• Повесть призрака
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Сeктa Тяньи pаcположилась под горой Цанлан, далеко за пределами ближайшего города. Никто не помнит, когда она успела появиться. Однако слуxи о ее деятельности ходят, мягко говоря, необычные. Люди судачат, что практикующиеся в Тяньи использую в ритуалах кровь новорожденных младенцев.

    Сплетни подпитывали многочисленные злодеяния общины. Aдепты Тяньи частенько участвуют в грабежах, убийствах и прочих бесчинствах. Собственно не было ни одного преступления, которое эти злодеи не осмелились бы свершить!

    Pанее близ горы Цанлан располагалось несколько ортодоксальных сект, но теперь от их домов остались только руины. Никто не хотел столь быстро развивающихся в темном направлении соседей.

    Среди мастеров Цзянху нашлось немало героев возжелавших разрушить оплот зла, но никто из них не вернулся со своего священного похода. Со временем люди решили просто не связываться с темной сектой. Шаткий мир поддерживался на протяжении нескольких десятков лет.

    И все же Тяньи представляла скрытую угрозу для общин Цзянху. Поэтому, так или иначе, а ортодоксы строили планы по ее уничтожению. Темных адептов было не так уж и много, но вот силу они имели колоссальную, поэтому планы строились лишь на словах.

    У главы Тяньи было два заместителя: Цзюнь Шуин и Цин Лан. Свои прозвали их столпами родной секты. Bлияние этих молодых людей превосходило репутацию главы, который с годами принимал все меньше участия в жизни общины.

    Был у Тяньи еще и наследник. Росший высокомерным молодым мастером, парнишка не представлял собой ничего стоящего. Развратник, кутила и пьяница, не уделяющий и толики своего времени на тренировки.

    Только из уважения к нынешнему главе никто не вступал с ним в конфликты и не собирался провоцировать. Цзюнь Шуин и Цин Лан не смотрели на молодого мастера, как на человека. Также заместители лидера сошлись во мнении о том, что подобный субъект не должен занимать ведущую позицию в их общине.

    Резиденция Цзюнь Шуина расположилась к западу от центрального алтаря. В настоящее время одетый в черную мантию молодой человек, сидя на высоком, напоминающем трон, стуле выслушивал доклад одного из подчиненных. На самом деле, темный совершенствующийся был очень красив, а вечно сведенные к переносице брови придавали его образу свирепости.

    - Что ж, очень хорошо, - дослушав донесение, едва заметно улыбнулся мечник. – Этот Сун Цзунжэнь действительно осмелился обмануть меня и Цин Лана. Mы более не могли иметь с ним дел. Он сам накликал свою смерть.

    - Господин, есть еще кое-что… - опустил голову слуга. В зале послышался характерный звук сглатывания.

    - Говори.

    Тон Цзюнь Шуина был легким, но прислужник так его испугался, что ноги его обмякли. Мужчина рухнул на колени и резко склонил голову. Глухой удар о каменный пол рассек ему лоб.

    - Господин, в поместье Сун проживало триста шестьдесят семь человек, но мы насчитали только триста шестьдесят шесть тел. Нам кажется, - сильно запинался читатель доклада. – Кажется, что сын главы семьи Сун Ланьюй смог бежать.

    Мужчина вновь начал биться головой о пол.

    Лицо заместителя главы приобрело холодное выражение, а глаза потемнели.

    - Сборище никчемных идиотов! На что вы, вообще, годитесь?!

    Склонивший голову не смел поднимать взгляда. Сжавшись в комок, слуга боялся пошевелиться.

    Цзюнь Шуин вытянул руку и слуга, будто зачарованный, поднялся в воздух. Невидимая сила притянула его ближе. Шея несчастного оказалась в тисках заместителя владыки.

    Душераздирающие крики заполнили зал. Вырываться было бесполезно. Будто брошенный в адский котел, слуга трепыхался, пока его жизнь медленно покидала тело.

    Мучения не продлились долго. В момент слуга стал похож на полупустой, заполненный лишь костями мешок.

    Отбросив изуродованный труп, Цзюнь Шуин выкрикнул:

    - Гао Фан!

    - Я здесь, - из темного угла показалась весьма причудливо разодетая мужская фигура. Свободная, без рукавов рубаха, едва доходила парню до пупка. На талии висел медный, издающий при ходьбе переливистый звон, колокольчик. Шаровары, босые ноги и крепкие, украшенные мишурой и прочими лентами косы.

    Вечно улыбающийся Гао Фан создавал резкий контраст с мрачностью Цзюнь Шуина.

    - Почему ты оставил работу этим бездарям? Провалы здесь недопустимы. Ты ведь не передал им самое главное дело?

    - Не нужно относиться ко мне, как к одному из твоих идиотов последователей. Ты мне не доверяешь? Моей руке нужно еще немного времени на восстановление. После я вновь примусь за работу. Гарантирую, скоро наш великий лидер попадет на небеса. Но до этого, как мне казалось, мы должны отправить туда его придурка сыночка. Плюс, я слышал, что владыка сейчас подыскивает приемника. Так что если не поторопимся, все наши усилия будут напрасны и господином придется называть совершенно неизвестного человека.

    - Тебе нет нужды напоминать мне об этом вопросе, - холодно отозвался один из заместителей.

    Eдва молодые люди закончили обсуждение, как в зал вошел разодетый в простую черную накидку слуга.

    - Заместитель Цзюнь, глава секты просит пройти вас и Гоа Фана в его покои, - взгляд прислужника упал на обезображенный труп, и поклон стал глубже.

    - Так значит лекарство готово? – облизнулся Гао Фан.

    Поднявшись со стула, Шуин бросил предупреждающий взгляд на странно разодетого парня.

    - Пойдем, а ты, - на этот раз обратился господин к слуге. – Приберись здесь.

  • Повесть призрака
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии