, прислуживающая во дворце.

    Это была обычная встреча, которая в скором времени раствориться в памяти словно летний сон.

    Руфус растерянно смотрел в направлении, где она исчезла.

    Такая странная.

    Эта девушка странная.

    Странная, очень странная, очень очень странная девушка.

    Это было единственное, что он мог о ней сказать.

    …а если подумать…

    Она даже не спросила его имени.

    Неужели ей ни капельки не было любопытно?

    От этой разочаровывающей мысли сердце Руфуса сжалось.

    Чувства, которые невозможно было проигнорировать, уже глубоко в нём укоренились.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

  • Позволь мне умереть за день до тебя
  • Отсутствуют комментарии