• Повесть призрака
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Слыша чужие причмокивания и ощущая губы врага, мужчина впал в отчаяние. Он не понимал, что можно сказать умалишенному зверю. Не знал, как пробудить в том хотя бы отголоски разума. 

    - Чу Фэйян, остановись… - перейдя к торгам, Шуин не обращал внимания на дрожь собственного голоса. – Обещаю, если ты уйдешь, я никогда не покину гору и не стану учинять беспорядков на Центральной равнине. 

    Это ведь то, что больше всего заботило Чу Фэйяна. То, ради чего он посетил гору Цанлан. 

    Но мужчина остался глух к столь заманчивым условиям. Лишь перешел к другому соску, уделяя тому не меньше внимания, чем первому. 

    Приподнимая голову, Шуин скривил губы. Душу его заполнило отвращение и паника. Лишь собирая остатки гордости и здравого рассудка, он вновь постарался поговорить с насильником: 

    - Чу Фэйян! – на всякий случай выкрикнул несчастный. – Ты меня слышал?

    На этот раз темному лидеру удалось привлечь внимание безумного. Подняв голову, он вновь заставил жертву вздрогнуть. Яркий, полный похоти и желания взгляд не нес рациональной мысли. 

    Не упуская момента, Цзюнь Шуин постарался сохранить внимание мужчины и даже тому улыбнулся: 

    - Ты слышал, что я тебе сказал? Если ты сейчас остановишься, я никогда не покину гору, никогда не вторгнусь в Центральную равнину. Только отпусти… 

    Молча рассматривая бледное, покрытое потом, красивое лицо оппонента, Чу Фэйян не произнес ни слова. 

    Тишина душила Цзюнь Шуина жестче, чем жар чужого тела. Сглатывая, пытаясь найти в этих жутких глазах ответ, он, наконец-то, не выдержал. 

    - Согласен? – возможно, он собирался сказать что-то еще, но несколько чужих пальцев, вторгшись в его рот, не позволили этого сделать. 

    Запрокинув голову, темный лидер понял – этого не избежать. 

    Хныча, крутясь и выкрикивая что-то нечленораздельное, мужчина чувствовал, как укусы зверя становились все более ощутимыми и дикими. Извиваясь и вздрагивая, он и сам не понимал, насколько привлекательно выглядел в глазах сраженного ядом воина. 

    Чу Фэйян, увлекшись процессом, уделял внимание лишь одному из сосков, чем только провоцировал усиливающийся дискомфорт нечаянного любовника. 

    Наконец-то вынув пальцы из чужого рта, воин тут же запечатал припухшие губы жадным поцелуем. А вот смоченная слюной ладонь скользнула под подол мокрого халата. 

    Почувствовав изменившееся положение вражеского тела и настойчивые движения у довольно интимных мест, Шуин распахнул глаза и пытался избавиться от губ Фэйяна. 

    Так и не добившись в этом каких-либо результатов, он просто принялся крутить талией, но был пойман насильником. 

    Оказавшись искусным любовником, Чу Фэйян начал массировать вход, аккуратно тот продавливать, дабы расслабить напряженные мышцы жертвы. 

    И в момент когда это сработало, первый палец проник в нутро несчастного лидера темной секты. Крик застрял в горле, а из глаз потекли слезы. Колоссальное унижение, страх и обида, само собой, не позволили мужчине насладиться процессом. 

    Чу Фэйян, чувствуя растерянность любовника, выпустил искусанные губы и поцеловал несчастного в щеку. Аккуратно работая пальцем, он действительно сосредоточился на крайне важном в его понимании процессе. 

    Ошеломленный Шуин забыл о борьбе. Его широко разведенные ноги дрожали, а растрепанная одежда не скрывала следов нечаянной страсти. 

    Вскоре мужчина почувствовал два пальца. Хмурясь, он все еще пытался поймать взгляд обезумевшего зверя: 

    - Чу Фэйян, пожалуйста, отпусти меня… Очень тебя прошу… Хочешь, я прямо сейчас найду для тебя самых умелых красавиц? Хочешь, приведу мужчин? Обещаю, что найду для тебя самых милых и обаятельных юношей. Можешь забавляться с ним прямо тут, только… Пожалуйста… 

    Жалостливые, сочетающиеся с рыданиями слова не достигли разума воина. 

    Вскоре горячее нутро Цзюнь Шуина исследовало уже три пальца. 

    Когда Чу Фэйян закончил с подготовкой, то стянул с себя штаны и, подхватывая дрожащие ноги врага, развел те в стороны. 

    Годы тренировок сделали тело темного лидера гибким и соблазнительным. С тяжелым дыханием ортодоксальный дася приставил головку члена ко входу, а жертва, почувствовав чужой жар, в отчаянии зажмурилась. 

    Гортанный, схожий со звериным, рык эхом прошелся по гроту. И все движения мужчины не были безрассудными. Не совершая резких толчков, он медленно проникал внутрь увлажненного нутра. 

    Цзюнь Шуин накрыл лицо руками. Его безвольные кисти продолжали висеть словно игрушки, а губы сузились до размеров иглы. 

    Он ненавидел Чу Фэйяна за эту нежность. Именно из-за нее он мог прочувствовать каждый миллиметр проникающей в него плоти. Процесс даже слишком явно отпечатался в сознании. То было просто невыносимо.

    Медленно, уверенно, горячо и больно… 

    - Нет… - в какой-то момент Цзюнь Шуин приказывал себе перенести пытку с достоинством, но теперь, ощутив страсть другого мужчины, понял, что лишь женщины способны выносить такое отношение. 

    Действия противника провоцировали не только боль и странное, доселе незнакомое чувство наполненности, но и попирали гордость красавца. 

    Остановившись на полпути, Чу Фэйян, одаривая Шуина легкими поцелуями, хотел дать тому время привыкнуть и только после начал двигаться дальше. 

    Все глубже и глубже. Все жарче и трепетнее. Темный лидер чувствовал, как член недруга достигает глубин его тела и в отчаяние закричал: 

    - Выйди! Уйди! Убирайся! Не трогай меня!

    Однако запал быстро сходил на нет, и гнев быстро сменился рыданиями: 

    - Не делай этого… Умоляю… Не делай… 

    Игнорируя жалостливые выкрики любовника, Чу Фэйян погрузился в того полностью и прикрыл глаза. Цзюнь Шуин с ужасом услышал даже слишком довольный, полный удовлетворения и одновременно нетерпения стон врага. 

     

  • Повесть призрака
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии