• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
  • 2-011: Высокая Крепость!

    Это - критический момент! Как только семь братьев посмотрели туда, куда указал Цзюнь Мосе, они больше не могли отвести взгляд!

    Все они мигом стали проклинать его:

    [И ты еще смеешь говорить, что это "мало"? Да тут восемь больших бочек,наполненных вином;даже не разбавленного, тут по крайней мере 50 цзиней вина в каждой бочке, а в общем тут больше сотни цзиней вина! И мы, жалкиебратья, можем лишь понюхать и даже не можем надеяться на то, чтобы попробовать и каплю.. Да это грабеж!... Но, судя по аромату, это стоит таких денег..]

    Цзюнь Мосе сделал несколько шагов вперед, но, оглянувшись назад, увидел, что семь братьев словно "примерзли" к земле и палятся на несколько бочек с вином.

    - Братья, мы что, уже никуда не идем? Я думал, что мы должны встретиться сгосподином Дугу?

    У них что, ноги к полу приклеились?!?

    Нет, на полу не было никакого клея, это было магическая сила удивительного вина!

    - Ах, вот оно что! Ваш маленький брат благодарит Вас за напоминание. -- произнес Цзюнь Мосе, махнув рукой: - Подойдите сюда.

    Несколько слуг немедленно появились рядом с ним: - Молодой господин, что Вы желаете?

    - Ваш Молодой Господин может быть беспечен, но как можете быть вы?Поспешите и запечатайте эти бочки с вином. Если бы не напоминание моих старших братьев, то это вино уже превратилось бы в помои! А после, Помогите мне отнести их... -- Мосе сделал паузу на секунду.

    Счастливое выражение расплылось по лицам семи мужественных братьев из семьи Дугу. Они сложили два и два вместе и подумали, что Мосе хочет отнести вино как подарок для их Деда.

    Как только они представили, что смогут пить это вино целыми днями, их лица не смогли сдержать улыбок.

    - ...Отнести в мой личный погреб. Когда я сегодня вернусь, я устрою семейный банкет с Дедушкой и Третьим Дядей! -- бесцеремонно продолжил Цзюнь Мосе: - я возможно приглашу немного гостей, но, боюсь, что вина на всех не хватит... Да, приготовьте еще вина для гостей.

    Слуги вместе поклонились, прежде чем запечатать бочки, но...

    - Стоп!

    Крайний быстрым движением Дугу Йинг встал между бочками и слугами и раскинул свои руки во все стороны, показывает слугам не подходить ближе.

    Его голос был глубоким, как океан, и крепким, как гора.

    Людям, не знающим владельца голоса могла даже показаться, что владелец - великий эксперт на пике силы!

    Слуга средних лет оторопел:

    [Молодой Господин запутался? Только что нам дали приказ запечатать бочки.. Вы что, хотите доставить нам неприятности?]

    Оставшиеся братья немедленно окружили бочки с вином и встали, словно железные башни: плечом к плечу, в ожидании смертельных врагов.

    [Так это вино приготовлено для ужина семьи Цзюнь, но его может не хватить... Разве это не значит, что после сегодняшнего вечера этого вина не станет?]

    Они даже не подумали, что в словах Мосе есть несостыковки: раньше он говорил, что хочет оставить вино для себя, а сейчас он сказал, что хочет выпить всё вино вместе с семьей на ужине.

    Они забыли обо всём, когда услышали, что скоро вина не станет.

    Цзюнь Мосе замер и запутанным голосом спросил:

    - Старшие Братья, что всё это значит? Мой Дедушка будет ждать меня сегодня вечером, поэтому давайте поскорее пойдём, чтобы я вовремя смог вернуться назад.

    Одно лишь предложение развеяло любые идеи украсть вино... Великий Дед Цзюнь уже знает о нём.

    - Хахаха, ох, хахаха...

    Дугу Йингуже больше не смеялся; он бормотал что-то нечленораздельное, но потом вдруг подал сигнал глазами.

    Шесть его братьев немедленно отскочили в стороны, как тигры; двое схватили Мосе, а остальные сбили с ног слуг. Дугу Йинг крикнул: - Аккуратнее! Не покалечьте никого!

    Дугу Цян ворвался в комнату как порыв ветра, но, через некоторое время, вернулся с пустыми руками. Дугу Сионг крикнул:

    - Тупица! Скорее бегите на кухню и принесите миски!

    Дугу Чонг и Дугу Шанг без промедления выполнили приказ. Через пару мгновений они, смеясь, вернулись с большими мисками в руках.

    - Осторожнее, не пролейте! -- прикрикнул на братьев Дугу Йинг: - Аккуратно слейте немного вина из каждой бочки в миски.. Не пейте слишком много, лишь по несколько мисок, чтобы утолить жажду.. Как только закончим, отнесём Цзюнь Мосе без промедления. Смотрите, не напивайтесь! Да, Шестой Брат, это я тебе говорю - ты всегда становишься буйный, как напьёшься. Помните, что пить нужно в меру.

    Видимо, у семи братьев было много опыта по тайному выпиванию...

    - Конечно, конечно...

    Остальные уже давно превзошли все границы терпения, и теперь они ринулись к бочкам, словно рой пчёл.

    С миской вина в руках Дугу Йинг глубоко вдохнул аромат, исходящий от вина, и, сделав большой глоток, почувствовал, как прохладное разнообразие вкусов спускается по его горлу. Когда вино дошло до живота, он почувствовал, как по всему его телу разливается горячая волна; ему внезапно стало жарко, а на лице сама собой всплыла улыбка, и Йинг довольно произнёс:

    - Великолепное вино! Такой вкус бывает лишь у совершенства! Даже вино, которое готовят для семьи Императора, можно считать мусором в сравнении с этим вином! Я просто обязан буду спросить у этого мелкого засранца Цзюнь, продаётся ли это вино!

    Шесть его братьев одновременно опустошили свои миски с вином и выдохнули с облегчением; широко открыв глаза, откинув назад головы и поглаживая свои животы, они все вместе стояли и постанывали от удовольствия:

    - Ааааххх... Ааааххх...

    Семь дисциплинированных и крепких мужей сейчас стонали и охали, словно находились в публичном доме...

    Цзюнь Мосе сглотнул, пока пот стекал по его спине. Он чувствовал, что его волосы встали дыбом, будто он шёл в полночь по заросшему старому кладбищу.

    Вскоре после этого, семь братьев налили себе ещё вина. Звуки их споров были слышны вокруг:

    - Старший Брат, ты уже выпил две миски, а я только одну!

    - Иди к чёрту, Седьмой, не пытайся меня обокрасть!

    - Та-ак вкусно... Эй, ты чего толкаешься?

    - Осторожней! Третий уже третью миску пьёт, у него совсем стыда нет!

    - Братья... Давайте прервёмся..

    К ним в головы даже не залетала мысль, что кто-то из охраны дома Великого Герцога должен уже был их заметить с момента, как они выбили главные ворота! Это было крайне необычно!

    Такая небрежная охрана ставила Цзюнь Мосе в ещё больший тупик, чем вся эта ситуация...

    Это как если бы банда воров бесцеремонно ворвалась в чей-то дом и там же напилась; да не просто напилась, а напилась в абсолютную "стельку", совершенно наплевав на то, что владелец дома давно включил сигнализацию...

    Беззвучно появившись неподалёку, Цзюнь Вуй улыбнулся и подмигнул Мосе, после чего так же беззвучно исчез.

    Снаружи, по периметру внутреннего двора, уже некоторое время скрытно ждали несколько сотен стражей семьи Цзюнь...

    [А ведь это была лишь не до конца приготовленное вино; оно даже не было смешано, а вкус - не улучшен до идеала!]

    Эта заготовка, по меркам из прошлой жизни Мосе, была от семидесяти до восьмидесяти процентов крепости... Иными словами, это был почти чистый спирт!

    [Одна такая бочка - это ведь почти половина цзиня вина!]

    Цзюнь Мосе даже было жаль этих парней.

    Братья уложили Цзюнь Мосе на пол, подавив его Суань Ци, и больше не трогали его, ведь отвлекись один из братьев, то остальные выпили бы больше, чем он!

    Вообще-то, такое сковывание было бесполезно против Цзюнь Мосе. По началу, он не показывал чувств из страха, что его могут раскрыть, но немного времени спустя он стал смотреть на "соревнования" братьев.

    Под конец, когда Мосе уже надоело притворяться связанным, он, размяв конечности, просто встал и, скрестив руки на груди, просто наблюдал за происходящим.

    И лишь спустя дооолгое, доооооооолгое мгновение....

    БУХ!

    Дугу Цян, младший из братьев, был слабее всех к выпивке; не способный больше держаться, он бревном рухнул на землю.

    Лишь звук дыхания показывал, что он уснул.

    Дугу Хао, увидев спящего младшего брата, разозлился и пнул его, отправив того в полёт; после этого он пошёл и налил себе ещё миску вина.

    БУХ!

    Дугу Чонг споткнулся на пути к бочке и упал.

    БУХ!

    БУХ!

    БУХ!

    БУХ!

    БУХ!

    Все семь братьев валялись пьяными брёвнами то там, то тут.

    Ничего уже нельзя было сделать - алкоголь был слишком силён!

    Даже бросок с прогибом был бы менее эффективен, чем это "вино"!*

    Есть различия не только по крепости алкоголя, но и по видам; а эти семеро так накидались, что не смогли бы сказать, какая нога у них сейчас слева, а какая - справа!

    Вино, которое Молодой Господин Цзюнь создал в этот раз, вышло особенно крепким, но, хоть семь братьев из семьи Дугу и много что пробовали из спиртных напитков, настолько крепкого вина они не пили никогда. Этот как если бы кто-то, кто раньше пил только светлое пиво, выпил крепчайшего коньяка!

    По-началу, ему не было бы видно разницы, и он даже мог бы выпить несколько глотков, но позже... Позже, когда алкоголь бы подействовал, он валялся бы в пьяном угаре, а потом бы несколько дней страдал от похмелья.

    В следующее мгновение, дикий храп начал раздаваться со внутреннего двора.

    Цзюнь Мосе подёргивало, хоть братья и спали.

    [Если вы собираетесь спать - так спите тихо, какого чёрта вы так храпите!? Блин, если бы вы храпели, то ладно, но зачем все эти свисты, причмокивания и пердения изо всех щелей?!?]

    - Фьють-хрр...фьють-хрр...

    Как раз в то время, когда Цзюнь Мосе начал злиться, Дугу Йинг снова начал посвистывать.

    Отвесив смачный пинок по его заднице, Мосе закричал:

    - Только посмей ещё хоть пёрднуть, ублюдок!

    Свист прекратился, как только Дугу Йинг от пинка перевернулся. Лицом к небу он тихо пробормотал:

    - Велико...мням..лепное..вино...

    Свисая со стены соседнего дворика, Гуан Квинхан пряталась в листве деревьев, словно дозорный в ослепительно белоснежном платье.

    Не верящее выражение было на её лице!

    Хоть она и получила записку от слуг, что ей ни в коем случае не стоит приходить, она всё же пришла!

    Как только семь братьев из семьи Дугу ворвались через главные врата, Гуан Квинхан приготовида свой меч и спряталась. Если бы Дугу Йинг и шесть его братьев попробовали атаковать или забрать с собой Цзюнь Мосе, Квинхан бы немедля вступила с ними в бой.

    Хоть она и понимала, что ни за что не смогла бы выиграть, она всё равно не отказалась бы от этой битвы!

    Хоть Цзюнь Мосе ей никогда и не нравился, но он был членом семьи Цзюнь, хоть и в третьем поколении. Он - её названный брат.

    Не важно, что - она не смогла бы просто сидеть и смотреть, как Мосе катится в пропасть.. Особенно после того, как этот засранец стал всё походить на нормального человека...

    Но время шло, и глаза Гуан Квинхан становились всё шире и шире; в них даже появилось немного уважения!

    Цзюнь Мосе был спокоен и собран от начала и до конца; это немало шокировало Квинхан. Цзюнь Мосе, которого она знала раньше, уже превратился бы в извиняющегося слизняка или наделал бы в штаны от страха.

    Но сегодня всё было иначе: медленно, но верно, он дал семи братьям самим зайти в его ловушку и захлопнуть за собой дверь. Он не только был готов с ними пойти, они с нетерпения даже напились!

    Хоть эти семеро и были тупоголовее некуда, такой результат бесконечно поражал Гуан Квинхан:

    [Неужели этот тот же безголовый трус Цзюнь Мосе?...]

    Тихо вздыхая от удивления, Квинхан медленно ускользнула.

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    * - Читать голосом Дмитрия Губерниева.

    2-012: Дугу идут в гости

    Раздался пронзительный свистящий звук, и сияющий синий шар приземлился точно во внутреннем дворике...

    Это был Цзюнь Чжан Тиан!

    Представшая перед глазами сцена напрочь ошеломила его.

    До этого он пребывал в полнейшей уверенности, что его внука схватили и, скорее всего, пытают, пока он сам в отъезде. Несмотря на колоссальный прогресс за короткий срок, Мосе всё ещё не мог прорваться через Девятый уровень Суань Ци.

    Цзюнь Чжан Тиан уже был готов увидеть своего внука поверженным; более того, он даже был готов к его смерти, а в его голове роились мысли о мести Дугу Цзюнхену. Он и представить себе не мог, что тут произойдет ТАКОЕ!

    Наслаждение? Восторг? Ужас?!

    Не слишком ли это абсурдно?

    Его внук сидел целый и невредимый, а семь щенков из семьи Дугу валяются на полу без сознания... Хотя старик почти сразу же понял, что он не прав; они не без сознания..

    Они пьяны в стельку!

    Цзюнь Чжан Тиан протёр глаза; он все еще не мог поверить тому, что увидел. И, тем более, он не мог этого понять! Ему очень хотелось знать, каким же образом его внук одержал столь блистательную победу.

    А еще он не просто заставил их выпить - он их всех напоил вусмерть. Он знал, конечно, что вино его внука довольно крепко, но чтобы настолько!

    Убедившись, что его дорогой внук в полном порядке, дедушка Цзюнь проронил пару фраз и неторопливо удалился, сцепив руки за спиной. Просто удивительно, что ему не пришлось принимать ни малейшего участия…

    **********

    Когда Дугу Цзёнхэн и Дугу Вуди вернулись домой, им доложили, что семеро внуков, обуянные яростью, кинулись на поиски Мосе. Им двоим стало еще сильнее жаль Мосе после таких известий:

    [Помня слова Цзюнь Чжан Тиана, боюсь, что теперь семье Дугу и семье Цзюнь придется биться насмерть, если мои внуки и правда ринулись к Мосе...

    Эх.. Не будь я таким вспыльчивым.. Не отправься я на поиски Цзюнь Чжан Тиана, чтобы выразить свой гнев...Может тогда бы...]

    Отец и сын в оцепенении смотрели друг на друга, словно ожидая чего-то.

    Если бы дело было только в силе, то беспокоится бы было не о чем: семья Дугу намного превосходит семью Цзюнь. Но они просто-напросто не могут себе позволить стать непримиримыми противниками! И ко всему прочему, Цзюнь Чжань Тиану терять нечего, он не сдастся до самой смерти!..

    Но если Великие Семьи начнут кровную месть, то в неё будет втянуто всё королевство Тянсян!

    Ситуация - хуже не придумаешь.

    Дугу Цзёнхэн нервно расхаживал взад-вперед по главному холлу. Великий генерал Дугу Вуди стоял чуть поодаль, не смея издать ни звука, хотя в глазах у него уже мутнело от отцовских хождений.

    Взволнованные отец и сын почуяли неладное, когда увидели закат солнца:

    [Почему они до сих пор не вернулись? Может ли так быть, что они искалечили Мосе, а затем наткнулись на разъяренного старикашку?

    Господи! Цзюнь Чжан Тиан ведь не совсем выжил из ума, верно?]

    Придя к одному и тому же выводу, отец и сын посмотрели друг на друга наполненными тревогой взглядами.

    Внезапно они услышали торопливо приближающиеся шаги.

    Появился страж со словами:

    - Доклад Господину: Цзюнь Мосе из семьи Цзюнь прислал человека с посылкой.

    - Принести ее сюда!

    У Дугу Цзёнхэна появилось дурное предчувствие, хоть то, что Мосе отправил посылку, означало лишь, что он пострадал несерьезно.

    С чувством небольшого облегчения, Старый Дугу уселся в кресло.

    Посылка Мосе представляла собой тряпичный сверток. Дугу Цзёнхэн слегка сжал сверток, резко изменился в лице и выронил его.

    На стол выпали разные мелочи.

    - Отбросы! Кучка бесполезных отбросов!

    Дугу Цзунхен вскочил с кресла и с размаха пнул Великого генерала Дугу Вуди:

    - Только посмотри на эту свою обезьянью армию! Это ты их вырастил! -- старик трясущимся пальцем тыкал в Генерала: - Семеро против одного! И они все каким-то образом оказались в плену! Семейные нефритовые украшения отосланы назад!.. Какой позор!

    Застигнутый врасплох, Дугу Вуди взвыл от боли, мысленно проклиная всех и вся:

    - Что значит, я вырастил обезьянью армию? Не ты ли был главным в их воспитании?

    Теми мелочами, которые Мосе отправил назад, были нефритовые украшения семьи Дугу, передающиеся по наследству, и каждый из внуков Дугу носил такое, как собственный символ.

    Посылка сопровождалась запиской: "Все семь братьев Дугу остаются гостями у семьи Цзюнь. Мы очень хорошо поладили, и, думаю, они вернутся домой через пару-тройку месяцев. Старейший Дугу и Великий генерал Дугу - Вам не о чем беспокоиться."

    - Гости? Пара-тройка месяцев? Не о чем беспокоиться? -- лицо Дугу Цзунхена перекосило от злости: - Вуди! Немедленно верни этих тварей домой! Я с них семь шкур спущу!

    Дугу Вуди задвигался так, словно давно уже хотел сбежать.

    Пулей вылетев за дверь, он начал раздавать приказы. Тут же кругом воцарилась суета, забегали стражи, а вскоре и топот лошадей затих вдали.

    Когда Великий генерал Вуди с сотней стражей прибил в резиденцию семьи Цзюнь, неожиданно для всех он решил соблюсти все формальности и запросил аудиенцию.

    Его сыновья и племянники без малейшего колебания решали все грубой силой – на самом деле они поступают так специально – и это можно списать на их незрелость. Но Вуди не мог позволить себе быть таким нахальным. Он, конечно, был грубияном и той ещё занозой в заднице, но прежде всего он был Главным генералом королевства Тянсян.

    Он отправил одного из своих людей отнести стражнику у врат своё нефритовое украшение в качестве пропуска и запросить аудиенцию у Старейшего Цзюнь Чжан Тиана. Привратник вежливо принял украшение, но ответил, что "Господина нет на месте, он недавно отбыл навестить друга."

    Это крайне рассердило Дугу Вуди: [Да ты же вернулся совсем недавно после выяснения отношений с моим стариком! Я тебе чуть ли не на пятки наступал! И ты хочешь сказать, что ты у друга? Если бы ты не одержал верх и не взял в плен моих сыновей и племянников, то я не был бы таким беспечным? Кого ты пытаешься обмануть?!]

    Но немного подумав, он решил, что когда все карты на руках у противника, то приходится сдаваться:

    [Что ж, нужно склонять голову, когда стоишь под свесом крыши...* В таком случае, я попрошу аудиенции у Цзюнь Вуя. Твой сын не может ходить; вряд ли он будет у друга, верно?]

    Страж у ворот не пошёл внутрь оповестить о прибытии Дугу Вуди, а на его лице появилась многозначительная улыбка.

    Дугу Вуди осмотрелся и увидел медленно выезжающую из внутреннего двора коляску. Сидящий в коляске Цзюнь Вуй был одет в светло-голубое платье, а на его лице появилась безмятежная улыбка, когда он пытливо посмотрел на Дугу Вуди:

    - ...Так это и правда брат Дугу. Меня чрезмерно обрадовало то, что Вы оказали нам честь своим присутствием. Ох, как же я могу быть таким неучтивым? Пожалуйста, чувствуйте себя, как дома; нет нужды в церемониях.

    Мужчина перед ним выглядел так же, как и раньше, но..

    Время, проведенное на полях сражений, сильно натренировало интуицию Дугу, и сейчас она ему говорила, что всё совсем не так, как кажется!

    [Спокоен!

    Да, он слишком спокоен. Это то самое спокойствие, от которого появляются нехорошие предчувствия, страхи... Жуткие, леденящие душу чувства!]

    Дугу Вуди точно различал, что под густыми бровями, проницательным взглядом и безмятежным лицом скрывается человек гордый и не отдающий свою жизнь на волю случаю. Человек, который может направить свой меч даже против Небес!

    Казалось будто несравненный воин, пылившийся без дела все эти годы, был готов обнажить свой меч и показать всё своё великолепие, готов вознестись над миром наравне с рычанием тигров и драконов!

    Сейчас Вуди не видел перед собой калеку; он видел всемогущего Генерала из прошлого, облаченного в белоснежные одеяния.

    Смеющийся в лицо врагам...истинная душа армии, которая покорила весь континент Суань Суань... Он - Цзюнь Ву Хи!

    Отец Цзюнь Мосе, железный военачальник, который выходил победителем из каждого боя, неодолимый властитель войн!

    Теперь Дугу Уди чувствовал неописуемое благоговение!

    Цзюнь Ву Хи! Единственный человек, которым Дугу Вуди воистину восхищался.

    Словно самая высокая гора, он был целью его жизни. Когда-то Вуди служил под его началом, и до сих пор, редко,но по ночам он вспоминал яркие напряженные бои из тех давних лет...

    - ...Вуди, подожди моего возвращения, я одолею наших врагов. Мы - братья, и вместе мы пройдем через Ю Тан и Шенци! Хахаха..

    Дугу Вуди, неспособный тогда участвовать в боях, в тот год распрощался с Цзюнем Ву Хи перед его уходом на войну.

    Цзюнь Ву Хи произнес эти слова, когда обнял Вуди за плечи.

    Случилось так, что это была их последняя в жизни встреча..

    Более того, Вуди повторял эти последние слова всякий раз за последний десяток лет, когда напивался!...

    - Брат… -- проронил он, сделав два шага вперед.

    Воспоминания о былых днях охватили его, он чуть было не обратился к нему "Старший Брат"...

    Цзюнь Ву Хи во плоти перед его глазами! Цзюнь Ву Хи, сидящий в коляске!

    Цзюнь Вуй; калека уже больше десяти лет!

    Казалось, Дугу Вуди был отрешён от настоящего; его тигриные глаза стали мокрыми...

    - Брат Дугу?

    Цзюнь Вуйи смотрел на него с полнейшим безразличием; на того, кто когда-то был с ним бок о бок. В его колючем взгляде не читалось никаких эмоций. Он были абсолютно спокоен, отрешён и сух!

    После смерти двух сильнейших членов семьи, Цзюнь все же смогли удержать влияние в Тяньсяне.. Но, в сравнении с тем, каким оно было до их смерти, это было как день и ночь.

    В то же время семья Дугу обрела признание и тогда же возымела контроль над половиной военных сил, ранее принадлежавших семье Цзюнь. Пусть передача военных сил и произошли по приказу Его Величества, и винить во всем этом некого, сердце Цзюнь Вуя наполняла горькая обида.

    Его удручала судьба семьи Цзюнь, страдания его отца, но больше всего его огорчали его старшие братья!

    Даже то, что его старший брат когда-то давно обнимал Дугу Вуди, очень удручало его.

    За все эти годы, пока Цзюнь Вуй был калекой, его ярость достигла пугающих размеров..

    Именно поэтому он даже не пытался казаться дружелюбным или вежливым перед человеком, который когда-то был его братом и близким другом.

    Едва ли среди всех Великих Семей можно было найти человека, который не боялся бы Великого генерала Дугу Вуди. Лишь Цзюнь Вуй никогда не боялся его!

    Он не просто не боялся его; он показывал полнейшее равнодушие. А вот Великий Генерал не мог ответить ему тем же..не мог посмотреть ему в лицо.

    - Третий Брат, твой глупый братишка наведался к тебе в гости. Ты чувствуешь себя намного лучше? Хахаха...

    В Тянсяне очень мало людей, которых Дугу Вуди предпочел бы сторониться, а Цзюнь Вуй был как раз тем, от кого он хотел держаться как можно дальше.

    Если бы сегодняшние события не развились таким образом, и Генералу семьи Дугу не пришлось бы ехать сюда, то он бы так никогда и не встретил своего бывшего друга.

    Великий генерал Дугу с трудом справился с собой и, выдавив из себя подобие улыбки, продолжил:

    - ..Я слыхал, что семеро маленьких паршивцев из моей семьи, которые не умеют себя вести подобающим образом, создали немало неприятностей вашей семье Цзюнь. Я пришел забрать их и преподать им хороший урок! Я выясню, по чьему приказу они действовали так дерзко. И я прослежу, чтобы они дали Брату Цзюню удовлетворительный ответ.

    Даже теперь Цзюнь Вуй сохранял внешнее спокойствие, только улыбка сошла с его лица:

    [По чьему приказу? У тебя правда хватает совести говорить так?!]

    - Ах, что-то случилось? Я и не знал.. -- слабо улыбнулся Цзюнь Вуй; повернувшись, он спросил: - К нам что, заходили семеро молодых господ из семьи Дугу?

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    * - Прим. англ. пер.: Это - идиома; примерное значение: "Когда у другой стороны все козыри, склони голову"

    2-013: Вымогательство

    Стражник, охраняющий врата, раньше служил под началом Цзюнь Вуя; как он мог не понять его намерений?

    Он, выпрямив спину, ответил:

    - Так и есть, Господин. Семь молодых Господ из семьи Дугу действительно заходили в поисках Третьего Молодого Господина. Что до других их дел, то этот слуга не знает.

    Выслушав ответ стража, Цзюнь Вуй безразлично взглянул на Дугу Вуди и ответил:

    - Так вот оно что.. Звучит так, словно эти детишки просто бегают и разыгрывают друг друга..так зачем нам вмешиваться?.. Братец Дугу, я поистине смущён тем, что такая личность, как ты, вынуждена была приёти сюда из-за дел между младшими..Ха-ха, я думал, ты уже вполне наигрался с детьми.

    Вытянутое лицо Дугу Вуди внезапно покраснело, и он сказал:

    - В действительности, лично мне нет никакого дела до этих детей, но вот мой Старик заволновался и вынудил меня прийти и взглянуть. Было бы очень не красиво, если бы семеро проказников из моей семьи принесли какие-то неудобства семье Цзюнь.

    На это Цзюнь Вуй слегка улыбнулся и ответил:

    - Ха, да, это было бы не красиво... Но мы, Старшие из семьи Цзюнь, никогда не вмешиваемся в дела младшего поколения. Если Братцу Дугу нужно найти своих сыновей и племянников, то он должен спрашивать не меня, а Цзюнь Мосе. Моё тело постоянно болит и ноет; мне уже тяжело с тобой разговаривать... Это даже слегка смущает!

    Лицо Дугу Вуди уже стало сиреневым от гнева; он хмыкал и охал долгое время, но молчал:

    [Мне нужно говорить с Цзюнь Мосе? Ты что, издеваешься?! Да кто он такой, чтобы Я с НИМ говорил?.. Да и к тому же, я - старше. Хотя все знают, что у это идиота вечно что-то не так с головой,а сейчас и с телом.. Пф, слишком много уважения для него, чтобы я с ним разговаривал.. Не могу же я ПРОСИТЬ его что-то для меня сделать!]

    Цзюнь Вуй же улыбнулся и, хлопнув в ладоши, крикнул:

    - Ты! Живо отведи Великого Генерала Дугу к покоям Молодого Господина! Братец Дугу, пожалуйста, чувствуй себя как дома. Мне кажется, ты ещё должен помнить, что и где в резиденции Цзюнь. Твой младший немного утомился, так что я, пожалуй, пойду.

    Дугу Вуди выжал из себя улыбку и, с чувством лёгкого дискомфорта, ответил:

    - Третий Братец не должен беспокоиться обо мне; лучше отдохни как следует.

    Хотя семья Дугу все эти годы и выполняла приказ Императора, но они всё же выступили против семьи Цзюнь в крайне неловкое время, когда семья Цзюнь потеряла в бою двух своих великих сыновей. Вот почему Цзюнь Вуй был таким предвзятым в отношении Дугу.

    Все эти годы Дугу Вуди желал разрешить это непонимание между семьями. Хоть его совесть и была чиста, он всегда склонял голову, когда рядом был Цзюнь Вуй.

    Из-за своей гордой и честной натуры, он всегда жалел, что когда-то не встал рядом с Цзюнь Вуем, хоть и был нужен больше всего. Ведь потом....

    Хоть семья Дугу и всегда старалась помогать семье Цзюнь, но этот Цзюнь Мосе... Избить этого засранца восемь или десять раз всё равно недостаточно!

    Дугу Вуди думал, что это его долг - стать для Мосе заменой Цзюнь Ву Хи, его отца, и приподать мальцу урок...

    С глубоким вздохом Дугу Вуди вошёл в резиденцию Цзюнь; его подавляющая аура уже сильно уменьшилась.

    Он так же понимал, что Цзюнь Вуй "между строк" посоветовал ему оставить детишек в их песочнице, ведь ему, как Старшему, не подобало влезать в их дела.

    В душе Дугу Вуди кричал: [Я не хочу в это влезать!], но...

    Но необъяснимое чувство одолело его, когда он увидел спокойное лицо Цзюнь Вуя.

    Его зацепило то поразительное сходство, что было между Цзюнь Вуем и Цзюнь Ву Хи, погибшим много лет назад; любой гнев быстро рассеивался в сердце.

    Увидев Цзюнь Мосе, стоящего вдалеке, аура Великого Генерала снова проснулась в Дугу Вуди:

    [Может, я и виноват перед твоим Третьем Дядей, но почему это я не могу злиться на мелкого поганца, который заигрывает с моей дочкой?! Ох, погоди у меня, ублюдок!...

    ..Ээ? А где у дворика Цзюнь Мосе ворота?..]

    Ворота же снесли Дугу Йинг и его шесть братьев!

    Цзюнь Мосе, увидев приближающегося Дугу Вуди, оставался спокоен. Поклонившись и взмахнув руками, он заговорил первым:

    - Выходит, что Дядюшка Дугу почтил меня своим визитом. Увидеть Вас - самое значительное, что сегодня со мной произошло. Прошу, скорее заходите!

    Великий Генерал Дугу не сдержался, увидев внутренний дворик за спиной Мосе.

    Он глубоко вдохнул: [Когда всё успело настолько развалиться?...]

    С яростью в голосе, Дугу Вуди спросил:

    - Это сделали эти семеро сволочей? Вот же глупцы..

    Для него сразу же стало ясно, что семь его сыновей и племянников ослушались его приказа "вытащить Цзюнь Мосе без каких-либо разрушений собственности семьи Цзюнь":

    [Как это вообще произошло?! Не к добру это.. Это всё - вина этих семерых!]

    Цзюнь Мосе улыбнулся, но на лице было и недовольство:

    - Семь старших братьев увидели, что семейное вино довольно хорошо, и слегка напились, хаха... И они все уснули.

    Лицо Дугу Вуди стало мрачнее тучи:

    - Хорошее вино? Напились и уснули? Они что, никогда раньше не пили?! Тьфу! Неужели я вырастил таких слабаков... Покажи мне, где они!

    Уже пройдя мимо Мосе, Дугу Вуди развернулся и, со злым лицом, ткнул в него пальцем:

    - Парень, предупреждаю: держись подальше от моей дочери! Лишь из уважения к твоим Дяде и отцу я на этот раз не стану тебя наказывать, но.. Но, если будет следующий раз, то я лично порву тебя на кусочки и скормлю их собакам!

    Цзюнь Мосе взглянул на него долгим, глубоким взглядом, и улыбнулся. В глазах Мосе сверкнула искра, когда он так же ткнул пальцем в сторону Дугу Вуди:

    - Старик! Меня не волнует, что ты известная заноза в заднице Имперского Суда; не будь так дерзок в резиденции Цзюнь. Такого неуважения я не потерплю! Ещё хочу предупредить - не позволяй своей дочке снова меня доставать! Я не хочу дальше объяснять из уважения к нашим семьям, но.. Но, если будет следующий раз, я прослежу, чтобы Вы стали родным дедушкой моего сына!

    Дугу Вуди почти потерял сознание от гнева. Не то, чтобы он не знал, что у него есть кличка "заноза в заднице", просто никто не смел в лицо ему об этом рассказать, - этот парень перед ним был первым. Как он мог не злиться?

    Он уже занёс руку, чтобы дать пощёчину мелкому нахалу..

    Цзюнь Мосе не стал отходить назад; выпрямившись, он поднял голову, подставляя лицо.

    - ..Хмпф!

    Дугу Вуди так и не ударил - Мосе же был сыном его товарища Цзюнь Ву Хи, не смотря ни на что; хватит с него того, что ему досталось от семи сыновей и братьев.. Да и удар его вышел бы тяжёлым.

    Проглотив злобу, он прошёл за Цзюнь Мосе к двери в боковую комнату, и вдруг услышал храп с той стороны. Услышав посапывание и храп, Дугу Вуди не смог сдержаться и, разозлившись, выбил ногой дверь с криком:

    - А ну тащите сюда свои тупые жопы, немедленно!

    Храп всё продолжался.

    Из комнаты донёсся крепкий запах алкоголя.

    Нос Вуди не мог не задёргаться:

    - ..Что это? Это вино? Почему оно пахнет так прекрасно?

    Помотав головой, он увидел, что никто из его семи сыновей и племянников так и не проснулся!

    Ярость Великого Генерала подскочила к горлу, и он, войдя в комнату, стал пинать и бить храпящих, будто они были простыми "грушами"!

    Но храп не прекращался!

    Великий Генерал Дугу Вуди был в шоке.

    Цзюнь Мосе за его спиной лишь хмыкнул:

    [Неужели ты думаешь, что вино, которое я приготовил - простой компот? Они не проснуться даже избей ты их до смерти!.. Выпить столько, сколько выпили они; не удивлюсь, если один из них напился до смерти! Лучшее - ещё впереди!]

    - Кто-нибудь, возьмите и вынесите этих идиотов!

    Великий Генерал хотел сейчас заползти в любую дыру и там умереть! Сегодняшний день стал для него самым унизительным из всех, но он не мог знать, что всё худшее - впереди...

    Цзюнь Мосе холодно рассмеялся:

    - Погодите-ка! Неужели Великий Генерал думает, что может так просто приходить и уходить, когда желает? Каким же местом он считает резиденцию Цзюнь?

    [Я пропустил мимо ушей те грязные слова про мою дочь, и ты ещё смеешь возникать? Тебе надоело жить?!]

    Дугу Вуди, услышав это, с диким лицом развернулся и, почти не контролируя себя, спросил:

    - Что тебе нужно?

    - Всё просто. Ворота из красного сандалового дерева, что снесли семеро Молодых Господ из семьи Дугу, когда прибыли ко мне в дом - их почина обойдётся Вам в тысячу таэлей серебра... Лечение травм, причинённых трём нашим слугам, обойдётся Вам в пять сотен таэлей.. -- загибал пальцы Цзюнь Мосе: - ..А так же эти семеро пытались силой увести меня и, выпив, украли моё крайне вкусное вино.. Лишь благодаря отношениям между нашими семьями, я могу простить такое их поведение за двадцать пять миллионов таэлей серебра. Как только Великий Генерал заплатит, то тут же сможет забрать семь Молодых Господ!

    Дугу Вуди от злости схватил охранника за ним и затряс его так, что тот стал шататься будто пьяный:

    - ЧТО?! Двадцать пять миллионов?!

    Не поведя и глазом, Цзюнь Мосе с великодушием ответил:

    - Верно! Я уже сделал Вам одолжение и округлил до двадцати пяти миллионов!

    - Да я е*ал! Двадцать пять миллионов за вино! Хотел бы я знать, как эти семеро смогли выпить вина на такую сумму! Если ты хорошенько мне не объяснишь, то я пойду и найду Старого Господина Цзюнь, от которого ты и взял эту хитрую схему, поганец!

    Цзюнь Мосе не сдвинулся ни на сантиметр и холодно улыбнулся:

    - Если бы это было обыкновенное вино, то цена не была бы столь высока, упейся даже все семь Молодых Господ до смерти. Я могу гарантировать, что моё вино - единственное и неповторимое! Не стоит упоминать даже тот факт, что эти семеро выпили предварительную, самую первую партию этого вина! В такой бочке вмещается пятьдесят цзиней вина, в каждом цзине - пятьдесят чашек вина, и каждую чашку этой первой партии вина можно превратить в целую бутылку прекрасного вина стоимостью в десять тысяч таэлей серебра! В общем, это и есть те самые двадцать пять миллионов... Я даже готов простить весь остальной ущерб, и то лишь благодаря отношениям между нашими семьями!

    На лице Цзюнь Мосе не дрогнул ни один мускул, ведь он не шутил:

    - Вот почему каждый стакан - это десять тысяч таэлей серебра; я никого не обманываю. Это - лучшая цена за моё вино!

    - В задницу твоего Третьего Дядю! -- выпалил Дугу Вуди: - Твоё вино что, отправляет прямиком на Седьмое Небо?

    Великий Генерал почти взрывался от гнева и злости: [Ежегодные военные расходы всего Королевства Тянсян составляют тридцать миллионов таэлей серебра. Мои три сына и четыре племянника что, выпили вина на ТАКУЮ сумму?!]

    - Разве это не вопиющее вымогательство? Как это "я никого не обманываю"?! Это что, обмен?!

    - Прошу, следите за тем, что говорите, Великий Генерал Дугу; не следует Вам так оскорблять моего Третьего Дядю! Как говориться "чем реже что-то, тем оно дороже"! Я и только я обладаю таким вином во всём белом свете! Если я сказал, что цена - десять тысяч за стакан, то такова цена. Будь это не Вы, а любой другой, я бы даже не стал продавать такое вино по такой цене!

    2-014: Сумасшедшее решение

    Дугу Вуди сел, тяжело отдуваясь; резво схватив бокал с вином, он выпил его залпом и поставил стакан на место. Его тигриные глаза стали шире, и он непроизвольно воскликнул:

    - Замечательное вино! Никто никогда ранее не слышал о таком вине, не видел такого вина, и, уж тем более, не пробовал вина такого превосходного качества!

    - Это вино закончило купаж -- лукаво улыбнулся Мосе: - Великий Генерал Вуди, могу я Вас спросить, стоит ли это вино десять тысяч лянов* серебра?

    Облизав губы, Дугу Вуди выпалил:

    - Стоит! Определенно -- но тут его взгляд стал более осмысленным:

    - ..Определенно НЕ стоит! Ни гроша не стоит! Просить десять тысяч лянов серебра за бутыль вина?! Почему бы тебе просто не начать грабить людей на улицах?!

    - Я сказал десять тысяч лянов - значит десять тысяч лянов! Это моя окончательная цена! Если Великий Генерал Дугу способен лгать, глядя прямо в глаза, то тут уж я ничего не могу поделать.

    Цзюнь Мосе бросил на Дугу Вуди презрительный взгляд, плавно подвигая к нему новый бокал:

    - Это - первая партия. Не желает ли Великий Генерал узнать, каков на вкус бокал первака за десять тысяч лянов серебра? Этот племянник дарит Вам этот бокал, как дань уважения старшим!

    Вуди хмыкнул, и даже сначала хотел отказаться, но, в конце концов, он не смог устоять против такого соблазна. Сквозь зубы он прошипел:

    - Это и правда неплохое вино.. Но десять тысяч лянов! Никакое вино не может стоить столько, и неважно, какое оно на вкус!

    Схватив кубок, он мигом вылил содержимое себе в рот.

    - Ооох…

    Его горло словно обожгло холодом, а разгоряченная кровь забурлила в венах так, будто сердце - это извергающийся вулкан, а кровь - это лава.

    А когда вино достигло желудка, в голове Генерала уже была каша, и для самоконтроля ему приходилось прикладывать усилия; даже его глаза покраснели.

    - Это просто невероятно! Воистину отлично!

    Дугу Вуди, хрустнув шеей, потряс бокалом, чтобы допить все капли, и, с громким стуком поставив бокал на стол, воскликнул:

    - Ещё!

    - Десять тысяч лянов за бокал, и я налью ещё -- фыркнул Цзюнь Мосе: - Великий Генерал Дугу! Вы только что выпили десять тысяч лянов серебра, а Вы хотите ещё бесплатно, хоть сами и говорили, что это вино невероятно дорогое... Тот бокал был моим Вам подарком, но я не могу позволить себе сделать такой подарок ещё раз!

    - Это вино наивысшего качества, не спорю. Но все же это чрезвычайно непомерная цена!

    Дугу Вуди жадно смотрел на кувшин, и мысли о краже носились в его голове, но он всё ещё не хотел признавать такую высокую цену.

    [Ты должно быть шутишь! Это уже дело принципа.. Если я признаю, что бокал стоит десять тысяч лянов, то моя семья Дугу тут же обанкротится!..]

    - Великий Генерал, только не говорите мне, что не собираетесь отдавать долги? -- холодно засмеялся Цзюнь Мосе и продолжил:

    - Семья Дугу ворвалась в мой дом, перевернула его вверх дном, обидела меня и даже опустошила семейные запасы этого чудесного райского вина! Мне оставить это без внимания только потому, что Вы так сказали и притвориться, что всё в порядке? Моя семья Цзюнь что, совсем не достойна уважения? Мы что, должны вам, Дугу, позволить так обращаться с собой?

    - Это - твои слова, не мои! -- вскочил Дугу Вуди.

    Уж очень серьезными были обвинения; даже Великий Генерал Дугу не смог бы справиться с последствиями, признай он такие слова.

    - В таком случае Великий Генерал Дугу согласен, что семья Дугу должна возместить ущерб, нанесенный семье Цзюнь? -- чётко и внятно признёс Цзюнь Мосе.

    - Конечно, мы возместим! Хоть наша семья и...

    - Тогда проблем не будет. Прошу, с Вас 25 миллионов лянов. -- грубо прервал его Мосе, сияя улыбкой.

    [Черт! Вот же сукин сын!]

    Дугу был ошарашен. Он завертелся, мелко шагая и чеша голову, сдерживаясь изо всех сил.

    - Ты ведь раньше не продавал это вино! С чего ты так уверен, что его цена - это десять тысяч лянов? Это так ты относишься к дружественной тебе семье?? Мне что, придется принять любую цену, которую ты назовёшь?! Это вообще разумно?!

    - Если я правильно понял, то Вы согласны принять любую цену, по которой я продам это вино? -- спросил Цзюнь Мосе.

    - Да! Нет! Чёрт.. Что я имел в виду, так это то, что цену, которую все добровольно заплатят за такой же бокал этого самого вина, наша семья Дугу примет как долг и выплатит в полном размере!

    Дугу Уди гордо улыбался: [Наконец-то, я нашел способ повлиять на этого сопляка! Вино его, конечно, качество имеет превосходное... Ну даже по 180 лянов за бокал будет высокой суммой. Это всё равно меньше двадцати пятимиллионов лянов!]

    - Отлично! Договорились! И ещё: пока этого не произошло, Вашей семье Дугу запрещено беспокоить меня отныне и впредь! -- мгновенно согласился Цзюнь Мосе.

    - Хорошо!.. Однако, выясни цену в течение трех месяцев. И, если за это время ты снова начнешь доставать мою дочку, не сомневайся - я разорву тебя на куски! -- фыркнул Дугу Вуди фыркнул, посмотрел на мелкого засранца перед ним, и ему в голову пришел еще один блистательный план:

    - Если ты не продашь вина на 25 миллионов лянов, то в дальнейшем ты будешь бесплатно обеспечивать мою семью вином! Как насчет этого? Осмелишься принять ТАКОЙ вызов?

    Через всё это время, постепенно захлопывая ловушку, раскрыл Дугу Вуди свои истинные намерения.

    - Я полностью уверен в своем вине. Идёт!.. Но присматривай за своей дочкой. Я не знаю, что произойдет, если она придет сюда снова.

    Цзюнь Мосе в душе ликовал: [Посмотрим, каково вам,Дугу, будет с такими долгами за спиной! Я сделаю так, чтобы все вы страдали! А что насчет десяти тысяч лянов за бутыль? Да я могу продать и дороже; это будет совсем несложно! Ты будешь проклинать день, когда заключил эту сделку!]

    Цзюнь Мосе послал за повозкой, пока Дугу Вуди отдавал приказы. Стражи притащили семерых братьев Дугу, похожих на дохлых свиней, и бросили их в повозку.

    Великий Генерал Дугу оборачивался на вино на каждом шагу: [Этот сопляк жутко скуп. Прям как бокал, в котором так мало вина.]

    Цзюнь Мосе понаблюдал за уходом Дугу Вуди, а затем с широкой улыбкой развернулся и ушел в свою комнату. Он не принимал всё случившееся близко к сердцу, но, тем не менее, задумчиво почесал подбородок.

    Сейчас семья Цзюнь очень слаба. Несмотря на то, что он использовал травы для повышения уровня Суань Ци Третьего Дяди до Небесного Суань, Цзюнь Вуй всего лишь вступил на этот уровень. По мнению Мосе, их текущая сила была еще очень мала и не могла сравниться с силой экспертов из Зала Великолепных Драгоценностей...

    Цзюнь Мосе даже подумывал, что ему, возможно, следует повысить и уровень Дедушки.

    [Хоть у меня всего лишь Девятый уровень Суань Ци... Если я смогу полностью использовать всю силу этого Ядра Суань-Зверя, то провести Дедушку на полдороги к Божественному Верховному Суань не составит проблем!... Но проблема в том, что я пока не знаю, как его использовать..]

    От попыток решить эту проблему у Цзюнь Мосе разболелась голова.

    Ранее он хотел слить эту информацию, чтобы привлечь сильных мира сего с разных концов континента, но всё ещё не было как следует продумано.

    Ядро Суань-Зверя Девятого уровня - это более чем достаточно, чтобы привлечь внимание эксперта уровня Высшего Божественного Суань... Более точным даже будет сказать, что любому сильному мастеру будет крайне сложно не быть привлечённым!

    Но это всё - игры с огнем, которые семья Цзюнь себе сейчас позволить не могла.

    Даже несмотря на то, что сейчас семья Цзюнь обладала двумя мастерами Небесного уровня Суань... Это всё равно было очень рискованно!

    [Реальность жестока... Это правда, что мастера Небесного уровня близко стоят к наивысшей точке силы, но они всё ещё бессильны против других существ более высоких уровней!]

    Территорию королевства Тянсян нельзя назвать маленькой. Существует всего одиннадцать государств по всему континенту, сравнимых по размерам. При этом, здесь обитает огромное количество крадущихся тигров и затаившихся драконов.

    Есть не так уж много общеизвестных сильнейших экспертов, но Цзюнь Мосе знал, что многие из них прячутся среди простых людей, высоко в горах или глубоко в лесах! Дедушка и Третий Дядя хоть и не слабы, но даже их силы недостаточно!

    Он был уверен, что если добавить нужный катализатор, то скрывающиеся мастера немедленно обнаружат себя!

    И Ядро Суань-Зверя в его руках станет этим катализатором!

    Неважно, какой у тебя уровень Суань Ци - обладать этим предметом захотят все.

    Если собрать все утечки информации, то сильнейшие, несомненно, соберутся здесь.

    Однако стоить помнить, что малейший промах, малейшая неточность..и конец наступит не только семье Цзюнь, но и всему Королевству Тянсян!

    [Но как же мне достичь идеальных условий для повышения уровня Суань с использованием Суань-Ядра, не вовлекая этих сильнейших экспертов? Как повысить общий уровень культивации в семье Цзюнь? Неужели и правда нет выбора? Остаётся только надежда на это почти бесполезное сокровище? Это же невыполнимая задача!]

    Обдумывая все это, Цзюнь Мосе хмурился. Предстояло сложное решение. Поставить только себя под угрозу или рискнуть?

    Смотря в небо, он невольно начал вспоминать прошлое: одинокий человек, странствующий по свету, бесстрашно смеющийся в лицо любой опасности!

    Почему же он стал таким беспомощным, переселившись в этот мир?

    Погруженный в подобные мысли, он внезапно почувствовал порыв..превосходства.

    Мосе сразу же пришел к выводу, и не смог не рассмеяться:

    Как там люди говорят?.. "Волков бояться - в лес не ходить"?.. Даже если мое решение привлечет нежелательное внимание от мастеров Божественныхуровней Суань, то почему я должен их бояться? Дело даже не в Суань Ци, ведь всё, что мне нужно - это информация! Кто будет бояться какого-то Цзюнь Мосе, который занимается какими-то поисками? У меня есть козыри в рукавах против этих мастеров Божественной Суань, пусть даже их будет бесчисленное множество!

    В конце концов, Цзюнь Мосе принял решение и с облегчением улыбнулся, почесывая подбородок правой рукой.

    Если бы его товарищи-ученики из прошлой жизни увидели его нынешнее выражение лица, это потирание подбородка, то они бы немедленно рванули от него как можно дальше.

    Ведь все это означает, что Цзюнь Мосе задумал что-то очень бессовестное, или даже лучше сказать "абсолютно сумасшедшее". И, что еще более важно, не имеет значения, преуспеет ли он в выполнении своего плана или нет, в любом случае весь мир будет глубоко потрясен!

    Посмотрев за окно, Цзюнь Мосе увидел закат солнца.

    В то же время в его покои максимально тихо вошла Малышка Ки и сообщила:

    - Юный Господин, Старый Господин приглашает Вас вместе отужинать.

    Цзюнь Мосе даже вскрикнул от неожиданности.

    ...Увидев саркастически-довольное лицо Цзюнь Чжан Тиана, Цзюнь Мосе не удержался и спросил:

    - Почему это Дедушка сегодня в таком добром расположении духа? У нас какое-то особенное событие?

    - Я чуть не умер со смеху. Понятия не имею, где старый ублюдок Ли Шанг взял такие инструкции, но в них говорилось, что Коралл Нефритового Моря может восстановить его сломанный дантян, и поэтому его внук купил этот Коралл за пять миллионов лянов! Ой.. Спустя несколько дней приготовлений, они все-таки не стерпели и начали культивацию с Кораллом Нефритового Моря... Ахах, угадай, что случилось! -- нетерпеливо улыбался Дедушка Цзюнь.

    - Что же случилось? Только не говори, что это не сработало.. Или что, они купили подделку? -- попытался отгадать Цзюнь Мосе дедушкину шараду.

    Его Дедушке сейчас нужен был слушатель, а Третий Дядя нарочно хранил молчание.

    Одной рукой дедушка Цзюнь стучал по столу, а второй по ноге, смеясь так, что слезы выступили у него на глазах:

    - Ха-ха-ха! Это было не просто барахло! И это не "не сработало", а "сработало слишком хорошо"! Слишком эффективно, ха-ха-ха-ха! В итоге...в итоге..ох, я не могу дышать… Я умру тут!....

    Старик сделал глоток воды и прокашлялся, прежде чем заговорить снова:

    - Мне сказали, что в самый ключевой момент этот Коралл внезапно взорвался! Он на самом деле был слишком эффективным! Ахахахаха!

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    * - Вопрос от переводчика: валюту раньше обозначали "лянами"; сменился английский переводчик - теперь валюта "таэли". Кому как больше нравиться? Голосуем, плюсуя комменты ниже.

    2-015: Человек из Зала Великолепных Драгоценностей

    - Пффф!

    Цзюнь Мосе, набрав полный рот вина, прыснул со смеху и чуть не подавился. Он нечаянно попал вином даже на Цзюнь Вуя, сидевшего напротив, и стал кашлять.

    - Уух.. Ха-ха... Ли Шанг, этот жалкий старикашка; видимо его дантян настолько сильно повреждён, что этот пердун скоро помрёт... Даже его внуку Ли Юрану досталось. Лицо этого красавчика сильно пострадало, ахах...

    Прошло очень много лет с последнего раза, когда Цзюнь Чжан Тиан так непринуждённо и искренне смеялся.

    Изумлённый Цзюнь Мосе, прокашлявшись, с удивлённым лицом сидел и думал:

    [Я, я, я не знал, что мои действия приведут к такому! Я и не представлял, что результат будет таким сильным.. Я лишь хотел, чтобы тот Коралл немного подпортил им жизнь...

    Травма Ли Шанга, подпорченное лицо Ли Юрана.. Такого я не планировал. А значит, что в этом смысле я - невиновен.. Ведь если такое итак бы произошло, то я лишь усилил результат.. Так что, раз ситуация так сложилась, нужно использовать её с максимальной пользой...]

    - Давайте же выпьем за это! Давайте напьёмся сегодня! -- выкрикнул Дедушка Цзюнь, смеясь во весь голос.

    - Что ж.. Эта новость довольно сильно смутила людей... Если старый Ли Шанг не сможет найти способ излечится, о нам нужно приглядывать за действиями семьи Ли. Этот Ли Шанг и его семейка вечно смотрят на других свысока и считают, что они важнее всех вокруг. Если Шанг умрёт, то семья Ли будет искать, на ком сорвать злость, и мы точно попадём под удар! От такого будет нелегко отделаться малой кровью, поэтому нам нужно подготовиться... -- сказал Цзюнь Вуй с мягкой улыбкой на лице.

    Услышав его слова Дедушка Цзюнь отставил стакан и, сглотнув, ответил:

    - ..Да, ты прав. Если этот старый осёл действительно умрёт, то с ним умрёт и та семья Ли, что мы знаем.. Ох, ну и хаос вызовет смерть главы семьи Ли.. Но даже если он не помрёт, то всё равно попробует отыграться на ком-то. Вуй, на сегодняшний день главные наши силы в твоих руках; как лучше всего будет разрешить всё это?

    Цзюнь Вуй же нахмурился и, подумав, ответил:

    - Если мы станем готовиться, думая, что Ли Шанг скоро умрёт, то все наши приготовления будут напрасны, если он выживет. Лучшей контрмерой в такой ситуации будет подготовить сильную оборону и не давать противнику нас атаковать. Лучше всего будет убедить семью Ли в том, что наша семья Цзюнь слишком сильна для их нападения и точно сможет защитится.. Меня беспокоит лишь то, что такое убеждение ещё больше укрепит их ненависть к нашей семье, и в будущем они могут напасть на нас, когда мы не будем этого ждать.

    Цзюнь Мосе, улыбнувшись, ответил:

    - Слова Третьего Дяди очень мудры и продуманы, но мне кажется, что генералы должны быть хладнокровными... Как иначе им пережить множество битв? Как только генералы из семьи Ли узнают, что глава их семьи погиб, то они первым делом побеспокоятся о своей безопасности.. Ведь если они не уверены в своей безопасности, то как они смогут вести солдат в бой?

    Затем, улыбнувшись ещё раз, Цзюнь Мосе продолжил:

    - Хоть не все из генералов хорошо обучены и талантливы, члены нашего клана должны защищать нас в битвах, иначе как прок от таких бесполезных людей?.. И даже если они будут ранены или убиты, то это будет небольшая потеря...

    Цзюнь Чжан Тиан и Цзюнь Вуй замерли; переглянувшись, они не нашли, что ответить.

    Они оба когда-то командовали армиями, и всегда считали всех солдат своими сыновьями, а относились к ним, как к братьям. Аргументы Цзюнь Мосе были неприемлемы для каждого из них.

    Цзюнь Чжан Тиан, нервно потрёпывая свою бороду, с тихим гневом в голосе, наконец произнёс:

    - Мосе.. Ты что, предлагаешь нам просто БРОСИТЬ людей, которые многие поколения служили нашей семье? С этими людьми мы разделили наши идеалы, наши взгляды, наше отношение к жизни и смерти... Забудь эту идею! Это..это...

    - Дедушка, я понимаю, что тебе трудно принять моё мнение, но я хотел бы спросить: поведи ты таких бесполезных генералов в бой..стоила бы их некомпетентность огромному количеству солдат жизней?? С нашей ситуацией нам нужно взвешивать все "за" и "против". На протяжении многих лет граница нашего Королевства становиться всё более нестабильной, а войны - всё более яростными. Третий Дядя ранее сказал, что эти генералы - ветераны, готовые повести армии в атаку на врага, а ведь это значит, что солдаты будут погибать! Для меня, если человек абсолютно некомпетентен, то лучше отказаться от него как можно раньше, иначе потом, в решающий момент, большая ответственность сломает их плечи, что может привезти к поражению! А ведь в такой момент может решаться судьба всей страны! Как такое можно считать "простым делом"? Как меня в такой перспективе можно назвать "бессердечным"?

    Промочив горло вином, Мосе продолжил:

    - Я лишь предлагаю собрать так называемых "бездельников" в наших армиях и использовать их, как пушечное мясо. Их жертвы помогут нам предотвратить поражение всего Королевства, ведь если мы проиграем, то хаос и смерть - самое малое, что ожидает нас в будущем.. Это и есть тяжёлая правда, даже если Дедушка и Третий Дядя не хотят её принять. В решающий момент такие решения принимать больно..но иначе за нашу добросердечность мы заплатим гораздо более высокую цену!

    Они - слуги, и использовать их в момент нужды - наша обязанность.Нам нужно не действовать эмоционально, а сосредоточиться на благополучии большинства. Как лидерам, нам нельзя идти на поводу эмоций, ведь это значит "проиграть"! Дедушка.. Третий Дядя.. Если мои слова обидели Вас, то прошу простить меня, но тяжесть этого вопроса больше, чем любые принципы, и с этим я не могу смириться!

    Цзюнь Чжан Тиан и Цзюнь Вуй не произнесли ни слова. Они оба были чувствительными и разумными людьми; игнорировать жестокую реальность они не могли, хоть слова Мосе и не ласкали слух.

    Но для лидера сострадание и снисходительность - высшие табу.

    Хоть они и понимали, что слова Мосе правильны, такая идея не сходилась с их характерами, и потому принять её они не могли.

    Они заслужили свой высокий статус, и , хоть они и были рабами своей натуры, они были уважаемыми людьми.

    Или, возможно, это было проявление их прекрасной натуры!

    Цзюнь Мосе прокашлялся и продолжил:

    - Но ведь мы лишь обсуждаем возможности, а реальность может быть совсем другой.. Но я прошу Третьего Дядю и Дедушку помнить, что действовать под гнётом эмоций - губительно, но лишь до тех пор, пока не нужна решительность!

    Дедушка Цзюнь и Цзюнь Вуй, не желая того, в шоке уставились на яростное лицо Мосе. Цзюнь Вуй, нахмурив брови, долго думал и признал, что его племянник с такими навыками точно найдёт свою дорогу в жизни..

    Но сердце его дрогнуло от хладнокровия решения племянника. Он знал и понимал позицию Мосе в семье, но как главе военных сил семьи, ему было невероятно трудно принять решение... Он чувствовал, что поступает со своими солдатами не правильно, но Цзюнь Мосе точно был прав!

    Цзюнь Чжан Тиан нервно поглаживал свою бороду, пока глазами и разумом пытался понять истинный характер своего внука: [Сейчас он в ярости, но очевидно, что Мосе хорошо понимает политику своей и других семей..Но слишком много амбиций окрасят его руки кровью!... Это благословение свыше или проклятие?]

    Дедушка Цзюнь никак не мог отогнать последнюю мысль, и, устало вздохнув, покачал головой.

    Этот старик был рождён в нищете и пробился на вершину успеха, используя солдат на войне как можно более эффективно; именно поэтому он всегда помогал солдатам, которые поступали так же, как он сам когда-то...

    [За мои шестьдесят лет службы в армии, пройдя через войны и политические игры, я решил множество проблем и забрал множество жизней..даже тех, кто был слишком молод, чтобы умирать. Если оглянуться и посчитать все те могилы, которые были выкопаны из-за меня, идея Цзюнь Мосе не так уж и плоха... Мне даже стоит признать дальновидность своего внука.]

    Цзюнь Вуй кивнул головой в сторону и произнёс:

    - Дядюшка Панг, этот вопрос очень важен, и тебе стоит проследить, чтобы все нужные действия были выполнены; эта тема - важнее всех остальных.

    Старый Панг был управляющим в резиденции семьи Цзюнь. Хоть Панг Ли и был слугой, все знали, что он крайне близок к Цзюнь Чжан Тиану; близок и верен настолько, что не раздумывая пойдёт за ним к самим Вратам Ада и дальше.

    Чжан Тиан никогда не смотрел на Старого Панга, как на слугу, и всегда относился к тому, как к брату.

    Однажды, после многих лет бескорыстной службы семье Цзюнь, Цзюнь Чжан Тиан решил подарить Старому Пангу воинский титул, который бы позволил ему наслаждаться всеми прелестями и богатствами жизни.

    Но Старый Панг понимал, что приняв титул, он больше не сможет помогать брату, и отказался; хотя Чжан Тиан и настаивал, Панг не поменял решения, и с тех пор он продолжает служить семье Цзюнь в роли домоправителя.

    Цзюнь Вуй же всегда относился к Старому Пангу, как к родному дяде, ведь тот заслуживал уважения.

    Кивнув, Старый Панг улыбнулся и вышел из покоев.

    Цзюнь Мосе не мог не подумать:

    [Семья Цзюнь может и кажется хладнокровной, героической и строгой, но в глубине души у каждого члена семьи - переживания, чувства и верность. Правильная репутация - великое преимущество, но чувственные сердца и праведные умы могут стать преградой...]

    Как только он так подумал, воздух завибрировал, и сильный, мелодичный голос произнёс:

    - Братец Вуй, десять лет уж прошло...Надеюсь, с нашей последней встречи ты не болел?

    Цзюнь Вуй внезапно стал бледным; его губы задрожали, и он чуть не выпрыгнул из кресла.

    Цзюнь Мосе вытянул руку и мягко положил её на колено Третьего Дяди, из стороны в сторону покачав головой. Мосе слышал этот голос раньше; он принадлежал человеку, блокировавшему его действия на аукционе.

    Это человек был посланцем от Зала Великолепных Драгоценностей!

    2-016: Битва с Небесным Суань

    Это определённо был враг, притворявшийся другом!

    Говоривший ранее был вторым кузеном Цзюнь Вуя, что точно говорило о том, что у них было нечто общее в прошлом. Сейчас для Цзюнь Вуя было важно сохранять спокойствие, иначе все семейные планы могли обрушиться.

    Цзюнь Чжан Тиан посмотрел на Цзюнь Вуя и понял, что у того есть причины для беспокойства.

    Цзюнь Вуй просто и без ярости в голосе ответил:

    - И правда, много лет прошло с нашей прошлой встречи. Прошу, прости, что не могу выйти и поприветствовать тебя. Прошу, входи.

    Через секунду после ответа он смог полностью успокоиться; надев маску спокойствия, он скрыл свои внутренние переживания, хотя в глазах ещё мелькали эмоции.

    Повернувшись к Цзюнь Чжан Тиану, он сказал:

    - Отец, тебе нет нужды лично в это вмешиваться, здесь я продолжу сам..

    Чжан Тиан медленно, но слегка недовольно, кивнул.

    Улыбнувшись, Цзюнь Мосе поднялся и мягко обошёл кресло Цзюнь Вуя:

    - Дядюшка, я составлю тебе компанию.

    Слегка подтолкнув, Мосе выкатил кресло из покоев. В мыслях он не мог не улыбнуться:

    [У Зала Великолепных Драгоценностей и семьи Цзюнь точно есть какие-то общие обиды!]

    Во внешнем дворе стояли двое мужчин средних лет; они оба были одеты в белое, что лишь подчёркивало утончённость и элегантность их внешнего вида.

    Но Цзюнь Мосе смог разглядеть, что хоть эти двое и не стоят плечом к плечу, им слегка не комфортно друг рядом с другом...

    Было даже похоже, что каждый из них краем глаза следит за движениями другого...

    Цзюнь Мосе немедленно понял, что хоть внешне эти двое мирно стоят друг напротив друга, на самом деле они были готовы броситься в драку насмерть в любой момент!

    Они принадлежат к одной и той же семье и должны хоть немного терпеть друг друга, но нет.. Каждый жаждал смерти другого!

    [Теперь понятно, почему всё было так странно в Зале Великолепных Драгоценностей... Эти двое явно что-то не поделили!]

    Лицо Цзюнь Вуя расплылось в радостной на вид улыбке:

    - Дорогой Брат, Много лет прошло, но ты всё так же благороден.

    Один из гостей улыбнулся в ответ; другой же полностью проигнорировал приветствие.

    Один из пришедших шагнул вперёд и, осмотрев Цзюнь Вуя, с радостью в голосе сказал:

    - Ты ни на миг не изменился за все эти годы; если бы Госпожа знала, то точно бы пришла лично... -- вдруг гость замолк, и, помолчав секунду, продолжил: - Вуй, ты что же, за этот десяток лет продвинулся с Суань Земли до Небесного уровня? Это достойно похвалы.

    На самом деле, мало кто мог достичь Суань уровня Земли в возрасте Цзюнь Вуя. Но, даже несмотря на столь юный возраст, Цзюнь Вуй смог продвинуться на уровень выше!

    К сожалению, Цзюнь Вуй был инвалидом, но этот факт лишь поднял его в глазах гостя ещё выше.

    Услышав слово "Госпожа", на лице Цзюнь Вуя промелькнула грусть, и лишь спустя пару мгновений он смог восстановить свою доброжелательную "маску".

    Другой "одетый-в-белое" лишь блеснул глазами, полными жажды убийства, в сторону Цзюнь Вуя.

    - Эй, Цзюнь Вуй, хоть твоя нижняя половина тела полностью бесполезна и сломана, видно, что верхняя половина ещё работает. Понятно, почему у тебя такое хорошее настроение, хаха... -- рассмеялся второй гость, кивнув в сторону коляски. Поведение этого человека полностью отличалось от внешнего вида; было видно, что Цзюнь Вуй ему враг.

    Цзюнь Вуй промолчал, но Цзюнь Мосе, стоящий позади Дяди, открыл рот и произнёс:

    - Да, в этом Вы правы.. Нижняя половина тела моего Третьего Дяди может и бесполезна, но я хотел бы увидеть, как будет болтаться Ваша бесполезная голова....на пике.

    Хоть тон, которым Мосе это произнёс, и был уважителен, лицо второго гостя побелело от злости.

    Он резко взглянул на Мосе полными жажды крови глазами и, прищурившись, со слегка серым лицом вскрикнул:

    - Цзюнь Мосе! Ты, неуважительный младенец, не смей забывать, что я старше тебя!.. Тебе стоит поучиться держать язык за зубами.. Или ты думаешь, что я не смогу убить тебя, потому что ты в своём собственном доме?

    - Ха-ха... Вы сейчас стоите во дворе дома моей семьи, а не в своём Зале... И Вы, стоя в этом дворе, вначале оскорбляете Господина семьи Цзюнь, а затем ещё и угрожаете Молодому Господину?? Неужели Вы верите, что если я прикажу порезать Вас за это на куски, то Вы просто уйдёте?

    Цзюнь Мосе, сказав это, просто стоял и смотрел, как второй гость всё больше краснеет от злобы.

    Второй гость, посмотрев в небо, рассмеялся и, кинув взгляд в сторону ЦЗюнь Вуя, спросил:

    - Цзюнь Вуй, этот сопляк - твой племянник, поэтому посоветуй ему держать рот закрытым, иначе однажды он случайно упадёт на мой меч головой....Ха-ха-ха, Цзюнь Вуй, и ещё посоветуй ему не хвастаться силами семьи... Ахах, оох.. Его зазнайство так смешно; он действительно смеет дерзить стоящему прямо перед ним более сильному...такая шавка, а громко лает!

    Первый гость, смотревший на всё это, не выдержал и крикнул:

    - Сяо Хан, это действительно резиденция семьи Цзюнь, так что поумерь свой пыл! Если не хочешь стоять здесь рядом со мной, так уходи и не мешай своими громкими вставками.

    Одетый в белое второй гость, не отводя взгляда от Цзюнь Вуя, ответил:

    - Му Сю Тонг, если эта резиденция принадлежит семье Цзюнь, то здесь ты не имеешь права на меня кричать!

    Цзюнь Мосе тут же рассмеялся:

    - Ха-ха-ха, почему так много людей вокруг думают, будто хоть как-то важны.. На таких весело смотреть.... Братец, не зазнавайся. Разбуди свою совесть и спроси у неё: "чем моей семье будет полезно, если меня сейчас скормят псам?". Ты просто будешь ещё одним трупом; из-за такого, как ты, никто не станет воевать с моей семьёй..

    С ещё большей издёвкой в голосе, Мосе продолжил:

    - Бедное дитя, позволь мне тебя просвятить: если некто умрёт, то луна и солнце не поменяются местами; восходы не будут начинаться на западе и кончаться на востоке.. Не думай, что ты крайне важен, ведь иначе ты рано или поздно встретишь последствия, и тогда покатишься с высокой горы своего самомнения в самую пропасть.. Этот совет тебе от чистого сердца, и даже бесплатно, ха-ха... Да, я настолько добр!

    Вдруг тень второго мужчины сверкнула...

    Сяо Хан вдруг яростно бросился вперёд с поднятой рукой, чтобы дать Цзюнь Мосе пощёчину. Цзюнь Мосе же ещё стоял, смеясь, но вынужден был начать уклоняться от удара.

    Он отклонился назад, но не смог полностью избежать удара, и рука попала ему в плечо; одновременно с этим он вытянул вперёд локоть и колено...

    - ..Кхак...кехкхех...

    Сразу же сделав пару быстрых шагов от Мосе, позеленевший Сяо Хан оторопел. Его красные от гнева глаза смотрели прямо на Цзюнь Мосе, а рот его дёргался, будто он вот-вот проглотит Мосе целиком.

    Хоть Цзюнь Мосе и был груб, он всё же был моложе, чем Сяо Хан.

    Хан лишь хотел пощёчиной приподать парню урок, но никак не убивать.

    Но, вместо этого эксперт вершины Небеснго уровня Суань Ци, получил два удара!

    Гость никак не ожидал, что на пощёчину получит такую яростную контратаку!

    Локоть попал по горлу Сяо Хана, а колено прилетело прямиком в пах!

    Человек в белом недооценил противника и бросился в атаку без защиты, за что тут же и поплатился!

    Неожиданно, парнишка перед ним смог нанести ему, могущественному эксперту Суань Ци, два удара, которые не были блокированы!

    Дыра в защите!

    Не будь Сяо Хан столь силён, то эти два удара его бы прикончили.

    Даже сейчас горло его саднило и ныло от боли, а кадык был почти вдавлен в глотку.

    Он злобно хрипел, пока его тело светилось голубым от Суань Ци и ненависти. Прежде чем он сделал шаг, перед ним возник Му Сю Тонг и сказал:

    - Неужели тебе хочется ещё больше опозориться, атакуя молодых?

    Цзюнь Вуй холодно посмотрел на Сяо Хана.

    Для себя он решил, что если Хан снова попробует атаковать, то он покажет свою истинную силу и убьёт наглеца.

    Сяо Хан перестал задыхаться; его хрипы снова стали похожи на дыхание, и он сипло произнёс:

    - Сегодня тебе и этому младенцу повезло!.. -- посмотрев на Цзюнь Мосе, он добавил: - ..Но молись, чтобы мы не встретились снова!

    Цзюнь Мосе улыбнулся и ответил:

    - Я не об этом буду молиться. Я помолюсь, чтобы в следующую нашу встречу вокруг не было никого, кто бы тебя спас!

    Сяо Хан дико рассмеялся:

    - Ты? Убьёшь МЕНЯ? Ха-ха-ха-ха-ха... Никогда в этой жизни!

    На что Цзюнь Мосе ответил:

    - Неужели?.. У тебя от таких слов горло не болит??

    Сяо Хан открыл рот, чтобы ответить, но не нашел, что сказать.

    Гордость мастера Небесного уровня Суань Ци говорила ему, что не стоит больше тратить время на детишек вроде Цзюнь Мосе.

    Он понимал, что ударил далеко не со всей силы; ведь ударь он сильней, Цзюнь Мосе, жалкий муравей в его глазах, погиб бы мгновенно. Для эксперта Суань Ци Небесного уровня все, кто уровнями ниже - муравьи, не более.

    Любой более слабый эксперт, осмелившийся ударить мастера Небесного уровня в горло и пах, уже рыдал бы, моля о пощаде его семьи и быстрой смерти для него самого, но Мосе... Цзюнь Мосе, вместо испуга и ужаса, откровенно издевался над ним!

    Цзюнь Вуй тем временем холодно спросил:

    - Братец Сяо, только не говори мне, что ты так далеко шёл, чтобы поспорить с моим племянником?

    Сяо Хан лишь фыркнул в ответ, не ответив ни слова.

    Му Сю Тонг же улыбнулся и произнёс:

    - Вуй, чуть не забыл.. После стольких лет, как я мог прийти без подарка?

    Сердце Цзюнь Вуя забилось быстрее, и он с надеждой в голосе спросил:

    - Этот подарок от..неё?

    2-017: Жизнь нельзя повернуть назад

    Му Сю Тонг кивнул и ответил:

    - Да. Это от неё.

    После этих слов он достал из внутреннего кармана свёрток.

    Сяо Хан вдруг впал в дикую ярость; вены на его лице набухли, и он заричал:

    - Она дала тебе подарок для НЕГО? ПОЧЕМУ ТЫ МНЕ НЕ СКАЗАЛ?!

    Му Сю Тонг с презрением ответил:

    - Как ты и сказал ранее: "мы работаем вместе". Кто ты, а кто она? Она что, должна говорить тебе о каждом своём движении?

    - ОТДАЙ ЭТО!

    Тело Сяо Хана вдруг сверкнуло голубым, и он метнулся к Му Сю Тонгу, протянув руки к свёртку. Му Сю Тонг тоже засветился голубым и, положив свёрток обратно в карман, ударил Сяо Хана по рукам.

    Их силуэты, светясь голубым, стали расплывчатыми; они наносили и блокировали удары и пинки. Воздух вокруг них свистел и звенел от звуков битвы.

    Их скорость была столь высока, что Цзюнь Вуй едва различал их движения.

    Но это не значит, что Цзюнь Вуй был слабее; сейчас он был даже сильней. Он не мог различить движений Хао и Сю Тонга из-за того, что он недавно прорвался на Небесный уровень благодаря , и его телу ещё предстояло привыкнуть к такой мощи.

    Что до Цзюнь Мосе, то, хоть его сила и была гораздо меньше, его глаз был достаточно намётан, чтобы различить движения дерущихся.

    Он точно мог сказать, что хоть Сяо Хан и эксперт Небесного уровня, но он чуть слабее Му Сю Тонга; если бы они дрались всерьёз, то Сяо Хан уже был бы мёртв!

    БАХ!

    Сяо Хан подлетел от полученного удара; в полёте он кашлянул и с хрипом выплюнул немного крови. Приземлившись на ноги и тут же увеличив дистанцию, он сбежал, но голос его был слышен издалека:

    - Му Сю Тонг, я запомню это; ты расплатишься позже. Цзюнь Вуй, я убью тебя!

    Клубы пыли рассеялись, и стала отчётливо видна спокойно стоящая в белом фигура человека, удивлённо смотрящего сейчас на Цзюнь Мосе. Рассмеявшись, Сю Тонг сказал:

    - Цзюнь Вуй, а твой племянник - не промах! Его удары и вправду нанесли урон Сяо Хану, иначе я бы сейчас так просто не выиграл.Я не видел его в битве, но могу сказать, что этот молодой человек, ещё даже не достигший Серебряного Суань, может потягаться в силах с мастером Небесного уровня!

    Цзюнь Мосе скромно улыбнулся и ответил:

    - Мне всего лишь повезло, и он счёл меня простым муравьём.. Но он забыл, что и муравьи могут ужалить. Иначе я не отделался бы так просто.

    Му Сю Тонг улыбнулся:

    - Да, может причина в этом... Я за последние десять лет не видел, чтобы он так колебался, и не побеждал его так легко и быстро. Забавно, что такое происходит в тот день, когда мы впервые встретились, верно?

    Мосе в ответ лишь усмехнулся:

    - Вы не побеждали так просто потому что он не смотрел на Вас свысока, но про меня он подумал, что я слишком слаб и не смогу ответить...

    Му Сю Тонг, мгновенье подумав, ответил:

    - Что ж, наверное всё дело в этом.. Но теперь я запомню, что даже слабые люди могут быть опасны.

    Цзюнь Мосе в ответ улыбнулся и, решив больше не продолжать разговор, намекнул:

    - Ну... Мне кажется, что мой Третий Дядя слишком долго ждёт.

    Сю Тонг, услышав ответ Мосе, рассмеялся и, вытащив свёрток, передал его Цзюнь Вую.

    Цзюнь Вуй протянул трясущиеся от волнения руки, и коляска слегка скрипнула.

    Мягко взяв свёрток, он медленно и аккуратно стал разворачивать ткань. Он был максимально нежен, будто в его руках была самая хрупкая вещь на свете.

    Сю Тонг, наблюдая за ним, произнёс:

    - ..Госпожа до сих пор тебя помнит....

    Цзюнь Вуй взглянул на него:

    - Ты говоришь, что...

    Сю Тонг грустно кивнул:

    - Да, она всё ещё тоскует по тебе!

    Лицо Цзюнь Вуя больше не было спокойной маской; вместо маски были лишь тоска...

    Трясущимися руками он, слой за слоем, развернул подарок.

    Внутри всех слоёв был маленький платок, а внутри него лежало несколько прядей тёмных как ночь волос...

    В уголке платка были вышиты слова:

    "Я не стригла волос эти десять лет. Каждую ночь все эти годы я смотрела в небо с надеждой, что однажды смогу вернуться в Тянсян, но жизнь нельзя повернуть назад."

    Цзюнь Вуй задрожал, словно лист на ветру; он медленно согнулся и опустил голову, прижавшись к платку... Прижавшись к этим волосам...

    Так он сидел, не поднимая головы, очень долго....

    Му Сю Тонг, видя это, произнёс:

    - Госпожа готовиться пробиться на Божественный Верховный Суань...

    Цзюнь Вуй вздрогнул, но не поднял головы. Он не мог расстаться с этим платком; весь его мир сейчас был в клочке этих тёмных как ночь волос...

    Сю Тонг всё это время спокойно стоял и ждал, но всё же сказал:

    - Братец Вуй, я пришёл, чтобы передать тебе этот подарок; теперь настало время прощаться.. Я надеюсь, что ты понимаешь ситуацию, в которой находиться Госпожа.. Я могу лишь молиться, чтобы однажды эти трудные времена прошли, но... Не теряй надежды! Однажды этот день наступит!

    Затем он сложил руки вместе и развернулся, дабы уйти.

    Цзюнь Вуй поднял голову, когда гость уже успел пройти пару шагов, и хриплым голосом произнёс:

    - ...Я.. я забыл о манерах... Прости, что не мог быть гостем в твоём доме, но прошу, передай мои самые теплые пожелания Госпоже Шао Циан.

    Шао Циан была любовью Му Сю Тонга.

    Му Сю Тонг не обернулся, но, улыбнувшись, ответил:

    - Шао Циан теперь твоя названная сестра! В следующий раз, как я приду, я возьму её с собой.

    Цзюнь Вуй от всего сердца произнёс:

    - Мои поздравления!

    Му Сю Тонг улыбнулся, услышав столь тёплый ответ. Он сделал шаг, и его тело засверкало голубым светом. Словно лист на ветру, его силуэт колыхнулся, и он исчез; вдалеке лишь мелькали вспышки голубого света...

    ....Небеса и земля стали ближе друг к другу, и занавес ночи опустился на город....

    Цзюнь Вуй так и сидел в своём кресле, прижатым к платку с прядью любимых волос. Лишь ветер тихо колыхал листву, пока ночные тени всё больше охватывали небо.

    Цзюнь Мосе молча стоял рядом с Дядей. Сейчас им не нужны были слова, чтобы понять чувства друг друга...

    Луна медленно взошла на небесный трон, и звёзды-придворные засверкали вокруг.

    Сердце Цзюнь Вуя наконец отпустило те воспоминания, что так его тронули. Десять лет мучений и страданий, которые оно терпело, не прошли даром.

    Хриплым голосом Цзюнь Вуй поведал Мосе свою историю....

    ....Двенадцать лет назад, сила семьи Цзюнь была в зените, а Цзюнь Чжан Тиан был неуязвим на поле битвы; все уважали и боялись его непревзойдённой репутации, и никто не мог победить его!

    Тогда все знали старшего сына семьи Цзюнь - Цзюнь Ву Хи по прозвищу "Белый Военачальник", ведь он мог взмахом руки полностью поменять исход сражения. Он так же был достаточно близок к Императору, чтобы влиять на его решения.

    Средний сын семьи Цзюнь - Цзюнь Ву Менг, превосходно сражался и был так умён, что мог продумать всю стратегию сражения лучше любого генерала!

    Тогда все на континенте Суань Суань знали и уважали силу семьи Цзюнь...

    Цзюнь Вую в те годы было лишь девятнадцать, и он был в самом расцвете сил.

    Молодой, красивый, талантливый, умелый в боевых искусствах, необычный, темпераментный и уверенный в себе; он привлекал внимание множества дочерей министров.

    Как-то Цзюнь Вуй отправился в Зал Великолепных Драгоценностей, чтобы повеселиться, как любой богатый Молодой Господин. Но, внутри Зала, он встретил юную молодую красавицу.

    Они обменялись парой фраз и сразу же понравились друг другу. Вскоре после этого, они отправились в путешествие по Королевству Тянсян рука об руку.

    Две юные пташки, Цзюнь Вуй и Хан Ян Яо, вместе гуляли по разным городам Королевства. Со временем, их чувства друг к другу лишь крепли, и они влюбились.

    Конечно же, новость о подобном событии не могла быть тайной...

    Однажды в Королевство Тянсян в поисках Цзюнь Вуя пришли таинственные люди.

    Не смотря на всю мощь семьи Цзюнь, эти люди атаковали их резиденцию, даже не подозревая, что Цзюнь Вуя там нет! Их совсем не заботило, что семья Цзюнь крайне сильна...

    В той битве семья Цзюнь сильно пострадала. Среди людей, атаковавших резиденцию, не было экспертов ниже Суань уровня Земли! С обоих сторон были потери, но атакующие имели свои тузы в рукавах...

    Вернувшись и узнав о произошедшем, Цзюнь Вуй был шокирован. Юная Хан Ян Яо тогда объяснила ему, что всё это произошло из-за её родственников.

    Она поведала ему, что сбежала от своей семьи; самой таинственной и самой могущественной семьи во всём мире!

    Клан Хан из города Серебряной Метели!

    Город Серебряной Метели!

    Лишь одно имя было настолько загадочно, чтобы напугать любого! За тысячи лет об этом городе были известны лишь слухи; только мощь, стоящая за названием города, была вне всяких вопросов!

    Зал Великолепных Драгоценностей был лишь предприятием по продаже товаров из города Серебряной Метели. Богатый и великий Зал был лишь магазинчиком, подчиняющимся городу Серебряной Метели; Залу доставались лишь маленькая доля дохода!

    Лишь никому не нужный хлам из города Серебряной Метели попадал в Зал Великолепных Драгоценностей, но и тот продавался по огромным ценам!

    Зал Великолепных Драгоценностей продавал товар по высочайшей цене, а вырученные деньги использовал, чтобы купить ещё что-нибудь из города Серебряной Метели.

    Будь то техника достижения вечной жизни, или книга по обучению сильнейшему боевому искусству, или крайне редкий Суань-Зверь.. Любой редкий и крайне редкий товар, который почти невозможно достать, Зал покупал у города Серебряной Метели за любую цену.

    Хан Ян Яо была дочкой Хан Жана, правителя города Серебряной Метели.

    Разумеется, проблемой было не происхождение Хан Яо Ян и не происхождение Цзюнь Вуя; она - дочь повелителя города Серебряной Метели, он - сын семьи Цзюнь.

    Хоть семью Цзюнь и нельзя было сравнить с кланом Хан, но братья Цзюнь были сильнейшими среди многих.

    Проблемой было то, что Хан Ян Яо уже была обручена с Сяо Ханом - внуком самого влиятельного старейшины города Серебряной Метели Сяо Хуи Фенга, и им, по достижении определённого возраста, нужно было вступить в брак!

    Двое влюблённых старались остаться вместе, но семья Сяо угрожала всей семье Цзюнь..

    Под давлением, Хан Ян Яо вернулась в город Серебряной Метели и больше не возвращалась...

    2-018: Его глубочайшая ненависть

    Перед уходом Хан Ян Яо сказала Цзюнь Вую, что если он сможет пробиться на Верховный Божественный уровень, то у них будет шанс быть вместе. В то время Цзюнь Вуй и не мечтал о подобном, ведь тогда он был лишь на полпути к Золотому Суань!

    А разница между Золотым и Верховным Божественным уровнями неизмерима...

    В следующие два года семья Цзюнь потерпела несколько поражений в экспедициях, куда их посылал Император, и старшие братья Цзюнь Вуя - Цзюнь Ву Хи и Цзюнь Ву Менг - покинули этот мир вместе с множеством верных семье Цзюнь солдат.

    Под гнётом всех этих обстоятельств так вышло, что и Цзюнь Вуй пострадал, и даже стал калекой...

    Му Сю Тонг был одним из тех немногих, кто тогда был близок с Хан Ян Яо, а так же он был вторым во всём городе Серебряной Метели, кому нравился Цзюнь Вуй; они друг для друга были буквально как Братья.

    После травмы спины Цзюнь Вуй впал в депрессию, ведь он понимал, что шансов ещё раз увидеть Хан Ян Яо у него почти нет...

    Время текло, словно река; десять лет пролетели как один день. Цзюнь Вуй иногда смотрел на полуночную луну и молился; молился о том, чтобы ещё хоть раз увидеть её, но он и не думал, что хоть когда-то снова услышит о ней!

    Сейчас же в его голове роились мысли; они мелькали и рвались наружу, словно его захлестнуло цунами из эмоций.

    Цзюнь Мосе тихо слушал рассказ Дяди, не говоря ни слова. Он понимал, что прерывать Дядюшку нельзя, ведь он не просто произносил пустые слова, а от всего сердца рассказывал свою историю. Все эти эмоции и переживания были заперты в далёком углу его сердца очень давно; а сейчас он неожиданно получил весточку от любимой и не мог больше сдерживаться...

    Всё, что сейчас ему было нужно - слушатель, которому он смог бы открыться.

    Хоть Цзюнь Мосе и слушал всё это с выражением лица, как у каменной стенки, но он понимал, что даже просто сидя рядом, он может помочь.

    [Слишком долго Цзюнь Вуй держал это всё в себе, слишком долго...]

    Ночь становилась темнее, туман покрывал землю, а Цзюнь Вуй тихим и грустным голосом продолжал говорить. Запинаясь и иногда замолкая, чтобы вспомнить, он говорил и говорил:

    - Для нашей семьи трон могущества оказался слишком скользким, а мой второй брат погиб при неизвестных обстоятельствах.. Я тогда подозревал, что за этим может стоять город Серебряной Метели, ведь они умели действовать, оставаясь в тени, и приказал немедленно начать расследование, но... Но моих военных заслуг было недостаточно; город Серебряной Метели слишком сильно окутан тайной, и расследование никуда не привело.... Неожиданно мне приказали отправиться на войну с империей Ю Танг, чтобы отобрать преимущество.. На поле боя я думал, что продави я их защиту ещё чуть-чуть, то мы победим!... Но в критический момент на стороне империи Ю Танг появились крайне сильные эксперты Суань Ци; они возглавили атаку кавалерии, и всё поле боя, вся стратегия... Всё рассыпалось в прах...

    Да, и на нашей стороне были продвинутые эксперты... Был один эксперт Небесной Суань, звали его.. Да,его звали Чен Ер Мази.. До сих пор я слышу, как он кричит мне "Бегите, Генерал, бегите!"... Потом нас накрыло вспышкой ярко-голубого света и вокруг всё стало красным.. Несколько солдат окружили меня, чтобы защитить..все погибли..на моих глазах... Я слышал, как ломались их кости; они истекали кровью...

    Это... Это был кошмар!.. Я весь был в крови... В красной, липкой крови моих Братьев....Я..я пытался спасти некоторых, но они уже были мертвы....

    Голос Цзюнь Вуя дрожал от боли. Когда он произнёс последние слова Чен Ер Мази, то стал говорить шёпотом.... Всё его лицо было мокрым от слёз.

    - ..Тогда я чуть не сошёл с ума... Все они были моими Братьями: мы пили вместе, мы..мы пели вместе, охотились и путешествовали вместе, мы сражались вместе и как один праздновали победы!... Все они, все они погибли на моих глазах!!

    Цзюнь Вуй уже кричал, не в силах больше сдерживаться; он почти рычал:

    - Мертвы! Умер каждый из них! Братья!...Мои братья... все мертвы....

    Зажмурив глаза, он плакал, не в силах сдерживаться.

    - Всё это...ВСЁ ЭТО - МОЯ ВИНА!!

    Цзюнь Вуй кричал, но не криком ярости, а боли; было понятно, что внутри он крайне слаб:

    - Я был в отчаянии, я хотел убить..не, разорвать каждого... Любого!..... Я был слишком медленным..слишком слабым.. Те таинственные люди, скакавшие во главе кавалерии, поймали меня..отравили мой дантян каким-то ядом и этим закрыли меридианы нижней половины моего тела!... Я даже кричать не мог, я мог лишь смотреть. Хоть они и скрывали за масками свои лица, но я видел их глаза; среди них, кажется, была одна женщина... Появись они рядом, посмотри я снова в их глаза, то сразу бы узнал их!...

    Я знаю, что они были из города Серебряной Метели, я уверен! Эти люди пришли прямиком из Ада.. Нет, они даже не люди, они слуги Дьявола!... Я навсегда запомню, как они смеялись, пытая меня...

    С красными глазами Цзюнь Вуй всё продолжал:

    - ....с тех самых пор, как бы я ни старался, я не мог встать; я злился на всех и вся, в сердце был лишь гнев... Я не рассказывал о своих догадках отцу - город Серебряной Метели слишком силён.. Узнай он, что это были они, то точно попробовал бы отомстить.... Даже силам ста семей Цзюнь не под силу их одолеть!.. Я даже думал покончить с собой, но тогда семья, оставшись совсем без наследников, точно бы вымерла...

    ..Мои старшие братья погибли из-за меня, но я всё ещё жив и здоров. Мои солдаты - братья по оружию - погибли из-за меня, но позволили мне дожить свою жалкую жизнь... -- с грустной улыбкой произнёс Цзюнь Вуй, вытирая мокрые от слёз щеки:

    - А вскоре и два мои племянника погибли из-за моей слабости, но я выжил... Мосе! Ты не думаешь, что твой Третий Дядя бесполезен? Никчёмен? НИКУДА БЛЯДЬ НЕ ГОДЕН?!?

    Цзюнь Вуй прокричал это с яростной улыбкой, злобно дыша; море ненависти в его сердце наконец смогло вырваться наружу.

    Цзюнь Мосе со спокойным лицом сидел и без слов слушал. Он, немного подумав над историей Третьего Дяди, тихо произнёс:

    - В таком случае смерть - слишком простой для Вас выход, но и жить такой жизнью очень сложно. Смерть - это выход для трусов, но пережить такой удар судьбы мог лишь настоящий воин! Быстро закончить страдания мог бы каждый, но столько прожить и при этом не сойти от пережитого с ума... Дядя, Вы удивительны!

    Цзюнь Вуй в ответ на такое грустно улыбнулся:

    - А кто сказал, что я хочу умереть?.. Я не могу умереть, Мосе, не могу... У твоего Деда были три внука, и двое уже мертвы; что будет, если и я умру? Твоего Деда удар хватит, да и семья Цзюнь....

    Мосе лишь промолчал.

    Эти черви грызли сердце Цзюнь Вуя слишком долго.... Недавно он вернул себе возможность ходить, сегодня он встретил старого врага и старого друга из прошлого, получил подарок от давней любви..

    Всё это взбудоражило старые раны, и он вслух произнёс слова, которые раньше были лишь в его голове.

    - Все эти годы, когда я закрывал глаза, мои падшие братья спрашивали меня: "Почему ты не мстишь за нас?". Кровь братьев снова была на моём лице, когда они спрашивали: "Третий Генерал, почему ты не мстишь за нас? Отомсти за нас, отомсти!".

    Цзюнь Вуй так сильно сжал кулаки, что из них потекла кровь.

    - Даже в моих снах она течёт, оставляя привкус металла на губах... Липкая, горячая кровь моих братьев по оружию... Она все льётся, и льётся, и льётся...

    Наклонившись вперёд, Цзюнь Вуй задрожал, накрыв лицо руками.

    Цзюнь Мосе сделал глубокий вдох и посмотрел в небо. Вдруг в его теле прошла волна, и так долго скрываемая жажда убийства хлынула наружу!

    С мягкой улыбкой он думал:

    [Город Серебряной Метели? Неет, семья Сяо! Вы думаете, что лучше всех, а? Вы думаете, что у вас сил так много, чтобы творить всё, что вздумается? Ха-ха, это лишь пока; теперь вы - моя цель. Я поднимусь по лестнице этого мира, и по пути я точно наступлю на вас!]

    Теперь я - Цзюнь Мосе; теперь и горе, и радости семьи Цзюнь - мои! Семья Сяо из города Серебряной Метели? Подождите несколько лет, и Злой Монарх навестит ваши дома!

    ...Вдалеке стоял Цзюнь Чжан Тиан и со смешанными чувствами смотрел на своих единственного сына и единственного внука:

    [Вся боль, что пережил мой сын за эти годы..как же я жалок, что не замечал её? Почему я до сих пор не отомстил городу Серебряной Метели? Неужели ты думал, что я никогда не узнаю и меня можно дурить вечно?

    Как я мог все эти годы не знать об этой вражде?.. Но ведь у нашей семьи за поколения собрались десятки тысяч последователей! Реши мы так, семья Цзюнь могла бы с их помощью свергнуть мелкого короля.. Приди мы за кем-то, то началась бы кровавая баня!]

    Он беззвучно стоял довольно долго, но через некоторое время Старый Цзюнь исчез в ночи. Племянник и Дядя вдвоём слушали, как завывает и стонет ветер...

    .....В королевстве Тянсян наступала осень.

    Осень в королевстве Тянсян была тихой, но славилась большим обилием различных птиц. Сотни разных пташек в это время года вечно кружили в воздухе, хлопая своими крыльями.

    Так же много сильных экспертов Суань Ци заканчивали в это время свои тайные одиночные тренировки и все они, вылезая из своих нор, приходили в Столицу послушать последние слухи. Словно детективы, они прочёсывали все тёмные уголки.

    Но слухи и новости не долго задерживались в одном месте, и в считанные дни расходились по всему континенту.

    Скоро в Столицу прибудет много сильных гостей...

    2-019: Возможность?

    Кроме этой, была и другая, сенсационная новость.

    Неожиданно…

    Не так давно в главном городе Тянсян бушевали бунты, и всего за одну ночь северная часть города была полностью разрушена. Семья Тань пустила всю свою необузданную силу на охоту на людей; были огромные потери среди людей. Было похоже, что они потеряли что-то крайне ценное.

    В конце-концов стало известно, что было утеряно Ядро Суань-Зверя Девятого уровня!

    Однако, эта информация была неподтвержденной. Просто кто-то заметил, что это может быть причиной всей суматохи, но слухи быстро обретают крылья, и это предположение разлетелось по всему континенту в считанные дни.

    - Просто потрясающая возможность! Мы должны найти это Ядро!

    В имперском доме своего наставника Ли Юран сидел на краю постели Ли Шанга:

    - Разве? Наше последнее приключение было похоже на поговорку "богомол преследовал цикаду, не зная о иволге позади"*... Почему Вы решили, что это отличная возможность?

    Ли Шанг чувствовал себя уже намного лучше, но все ещё был очень слаб. Силы еще не вернулись к нему, но голос его был крепок. С блеском в глазах он смотрел на своего внука, ожидая его ответа.

    С того самого дня, когда пострадал дантян Ли Шанга, его состояние нормализовалось после лечения, однако физическое состояние было в упадке. Это приносило Ли Шангу много душевных страданий; он знал, что не продержится долго.

    Именно поэтому он занялся обучением своего драгоценного внука, Ли Юрана. Неважно, какова проблема - Ли Шанг всегда сначала спрашивал у Ли Юрана его мнение, а потом указывал на недостатки.

    И в этот раз внук его не подвел: уже можно было увидеть громадный прогресс в его умственных способностях. Несмотря на то, что его мышление было довольно ограниченным, он показывал большой интерес к обучению.

    Этот факт согревал холодное сердце Ли Шанга и он думал, что наконец-таки нашёл себе преемника!

    - Сейчас вся ситуация очень проста: Суань-Ядро украдено из семьи Танг. Я считаю, что всего три группировки способны провернуть подобное дельце, но все они не настолько глупы, чтоб дать таким слухам разойтись, ведь иначе у них будут большие проблемами, особенно с семьей Танг... Суань-Ядро имеет огромное значение; куда более огромное, чем считают его владельцы. И если бы кто-то из этих трёх украл Ядро, а оставшиеся двое разузнали бы об этом, то они, несомненно, попытались бы выкрасть его у первых похитителей. Поэтому мне кажется, что Ядро украл кто-то ещё.

    - Другими словами, если мы найдём воров, то сможем забрать у них Суань-Ядро! ...В день кражи вор смог украсть очень важную вещь так, что этого никто не заметил; он смог уйти, не оставив никаких следов.. Неудивительно, что некоторое время о произошедшем не было никаких известий. А сейчас на каждом углу шепчутся, ведь стало известно, что украденная вещица - Ядро Суань-Зверя Девятого уровня. Слишком странно: вор столько ждал, прежде чем сделать шаг... Что-то несомненно кроется за всем этим!

    - Но каковы скрытые намерения вора?.. Ваш внук ещё слишком глуп и смог обдумать так мало.. Во-первых, хоть Ядро и украли, но видимо вор не знал, как им воспользоваться, а может быть даже и не знал, что это вообще за вещь.. Пытаясь выяснить, что украл, он привлёк к себе лишнее внимание, и так появились все эти слухи. Это вполне может быть правдой... Суань-Ядро - весьма загадочная вещь, и даже семья Танг, изучающая его нескольких десятилетий, так и не выяснила всех его свойств. Даже мы, имея те знания, что у нас сейчас есть, возможно, никогда бы не смогли познать истинную его силу...

    - ..Продолжай.

    В глазах Ли Шанга читалось одобрение.

    - Во-вторых, вор наверняка из города Тянсян, и, скорее всего,это не простой начинающий эксперт; это должен быть мастер высочайшего уровня..возможно, Небесный Суань или выше. Может быть он сейчас готовится к прорыву на уровень выше, иначе он он не дал бы информации о Ядре уйти так просто; он бы просто залёг на дно и ждал, пока шумиха утихнет... Так что, исходя из всего вышесказанного, я с уверенностью могу заявить, что этот вор точно готовится к прорыву.

    -..Да! Ещё варианты?

    Одобрение крепло в глазах Ли Шанга.

    - Ещё… Хм.. Вор принадлежит к очень могущественному клану и точно знает, что у него за спиной есть поддержка; всё происходящее указывает именно на этот вариант. В городе есть несколько очень сильных и богатых семей и людей, но мы должны искать того, кто может быстро собрать все силы вместе, потому что только при такой поддержке вор смог бы действовать так смело и безрассудно. -- голос Ли Юрана был тих и осторожен.

    - Очень хорошо продумано. Видишь, число подозреваемых сузилось до небольшого круга... -- легонько похлопал Ли Шанг в ладоши с очень довольным видом: - Есть кто-нибудь на примете?

    - Ну, естественно, отсекая нашу семью и семью Танг.. Остаются семья Цзюнь, семья Муронг, семья Дугу, семья Мэнг и семья Сонг. Это может быть кто угодно из этой пятерки!

    Ли Юран поднял указательный палец вверх и добавил:

    - И, хоть мы и враги с семьей Цзюнь, стоит отметить, что Цзюнь Чжан Тянь - человек честный и порядочный; он не стал бы принимать в таком участие. Цзюнь Вуй... Тело у него искалеченное, но умом он крепок.. Но инвалидность ограничивает его подвижность. А что до этого молодого сорванца семьи Цзюнь Мосе...боюсь, он не способен собрать воедино все силы семьи Цзюнь..Так что пока семья Цзюнь на последнем месте, но полностью исключить мы их не можем, ведь всё возможно!

    То, что это работа семьи Дугу - тоже маловероятно. У них, конечно, достаточно влияния и сил, чтобы быть нашей "иволгой", но, откровенно говоря, им не хватает амбиций. Сейчас семья Дугу со своей нынешней силой запросто могла бы сместить семью Цзюнь! Его Величество терпит семью Дугу по одной простой причине: они - семья воинов. Но, в отличии от семьи Цзюнь, у них в прошлом не было могущественных Генералов. Семья Дугу может пройти сквозь ряды противника и уничтожить их, но, до тех пор, пока во главе их войска не будет человека из семьи Цзюнь, например Цзюнь Ву Хи, Цзюнь Ву Менга или Цзюнь Вуя, одной лишь мощи семьи Дугу будет недостаточно для победы... Но опять же, всё это не исключает их из списка подозреваемых!

    Но если это они, то семью Дугу ждёт лишь одно - Его Величество уничтожит всю семью! Хоть Его Величество и считает Дугу надежными, но у них нет тех заслуг, что имеет семья Цзюнь. Но всё-таки это могут быть они.. У семьи Дугу хватит на такое сил, верно?...

    Семья Дугу, если поразмыслить, сильна. У них есть бесчисленные отпрыски, но нет единства, которым обладает семья Цзюнь. Даже если всю верхушку семьи Цзюнь уничтожить, у них полно сторонников, способных встряхнуть всё королевство!

    .. И все же вероятность того, что воры - это Дугу, ненамного выше вероятности, что это Цзюнь. И я бы добавил, что в их семье не наблюдается настолько смелого человека, и шпионы в их семье молчали..

    Что до семьи Мэнг.. Во-первых, они наши союзники. Во-вторых, у них так же нет настолько могущественного и безрассудного человека. Так что, возможность того, что это они - невысока.

    Семья Сонг никогда не выделялась из главных семей... Но иногда собака, которая не лает, кусается, так что я ставлю их под подозрение. Ну а семья Муронг всегда была очень амбициозна и вечно придумывала что-то новое. К тому же, у них крепкие дружественные отношения с королевской семьей, так что королевская семья вряд ли стала бы подозревать их в чём-либо. Вот почему мы должны обратить на них внимание…

    Ли Юран тщательно размышлял над сложившейся ситуацией, и голос его был тих, но по интонации было понятно, что эта тема его волнует.

    - Что ж, хорошо.. -- кивнул Ли Шанг: - ..Но есть пара вещей, о которых ты не вспомнил.

    - Прошу, исправь мои ошибки, Дедушка -- ответил Ли Юран.

    - Самая влиятельная семья в городе - это королевская, а ты даже не назвал их! А также они самые могущественные. Хоть никто до сих пор не знает, что же за сокровища скрывает Его Величество, но если бы не огромное количество сильных экспертов, охраняющих его, то он уже десятки раз был бы убит!.. Тебе следует поразмыслить над этим. И те три городских группировки..они достаточно сильны, чтобы это сделать, так что включи их в свой список.

    К тому же, мы не можем пренебрегать тем фактом, что, вполне возможно, это все проделки таинственной организации, существующей за пределами города Тянсян. Нашими ворами также могут быть несколько хорошо известных групп наёмных убийц, работающих в пределах города..кхе-кхе...

    Ли Шань откашлялся и с трудом продолжил: - Вся эта история с кражей Суань-Ядра вскоре разгорится, как пожар, и ты, Юран, должен быть очень осторожен, ибо нашей текущей силы отныне недостаточно! Если ты влезешь в это, если ты хочешь выйти победителем...тебе понадобится значительная поддержка и множество людей! Без такой поддержки ничего не выйдет, а твои братья..они не смогут прикрыть твою спину...

    Так что мой тебе совет: без поддержки не лезь в этот пожар, иначе - сгоришь!

    Ли Шань протяжно выдохнул, ложась на кровать.

    Ли Юран серьёзно закивал:

    - Да. Я уже отдал приказ нашим птичкам в ночи и думаю, что скоро они примут решение.

    Ли Шанг прикрыл глаза:

    - Хорошо, хорошо... А как твои успехи на пути к Небесному Суань?

    - Я уже достиг наивысшей точки Суань Золота, но.. - в голосе Ю Жаня слышалась вина: - ..но состояние ещё нестабильное. Как только мне удастся его нормализовать, я смогу войти в Нефритовый Суань, но....

    Ли Шанг поднял руку, прервав его на середине предложения:

    - Не будем беспечны; мы знаем, чем беспечность может обернуться... Я с радостью помогу тебе совершить прорыв.. В конце концов именно ты - надежда на будущее семьи Ли. Не бери на себя слишком много забот.

    У Ли Юрана перехватило дыхание.

    Ли Шанг использовал Коралл Нефритового Моря для лечения, но тот неожиданно взорвался. Тогда Ли Шанг перенёс страшные травмы; взрыв даже задел симпатичное лицо Ли Юрана.

    Но, несмотря на это, тот случай не был полнейшей катастрофой. Ли Юран неожиданно получил из этого выгоду.

    Коралл Нефритового Моря содержал в себе большое количество энергии, которая должна была использоваться при исцелении Ли Шанга, но, из-за взрыва он не смог впитать его полностью. При взрыве значительная часть энергии в момент взрыва вошла в тело Ли Юрана и осела в его меридианах. Скрытый дар!

    Тогда, из-за ран на лице, Ли Юран не смог полностью сконцентрироваться на культивации, но теперь, благодаря этой энергии, он смог продвинуться с начала Суань Золота на самую вершину за одно усилие! Он был в шаге от Суань Нефрита, что было не только исключительным случаем для его возраста; этот случай будет у всех его ровесников на слуху по всему континенту!

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    * - Китайская идиома; примерный смысл в том, что "всё всегда возвращается бумерангом".

    2-020: Первая в новой жизни плата за сделку

    - Большое расследование началось из-за разрушений на севере города. Может это и совпадение, но сын Квин Ху - Квин Сяо Бао - недавно ненароком оскорбил Танг Юаня и Цзюнь Мосе! Цзюнь Мосе и Толстяк точно бы не спустили такое на тормозах, но я не думаю, что разгром на севере - их рук дело... Наверное я слишком многих подозреваю, но, мне кажется, что эти два дела связаны, хоть и не могу объяснить, почему...

    Сказав это, Ли Юран встал и начал медленно расхаживать по комнате:

    - На сегодня северная часть города потеряла свои глаза и уши, а значит, и мы потеряли многих шпионов в северной части города.. Нам срочно нужно придумать, как восстановить потери.

    Ли Шанг, прикрыв глаза, ответил внуку:

    - Хорошо, тогда этим и займись.. Я бы порекомендовал тебе стать членом Имперского Суда, но ты ведь против этого поэтому послушай мой совет, Юран: я создал основу для нашей семьи именно благодаря высокой позиции в Имперском Суде, а не потому, что сидел и смотрел на речки с озёрами! Я знаю, у тебя много амбиций, но ты всегда должен помнить предел своих сил.. Слишком опасно каждый раз испытывать удачу; если хочешь успеха - будь осторожен и расчётлив!

    Ли Юран тихо склонил голову в поклоне и произнёс:

    - ..Ваш внук запомнит эти слова.

    ...Тем временем...

    Ленивый осенний ветер слегка покачивал ветки деревьев, и двое мужчин, прогуливаясь по городу, наслаждались моментом. У одного из них был крайне высокий рост и жёлтое лицо; острые и цепкие глаза не подходили к лицу, словно были чужими. Лицо другого было чуть темнее, чем у первого, но телосложением они были похожи.

    Мужчина средних лет мягко шагал, крутя головой:

    - Да, за десять лет Столица Королевства Тянсян сильно изменилась..

    Его голос звучал растерянным, словно недавно он был в другом мире и только что вернулся: - Это место раньше было залом предков семьи Йе.. Я рос, играя тут с моими Братьями...хе-хе... -- рассмеялся он, но отчётливо было слышно, что ему грустно.

    - Дядя, ты же не так стар, чтобы вспоминать такое? -- улыбнулся младший: - В конце концов, Вы привыкнете ко всему этому. Всё однажды кончается; неважно, царь ты или прислуга - всему, у чего есть начало, приходит конец. Живи мы вечно, никого бы не беспокоили известность и слава.

    - Привыкнуть.. Легче сказать, чем сделать! -- мужчина средних лет шумно вздохнул: - Последние десять лет были словно..кошмар. Вокруг виделось лишь отчаяние... Раньше вокруг меня были мои Братья; сейчас они погибли, и я один остался в этом мире...

    - Дядя, ты не задумывался, что сейчас под нашими ногами?

    Молодой парень с жёлтым лицом мягко улыбнулся, будто думал над вечной иронией жизни и смерти. Сейчас его глаза будто смотрели и в прошлое, и в будущее; сейчас его больше ничто не заботило. Он указал пальцем на землю под ногами и произнёс:

    - Третий Дядя, с древних времён, за многие тысячи лет, знаешь ли ты, сколько людей погибли и теперь похоронены под нашими ногами?

    Если подумать, то куда мы не наступи, мы обязательно на чьём-то трупе! Сейчас мы может стоим над трупом бродяги, а сделай шаг - и мы стоим над древним, великим Императором! Вся эта почва под нашими ногами...она состоит из огромной горы старых костей. Ведь растение, засыхая, гибнет и сгнивает, давая удобрения для других растений... Однажды Вы, или может я, тоже будем лежать в земле, и по нашим костям пройдутся другие!

    Поэтому самое важное - это то, что происходит сейчас! Сейчас мы стоим на ком-то, и неважно, крестьянин это был, вельможа, дочь министра или сам министр! И что же они сейчас?... Очевидно, что мы сами, при жизни, должны добраться туда, где никто не посмеет наступить на нас, живые мы или мёртвые!

    - Ха-ха... -- рассмеялся мужчина средних лет: - Это может быть правдой, но мы так же должны вспоминать о погибших время о времени. Не вспоминай мы о тех, кто погиб, или хуже - стань мы недостойны того, чтобы помнили о нас...как мы тогда можем ждать от будущих поколений уважения после смерти? Король при жизни - король, но убей он миллион невинных, неважно, погибнет он на святой горе или в своей постели - он всё равно отправится в Ад!

    - При жизни мы не должны сожалеть! Даже сделай мы нечто плохое - мы не должны сожалеть! Зло, совершённое во имя благой цели - это добро?.. Добро, совершённое при злых намерениях - зло?.. Никто не ответит точно, ведь никто не может этого знать... Пока мы живём, мы должны наслаждаться! Жить, подобно морю - свободно, без границ..действовать так, как велит сердце! Если кто-то не нравиться - наступи! Если тебе вредят - убей! А если кто-то встал на пути....круши!

    Пока живы, мужчины и женщины должны смотреть в Небеса и улыбаться, чтобы показать тем, кто уже там, что мы - живы! Что мы достойно пришли в этот мир! -- глаза младшего словно издалека смотрели на окрестности: - Это всё - лишь игра, не более!

    Эта парочка выглядела довольно странно: хоть они и выглядели молодо, но пререкались при этом совсем как старики.

    Этой странной парочкой были Цзюнь Вуй и Цзюнь Мосе.

    Цзюнь Вуй за последние десять лет ни разу не покидал резиденции семьи Цзюнь, так что Цзюнь Мосе решил вытащить Дядю из постели. Цзюнь Вую это было нужно, и он, не долго думая, согласился.

    Дуэт из дяди и племянника в тайне ото всех ускользнул из дому, и они решили побродить по улицам Столицы.

    В своей прошлой жизни Цзюнь Мосе вёл очень скрытную жизнь, и поэтому испытал на себе множество и древних, и современных способов изменить внешность.

    К моменту выхода из резиденции и Мосе, и его Дядя выглядели настолько не похожими на себя, что даже подойди кто вплотную, их было не узнать.

    - Мосе, неужели ты веришь в такую..... -- дослушал его Цзюнь Вуй; затем он покачал головой и рассмеялся: - Если ты сам не видишь, то хоть послушай себя. Я боюсь, что ты очень сильно изменился.. Ты уже смотришь на жизнь и смерть, как очень старый человек.

    Цзюнь Мосе в ответ лишь улыбнулся: [Да, я действительно звучу, словно древний старик... Я многое повидал на тему жизни и смерти, да и к тому же, это - моя вторая жизнь..]

    Цзюнь Вуй замер, глядя на дорогу, плавно изгибающуяся влево:

    - А это место раньше было личной резиденцией одного из Принцев; кто же смог превратить этот дом в Зал Хуанг Хуа? Я поражён: кто в Столице смог выгнать Принца из его собственного дома? Зал Хуанг Хуа....что всё это значит? Я не припомню такого заведения на этом месте..

    Дорога выглядело скромно, но вела к очень большому дому. Со стороны дома доносился жалостливый и отчаянный крик

    Прохожие, проходящие мимо, старались держаться как можно дальше от ворот Зала Хуанг Хуа, будто там их могла укусить змея.

    У всех проходящих мимо в глазах читались гнев и отвращение, перемешанные со страхом, и все прохожие ненароком ускоряли шаг, чтоб побыстрее пройти мимо ворот заведения.

    Цзюнь Мосе тут же порылся в памяти и сказал:

    - Зал Хуанг Хуа - это что-то вроде борделя, вот только эскорт тут несколько моложе, и большинство тут.....дети!

    Неожиданно, злоба возникла глубоко в сердце Цзюнь Мосе.

    Это - транзитная точка для продажи детей. Если они с образованием, то их отправляют дальше. Если же они не образованы, но красиво выглядят и быстро соображают, то их подготавливают и продают большим семьям за большие деньги как слуг. С теми же, кто слишком молод, поступают хуже всего - им позволяют остаться здесь на несколько лет, пока не достигнут зрелости, а потом продают в Реку Душевного Тумана для грязных утех мужчин и женщин.. Это место - оплот греха и похоти.

    Услышав такое, Цзюнь Вуй грозно посмотрел на ворота Зала:

    - Я и не думал, что такому месту позволят существовать в Столице Тянсян! Как власти могли такое допустить?!

    Цзюнь Мосе вздохнул:

    [Это место раньше принадлежало Принцу, и у него его отобрали, но никто не знает как или почему... У кого духу хватит выступить против таких людей? Это был дом Принца, и кто-то смог его забрать; что простой человек сможет с таким поделать?

    Эта империя - слишком бюрократична, и именно поэтому подобное место может существовать.. Может, среди покрывающих есть кто-то с высоким чином и большой властью, а может сын кого-то могущественного, но кто попробует рискнуть и выяснить?! К тому же, много людей приходят сюда по своей воле в поисках заработка: сироты из приютов, бедняки.. А потом их продают в рабство. Кому какое дело до бедных?]

    - Это - ужасно! Как же жаль, что....хмф. -- злобно выдохнул Цзюнь Вуй.

    Он острым взглядом смотрел на ворота, но сегодня он должен был отступить, ведь раскрой кто-нибудь его личность - начались бы большие проблемы. К тому же Цзюнь Вуй ещё восстанавливался; ему в любом случае необходимо было скрывать своё исцеление ото всех.

    Как только двое переодетых родственников собрались уходить, позади них раздался неожиданный тонкий крик и звук приближающийся шумной толпы.

    Посреди улицы упала фигура молодой служанки; её одежда была изорвана, а на лице была боль. Она плевалась кровью, и в её помутневших глазах почти не читалось желание жить. Она еле слышно плакала:

    - Брат.... Прошу, старший брат..... Умоляю, не дай ему....

    - Сестра!.... -- крикнул тонкий голос, и у открытых ворот появился худенький и маленький парнишка. Его придерживали и не давали выйти, но парнишка с яростным лицом постоянно пытался вырваться; но как такому юному парню совладать со взрослым мужчиной?

    В отчаянии парень крутился и пытался ударить державшего его локтями. Потом он вдруг открыл рот и укусил державшую его руку. Мужчина взвыл от боли, а парнишка тут же рванулся к молодой служанке.

    Умирающая девушка оглянулась и увидела бегущего к ней парнишку, и в её глазах мелькнули радость и счастье. Она с трудом подняла руку и протянула её навстречу бегущему мальчишке, надеясь обнять его.

    Затем кто-то громко выругался, и по улице раздался звон вынимаемого из ножен меча. Мальчик, почти добежавший до сестры, вдруг выгнулся, но не остановился... Мельком посмотрев вниз он увидел, что разрублен пополам, словно стебель бамбука!

    Споткнувшись, он упал на землю и перестал дышать.

    Его тело было разрублено, но упав, он по инерции проскользил по мостовой ещё пару шагов. Его руки тянулись к девушке, а в глазах были безысходность и гнев - он почти добежал до сестры...

    Лишь пару шагов разделяли их, но эта дистанция, даже ценой их жизни, была для них непреодолима!

    Неужели на глазах умирающей сестры умер её младший брат?!

    Из последних сил, с криком и стоном, девушка пробовала доползти до тела брата, но смогла лишь пару раз приподняться и упасть...

    Её красивые глаза уже покидала жизнь, но она не отводила взгляд от брата. Упав в последний раз, её тело больше не подавало признаков жизни, но руки так и тянулись к любимому брату...

    Со звуком "цзинь" маленькая, сломанная медная монета выпала из одежд девушки, прокатилась вдоль руки, став красной от крови двух погибших. Монета всё катилась и катилась, и, наконец, ударилась о ногу Цзюнь Мосе.

    - Грешники! В этом месяце такого слишком много. Да уж, бедные эти дети... -- пробурчал про себя один из прохожих, и, покачав головой, быстро ушёл.

    - Вот что случается, когда продаёшь себя в рабство... Наверное, это можно посчитать наказанием за их грехи? -- пробормотал про себя другой прохожий.

    Много зевак собралось, и у каждого из них на лице явно читалось сострадание к жертвам и гнев на сделавших это, но никто не смел вслух сказать что-то против. Через мгновения все собравшиеся стали расходиться, и улицы снова стали пустыми..

    - Животные!!

    Громкий крик Цзюнь Мосе заставил всех обернуться. От ярости он громко произнёс: - Как вы можете убивать настолько молодых?! В вас что, совсем нет человечности или чувства справедливости?!

    Несколько человек, стоящих у ворот, с адскими лицами улыбались, наблюдая за происходящей резнёй. Они никогда раньше не слышали подобного, ведь это - Зал Хуанг Хуа! Большего и говорить не стоит!

    Мужчина, которго укусил парнишка, с оскалом крикнул:

    - Если тебе не нравиться - не смотри, лучше иди куда шёл! Вали домой к мамочке и не смей больше открывать рот. Я решаю судьбу этих двоих; кто ты такой, чтобы говорить мне о справедливости или человечности?!

    Цзюнь Вуй был одет, как школьник, но его странная роба делала его похожим на бедного, плохо учащегося школьника.

    Цзюнь был в гневе:

    - Да как ты!.. Ты смеешь творить ТАКОЕ в самом центре Столицы?! Как ты можешь показывать такое большое неуважение к чужой жизни, да ещё и насмехаться над этим?!

    В это время Цзюнь Мосе, онемев, смотрел вниз на монету, лежавшую рядом с его ногой. В одну секунду его сердце пропустило удар, и он вновь почувствовал странное чувство!..

    [Эта сломанная монета... Она прокатилась через всю улицу, не задев никого, и докатилась ко мне! Что это значит?.. Это совпадение..или знак свыше?]

    В этот момент Цзюнь Мосе вернулся в прошлую жизнь, кода он был наёмным убийцей, королём убийства за деньги - Злым Монархом!

    Он медленно наклонился и подобрал медную монету; поместив её в центр своей ладони, он прошептал:

    - Будь уверен - теперь ты можешь покоиться с миром. Я принимаю эту монету как первую в новой жизни плату за сделку! Контракт не нужен, и пусть Небеса будут этому свидетелем!

    Он посмотрел наверх, и его глаза уткнулись в три слова над воротами: "Зал Хуанг Хуа".

    Цзюнь Мосе медленно сдвинул брови, и в его глазах на миг мелькнула молния, наполненная желанием убивать.

    [Мне плевать, кто эти дети, или в чём они провинились; мне даже не нужно имя этой девушки... Меня не волнует, кто стоит за этим Залом и поддерживает его!

    Я лишь знаю, что мне нужно делать! Цена этих денег - людские страдания!

    Монета - это деньги, даже если монета сломана - это всё равно деньги!

    Я получил деньги, как оплату за сделку! И как только я принял оплату, есть люди, которые должны умереть!

    Так что сейчас.... Я буду убивать!

    2-021: Видя такое, я могу лишь убивать!

    [Я лишь простой убийца! Когда нужно кого-то убить, я должен быть рядом, ведь мои руки уже не раз были в крови!]

    Цзюнь Вуй уже собрался бездумно вступить в схватку, но вдруг почувствовал на своём плече руку Цзюнь Мосе.

    - Дядя, я искренне поражён: вы же генерал, ветеран войны; какое вам дело до таких дел? -- слегка улыбнулся Цзюнь Мосе.

    - Что? -- удивлённо переспросил Цзюнь Вуй.

    - Вы пытаетесь рассказать о справедливости в глухие уши... если бы этих людей беспокоили чужая жизнь или мораль, то они бы не убивали так просто. Вы ведь слышали их ответ; неужели Вы ещё верите, что их волнует справедливость?? Нет. В их глазах справедливость - лишь ненужный инструмент, которым они пользуются, чтобы оправдать себя. А человечность.. Ха-ха, останься у этих людей в душе хоть капля человечности, то они ни за что бы не убили этих детей так жестоко и цинично. Животные жестоки, потому что глупы, но эти люди...может, Вы думаете, что они глупы, как животные?

    Голос Цзюнь Мосе звучал ровно и тихо.

    - Ну и? Что ты предлагаешь с этим сделать? -- категорично спросил Цзюнь Вуй.

    - Нуу... Я бы действовал как можно решительнее... Может, ТАК сойдёт? -- прошептал Мосе на ухо Цзюнь Вую, обходя его. Не убирая с лица мирного и уважительного выражения, Мосе, не отводя глаз с Дяди, вдруг резко сделал правой рукой пару движений.

    Он хлёстко ударил пальцами по челюсти одного из мужчин, и, когда тот открыл рот, засунул руку ему в глотку.. Затем, резко сжав ладонь, Цзюнь Мосе сломал мужчине гортань!

    Это был тот мужчина, что ответил Цзюнь Вую, когда тот завёл речь о справедливости. Он уже шагал к Цзюнь Вую, чтобы преподать ему урок, но Цзюнь Мосе оказался его последним "учителем".

    - ..Встречаясь с такими людьми, ты либо их игнорируешь... -- Мосе резко выдернул руку из глотки мужчины. Вытерев кровавую ладонь об одежду бедняги, он слегка толкнул тело, и труп мужчины упал на мостовую. Цзюнь Мосе продолжил, ничуть не стесняясь: - ..либо, если нужно, убиваешь их безо всякой жалости!

    Рухнув на землю с открытыми глазами, мужчина в последний миг своей жизни встретился с гневным взглядом девушки. Этот мужчина не мог и подумать, что последним желанием бедной девушки будет нанять убийцу.

    Цена его жалкой жизни....лишь одна старая, сломанная медная монета!

    Нет, даже этой монеты было слишком много. Эта монета стоит гораздо больше, чем жизнь одного такого человека, и многие сегодня умрут, чтобы заплатить этот долг!

    Даже если та погибшая девушка, лежащая сейчас на мостовой, и желала этим ничтожествам жизни, она наверняка и не надеялась, что они действительно умрут. Знай она, что за эту монету сможет нанять Злого Монарха, то сейчас бы её труп смотрел в Небеса, улыбаясь.

    Пусть Небеса будут свидетелем: за её смерть справедливо отомстят!

    Цзюнь Мосе уже подобрал монету.... Последние деньги, которые она имела - всё равно деньги, символическая оплата за услуги наёмного убийцы, который уже принял решение:

    [Зло, стоящее за Залом Хуанг Хуа, должно умереть! Оно будет истреблено без жалости!]

    - ...............

    Цзюнь Вуй всё ещё смотрел на своего племянника, удивляясь, что тот только что убил человека. Хоть он и не мог моргнуть от шока, но молчать он не мог:

    - Мосе, упрёки и порицания - это одно дело, но стоит ли убивать таких людей? Разве ТАКОЕ избавление от зла - это правильный путь достичь справедливости?!

    - Дядя, Вы честный и нравственный человек, но я должен это сказать: ты слишком педантичен! -- со спины к Цзюнь Мосе уже бежали люди, но он продолжал: - Вы что, хотите с ними договориться? Или, может, запугать? Даже откройся и используй Вы свою власть, чтобы наказать их; сколько ЭТО принесёт добра? Я уверяю Вас, что этих людей скоро снова отпустят на свободу, и они продолжат причинять всё больше и больше вреда и страданий! Ха-ха, это ли не справедливо?!

    Страж, стоящий у ворот и увидевший смерть напарника, с криком бежал к Мосе.

    - Дядя, мы с вами всегда должны помнить одну вещь: мы - люди боевых законов!

    Хоть Цзюнь Мосе и улыбался, на лице его не было абсолютно никаких эмоций, а в глазах были глубина и спокойствие океана. Он продолжал никак не обращать внимания на людей, бегущих к нему со спины:

    - Сейчас этих людей, действующих так дерзко и дико, не смогут остановить никакие законы Королевства Тянсян.. Хах, именно в такие моменты... Когда закон становиться прикрытием для угнетения богатыми бедных; когда высокие чины используют своё положение в личных целях; когда таких людей нельзя покарать или наказать, используя честные методы... В такие моменты и нужны люди, вроде нас!

    Помните: в такие времена наши боевые сердца не должны бояться законов мирного времени! Мы должны стать мечом, рвущим неправых...бороться с насилие - насилием, и продолжать так до тех пор, пока не истребим всех подобных им отбросов! Это - тоже своего рода справедливость. И не стоит бояться гнева Небес: человеческие законы Богам не знакомы!

    Так что сейчас, увидев такое... Я могу лишь убивать!

    Цзюнь Мосе, смотря прямо на Цзюнь Вуя, слегка улыбнулся. Люди, бегущие со спины, были уже совсем близко, но лицо Мосе было спокойно, будто ничего не происходит.

    Но затем он вдруг резко развернулся и ринулся навстречу четырём бегущим к нему мужчинам. "Топ-топ-топ" - и он уже пробежал сквозь них.

    Высокая фигура Цзюнь Мосе мягко шагала к воротам Зала Хуанг Хуа, словно он собирался в гости к давнему другу...

    А позади него в странных позах стояли четыре человека; их словно и не тронули...

    Вдруг из горла одного захлестал фонтан крови! У второго из груди уже лилась кровь; его сердце было проткнуто ножом! Голова третьего была повёрнута под неестественным углом, а у четвёртого в горле была кровавая кровавая дыра!

    Все они ещё стояли, но уже были мертвы!

    Когда же Цзюнь Мосе прошёл сквозь ворота Зала, все четверо уже лежали.

    Они даже не смогли заметить движений Цзюнь Мосе, но Цзюнь Вуй видел все его атаки:

    [Мосе убил каждого из них одним движением..нет! Он убил их всех одним плавным движением! ..Но это было так быстро, что у них не было ни момента, чтобы среагировать, заметить или увернуться! Ужасающая способность!... А смог бы я увернуться?...

    ....возможно, будь я полностью сосредоточен, и будь моё здоровье в лучшем состоянии...всё равно было бы нелегко. Руки Мосе были слишком быстрыми; он спокойно мог бы убить нескольких мастеров Небесного уровня за секунды, а может и кого посильнее....]

    Цзюнь Вуй вдруг встряхнул головой и осознал, что его племянник впал в ярость.

    [Чёрт, Цзюнь Мосе уже вошёл в здание, там может быть опасно!.. Если Зал Хуанг Хуа смеет так нагло действовать среди бела дня, то внутри могут быть несколько сильных охранников..]

    Цзюнь Вуй быстро побежал вслед за племянником; он практически влетел в здание, но лишь для того, чтобы увидеть шокирующую картину!

    За всего лишь несколько секунд, пока Цзюнь Вуй бежал к зданию, Мосе уже убил ещё несколько человек. Пять или шесть тел беспорядочно валялись тут и там, икаждого были схожие причины смерти: дыра в горле или сломанная шея!

    Оглядевшись, Цзюнь Вуй увидел, как силуэт Мосе медленно и спокойно входит в одну из комнат. Элегантно шагая, Мосе не оставлял в живых никого, кто встречался на его пути.

    Мужчины, женщины... Никто, кроме Цзюнь Вуя и Цзюнь Мосе, не покидал комнат живым!

    Среди поддерживающих Зал Хуанг Хуа точно должен был быть кто-то очень могущественный, и, так как это место было точкой, откуда продавали рабов, здесь должна была бы быть сильная охрана... Но, хоть те четверо охранников и были довольно крепкими, сейчас они лежали в лужах собственной крови.

    В комнатах были лишь несколько сутенёров, не умеющих драться... Злой Монарх не щадил никого!

    Цзюнь Вуй даже забывал дышать от ненормальности гнева и жестокости племянника...

    Цзюнь Вуй, эксперт Небесного Суань Ци, сейчас просто ходил за Цзюнь Мосе; племянник даже не давал своему дяде шанса на атаку! Цзюнь Вуй просто сопровождал Мосе, словно телохранитель, роль которого была "просто наблюдать".

    Лицо Цзюнь Мосе было спокойным, как всегда, пока он ходил из комнаты в комнату.

    В следующей было несколько человек; первому Мосе ударом руки сломал кадык, второго пнул и, резко присев, достал нож. Мигом проткнув третьему артерию на шее, он полоснул второго по внутренней стороне бедра.

    Поднявшись, он спокойно вышел из комнаты, оставляя трёх хрипящих и плачущих людей умирать...

    Его путь вперёд был путём крови и смерти!

    "БУМ!"

    Три сверкающих серебром силуэта вошли в здание и встали у выхода. Один из них, мужчина лет сорока, прокричал:

    - Кто вы такие?!? Как вы смеете творить здесь такое?! Вы что, не знаете, что это за место?!

    - Какое "такое"?? Оу, мне просто поручили убить всех этих людей! Я не хотел никому доставлять проблем!

    Цзюнь Мосе, говоря это, улыбался. Ноги стоящих у входа в здание уже тряслись от страха, но они всё же сумели встать в боевые стойки.

    Они понимали, что перед ними кто-то, кто гораздо сильнее них, ведь на полу вокруг них лежало примерно пятьдесят мёртвых тел!

    - Как ты смеешь получать приказы, связанные с этим местом?! Ты хоть знаешь, кто владеет этим заведением?!?

    Цзюнь Мосе было лень даже смотреть на пришедших, поэтому он развернулся и сказал:

    - Дядя, я слегка устал, а тебе нужна практика, поэтому тех трёх оставляю тебе.. Но не затягивайте - нам нужно торопиться... В конце концов, это - Столица, и скоро тут будет полно имперских солдат.

    - ..Солдат?? -- холодно улыбнулся Цзюнь Вуй, и его тело вдруг засветилось ярким голубым светом.

    - Не.. Небесный Суань...

    Трое мужчин не успели даже удивиться, как их мёртвые тела разлетелись в разные стороны.

    Небесный Суань против трёх Серебряных... У них даже не было шанса!

    Цзюнь Вуй не собирался никого убивать, но действия Цзюнь Мосе уже были за гранью законных, и на тот момент у него не было другого выхода.

    Время утекало, как вода, и Цзюнь Вуй взял на себя лидерство и начал "рубить концы".. Теперь он был тем, кто без разбору убивал обитателей здания!

    Но Цзюнь Вуй всё ещё был недоволен действиями своего племянника.

    Пока его Дядя зачищал все оставшиеся комнаты, Цзюнь Мосе рванул к закрытым комнатам, и со звуками "бах-бах" выбросил несколько коробок во внутренний дворик. Затем он ножом вскрыл коробки, и изнутри полился серебряный и золотой блеск.

    Цзюнь Вуй оторопел, увидев столь большое количество золота и серебра.....

    В тот же момент Цзюнь Мосе сломал другую дверь и закричал:

    - Выходите! Возьмите немного денег и бегите на восток! Живее!

    После этих слов из комнаты вдруг хлынул поток из десятков мальчиков и девочек.

    Когда Цзюнь Мосе вскрыл последнюю запертую дверь, невиданный ранее ужас коснулся сердца его Дяди.

    Как только Цзюнь Вуй увидел сцену внутри, все сомнения о правильности действий его племянника пропали без следа!

    Комната была заполнена глиняными кувшинами, и в каждом кувшине было лишь одно отверстие. И из каждого отверстия торчала маленькая и худая голова...

    Цзюнь Вуй не мог больше сдерживаться и, войдя в комнату, ни секунды не медля сломал все кувшины!

    2-022: Как нам справиться с этим?

    Тела, представшие взору Цзюнь Вуя, были серьёзно искорёжены. Длина тел у малышей из ваз была меньше двух футов* от талии до ног; руки малышей также были ужасны.

    Сложно было сказать, сколько эти дети просидели в вазах. Только их головам было позволено находиться вне ваз, и то лишь для того, чтобы они не померли от жажды или голода. Детям приходилось испражняться прямо в их глиняные тюрьмы...

    Взгляды детишек тут же забегали вокруг. В их глазах читалась просьба о пощаде, но их рты не выдавали ничего, кроме звука "хссс".

    При более близком рассмотрении становилось понятно, что у них были отрезаны языки...

    - Это "человеческие свиньи". Большая часть этих людей больше ни на что не годилась, что уж говорить о культивации Суань... Их медленно превращали в уродцев на продажу водевилям и циркам. Уродцы на цирковых представлениях всегда собирают толпы, а значит хозяин этого цирка всегда будет получать весьма неплохие деньги...

    Цзюнь Мо Се взглянул на уродцев, а затем сказал в сторону:

    - Дядя, неужели Вы до сих пор считаете, что хозяева этого места не заслужили казни? Вы всё ещё хотите договориться?? ОБЪЯСНИТЬ им что-нибудь?

    Они заслуживают куда более страшной участи.. Их следовало бы разрубить на куски!

    Цзюнь Вуй чувствовал стыд, смешанный с яростью:

    - Боже, какая жестокость… Кем нужно быть, чтобы сотворить такое?! Вот же мрази, черт бы их побрал!

    - В начале, когда бездомные дети попадали сюда, из одних делали машины для убийств..а из тех, кто посимпатичнее, делали шлюх и подстилок для всех, у кого будут деньги... А всех оставшихся превращали в это! В эти беспомощные куски мяса! И в этом замешаны все до единого жители этого места! Им и за век никоим образом не искупить свою вину! Неужели ты до сих пор хочешь попробовать их переубедить?! СМЕРТЬ! Я выбираю для них смерть! Без сомнений и без пощады! Я убью их всех, чтобы они не смогли сотворить такое с кем-нибудь ещё!

    Цзюнь Мосе кивнул на дверь, и группка мальчиков и девочек, ранее стоявших без единого движения, ринулась к ней, во внутренний дворик, где они тут же начали подбирать валявшееся на земле золото.

    Перед тем как скрыться из этого места навсегда, они низко поклонились двум мужчинам...

    - Дядя, не знаю, приходило ли это тебе в голову, но… Любой из этих детей мог быть сыном или дочерью тех, кто пал в боях под твоим командованием. После смерти своих отцов они остались без дома, без средств к существованию...И тогда, с надеждой, они шли сюда...

    Слова Мосе привели Цзюнь Вуя в ярость, глаза его налились кровью:

    [Как бы Мосе не был спокоен, хладнокровен и беспощаден, его слова похожи на правду...]

    - Наверняка по всей стране разбросаны подобные учреждения... Может, они и не такие большие, как это, и действуют не так публично, но тем не менее, они есть.

    Цзюнь Мосе взглянул в небо; там вдалеке слышались раскаты грома.

    - ..Те мальчишки и девчонки, которых мы тут видели, могут двигаться, так что я уверен - они сбегут отсюда подальше. А что им делать потом? Какой шаг следующий?

    Цзюнь Вуй тоже слышал раскаты грома вдалеке; как никак, он мастер Небесного Суань. Но он был больше обеспокоен судьбой десятков детей, все ещё находящихся внутри. Они не смогут нормально жить со своими уродствами, но оставлять их тут равносильно смерти.

    - Шаги? Для них уже не может быть шагов! У них нет языков, они глухи, их руки и ноги изуродованы; они никогда не смогут оправиться от этих увечий... У них нет даже надежды на нормальную жизнь, а выживать для них - это худшая форма пытки! Они все просто живые мертвецы!

    - Ты хочешь сказать… -- ответил Цзюнь Вуй потрясенно: - Не может этого быть... Из-за их бедности их лишили последней возможности на более-менее благородную жизнь?!

    Цзюнь Мосе кивнул:

    - Да, именно так, но нам пора. Скоро прибудут солдаты, а если мы не исчезнем, то Вам, Дядя, придётся раскрыть себя. А что до этих детей... Их существование болезненно, но некоторые из них смогут жить дальше.

    Мосе остановился, а затем продолжил:

    - Сохранять им жизнь против их воли будет для некоторых очень болезненно, поэтому... Нам остается только ждать и увидеть все самим. Скорее, иначе опоздаем!

    Цзюнь Вуй тяжело вздохнул; с этими детьми всё очень сложно. Но, в конце концов, он взял себя в руки, и, скрепя сердце, последовал за Мосе.

    Мужчины перепрыгнули через забор позади дома и слились с толпой.

    Как только они ушли, громовые раскаты столкнулись со стенами Зала Хуанг Хуа - наконец, прибыли солдаты.

    Цзюнь Вуй бежал рядом с Мосе:

    - Мосе, твой нрав слишком жесток, как у убийцы. Ты обязан контролировать его. Конечно, сегодня ты убивал во благо, но я всё равно считаю, что ты слишком холоден. Как-нибудь нам надо будет обсудить это.

    - Дядя, я совершил эти преступления во благо. Я не отрицаю, что был несколько кровожаден, но я не убивал хороших людей! Я ни разу даже не тронул никого хорошего! Но такие люди, как в Зале Хуанг Хуа - это совсем другое дело. Я убью их всех, убью их семьи, и я не остановлюсь, пока не уничтожу корень этого зла!

    Лицо Мосе было непроницаемым, лишь легкая, холодная улыбка играла на его губах. Даже разговаривая, они не замедлялись ни на секунду; оба они были юркими и быстрыми и хорошо знали местность.

    Пройдя несколько улиц и сделав пару поворотов, они оказались в укромном местечке, куда даже громовые раскаты стражи доносились лишь едва уловимым звуком.

    - Ты прав. Найдя подобное место, мы просто обязаны вмешаться. Их просто не должно существовать на земле! -- Цзюнь Вуй нахмурился: - Мосе, а почему ты убил их всех? Надо было схватить одного живьем; тогда мы бы смогли узнать, кто стоит за всем этим. Тогда мы смогли бы отсечь самый главный корень, ведь это нам и нужно!

    - Дядя, неужели Вы думаете, что эти мелкие рыбёшки что-то знают о настоящих акулах? Это было бы лишь потерей времени! Даже если бы мы получили от них какие-то зацепки и пошли по ним, мы бы лишь выдали себя!

    Цзюнь Мосе посмотрел на своего дядю: - А вообще, тот, кто стоит за всем этим, непременно узнает о произошедшем..и он наверняка не будет сидеть сложа руки. Скорее всего, он будет разыскивать нас по всей стране, а может быть тайно пошлёт наёмных убийц... Как раскрытие наших личностей поможет нам?? Сейчас мы действуем в тени: стоящий за Залом никак не сможет узнать, кто мы, а мы тем временем сможем спокойно всё разузнать.

    В голове Мосе быле ещё одна мысль, но он не мог набраться смелости произнести её вслух:

    [А вдруг, когда мы выследим стоящего за всем, окажется, что он какой-нибудь министр, или того хуже, член королевской семьи; что что нам делать тогда? Ведь если этот человек так могущественен, что смог отобрать здание Зала Хуанг Хуа у Принца, то как нам его убить?]

    - Это так… -- Цзюнь Вуй всё ещё хмурился -- но теперь, когда мое тело почти восстановилось, я не позволю таким местам существовать. Если я когда-нибудь обнаружу подобное, я уничтожу и его!

    - Ох, Дядя... Твой племянник может точно сказать тебе только одно - нам предстоит долгий путь. А, и как только мы вернемся, то Вам нужно будет найти надежных людей и попросить их найти тех, кого мы освободили. Пусть они им помогут и доставят в безопасное место. Вряд ли они уйдут далеко сами по себе..

    - ..Так вот зачем ты дал им золота и серебра. -- Цзюнь Вуй выглядел озадаченным.

    - Да, чтобы они купили себе поесть. Кто посмышлённее, тот сможет уйти подальше. -- Цзюнь Мосе улыбнулся: - Мы больше ничем не могли им помочь. Я позволил им бежать самим, чтобы посмотреть, на что они способны. Кто сильнее, тот уйдет от столицы как можно дальше; там-то, может, мы им и поможем...

    Мосе вдруг замолчал на середине предложения и остановился:

    - Нас уже некоторое время преследуют, ты его заметил?

    Цзюнь Вуй был потрясён:

    [Нас преследовали? Почему я не заметил?! Я восстанавливаюсь уже несколько дней и почти смог привыкнуть к базовой силе Небесного Суань; я же не просто ношу это звание! Многие мастера способны следить, не выдавая себя, но каков же уровень этого мастера? И как Мосе узнал?]

    Закончив говорить, Мосе больше не шевелился, а глаза его были направлены на землю.

    Спустя какое-то время послышался голос: "Просто великолепно!"

    Сверкнула тёмно-синяя вспышка света, и в десятке метров от них появился худой человек в маске.

    Глаза его с восторгом смотрели на Мосе и его Дядю:

    - Как ты обнаружил меня?

    Цзюнь Мосе улыбнулся:

    - У каждого есть свои техники, и все техники - разные; но неважно, кто ты: никогда не думай, что ты хорош настолько, что никто вокруг тебя не заметит. А теперь, зачем ты следил за нами?

    Мужчина был одет в костюм, а его маска ещё недавно была платком. Видимо, он очень торопился.

    - Мои намерения не враждебны. Я видел, как вы воздали тем парням по заслугам, и эти справедливость и храбрость меня восхитили. Поэтому я решил за вами последить, из любопытства, ахах. Вы разговариваете с...

    - Раз уж твои намерения не враждебны, то мы попросили бы тебя идти по своим делам. И прошу, не нужно дальше следить за нами; мы не хотим, чтобы за нами следили другие эксперты Небесного уровня. -- резко ответил Цзюнь Мосе.

    - Мальчишка, ты ещё не дорос до того, чтобы грубить мне! За такое могут и наказать! Я буду ходить там, где хочу; думаешь, ты смеешь указывать мне, что делать? -- внезапно разозлился мужчина.

    Услышав это, Цзюнь Вуй напрягся и приготовился в случае чего ринуться в бой.

    - "Мальчишка"? Кого тут ты назвал "мальчишкой"? Старик, мне совсем не хочется возиться с тобой, так что не заставляй меня убивать тебя просто так! Уходи отсюда, или останься и посмотри что будет!!

    Мосе наклонился чуть вперёд, и его глаза засветились ярким синим светом. Он поднял руки перед собой, и между ними возникла вспышка глубоко-синего, как море, цвета.

    - Старик, как ты посмел следить за нами? Сначала ты просто стоял и даже не думал помогать, а теперь ты следишь, куда мы идём?!

    В глазах Цзюнь Мосе было лишь пренебрежение, и он снова кинул взгляд на мужчину:

    - Зал Хуанг Хуа сам пригласил свою смерть в гости; её же встретишь и ты, если не уйдёшь отсюда прямо сейчас!

    Слова Цзюнь Мосе были сказаны с такой серьёзностью, словно прямо сейчас он в руках держал жизнь этого мужчины! Хоть он и был экспертом Суань Небес, но Мосе смотрел на него, как на муравья, которого он мог раздавить двумя пальцами без особых усилий!

    - Пик Небесного Суань!.. -- с удивлением в голосе выдал мужчина в маске, отступив на пару шагов. Его взгляд тут же стал другим, а тело слегка пробила дрожь!

    [Может, это иллюзия?... Но ведь каждый свет Небесного Суань абсолютно уникален, его невозможно подделать! В таком юном возрасте, и уже пик Небесного Суань.. Это нереально! Он с Небесным Суань, и тот, что рядом с ним, тоже...как мне одному с ними сражаться?

    Да сколько же за последние дни экспертов прибыло в Столицу?!]

    2-023: Прячась в лесу

    - Молодой Братец, твоя сила Небесного Суань воистину неординарна и я признаю, что ошибался, поэтому прошу, прими мои извинения за слова, что соскользнули с моего языка. Битва между двумя мастерами Небесного Суань была бы очень..разрушительной для общества, но как Старший Братец, я надеюсь, что мы снова встретимся при более привлекательных обстоятельствах. Мои намерения чисты, поэтому я надеюсь, что это недопонимание со временем разрешиться.

    Произнеся эти слова, человек в маске развернулся и удалился со вспышкой голубого света. Он даже не оглядывался, уходя всё дальше и дальше от дуэта.

    Цзюнь Вуй наконец расслабился и очень медленно осмотрел Цзюнь Мосе:

    - Мосе...ты что, достиг Небесного уровня Суань? Как это возможно??

    В ответ Цзюнь Мосе без слов выдавил слабую улыбку. Он кивнул в сторону, показывая, что им пора уходить, и дядя с племянником исчезли.

    Они довольно долго бежали, меняя маршрут через равные промежутки времени, пока не достигли маленького леса.

    Цзюнь Мосе вдруг остановился у леса, оглянулся назад и сказал:

    - Я думаю, что за нами всё ещё следует несколько ищеек, так что нам не следует быть легкомысленными... Давайте доберёмся до нашей резиденции через лес!

    Цзюнь Вуй застыл в шоке:

    [Что? Ещё преследователи?? Я посматривал за спину, но ничего не заметил!]

    Сомнения в своих навыках слегка колыхнули его сердце...

    Они затаились и чуть подождали, но ни звука не было слышно. Цзюнь Мосе с улыбкой сказал:

    - Что ж, я всё ещё думаю, что лучше скрыться в лесу, но давайте не оставим никаких следов...

    Цзюнь Вуй вдруг спросил:

    - Мосе, ты что, смог обмануть того человека?

    МОсе, услышав вопрос, закатил глаза:

    - Дядя, неужели Вы думаете, что я достиг пика Небесного Суань, в то время как вы всё ещё в начале?? Тот человек ничегошеньки обо мне не знает, и я использовал один старый трюк, чтобы его обмануть. Он сам поверил в мои слова, ведь именно я обнаружил, что он наблюдает за нами, вот и всё.

    - Но чёрт..это было очень реалистично! -- с улыбкой помотал головой Цзюнь Вуй: - Будь я на его месте, боюсь и я бы попался на твой обман! Те ярко-голубые огоньки между твоих рук... Я точно бы ушёл подальше.

    - У меня не было выхода. Всё это дело позже точно выльется в большую шумиху, и если мы будем неосторожны, то в будущем может пострадать вся наша семья! Тот человек..он - эксперт Небесного Суань, и я подозреваю, что его сила лишь чуть меньше, чем у Дедушки. Хотя в случае чего мы и могли бы его победить, но превращать такого сильного мастера в своего врага было очень глупо!

    Цзюнь Мосе быстро вошёл в лес и произнёс:

    - Я думаю, что за Залом Хуанг Хуа стоят очень большие силы, поэтому нам стоит быть вдвойне осторожнее. Мы не должны раскрывать наши личности до тех пор, пока враг не будет повержен.

    Цзюнь Вуй услышал шорох, словно кто-то наступил на ветку, и оглянулся посмотреть. Цзюнь Мосе замер на секунду и тихо сказал:

    - Дядя, следи за моими движениями и попробуй не отставать.

    Цзюнь Вуй услышав это, удивился: [У него что, есть ещё трюки?]

    Но в этот раз Цзюнь Вуй уже привык удивляться действиям Мосе, и без лишних слов двинулся за племянником, повторяя каждое его движение и посматривая на путь, по которому они будут двигаться. Он не сразу понял, но вскоре заметил гениальные действия Мосе.

    Хотя Мосе не двигался очень быстро, его тело не тревожило элементы леса. Левая рука Мосе всегда была перед ним, а правая - позади: Пробирался он сквозь кусты или низкие ветви деревьев, его левая рука всегда сдвигала веточки на пути; как только он проходил, его правая рука тут же возвращала ветви на место.

    Ни один лист не упал с ветвей, которые он сдвигал, и пока они проходили через лес, Мосе не оставлял абсолютно никаких следов!

    Цзюнь Мосе был так осторожен, что не давил даже букашек и жучков!

    Он очень аккуратно делал шаг, умудряясь при этом всегда быть в тени деревьев вокруг.

    Одна рука всегда была выше другой, чтобы лучше сохранять баланс; Мосе словно всегда был готов атаковать или защищаться, если нужно..

    Все движения Цзюнь Мосе были естественными, но делал он их так быстро, словно они совершались им инстинктивно.

    Цзюнь Вуй приметил, что его племянник даже дышал очень размеренно и ровно, чтобы не вспотеть и запахом пота не выдать себя!

    [Все эти действия так хорошо отлажены и просчитаны... Ни один эксперт не сможет после такого найти его следы в этом лесу!]

    Наступая на сухие ветки, Мосе не издавал ни звука.

    Проходя рядом с щебечущей птичкой, Мосе не выдавал себя.

    Цзюнь Вуй был в оцепенении, ведь заметь птица Мосе, она бы сразу улетела!

    Сам Цзюнь Вуй, как Генерал и эксперт Небесного Суань, понимал, что действия и способности к анализу у его племянника были экстраординарными! А ведь Мосе ещё даже не покорил Серебряный уровень!

    Цзюнь Мосе благодаря каким-то невиданным ранее тренировкам мог анализировать всё инстинктивно и на лету так хорошо, что даже мастер Божественного Верховного уровня мог бы поучиться у него!

    [Такие навыки анализа, способности..их невозможно приобрести простыми методами...]

    Несмотря на то, что Цзюнь Вуй очень аккуратно старался повторять действия Мосе, он не мог повторить их полностью.

    Иногда оглядываясь, Цзюнь Вуй замечал то сломанную ветку, то погнутую ветвь, по которым можно было понять, куда он двигается... Это заставляло его чувствовать стыд за свои навыки!

    - Даже один рваный лист может вывести этих ищеек на нас. Хоть такие следы и можно найти в любой другой части леса, мы всё равно должны быть крайне осторожны, ведь наш противник очень силён...

    Эти слова проникновенно произнёс Цзюнь Мосе.

    Хотя идеологии видения мира у Цзюнь Мосе и Цзюнь Вуя были на противоположных полюсах, они оба не принимали ничего, как должное..

    Цзюнь Вуй был благородным, резким в действиях, храбрым, сердечным и праведным человеком с сильным чувством справедливости. Все эти качества позволили ему заслужить любовь и уважение у многих людей.

    Цзюнь Мосе же, с другой стороны, был тренированным наёмным убийцей со своими непреклонными принципами.

    Для примера: хоть Мосе и решил уничтожить весь Зал Хуанг Хуа, он решил так только из-за медной монеты, которую принял в качестве оплаты за убийство от мёртвой девушки. Не стукнись тогда эта монета о ногу Мосе, он бы в тот момент и рукой не пошевелил.

    Но всё же мораль и взгляды этих двух были очень и очень далеко друг от друга!

    Несмотря на столь разные характеры, Цзюнь Мосе уважал людей, подобных его Дяде, но не принимал их взгляды!

    Потому что для Мосе люди, подобные его Дяде, были достойны уважения и понимания; но их чувство справедливости иногда могло ограничивать их действия, что могло привести к провалу или смерти! А для Мосе смерть была слишком большой ценой за праведность!

    Такое врождённое и нерушимое чувство справедливости Цзюнь Вуя и было его слабостью, его "Ахиллесовой пятой"*.

    По мнению Мосе, такая слабость могла позволить врагам Дяди расставлять ловушки, в которые тот точно попадётся!

    Цзюнь Мосе уже некоторое время пытался внушить Дяде некоторые идеи, но понимал, что полностью переделать точку зрения Цзюнь Вуя не удастся!

    Но Мосе не терял надежды, что его идеи пригодятся Дяде при принятии некоторых более логичных решений...

    Цзюнь Вуй изучал действия Цзюнь Мосе очень тщательно с того самого момента, как он сам начал лечение, и уже понял, что анализ Мосе всегда был точен, а методы - странными, словно кто-то помогал ему во всём этом.

    Вуй постоянно пытался учиться у своего племянника чему-то новому и не чувствовал ни капли стыда за то, что признавал главенство Мосе в обучении, но всё же... Ему было очень сложно полностью смириться с ТАКИМ Мосе!

    Но, с другой стороны, мысли Цзюнь Вуя наконец успокоились.

    Цзюнь Мосе вытащил своего Дядю из Резиденции, чтобы развеять его скуку прогулкой у берегов озера Душевного Тумана; но затем произошёл инцидент с девушкой и выяснилось, что Цзюнь Вуй испытывает нестерпимую ненависть к заведениям, подобным Залу Хуанг Хуа.

    На самом деле Цзюнь Мосе теперь точно мог сказать, что узнай семья Цзюнь о Зале Хуанг Хуа раньше, то ей бы были предприняты шаги к уничтожению подобных мест. Так что сейчас идея отвезти Дядю в бордель не казалась Мосе такой уж хорошей!

    Хотя Цзюнь Вуй и был сейчас довольно тих, предложи Мосе сходить в бордель, Дядюшка бы порубил племянника на супчик.

    Так что сейчас, обдумав всё это, Цзюнь Мосе сразу же отогнал эту идею.

    Но, как бы то ни было, Мосе смог достичь желаемых результатов, дав своему Дяде поупражняться. Ведь размяться - именно то, что было нужно просидевшему десять лет в инвалидном кресле.

    - Дядя, я втянул тебя в такие проблемы в твою первую за столько лет прогулку.... -- грустно произнёс Цзюнь Мосе, чуть сбавив шаг, чтобы Дядя как следует разглядел все его движения, ведь позже ему это могло пригодиться: - Ещё я недавно приобрёл довольно большой кусок металла... Не мог бы ты помочь мне придать ему форму?

    Ранее Мосе приобрёл большой кусок таинственного металла. Металл был ужасно твёрдым и прочным, но при этом довольно лёгким и совсем не гнущимся.

    При своих нынешних способностях Цзюнь Мосе понимал, что ему бесполезно даже стараться придать металлу определённую форму самому, поэтому он решил привлечь к этому делу своего дядю-мастера Небесного уровня.

    - Хорошо, я помогу. -- просто ответил Цзюнь Вуй.

    Его тело успело почти полностью восстановиться, а энергии в нём было очень много из-за всё ещё действующих лекарств; всё это придавало ему много уверенности в себе: - Какая форма тебе нужна? Я придам этому куску металла какую хочешь форму, ха-ха...

    Цзюнь Вуй в тот момент был крайне щедр.

    Откуда он мог знать, что позже он будет два дня тяжко трудиться и тратить накопленную энергию, прикладывая при этом все силы своего Небесного Суань Ци для того, чтобы выполнить просьбу и придать металлу нужную Мосе форму....

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЕ:

    * - "Ахиллесова пята" - слабое место. Для уточнения ищите "Ахиллес мифы".

    2-024: Удивительная тренировка привычек

    На протяжении нескольких следующих дней Цзюнь Вуй, не покладая рук, работал над просьбой Мосе, и, в конце концов, он сумел придать металлу необходимую форму.

    Хоть это и был всего лишь небольшой нож, но так как Цзюнь Мосе требовал от него идеальный баланс, задачка была не из легких.

    Цзюнь Мосе тоже участвовал в создании этого предмета, однако, казалось, что это его совсем не утомило, тогда как Цзюнь Вуй был измотан донельзя и валился с ног, хоть он и был человеком сильным и крепким....

    - Мосе, почему я никогда не видел твоих тренировок? -- с удивлением спросил Цзюнь Вуй.

    Мосе с такой легкостью помогал ему, словно для него это была какая-то детская забава; а ведь это дело было ужасно сложным даже для мастера Небесного Суань. И, в добавок к этому, он никогда не видел тренировок своего племянника, так что ситуация для Цзюнь Вуя была крайне любопытной.

    - Тренировок? -- Мосе посмотрел на дядю с удивлением: - Дядя, я же постоянно тренируюсь, ты разве не заметил?

    -Что? -- ошарашенно уставился на него Вуй.

    - Дядя, ты правда думаешь, что единственный вид тренировок - это не двигаясь сидеть на полу с ногами крест на крест, контролируя дыхание и усиливая своё Ци?? -- в голосе Мосе было явное непонимание и удивление: - Я считаю, что мы можем тренироваться постоянно: пока едим, пока говорим, стоим, бежим или даже пока ничего не делаем! Мы даже во сне можем тренироваться!

    - В одном дне больше двадцати часов, и я не упускаю ни секунды. Даже сейчас, пока мы разговариваем, я тренируюсь. Так что уж проще спросить когда я НЕ тренируюсь -- с улыбкой на губах ответил Мосе.

    - Даже сейчас? -- ещё шире открыл глаза Цзюнь Вуй.

    - Во время ходьбы можно развивать баланс и оттачивать бдительность. Ещё можно тренировать слух, зрение, восприятие телом. Если ты заинтересован, то тренироваться можно в любой момент!

    Цзюнь Мосе был серьёзен:

    - В битве важно сохранять ясность ума, поэтому нужно закалять его, и тогда ты сможешь спокойно брать на себя, казалось бы, невыполнимые задачи. Необходимо тренироваться, пока эти навыки не станут частью тебя, иначе невозможно будет ими воспользоваться в критической ситуации. Ты понимаешь, о чем я?

    Слова Мосе звучали разумно, но Вуй не мог перестать смотреть на него своими широко открытыми глазами, которые чуть не выскакивали из глазниц.

    - То есть, если я понял тебя правильно, ты хочешь сказать… Когда ты уклоняешься от атак, ты не стараешься изо всех сил это сделать, не желаешь этого всей душой, и в голове у тебя не царит хаос? -- выдохнул Вуй: - Это же невозможно!

    - Разве невозможно так настроить свой разум? -- сокрушенно повторил Мосе: - Всё, что нужно, это превратить навыки в инстинкты, в привычки. Тогда не даже придётся думать, не придётся даже хотеть что-то сделать. Разве это не будет происходить само собой?

    Потрясенный Вуй начинал кое-что осознавать. Его племянник был ошибкой природы! Так что удивление и непонимание – это нормальная реакция для обычного человека, столкнувшегося с такой ошибкой.

    [Ведь подобные дикие тренировки могут свести человека с ума. Да даже одно упоминание такого - это дикость для обыкновенных людей!.. Тренировки Суань Ци не могут быть такими легкими!]

    - Когда действия – это простые инстинкты, то обдумывать ничего и не нужно.. Так скажем, во время ходьбы мы можем осматривать то, что впереди или под ногами..пока мы говорим, мы можем использовать нос, чтобы различать запахи в воздухе. Именно поэтому я и выбрался из леса без затруднений: мой ум запоминал местность, всё происходило инстинктивно!

    Лениво улыбнувшись, Мосе продолжил:

    - Ведь если можно тренироваться и таким способом, то почему бы его не попробовать? Лишь потому, что не можешь полностью сосредоточиться на тренировке, не значит, что тренироваться таким способом нет нужды... Да, сначала будет очень сложно, но потом ты привыкнешь. И когда это случится, это покажет, что такие действия стали для тебя привычкой. Со временем, привычки станут инстинктами, и для тебя уже не будет разницы между действием и инстинктивной реакцией...

    ..Всё настолько просто. - с улыбкой закончил Мосе.

    Слова Мосе всё больше удивляли Цзюнь Вуя.

    - Теперь понятно, почему ты так хладнокровен и равнодушен... Из-за того, что твой ум постоянно анализирует всё вокруг, ты все воспринимаешь намного проще, даже собственную жизнь! Ведь на самом деле ты совсем не равнодушен, ты просто пропускаешь через себя огромное количество информации…

    Цзюнь Вуй наконец начинал понимать. Он сам, того не ведая, тут же применил этот метод, а осознав это, он тут же почувствовал жуткое изнеможение.

    Он знал, что количество Суань Ци в теле его племянника никак нельзя сравнивать с его собственной, но его племянник не выглядел ни капли уставшим.

    Ему ничего не оставалось, кроме как признать, что подобная "привычка" - это огромная сила.

    Чуть раньше, по их возвращении, слуга доложил о нескольких событиях:

    - Дугу Вуди искал Молодого Господина, Танг Юань так же приходил в поисках Молодого Господина.. Ещё Молодой Господин получил несколько приглашений, включая три приглашения на обед от трёх сыновей Его Высочества и два от двух других вельмож.

    По невероятному совпадению, Генерал, три Принца и два вельможи одновременно желали с ним встретиться...

    Не может быть совпадением, чтобы три Принца одновременно решили подружиться с Цзюнь Мосе...

    Цзюнь Вуй серьёзно посмотрел на племянника и сказал:

    - Мосе, с этого момента ты сам будешь принимать решения. Я вижу, что очень хорошо понимаешь все обстоятельства, и ни я, ни твой Дед более не будем ограничивать твои действия... -- сделав небольшую паузу, он добавил: - Мы в тебя верим!

    За всеми действиями Мосе следовал превосходный результат, он обрел вес в глазах своего Дяди; именно поэтому Вуй решил дать свободу действиям Мосе.

    Цзюнь Вуй понимал, что каким бы равнодушным ни выглядел его племянник, он стремился лишь к одному - избегать проблем в любой ситуации, а осмотрительность уже была одним из его инстинктов..

    Поэтому, если кто-то захочет навредить Мосе или использовать его, то у этого человека будет очень плохой день!

    -Огромное спасибо, Дядя. -- искренне произнёс Мосе.

    ....Чуть позднее....

    - Цзюнь Мосе! Ты, ты, ты мелкий сопляк! Что ты подмешал в вино? Эти семеро всё ещё не пришли в себя! Если с ними что-то случится, клянусь, я порву тебя на куски!

    Дугу Вуди даже слегка вскочил с кресла, увидев входящего в комнату Мосе.

    "Доблестный генерал" всего за одну ночь превратился в "обеспокоенного папашу": семь сынов семьи Дугу никак не могли прийти в сознание с того самого момента, как Вуди привёз их домой от семьи Цзюнь.

    Он перепробовал кучу средств чтобы нейтрализовать алкоголь: чай, уксус, соевый соус... Но ничего не помогло. Он даже вызвал врача, но и у того ничего не вышло. Если бы эти семеро не храпели, как проклятые, то возможно Генерал Дугу уже напал бы на внука Генерала Цзюнь Чжан Тиана...

    Но храп был неопровержимым доказательством того, что спали они из-за воздействия алкоголя. Они ни на секунду не приходили в себя после того, как выпили того вина! Такого никогда раньше не случалось!

    - Дугу Вуди, я сижу здесь по Вашему приглашению и я не сказал Вам ни одного грубого слова... Зачем же Вы так обращаетесь со мной? Это Вы пришли в дом моей семьи, Вы сами затеяли ругань с моим Дедом, а потом ещё и бесцельно начали крушить наше имущество. И Вы не произнесли ни единого слова извинений, не выплатили ни монетки за восстановление… Но этого, видимо, Вам было мало, и Ваши семь молодцов ещё и моё вино выпили! И Вы меня в чём-то обвинятете? Да где же справедливость-то в этом мире?! -- Цзюнь Мосе подражал тоном и мимикой своему отцу.

    Они что, ещё не очнулись? Тогда я могу легко это исправить.

    Цзюнь Мосе уже мысленно хохотал во всю: [Ахах, я знаю, как вытащить их из забытья..] Он лениво завалился на кресло, выставив руки и ноги:

    - Мне подготовить лекарство? Очевидно, что они находятся под воздействием моего вина, и я могу обеспечить Вас несколькими дозами лекарства, но... Вам придется заплатить за него!

    - Заплатить... -- лицо Дугу Вуди помрачнело; видимо он не понял истинных намерений Мосе: [Семья Цзюнь всегда славилась своей честностью и справедливостью. Почему же их единственный наследник так жаден до денег? Он жаждет их так сильно, что опустился до шантажа и преступлений!

    Одна бочка вина за двадцать пять миллионов лянов серебра... Бессовестнее Императора!]

    - И сколько тебе надо на этот раз, а? Ты уже обобрал меня, но лучше даже не думай проделать это снова! -- скрежетал зубами Дугу Вуди, глядя на Мосе.

    - В этот раз семьдесят тысяч лянов будет достаточно. Редкие материалы будут стоить довольно дорого, но я бы назвал это "честной" сделкой, и ещё очень прибыльной...даже гениальной сделкой!

    Цзюнь Мосе выставил вперёд пять пальцев левой руки и два правой, чтобы обозначить цену своих услуг.

    - Ох, какая удача.. Всего-то семьдесят тысяч? Ты же знаешь, что у тебя руки ещё слишком маленькие, чтобы столько серебра таскать?.. -- съязвил Вуди.

    - Не беспокойтесь, я и в ногах понесу, если нужно -- ухмыльнулся Мосе: - Я сейчас же отправлюсь за редкими материалами, но Вам нужно заплатить мне прямо сейчас - я не выдаю кредитов.

    2-025: Новая головная боль

    Лицо Дугу Вуди стало чёрным от злости. Швырнув деньги на стол, он почувствовал себя крайне униженно; кто бы мог подумать, что сын настолько честного и праведного человека, как Цзюнь Ву Хи, станет таким негодяем!

    Цзюнь Мосе поднялся и вышел из комнаты; некоторое время спустя он вернулся с несколькими слугами, в руках которых были маленькие бочонки с вином:

    - Итак, нам всего лишь нужно наполнить их животы этим вином, пока их не стошнит, и тогда другое вино выйдет вместе с этим!

    Смешать два разных вина может быть очень эффективным в некоторых случаях!*

    - Ты что, в игры решил со мной играть?! -- сейчас Дугу Вуди был в бешенстве ещё больше, чем раньше: - Неужели ты думаешь, что я такое не пробовал? Я напихал в их глотки и животы много различного вина, но их так и не вырвало!

    - А откуда Вам вообще знать, что нужно делать? Они напились потому, что украли моё секретное вино! Лишь я знаю все тайны и ингредиенты моего вина.. Эти глупцы выпили слишком много, и сейчас у них алкогольное отравление! Они всё ещё живы лишь благодаря тому, что их тела натренированы и у них много Суань Ци! Выпей столько же простой человек, он бы уже был мёртв от отравления! Но для того, чтобы убрать все эффекты от воздействия вина, нужно как минимум знать, из чего оно состоит!

    Даже если Вы зальёте в их бездонные глотки ещё вина, чтобы оно смешалось с тем, что уже находиться в их животах, это может и не вызвать того результата, что Вы жаждите увидеть, потому что старое и новое вина - абсолютно разные! Я сам создал это вино, и лишь я знаю весь его вкус и все тонкости! Поэтому лишь я и никто другой могу убрать последствия от его употребления, будь то похмелье или отравление, теперь Вы понимаете? -- тон, которым говорил Мосе, был безжалостным.

    - Даже если то, что ты говоришь - правда, это всё равно много... Семь бочонков вина?? Они не выпили столько в первый раз; да ты меня шантажируешь!

    Дугу Вуди не полностью понимал природу алкогольного отравления, но он всё ещё пытался применить свои Генеральские знания по этому поводу, чтобы обвинить Цзюнь Мосе и скрыть за этим настоящую проблему: [Да эти семь бочёнков стоят по 12 тысяч таэлей каждый! Это слишком много!]

    - Я ёще не начал массовую продажу моего вина, так что это можно считать моей первой сделкой.. -- Цзюнь Мосе начал забирать деньги: - Так что сейчас я даже занизил цену... Но в следующий раз цена не будет настолько низкой!

    Дугу Вуди был сейчас в ярости, поэтому после слов Мосе он развернулся и ушёл, боясь, что может не сдержаться и потерять контроль. Он очень не хотел распускать руки.... Ведь Мосе, как-никак, был Молодым Господином семьи Цзюнь.

    ....Чуть позже в резиденции семьи Цзюнь.....

    - Мосе, мне доложили, что ты по всем углам зажимаешь одну девушку из семьи Дугу, а? -- прищурено посмотрел старый Цзюнь на внука.

    - Дедушка, нет, я не знаю, о чём там эта дикарка болтает! Я не понимаю, почему семья Дугу обвиняет меня в приставаниях к их дочке... Это она на меня вешается, понятно? -- ответил Мосе устало и обиженно: - Это же смешно!

    - А что в этом смешного? Всё просто: ты нравишься этой девчушке! -- широко и хитро улыбнулся старик: - Если бы ты ей не нравился, то она бы не вела себя столь нагло и странно. Дугу Цзёнхэн, этот старый засранец....он наверняка давно знал об этом и просто играл дурочка на публику!.. Неужели он думал, что так хорошо играет, что я этого не замечу?

    - Что значит "играет"? -- искренне удивился Цзюнь Мосе. Он действительно ничего не понимал.

    - Дугу Сяо И ты нравишься, потому что она - маленькая дурочка, но семья Дугу не позволит тебе стать их зятем; а с другой стороны сам Император не позволит тебе стать женихом кого-то из семьи Дугу.. Это-то ты понимаешь, верно? -- поглаживая бороду, произнёс Чжан Тиан.

    - Конечно, я это понимаю. Если двое из настолько сильных военных семьи станут связаны узами брака, это станет потенциальной угрозой для переворота. -- закивал Мосе; он наконец начал осознавать все детали ситуации.

    - Нет, ты опять ничего не понял! -- раздражённо прикрикнул старый Цзюнь Чжан Тиан на внука, который не понимал простых для старика вещей:

    - Семья Дугу пытается готовиться к худшему! Если Сяо И из-за невозможности выйти за тебя попытается покончить с собой, то когда придёт время, Дугу попытаются использовать это в качестве предлога для нападения.. Когда такое время настанет, две наши семьи будут показывать друг на друга оголёнными мечами, но это будет лишь игра на публику, понимаешь?? Даже несмотря на то, что Его Величество не позволит этой глупой дочери семьи Дугу и тебе заключить брак, это всё равно будет лучше, чем полноценная война между нашими двумя семьями!

    И когда время настанет, с целью предотвратить такую войну Его Величество решил бы вашу с ней судьбу... Теперь понимаешь? Дугу Цзёнхэн послал сюда тех семерых оборванцев просто ради шумихи..так он решил сделать себе алиби на случай худшего развития событий!... Этот старый баран должно быть сейчас очень горд собой... хмпф! Этот престарелый ублюдок точно думает, что он самый умный, а все вокруг - дураки... Он что, даже ни разу не подумал, что Император гораздо умнее? Вот же боров! Если мы не подготовимся ко всему заранее, то позже мы, возможно, получим много ущерба!

    Цзюнь Мосе без конца повторял "ох", пока слушал слова Деда:

    [Удивительно, как у этих стариков получается столько времени уделять проработке этих странных планов...ох...]

    - Это не должно случиться.... -- старый Цзюнь кинул взгляд на внука и подмигнул: - Ты не должен жениться на ней! Что бы ты там с ней не делал, ты - не её муж, а значит всё в порядке; я никогда не позволю этому облезлому хрычу выдать за тебя замуж его внучку!

    С Цзюнь Мосе уже капали капли пота...

    [Да уж.... Если Дедушка говорит такие вещи, то в чём вообще можно обвинять меня?..оох...]

    - Нам нужно как можно раньше с этим разобраться, иначе позже всё это может вылиться в большую головную боль. Я не могу поверить, что он действительно думал, что я позволю ему поженить тебя и Сяо И! -- настроение у Дедушки стало немного хуже: - Лишь мелкие признаки того, что ты набираешь силу - и все уже хотят быть твоими друзьями...даже три Принца дерутся между собой, чтобы приманить тебя..

    - Я тут ни при чём... Я просто от природы неотразимый. -- с гордым лицом погладил подбородок Мосе.

    - Разумеется "неотразимый", как иначе! Ты же сын семьи Цзюнь! -- если Цзюнь Мосе просто нравился его внешний вид, то Цзюнь Чжан Тиан был образцом нарциссизма: - Но это не значит, что подобного рода вещи должны происходить. У тебя уже наверняка было пару интрижек с девушками, но с ТАКИМ разобраться будет куда сложнее. И пока три Принца думают, я скажу тебе: ни один из них не лучше двух других. Как только они прилипнут к тебе, то ни за что не отпустят, и стряхнуть их не выйдет.. И не думай, что ты умнее, чем они: они предадут тебя в любой момент, если от этого они извлекут выгоду! Понял?

    - Я понимаю это. Если на чистоту, то на самом деле я собираюсь... -- открыл рот Цзюнь Мосе, но..

    - Ох, лучше не надо, хорошо? Твои личные дела меня не касаются, просто не впутывай туда семью Цзюнь. -- перебивая Мосе помахал рукой Старый Цзюнь. Затем он поднялся и вышел из комнаты с руками в замке за спиной.

    Цзюнь МОсе был немного раздражён сложившейся ситуацией, особенно теперь, когда ему не позволили выразить собственное мнение. Он много времени потратил на то, чтобы создать новый имидж, а сейчас его снова оставили в дураках...

    Молодой Господин семьи Цзюнь помотал головой, чтобы отогнать подобные мысли, и отправился во дворик, где его уже ждал Толстый Танг.

    С момента их последней встречи прошло довольно много времени. Цзюнь Мосе был занят лечением и восстановлением своего Дяди, плюс та первая за долгое время прогулка... Почти месяц прошёл с тех пор, как Цзюнь Мосе и Танг Юань виделись, но Мосе ни разу не забывал о Толстяке!

    Но все эти переживания улетучились, как только он вновь увидел Юаня...

    Здоровенная фрикаделька постоянно спрашивала маленькую Лолиту, которая прислуживала гостю:

    - Когда же он придёт?.....

    - Почему он до сих пор не пришёл?...

    - Он что, умер по пути сюда, а мне не сказали?.....

    Маленькая служанка же молчала, откровенно побаиваясь улыбки и сотрясающихся боков Юаня. Ей было страшно, что если гость случайно споткнётся и упадёт на неё, то от её маленького и хрупкого тела не останется живого места; она боялась, что в случае чего её раздавит этой тушей насмерть...

    - Эй, Братец, что ты тут делаешь?

    Сейчас в руках Цзюнь Мосе были три приглашения, но для него это словно были три огромные бомбы. Три Принца не ладили между собой, а если все они одновременно пожелали увидеть Цзюнь Мосе...то что-то явно назревало.

    У Мосе уже болела голова, а приход Фрикадельки сделал эту боль ещё хуже.

    - Эммм....Третий Молодой Господин, Вы вернулись; я..... Вы должны помочь мне..... Этот Братец просто не хочет жить... Вы не представляете, что произошло с Младшим Братцем.... -- глаза и нос Танг Юаня уже были мокрыми: - Ты должен помочь мне, иначе в это раз я...я....

    - Ты что? Будешь есть, пока не помрёшь?? Быстро расскажи мне, что произошло..хотя погоди, лучше сначала расскажи мне: почему я должен помогать тебе?

    Цзюнь Мосе сидел в кресле напротив своего друга. Он присмотрелся и понял, что дело может быть серьёзным:

    - Толстяк, ты выглядишь очень плохо, что случилось? Ты что, опять проиграл свою жену?!

    - Б*ять! -- вслух сматерился Танг Юань: - Ты думаешь, что я - идиот?

    - Тогда хорошо! Мне самое время поспать... -- Цзюнь Мосе "устало" начал подниматься с кресла.

    - Нет, постой! Ты не представляешь, что мой Дед творит со мной!.. Ты должен мне помочь, или я точно помру. -- начал трястись Юань.

    - Тогда живее расскажи мне о своей проблеме - я очень занят.... У меня нет времени на все эти "игры".. -- слегка закатил глаза Мосе.

    - Нуу....ох, как стыдно..... Третий Молодой Господин....меня отправляют на кастрацию** во дворец, ух..... -- всхлипывая произнёс Толстяк.

    - Что?! Твой Дед что, хочет, чтобы ты стал евнухом*** при дворе?! Он что, больше тебя не любит?? -- потрясённо ответил Цзюнь Мосе, вытаращив на друга круглые от удивления глаза.

    - О да, он действительно хочет, чтобы я стал евнухом! -- возмущенная грудь Юаня была сейчас высока, словно гора: - Как будто во Дворце нет других подходящих мне должностей?!

    - Разумеется во Дворце есть много других должностей, просто ты ни на одну из них не подойдёшь; да ты даже на роль евнуха едва ли подходишь! -- почесав подбородок ответил Цзюнь Мосе, и, затрясшись, громко рассмеялся.

    - Что ты имеешь ввиду? Ты думаешь, что гожусь только на должность евнуха?! Ты меня из себя вывести хочешь?! -- хоть Танг Юань и был сейчас очень зол, более подходящих слов он не нашёл.

    - Что ж, тогда не мог бы ты рассказать о своих качествах? В чём бы ты был хорош? -- спросил Мосе, игнорируя гнев Толстяка.

    - Ну у меня много качеств, вот например... -- открыл рот Толстяк, но так ничего и не назвал!

    Цзюнь Мосе понял, что Танг Юань уже и так довольно смущён, и решив, что не следует дальше терзать его, решил кинуть тому подсказку:

    - Например ты мог бы помочь своему Дедушке завести крепкие отношения с генералами армий из семьи Муронг?

    - Да, точно! -- Толстяк почти засветился: - Я не догадался до этого раньше, когда мне объяснял Дедушка; он сказал, что у него много связей внутри Дворца на всех уровнях, и даже с мужчиной, который ответственен за медицинский осмотр евнухов... Так он хочет всё устроить так, чтобы я...

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЕ:

    * Прим.рус.пер.: Да, особенно если нужно кого-то споить или напиться в хлам самому..

    ** Прим.рус.пер.: Кастрация - крайне неприятный процесс. Детали - в поисковиках.

    *** Прим.рус.пер.: Евнух - это страж, слуга и защитник жён или наложниц высокопоставленных и богатых лиц. Детали - в поисковиках.

    2-026: Без амбиций

    - Почему ты так мягко и безразлично реагируешь? Да твой отец собирается провернуть неплохое дельце!

    Цзюнь Мосе всегда восхищался отцом Толстяка. Когда тот собирал свою охрану для боя - врагам точно не было пощады! Но сейчас отец Юаня собирался сделать немного другой шаг и найти сыну работу!

    - Безразлично?.. Всё это очень волнующе, Третий Молодой Господин, мой отец и дед очень серьёзно настроены... Они даже собираются начать меня тренировать! Они хотят начать базовые тренировки, а когда я освою азы и сам смогу культивировать, то отец выберет момент получше и переведёт меня куда получше.. Я так и буду кататься из одного департамента в другой, а в конце концов отец отдаст своё место мне.. Ты понимаешь? -- Лицо Толстяка свисало с шеи, как высушенная дыня.

    - Другими словами.. Ты однажды станешь главой семьи Танг?

    Цзюнь Мосе от удивления вытаращил свои глаза на Танга: [Глава семьи? Глава одной из самых сильных семей в Империи* Тянсян? Да кто в такое поверит??]

    - Ну, эм, я не знаю, откуда этот старик вылез, но он представился старинным другом моего дедушки... -- продолжал Толстяк: - Сорок лет от него не было ни письма, ни слова..а сейчас, когда наша семья на пике, он вдруг появляется из ниокуда и говорит о друзьях?! Что это за друг такой?... Но Дедушка был очень рад его видеть..

    - Погоди-погоди.. Что? При чём тут ты и какой-то старик?

    У Цзюнь Мосе даже заболела голова: [Этот жирдяй просто прыгает от одного к другому.. где тут логика?...Что вообще он хочет сказать?..]

    - Как это связано, ха? Как только объявился этот старикашка, он взял Танг Гуна, Танг Бао и Танг Гуо и протестировал их на потенциальную возможность прорыва до Небесного Суань. А проверив, он заявил Дедушке, что "у этих трёх есть возможность пройти к Небесному Суань" и что он берёт их в свои ученики. Ещё он пообещал, что поднимет их уровень Суань до Земли меньше, чем за десять лет.. Дедушка был так счастлив, что сразу же принял предложение и сказал, что он "счастливый дед четырёх лучших внуков".... -- вздохнул Танг Юань: - Теперь-то ты понял??

    - Нет, Юань, я всё ещё не понял. Всё, что я понял, так это то, что у вашей семьи Танг в течение десяти лет появится сразу три эксперта уровня Земли, что было бы отлично для любой семьи, но при чём тут ты? Что ты пытаешься сказать?? -- моргнув, сказал Мосе.

    - Оох, Третий Молодой Господин... Обычно ты такой умный и догадливый..почему же сегодня ты настолько глупый?! Три моих старших брата пойдут за своим новым мастером, а что же будет с семьёй? Кому-то придётся принять ответственность; а кто же остаётся??

    Семьи вроде нашей, они....большие они или маленькие, у них есть одно общее: глава семьи должен следить, чтобы семья продолжала расти и процветать; а чтобы быть в этом уверенным, глава семьи должен натренировать должным образом кандидатов - женщин и мужчин - и сделать их верными последователям семьи.. В это время старшее поколение, уже преданное семье, должно помочь и с помощью тренировок превратить этих людей в достойных мастеров Суань Ци! Затем, чтобы семья продолжала расти и крепнуть, это должно повторяться снова и снова... И так, пока семья не врастёт в корни государства до такой степени, что сам Император или Императорская семья не посмеет её тронуть!... И всё должно быть именно так, чтобы мы могли спокойно зажигать благовония перед портретами наших ушедших предков!

    У всех семей когда-нибудь неизбежно встаёт такая необходимость.. А я... Меня такие вещи даже не задевают.... Теперь ты понимаешь всю мою боль? -- вздыхая, поведал Танг Юанг.

    - Да нихрена я не понимаю, жирный ты выпердыш! -- от всего сердца прокричал Цзюнь Мосе: - Твой Дед тренирует тебя, чтобы ты стал Главой семьи и получил лучшее от жизни! Как это связано с тремя твоими братьями? У них есть талант к культивации; так разве это не поможет тебе в будущем? Ты что, просто похвастаться пришёл?? Ты ведь знаешь, какая борьба внутри семей обычно идёт за место Главы.. Братья плетут заговоры против Братьев, дерутся...иногда семья даже распадается... А тебе досталось лучшее, причём без борьбы и усилий!

    - Да не хочу я этого, не хочу! Не хочу я быть министром, сколько раз тебе повторять?! -- в гневе прокричал Толстяк: - Я не хвастаюсь! Я не хочу этой бюрократической ответственности! Эти ловушки и жульничество на каждом шагу..ты думаешь, я этого хочу? Или может я так хорош, что смогу это выдержать?? Да я ни на что подобное не способен, у меня нет таких умений...я просто хочу свободной и ленивой жизни...я просто хочу наслаждаться жизнью! Я никогда не хотел брать на себя такую ответственность! Ты понимаешь?! -- не контролируя себя, заплевал слюной Танг Юань.

    - ...Так ты не хочешь быть министром, не хочешь быть Главой семьи и не хочешь никакой ответственности.... Тогда что ты вообще хочешь от жизни? -- застыл в удивлении Мосе.

    - Ох, Третий Молодой Господин, я бы не ответил, спроси такое кто другой.. Но ты ведь не "кто другой", верно? Ты ведь мой Брат... Ты знаешь меня, и знаешь, что делает меня счастливым, да? -- Танг Юань поднял голову и мечтающим взглядом посмотрел в потолок: - Братец, Я хочу лишь денег; звук чужих монет, которые так и сыплются в мои карманы... Золотые, серебряные монеты... Вот что делает меня по-настоящему счастливым.

    Цзюнь Мосе застыл на добрые пять секунд:

    [Что он вообще за человек?... Почему я дружу с ним??... Наверняка Цзюнь Мосе был его родственной душой, но не я... Хотя я и Цзюнь Мосе... Но ведь я же не Цзюнь Мосе...оооххххххх....]

    - Я просто хочу вести бизнес, это - самое моё любимое дело в жизни. У моей семьи есть бизнес, и я хочу им управлять. Я хочу взять его в свои руки и, как только я это сделаю, то хочу превратить этот бизнес в самый большой и лучший бизнес на всём континенте!

    Произнося эту речь, Танг Юань во все стороны махал руками, которые были даже толще, чем бёдра Цзюнь Мосе.

    - Легче сказать, чем сделать. Прежде всего, ты должен попробовать уговорить своего отца.

    Цзюнь Мосе чувствовал себя немного странно: пока он точно мог понять, что из Толстяка точно выйдет отличный бизнесмен; точнее, только бизнесмен из него и получиться! Но его отец точно не примет такого положения дел..

    - Уговорить?...

    Казалось, будто Юань сейчас снова расплачется, но ему словно не хватало слёз. Развернувшись, Танг Юань снял верхние одежды и задрал внутренние, показывая оголённую верхнюю часть спины.

    - Третий Молодой Господин, посмотрите: вот что вышло из моей попытки уговорить отца... -- печально вздохнул Юань.

    - Да уж... выглядит больно. -- произнёс в ответ Цзюнь Мосе, увидев на месте спины Танг Юаня сплошной синяк с более чем дюжиной отметин от палки...

    - ...ты ещё этого не видел.

    Толстяк развернулся и оголил живот; на нём хорошо были видны пять или шесть отметин, словно его пинали. Затем он заправился и потерянно сказал:

    - Свой зад я тебе не покажу, там хуже всего... Я с трудом на унитаз сажусь.

    - Да тебя неплохо отделали, а! -- Цзюнь Мосе был в шоке: - Видимо, с этим ты ничего не сможешь поделать, поэтому и пытаться не стоит... Пока твой отец так сильно тащит тебя в верха, мне кажется, что много проблем у тебя не возникнет, а с давлением ты как-нибудь справишься. Но, даже придумай я для тебякакой-нибудь выход из этой ситуации, он бы не сработал; не имеет значения, что мы думаем - твой отец не прислушается к нашим мыслям. Я от всего сердца советую тебе попробовать стать министром.

    Вдруг Цзюнь Мосе замолчал и подумал:

    [Какие бессердечные вещи люди не творят, чтобы только добраться до власти... Его отец даже сына не пожалел... Танг Юаня заставляют собирать плоды того, что он даже не сеял... И кажется, ему это не очень нравиться.... Но что за человек его отец? Он что, более злобный, чем я?.. Смог бы я так же поступить со своим сыном??...]

    - Я не буду даже пробовать! Я лучше умру! -- Танг Юань даже встал от негодования и, скрестив руки на груди, продолжил: - Я ни за что не займу место главы семьи; я ни за что не стану министром; в этой жизни я хочу лишь зарабатывать деньги!

    - Ппфффхихх... -- прыснул смехом Цзюнь Мосе, увидев, как кресло, на котором сидел Танг Юань, застряв, прилипло к его заднице. Мосе никогда не видел клоуна, подобного этому, ни в старом мире, ни в новом.

    - Я не отвернусь от своих идеалов, и одержимость и желания моего старика никак не собьют меня с пути! -- очень решительно произнёс Танг Юань: - И я обману этого евнуха Жу Лао!

    - Евнуха Жу Лао?

    Услышав это имя, Цзюнь Мосе тут же подумалось: [Танг Юань станет очень хорошим бизнесменом, но его семья ему просто так этого не позволит.. Но если я ему помогу, то мы сможем начать отличное партнёрство, и может даже заработаем целое состояние?...]

    С такой мыслью Цзюнь Мосе взглянул на Танг Юаня взглядом, словно Толстяк - самое большое сокровище в мире.

    - Что.. Что такое?.. Почему ты так на меня смотришь?.. Я, я.. Я не по этой части... Отойди от меня!.. -- испуганно прокричал Толстяк и отшатнулся.

    - Ооохххх.....

    Нутро Цзюнь Мосе заплясало бешеный танец, и его чуть не вырвало.

    Закатив глаза, он продолжил:

    - Так... Стоп, хватит нести чушь.. Ты сказал, что обманешь этого евнуха Жу Лао, верно? А как?

    Евнух Жу Лао был довольно близок к Императору, поэтому Мосе решил принимать его за сильную фигуру.

    Новым именем евнуха Жу Лао стало "Жу Жу Жу", что было немного забавно, но Жу Жу Жу часто навещал таких людей, как Цзюнь Чжан Тиан и Дугу Вуди, отчего можно было сделать вывод, что Жу Лао - сам по себе довольно сильный эксперт и уж точно не простой человек.

    - Этот кастрированный старый дурак заведует внешним осмотром тел евнухов, и всем известно, что он любит с ними поразвлечься.. -- Толстяк скорчил гримасу отвращения: - Братец, хоть я и немного толстый, но я в самом расцвете сил; я не болею ничем, поэтому точно пройду осмотр..и этого я боюсь больше всего.

    Танг Юань с любовью погладил свой животик и продолжил:

    - Я слышал, что медосмотр Муронг Цян Цзюня был очень жёстким - этот старик выкрутил ему пенис... Говорят, что Цян Цзюнь после осмотра вышел весь белый... Вообще-то я даже видел, как он ходил с широко раскинутыми ногами следующие две недели.... -- Толстяк явно получал удовольствие от рассказывания слухов.

    - Ты всё ещё в этом уверен? Мне кажется, что тебе немедленно стоит начать тренироваться так же ходить! -- рассмеялся Цзюнь Мосе, глядя на Юаня и пытаясь представить эту фрикаделину с широко раскинутыми ногами.

    - Да, да, Третий Молодой Господин, Выдолжны помочь мне! Я не хочу ходить с раздвинутыми ногами.. -- немедленно понял всю тяжесть ожидающего его Танг Юань.

    - Медицинский осмотр.... Он будет осматривать тебя голым? -- задумался Цзюнь Мосе. Вдруг его осенило, и, медленно оттопырив указательный палец, он произнёс: - А сзади тебя проверять будут?

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    * Прим.рус.пер.: В прошлых главах указывалось "королевство Тянсян", но глава государства у них - Император...

    2-027: Незаметный прорыв

    - Медицинский осмотр.... Он будет осматривать тебя голым? -- задумался Цзюнь Мосе. Вдруг его осенило, и, медленно оттопырив указательный палец, подмигнул: - А зад твой проверять будут?

    - Да, я слышал, что они там даже зад проверяют.. -- очень печально ответил Танг Юань: - Прямо сейчас я точно не пройду этот тест...

    Толстяк сейчас стоял на своих двоих, и по нему было отчётливо видно, что ему страшно от того, что его ждёт:

    - Третий Молодой Господин, я слышал, что они заставляют евнухов раздеваться... Полностью, до гола... Это меня так пугает, ох.. А потом они пихают внутрь тебя всякие разные вещи....

    Цзюнь Мосе потряс руками, покрытыми мурашками:

    - Знаешь, теперь и мне страшно.

    Если нечто может напугать даже Короля Ассасинов, то это нечто - очень страшная вещь!

    - Должен же быть какой-то выход? Братец, умоляю, помоги! -- взглянул Юань на друга глазами, полными надежды.

    - Выход есть! Но тебе нужно как можно скорее пойти во дворец и пройти осмотр, а я помогу тебе к нему подготовиться, кхм...так что.. -- Цзюнь Мосе улыбнулся и подмигнул, а затем громко рассмеялся.

    Танг Юань всё стоял с непонимающим лицом:

    - Я не понимаю...что ты имеешь в виду?

    - Ты не понимаешь? Я не могу тебе позволить работать во дворце целыми днями.. Я ведь подумывал открыть одно дело с тобой в качестве партнёра.. Со временем, мы могли бы заработать целое состояние, вместе..эх... -- улыбнулся Цзюнь Мосе, наблюдая за реакцией Танг Юаня.

    Лицо Толстяка словно засветилось, и он, дважды моргнув, быстро закивал:

    - Вести бизнес? Вместе?? Третий Молодой Господин... Ты мне как третий родитель, как...

    Цзюнь Мосе вытянул ногу и пнул Толстяка по заднице:

    - Убирайся; ты не сможешь оправдать ожиданий своего отца! А что же он сделает, когда узнает, что его собственные действия разрушили твою карьеру во Дворце?

    Танг Юань погладил свои булочки с гримасой боли на лице и ответил:

    - Ничего он не сделает. Пока кто-то во Дворце будет против меня, отец не убьёт меня...я надеюсь. Так ты говоришь, что можно использовать отца в качестве прикрытия от позора....ха-ха-ха-ха-ха.....

    Тело Танг Юаня затряслось, и он рассмеялся в голос.

    Цзюнь Мосе тоже громко рассмеялся, причём так громко, что все печали и грустные мысли, которые были в его голове, словно сдуло ветром; для него этот Толстяк был крайне хорошим клоуном.

    Он всё ещё смеялся, когда в его голове вдруг вспыли слова Танг Юаня, сказанные им ранее: "..Друг Танг Ванли, которого тот не видел сорок лет, неожиданно появился из ниоткуда, и он супер-эксперт..".

    На мгновение он перестал смеяться: [Супер-мастер? Как это возможно? Неужели его неожиданное появление связано с новостью о Суань-Ядре? Так быстро?..Если это так, то на Тянсян надвигается сильный шторм..]

    Неожиданно Ци внутри тела Цзюнь Мосе активировалось.

    Мосе легко мог ощущать всю силу Суань Ци в своих меридианах; эта энергия словно полностью его наполняла. Изначально тонкий и слабый поток энергии превратился в сильную и быструю реку, благодаря которой движения Мосе начали казаться ему гораздо более лёгкими.

    В душе Цзюнь Мосе было очень странное ощущение, которому он не мог найти объяснения.. Он чувствовал, что если набрать ещё немного Ци, то он сможет открыть второй этаж Пагоды!

    На этот раз Мосе решил не пренебрегать такой возможностью. После разговора с Толстяком он стал тратить всё свободное время на культивацию; следующие два дня для него прошли только за этим занятием.

    Закончив с этим Цзюнь Мосе не без удовольствия заметил, что теперь Пагода была способна не только поглощать его собственную Ци, но и забирать её из окружающего мира, хоть и крайне мало за раз. Но это всё равно был большой скачок вперёд!

    Цзюнь Мосе много ожидал от второго этажа Пагоды, ведь первый этаж давал так много, хоть и был лишь основой...

    В следующие несколько дней температура упала, и осенние ветра зашуршали по городским улицам. Хрупкие жёлтые листья начали падать с неба, но Цзюнь Мосе проводил всё свободное время в своей комнате, практикуясь. Он был занят тем, что поглощал окружающую его энергию и пытался "скормить" её Пагоде. Если ему хватало собственной энергии, то он отдавал излишки во внутренний двор, в сторону Третьего Дяди или Гуан Квинхан.Поэтому из-за переизбытка Ци в окружающем воздухе внутренний двор был полон зелени, будто на улице была середина лета; на некоторых деревьях даже появились новые почки. Хоть это явление и было странным, но Гуан Квинхан очень нравилось проводить там время; несмотря на такой феномен, она начала следить и ухаживать за новыми почками и ростками, будто те были бесценным сокровищем.

    Ветра дули всё сильнее, и давление на Мосе росло всё больше!

    Давление извне может быть большой движущей силой!

    И потому Цзюнь Мосе заставлял себя подготовиться к скорой смене климата, которая уже была на пути к городу, ведь он надеялся, что сможет быть достаточно сильным, чтобы выдержать любую смену погоды!*

    Мосе в своей прошлой жизни всегда был "одиноким волком" и действовал так, как ему хочется!.. Но сейчас обстоятельства были другими: он больше был не один, и на нём висела судьба всей его новой семьи Цзюнь! Он мог бы продолжать действовать так же свободно, не заботясь о судьбе семьи, но целая семья, поддерживающая его решения и действия, толкала его амбиции только вперёд; в этом мире власть и влияние играли очень большую роль.

    Раньше Цзюнь Мосе лично начал тренировать три сотни бойцов - сейчас же они могли пригодиться в любой момент.

    Впервые, Цзюнь Мосе предстояла игра в команде.

    Впервые, он должен был стать командным игроком!

    Прямо как Дедушка Цзюнь, который построил свою личную армию на случай осложнений в будущем, Цзюнь Мосе медленно собирал свою:

    [Мне нужны верные люди... Иначе какой прок от Серебряных и Золотых экспертов будет перед лицом шторма? Чтобы пережить бурю, нужны настоящие мастера, иначе лучше сразу сдаться!.. Но, если мои слуги станут самыми лучшими экспертами, как мне удержать их под контролем?...]

    Цзюнь Мосе задумался и, почесывая голову, неожиданно вспомнил строчки из одной книги, которую прочёл в прошлой жизни: "...Даже лучшие из героев преклонят колени пред великим человеком, и пойдут за ним с радостью, и останутся они верны ему до конца, на том строилась и стоит основа всего..."

    - ..Если я смогу показать себя великим человеком, то тогда даже мастера Божественного Небесного Суань пойдут за мной.. Как замечательно... -- почёсывая подбородок, криво улыбнулся Мосе.

    Он взял в руки три приглашения от Принцев и стал обдумывать, с кем встретиться первым. Выбрав Второго Принца, Мосе тут же придумал и место встречи: Шатры Ни Чанг! Он уже был там однажды на миссии по подслушиванию и знал, что Леди Юэ'эр глубоко ненавидела семью Цзюнь, о чём он тут же задумался:

    [..Если эта женщина узнает, что я там, то она точно попробует докопаться до самой сути происходящего и доставить проблем...]

    Но взвесив отличную возможность встретить Второго Принца и возможные неприятности, он, не желая упускать возможность, решительно выбрал первое.

    По расчётам Мосе, прошло уже много времени с инцидента с сухожилиями Суань-Зверей и арбалетами, и хотя его Дедушка обдумывал это дело, ничего нового они так и не узнали..

    В любом случае, Второй Принц организовал прекрасный банкет у красивой реки, который Цзюнь Мосе был не прочь посетить. Пока все плюсы и минусы места проведения банкета были учтены, Цзюнь Мосе даже не вспоминал о них.

    [Сегодня я пойду в Шатры Ни Чанг!]

    Цзюнь Мосе, широко улыбаясь, вышел во двор. Он был полностью готов сказать Дедушке, что собирается отправиться в бордель и ему будет нужна парочка телохранителей для защиты; парочка самых лучших и самых крепких телохранителей...

    Лишь выйдя из комнаты, Мосе увидел сидящую во доре Гуан Квинхан, одетую в белоснежное платье. Она тут же, холодно на него взглянув, произнесла:

    - Куда это ты собрался?

    - Ну, я собираюсь в Шатры Ни Чанг. -- ответил Цзюнь Мосе, словно в этом не было ничего постыдного: [Сын Императора пригласил меня туда на встречу, так что с меня и спрашивать бесполезно, верно?]

    - Бессовестный! Ты уже настолько обнаглел, что без стыда идёшь в такое порочное место! Я уж начала думать, что ты исправляешься, но нет же - ты просто притворялся! Ты предаёшь доверие своего Деда!

    Лицо Гуан Квинхан залилось яростью, и она тут же рванула вперёд, готовая приподать мальцу "урок": [Посмотрите на него! Он притворялся добропорядочным несколько дней, а теперь с таким простым и невинным лицом собирается прошвырнуться в бордель!!... Он так раздражает! Не будь он моим названным братом, я не терпела бы его так долго!..]

    Проигнорировав злобные слова Квинхан, Мосе рассмеялся и сказал:

    - Названная сестра, я думаю, что когда ты злишься, ты ещё более красива; я ведь просто сказал правду, только и всего...

    Лицо Квинхан вдруг стало ледяным, и она резко и молча побежала к Мосе [..Если я сейчас не проучу этого мальчишку, то завтра он снова скатиться до своих прошлых выходок!.. Сегодня он никуда не пойдёт; я приподам ему урок и дотащу его тельце до покоев Дедушки!]

    Мгновенно присев, Цзюнь Мосе пропустил над собой пощечину и, улыбнувшись, ускользнул подальше от разозлённой сестры:

    - Позже, названная сестра; сейчас у меня есть важное дело. Я потренируюсь с тобой, когда вернусь, но сейчас меня ждёт кое-кто очень важный. Пока!... -- сказал Мосе и убежал.

    По часто вздымающейся груди Мосе понимал, что сейчас Квинхан была очень зла! Но Цзюнь Мосе сказал ей правду: в Шатрах Ни Шанг его ждал Второй Принц; но Гуан Квинхан не дала ему и шанса до конца объясниться. Она просто решила, что Мосе опять пошёл навещать проституток**. Как же она могла не впасть в ярость?

    - Этот парень только начал становиться хорошим человеком... Я не позволю ему снова скатиться до того состояния! Если я позволю этому случиться, то как мне после смерти смотреть в глаза всем названным родственникам и его погибшему брату?....

    Закусив губу, Гуан Квинхан, не медля ни секунды, отправилась в покои Дедушки Цзюнь.

    Прогресс Цзюнь Мосе удивлял его самого; его физические способности стали настолько лучше, что он сам не мог в это поверить. Ещё некоторое время назад, столкнувшись с озлобленной Гуан Квинхан, он не смог бы не убивая атаковать в ответ или спокойно уклониться от атаки. На самом деле, Мосе каждый раз едва сдерживал свою жажду крови, чтобы не убить Квинхан на тренировке... Но сейчас он смог легко уклониться от её атаки!

    А чуть ранее он смог уклониться от удара эксперта Небесного Суань и даже нанести удар в ответ, не убив противника! Хоть атакующий и не ожидал ответного удара и не был готов защищаться, сам факт того, что Цзюнь Мосе смог провести атаку, не убив противника, был удивителен!

    Ранее, у Мосе не было сил сделать нечто подобное, но теперь такеи вещи происходили почти инстинктивно!

    Осознаёт ли сам Мосе свой прогресс?

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЕ:

    * Прим.рус.пер.: Автор завуалировал "приближающихся к Тянсян экспертов, которые наведут шороху" в "погода".

    ** Прим.рус.пер.: Ну да, нужно же проверить, как они.. Вдруг заболели, или голодают там.. Бабушка Мосе, заботиться о всех!

    2-028: Громко говоря

    Цзюнь Мосе задумчиво нахмурился, вспоминая инцидент в Зале Хуанг Хуа и резню, которую он там устроил.

    В его предыдущей жизни никто не мог остановить Цзюнь Се из-за его превосходных навыков... Но в этом мире его текущие навыки и сила были далеко не из лучших.

    Суань Ци - система культивации в это мире, начиная с первых девяти уровней до Серебряного Суань и далее, вплоть до Верховного Божественного, была очень ясно размечена и очень отчетливо организована.

    Но, тем не менее Искусство Разблокировки Небесной Удачи было очень уникальным и таинственным умением, и потому казалось несколько странным по сравнению с общими стандартами культивирования Суань Ци этого мира; оно даже казалось неправильным.

    Согласно тому, что смог додумать Цзюнь Мосе, если бы эта таинственная способность была настолько хороша, насколько он её оценивал, то не было бы необходимости проходить через все трудности и лишения, которым подвергает себя начинающий ученик боевых искусств лишь для того, чтобы потом стать экспертом Суань Ци жалких Серебряного или Золотого уровней.

    После всего, что уже произошло, даже эксперт Серебряного ранга или даже даже эксперт на пике Серебряного уровня не представляли из себя ничего значимого для Цзюнь Мосе: он мог убить подобного им одним щелчком пальцев!

    Если только первый уровень Пагоды Хонцзюнь смог дать ему такие силы, то при сохранении такого темпа прогресса оценка сил Цзюнь Мосе после разблокировки второго уровня Пагоды была бы астрономической! Насколько сильным он смог бы стать?

    Обдумав всё это, Цзюнь Мосе начал понимать, что ему следует больше узнать об этом мире; в конце-концов этот мир полностью отличался от того, из которого он пришел.

    Дедушки Цзюнь не было дома, так что Цзюнь Мосе вызвал двух охранников под свои началом и приказал им сопровождать его на прогулке. Всё же он собирался на встречу со Вторым Принцем, и если у другой стороны будут какие-то враждебные намерения, то для Цзюнь Мосе было бы важно выглядеть хорошо защищённым,ведь ходить в одиночку равносильно поиску неприятностей.

    Гуан Квинхан прибыла к покоям Дедушки Цзюнь чуть позже и встретила выходящего Цзюнь Мосе. Она немедленно развернулась и отправилась на поиски Цзюнь Вуя, так как всё ещё была крайне обижена на Цзюнь Мосе.

    Цзюнь Вуй вот-вот собирался отдать свои первые распоряжения в качестве хозяина поместья; он собирался отправить своего самого надёжного солдата за мальчиками и девочками, сбежавшими из Зала Хуанг Хуа. Но вместо того, что бы отдавать свои первые хозяйские распоряжения, Цзюнь Вуй сидел в своем инвалидном кресле и размышлял над словами своего племянника.. Ранее, на обратном пути из Зала Хуанг Хуа, Цзюнь Мосе продемонстрировал превосходные навыки скрытности и противодействия слежке, что свидетельствовало о том, что он приобрел этот опыт после серьёзного обучения...

    Вернувшись в резиденцию Цзюнь, Цзюнь Вуй пытался вспомнить слова, действия и движения Цзюнь Мосе, и каждый раз прокручивая воспоминания в своей голове, он понимал, что в прошлый раз что-то упустил!

    Позже Цзюнь Мосе сказал:

    - ...Моя практика - это мои инстинкты. Я не тренируюсь сознательно, но, тем не менее я тренируюсь всё время...

    С тех пор эта фраза отложилась в голове Цзюнь Вуя и он никак не мог забыть о ней.

    [..Эта фраза была вполне разумной; В самом деле, это был очень простой факт! Если тренировка происходит инстинктивно, то зачем нужно делать это намеренно?.... Однако, возможно ли такое, и какой из этого будет результат?]

    Цзюнь Вуй лично видел Цзюнь Мосе в действии и понимал, что опыт и мастерство Мосе намного превосходят опыт и мастерство любого человека, которого он когда-либо знал!

    Не смотря на то, что Цзюнь Мосе был еще совсем юным, его достижения в области боевых искусств уже были достойны бессмертных легенд!

    Лицо Цзюнь Вуя выражало серьёзность его мыслей:

    [Раз Цзюнь Мосе это может, то почему не могу я? Неужели я безнадёжен?]

    В тоже время Цзюнь Вуй знал, что если он хочет, чтобы семья Хан Ян Яо признала их взаимную любовь, то ему нужно будет адаптировать стиль обучения Цзюнь Мосе под себя. На самом деле, это была его самая большая надежда!

    Цзюнь Вуй совершенно погряз в этих мыслях, не понимая, что эта идея приведёт его на путь величия!

    Хотя этот момент был только началом...

    Цзюнь Мосе был способен на этот вид практики, так как уже был обучен ему в своей прошлой жизни, а Искусство Разблокировки Небесной Удачи несколько отличалось от Суань Ци.

    Ци и кровь, протекая через его меридианы, словно сливались воедино. Кроме того, Пагода Хонцзюнь непрерывно испускала Ци, чтобы помочь ему поддерживать его практику культивации, что было довольно сложно достичь для обычных практикующих.

    Но Цзюнь Вуй не подозревал об этом и считал, что подобное - возможно, ведь Цзюнь Мосе уже достиг этого! В этом мире, хоть энергия и Ци были схожи по функциональности, присущая им природа совершенно отличалась. Культивация Суань Ци было трудной и опасной задачей, и последствия небрежного с ней обращения могли быть очень жестокими и даже летальными.

    К примеру: при культивации, когда мастера позволяли Суань Ци гармонично сочетаться с естественными функциями тела, то существовал шанс, что тело станет одержимым, а практикующий встретит очень трагический конец! Это и было причиной того, почему практикующие культивацию Ци мастера были настолько осмотрительны и осторожны при проведении своих практик и постоянно следили за тем, чтобы во время практики их не беспокоили.

    Однако, Цзюнь Вуй искал способ пойти против этой нормы, что уже можно было рассматривать как серьёзное изменение в идеологии!

    Фактически, только осмелившись взять на себя подобную задачу, он уже выиграл половину сражения!

    Звуки быстрых и громких шагов донеслись до Цзюнь Вуя, и по звуку шагов он легко определил, что идущий был в ярости.

    - Квинхан? Почему ты так зла, что случилось?! -- Цзюнь Вуй быстро узнал гостью.

    - Дядя, Цзюнь Мосе...этот мелкий поганец вышел из-под контроля! Сегодня он осмелился заявить мне, что собирается отправиться в Шатры Ни Чанг на Озере Духовного Тумана! -- сердито прорычала Гуан Квинхан.

    Этот гнев был направлен на Цзюнь Мосе, так как она искренне уважала обоих старейшин семьи - Цзюнь Чжан Тиана и Цзюнь Вуя - даже несмотря на то, что последний был калекой.

    - И что с того? -- Вуй даже не удивился.

    - Ааа? Что с того? Он только стал исправляться, а теперь снова возвращается на старую дорожку! -- яростно завозмущалась Квинхан.

    - А, да, я знаю об этом; я сам позволил ему туда пойти. -- Цзюнь Вуй наконец очнулся от своих мыслей, и его голос стал чуть мягче.

    - Даже Вы знали об этом? И всё равно позволили ему туда пойти? Вы... -- глаза Квинхан округлились от шока, и она смущенно посмотрела на Цзюнь Вуя, не понимая его ответа.

    - Квинхан, ты ошибаешься. Второй Принц пригласил его на беседу, и, как только представился случай, Принц пригласил его на собрание, которое состоится в Шатрах Ни Чанг на Озере Духовного Тумана. -- тепло улыбнулся Цзюнь Вуй: - Квинхан....Мосе стал очень здравомыслящим.

    - Здравомыслящим...

    Гуан Квинхан была несколько ошарашена. После всех лет наблюдения за Цзюнь Мосе, который только и делал, что вытворял всевозможные гнусные вещи, которые попирали все мыслимые цивилизованные законы под Небесами, ей было трудно понять, как Цзюнь Вуй мог назвать этого дебошира "очень здравомыслящим"!

    - Полагаю, я ошибалась, но теперь я начала понимать... -- прошептала всё ещё сбитая с толку Квинхан, затем вздохнула и отвернулась: - ..Оказывается, я многое пропустила..

    - Да, произошли большие изменения, и тебе, естественно, нужно будет поскорее освоиться. -- беспечно сказал Цзюнь Вуй ей вслед и снова погрузился в свой новый вид практики.

    Шаги Гуан Квинхан задержались на мгновение, но затем она продолжила свой путь.

    Цзюнь Вуй вздохнул и прошептал:

    - Дядя Панг, пожалуйста, входи.

    Лао Панг быстро вошел и замер перед Цзюнь Ву И

    - Дядя Панг, у меня есть задача, которая требует вашей помощи. -- Цзюнь Вуй потёр лицо ладонями рук; казалось ему не легко принять окончательное решение.

    - В чём дело? Пожалуйста, отдайте мне приказ, Третий Господин.

    Лицо Лао Панга выражало торжественность. Это был первый приказ Цзюнь Вуя в качестве Главы семьи, и несмотря ни на что, Лао Панг хотел выполнить его безупречно.

    - ..В министерствах появились слухи, что большая группа искалеченных детей сбежала из Зала Хуанг Хуа. Я им очень сочувствую... -- Цзюнь Вуй наконец принял решение: - Пожалуйста, проверьте, сколько из них живы, и используйте ресурсы семьи, чтобы они получили лучшее будущее... В конце-концов они - просто дети.

    - Да, я исполню приказ. -- произнес Лао Панг и уже развернулся к выходу, но услышал вдогонку:

    - Если сможете сделать это скрытно, то не раскрывайтесь. Если возникнут какие-либо препятствия, то прошу, сообщите, что всё это делается по моему приказу.

    Цзюнь Ву И поднял голову, и в его глазах появился намек на остроту.

    .

    .

    .

    ~ Шатры Ни Чанг ~

    Огромный третий этаж здания был почти пуст, и малое количество людей, одетых в изящные наряды, спокойно там сидели. Выдающиеся ученые, бизнесмены среднего возраста, немного молодежи... Даже если их одежда не была очень дорогой, их действий было достаточно, чтобы показать, что все они принадлежат семьям высокого класса.

    - Братец Е, Цзюнь Мосе никто иной, как дебошир и транжира. Тебе не нужно было лично приходить и приветствовать этого мальчишку лицом к лицу. Но теперь, когда Братец Е пришел, чтобы поблагодарить его, этот ребенок раструбит об этом повсюду.

    Говорящему было около двадцати, и выглядел он довольно бледным. Его тело было очень тонким, а руки лениво помахивали веером. Хотя его личность была неизвестна, по языку его тела было очевидно, что этот человек принадлежал к влиятельной семье.

    - Братец Е, нет никакой необходимости встречаться с Цзюнь Мосе лицом к лицу. Как только что сказал Младший Брат, Цзюнь Мосе никто иной, как дебошир и транжира; он совершенно некомпетентен в чём-либо ином. Что касается других аспектов, то он совершенно бесполезен и не имеет для нас никакой ценности. Но да, у него есть мощная семья, поэтому мы должны сосредоточиться на его старших родственниках, например, Цзюнь Чжан Тиане

    Сказавшему это на взгляд было уже за пятьдесят или даже за шестьдесят; свои слова он говорил неторопливо и доходчиво.

    - Даже Цзюнь Чжан Тиан не годится; кто он вообще такой?" -- несогласно усмехнулся Младший Брат: - Хоть Цзюнь Чжан Тиан и занимает высокое положение, но в плане Суань Ци он в лучшем случае простой эксперт Небесного уровня, вот так! Если бы Вы пожелали отправить его на Небеса, то я мог бы попросить отца, а он легко смог бы прихлопнуть этого старика, как муху!

    Такое замечание заставило Второго Принца резко выпрямиться на своем стуле.

    Нахмурившись, он сердитым тоном ответил:

    - Всего лишь Небесный уровень?! Даже если вы разорвёте всю эту страну, то сколько экспертов Небесного уровня найдёте?! Вам повезло, и вы родились в большой и богатой семье, в которой есть много продвинутых мастеров, но, в конце концов, сила семьи Цзян Ху ничто по сравнению с военной мощью семьи Цзюнь. Возможно, подумай вы об этом хоть чуть-чуть, то поняли бы, что это Цзюнь Чжан Тиан может прихлопнуть вашего отца, словно муху, если того захочет!

    2-029: Шатры Ни Чанг

    [А что до твоего отца...хоть я никогда и не встречал его лично, но, если судить по слухам о нём, он тоже мастер Небесного уровня Суань Ци. Даже если бы твой отец и Цзюнь Чжан Тиан сражались один-на-один, то велик шанс того, что твой отец проиграет схватку и свою жизнь вместе с ней... Так что думать о том, что твой отец смог бы легко победить Чжан Тиана, это... Шанс такого крайне мал!]

    Но, так как отец юного собеседника Второго Принца был главой довольно сильной семьи, которая дала Принцу своих людей, он не мог произнести такого вслух. К тому же, та семья была крайне важна...по крайней мере пока.

    А что до самого юноши, то он не был важен и не имел талантов. На самом деле этот паренёк был беспросветным идиотом, который всегда и везде пытался показать себя чересчур важным, смотря на всех сверху вниз; таким взглядом он словно говорил всем вокруг: "Я лучший в мире".

    Хоть он и был всего лишь на Серебряном уровне, но вёл себя, словно обосновался на Божественном Верховном.

    Второй Принц взял этого дурочка с собой, потому что он, как и Цзюнь Мосе, был абсолютным развратником. Второй Принц надеялся. что две птички с похожими перьями найдут общий язык, и он сможет легче договориться...

    Но из-за по поведения юнца Принц начал волноваться, что столь завышенное самомнение парнишки может порушить всё на корню..

    Рядом с ним сидел ещё один человек; у этого мужчины было очень грустное лицо, и сидел в кресле он очень странно - с широко раскинутыми в стороны ногами.

    Этим человеком был Лорд Лю, который получил травму при погоне за таинственным человеком. Во самый разгар погони он на огромной скорости получил бамбуковым шестом прямо между ног...

    Лорд Лю, возможно, никогда не оправится от такого унижения!

    До сегодняшнего дня у Лорда Лю было лишь два дела: отчаянно пытаться вылечить повреждения и арестовывать людей в поисках преступника.

    Но, так как лица преступника он не видел, Лорд запомнил лишь одну примету - голую, белую, круглую задницу! Поэтому все, кто был арестован, проходили одну и ту же процедуру: их приводили к Лорду Лю и снимали с них штаны...для инспекции!

    Именно поэтому до Второго Принца и дошло множество слухов, из которых было понятно, что у Лорда Лю после травмы совершенно пропало сексуальное желание, и что теперь его интересуют лишь задницы, причём только молодых парней; похоже, что Лорд Лю стал увлекаться белыми мужскими попками....

    В результате все молодые слуги слуги мужского пола в присутствии Лорда стали прикрывать свои булки руками...

    А вдруг Лорду Лю приглянутся их мягкие и упругие попки... То как им тогда называть себя "мужчинами"?

    Двери открылись, и внутрь с милой улыбкой вошла высокая девушка ошеломляющей красоты. Её высокий стан вкупе с большой, гордо приподнятой грудью и тонкой талией поневоле выдавали её красоту. Повернувшись в сторону озера, она кинула взгляд в сторону маленького паланкина, медленно приближающегося к шатру:

    - Ер Йе, Третий Молодой Господин Цзюнь прибыл.

    Леди Юэ'эр указала рукой в сторону людей вокруг паланкина и добавила:

    - Ер Йе, видишь тех людей? Они - старые цепные псы Чжан Тиана, так что я уверена, что внутри Цзюнь Мосе.

    - Этот уродливый паланкин... -- не сдержался Второй Принц: - У Молодго Господина Цзюнь действительно очень уникальный стиль...очень уникальный, да..

    - Он не более чем обычный пошлый развратник и транжира! -- глаза Леди Юэ'эр внезапно холодно блеснули, но через мгновение на её лице снова была очаровательная улыбка: - Ер Йе, позволь мне спуститься и лично встретить Цзюнь Мосе?

    - Тебе лично? -- на лице Второго Принца отразилось недоверие, но под мягким и настойчивым взглядом Леди Юэ'эр он вздохнул и продолжил: - Хорошо.. Но он не должен чувствовать себя нежеланным гостем.

    - Хихи... Ер Йе, Юэ'эр может и молода, но когда нужно дать мужчине почувствовать себя желанным и важным, со мной мало кто сравниться; это и есть причина, почему мои услуги так дорого стоят. -- улыбнулась Леди Юэ'эр, оглядывая сверху приближающийся красный паланкин.

    - Что ж... -- попытался улыбнуться Второй Принц.

    Внизу Цзюнь Мосе уже выпрыгнул из паланкина, неуклюже приземлился, сплюнул на землю, посмотрел в небо и чихнул. Затем он пару раз до хруста подвигал шеей в стороны, понаклонялся взад-вперёд, потряс руки, покачал головой и пошёл вперёд.

    В голове Мосе вертелась лишь одна мысль: [У Второго Принца будет очень плохой день...]

    Войдя в Шатры Ни Чанг, Цзюнь Мосе снял шляпу и стал обдуваться ей, как веером. Затем, посмотрев по сторонам, он прошёл к приёмной стойке и спросил одного из служащих:

    - Второй Принц сейчас здесь?

    В ответ служащий вежливо ответил:

    - Второй Принц ожидает Господина на третьем этаже внутри Зала Пера.

    - Зал Пера? Это что, тот, где все эти голые женщины?? -- рассмеялся Цзюнь Мосе: - Второй Принц точно знает, как правильно выбрать место...он уже меня обыграл!

    Затем он начал подниматься по лестнице.

    За спиной Мосе слуги стали удивляться:

    - ...Второй Принц попросил такого человека о встрече, да?..... И сколько ещё нам его терпеть?.....Но как может Второй Принц обедать с такими людьми?...

    - Ха-ха, Мосе, мой младший Братец, прошло так много времени, как я в последний раз тебя видел; ты выглядишь посвежевшим и отдохнувшим! Это потрясающе! -- Второй Принц встал и энергично замахал руками, встречая гостя.

    - ..Ахм, да... Действительно много времени прошло, Второй Принц... -- Цзюнь Мосе выглядел польщенным: - Как мог Мосе посметь отказать Второму Принцу в его приглашении на обед?

    - Оу, нет нужды быть таким вежливым.

    Второй Принц заспешил навстречу Мосе и протянул руку, чтобы поздороваться, но ощутил лишь грусть и удивление, ведь он один стоял с протянутой рукой: [Этот парень не делает никаких салютов, приветствуя меня, более того, он даже не собирается пожать мне руку! Это слишком грубо, ведь я первый предлагаю ему своё уважение!]

    Разумеется Цзюнь Мосе не собирался поприветствовать его подобающе; даже Император не был достоин его приветствия. На самом деле, даже снизойди с Небес сам Бог, стал бы Цзюнь Мосе жать ему руку? Насчёт этого Мосе не был так уверен.

    Так что о каких уважении и приветствии для простого Принца могла идти речь??

    В глазах наёмного убийцы Цзюнь Се этот Принц был не более, чем очередным живым телом, которое он в любой момент может превратить в труп.

    - Ха-ха, давай же отбросим все эти формальности; в конце-концов, наши семьи - давние друзья. -- широко улыбнулся Второй Принц: - Я помню, как мы , будучи ещё детьми, часто вместе играли, но теперь года взяли своё, и мой младший Братец и я можем лишь с радостью вспоминать прошлые деньки.

    В словах Второго Принца был скрытый смысл: он видимо хотел напомнить Цзюнь Мосе о том, что ему не стоит так высокомерно вести себя перед Принцем, ведь Принц поздоровался с ним лишь потому, что Мосе принадлежит к семье Цзюнь. Принц - всё ещё Принц, а Цзюнь МОсе - хоть и высокого ранга, но дворянин.

    - Ох, да да. -- быстро всё понял Цзюнь Мосе и закивал. Для него настолько простые вещи не играли роли.

    Он не мог не заметить четырёх других людей, смотрящих и оценивающих его со стороны; особенно выделялся молодой человек с взглядом, полным презрения и надменности, в котором явно читались мысли: [Второй Принц просит меня подружиться с ЭТИМ парнем?? Да кто он вообще такой?..]

    Второй Принц повёл в сторону четырёх рукой, и они поднялись со своих мест:

    - Младший Братец, позволь мне представить тебе некоторых моих друзей; с некоторыми ты, возможно, уже знаком.

    - Это - мой учитель, отличный ученик университета Хонг Вэн, Фанг Бо Вен -- очень уважительно произнёс Второй Принц. В ответ Фанг Бо Вен погладил бороду и, улыбнувшись, произнёс:

    - Нет, я всего лишь простой старик, и не стоит меня даже сравнивать с молодыми, хохо...

    - Действительно, никогда не поздно учиться...

    Взглянув на старика, Цзюнь Мосе не мог не почувствовать, что рядом с этим стариком нужно быть настороже: [...Этот старик явно не простой человек: в его теле огромное количество Ци...Разве может такой старик быть учителем Принца или учеником университета Хонг Вэн?...Нет, за этим точно что-то скрыто...]

    С улыбкой Второй Принц продолжил:

    - Этот человек - Лорд Лю. Лорд Лю является мастером и пера, и меча; очень редкое сочетание талантов.

    Цзюнь Мосе оценивающе посмотрел на тело Лорда, который чуть на куски его не порвал и из-за которого ему пришлось нагишом бегать по улицам города. Затем в его глазах мелькнул интерес:

    - Лорд Лю так же имеет редкую стойку; он так высок, хоть и стоит с так широко расставленными ногами.

    Цзюнь Мосе не ожидал, что его шутка ударит прямо по больному месту Лорда: Лорд Лю тут же залился красным, пока в его голове всплыл момент, который и привёл к этой его стойке.

    - Третий Молодой Господин семьи Цзюнь действительно отличается от своих сверстников, да; он очень красив, даже слишком красив. -- улыбнулся Лорд Лю, пытаясь скрыть смущение и стыд.

    - Так Вы тоже так думаете?! А я удивляюсь, почему я такой красивый? Я же слишком красив, чтобы это было правдой! Другие красивые парни завидуют моей красоте! А Вы и я можем стать друзьями, близкими друзьями! Я как-нибудь приглашу Вас выпить со мной чашку-другую! -- кокетливо откинул назад волосы и покачал головой Цзюнь Мосе. Вместо того, чтобы уклониться от комплимента, он нагло согласился с ним и тут же приукрасил самого себя.

    Все вокруг замерли в шоке; никогда раньше они не видели такого нарциссизма...

    Лорд Лю раскраснелся ещё больше: [..ах ты маленький зазнавшийся сноб...неужели ты думаешь, что я сяду с тобой выпить хоть что-то?!]

    - Третий Молодой Господин Цзюнь, Вы действительно оправдываете свою репутацию! Я уже Вами восхищаюсь, ха-ха! Я - Ченг Де Као.

    Цзюнь Мосе повернулся в сторону говорившего; лицо Ченг Де Као было одной большой чересчур-гордой-собой улыбкой. Он словно готов был в любой момент пырнуть Мосе ножом...

    - Ченг Де Као? Никогда не слышал.

    Цзюнь Мосе тут же отшил парня: [Да за кого этот щегол себя принимает? Вот чёрт, он выглядит так, будто вот-вот воткнёт в меня нож.. Да если до этого дойдёт, я тебе даже фору дам, идиот... Вот же мелкий уродец!]

    2-030: Бесстрашный Распутник

    Услышав слова Цзюнь Мосе, лицо Ченг Де Ко побелело от гнева!

    - Ох, Молодой Господин Цзюнь, Молодой Господин Ченг принадлежит к семье, чуть меньшей, чем семья Цзюнь, так что вполне понятно, почему Вы о нём ничего не слышали. -- ответил Фанг Бо Вен.

    Глаза этого старика были словно прикованы к Цзюнь Мосе с того момента, как он вошёл в комнат; старик следил за каждым его движением или словом.

    - ....хм....Ченг Де Као, значит?... -- поднял голову Цзюнь Мосе и, чуть подумав, выдал: - ..это какой-то уважаемый эксперт?

    Ченг Де Као весь затрясся от злости; сжав зубы, он прошипел:

    - Молодой Господин Цзюнь, я также много слышал и о репутации Вашей семьи; особенно о военных подвигах Вашего отца. Я узнал Вас лишь по Вашей манере вести себя, хоть и едва-едва.

    Слова Ченг Де Као были очень хитрыми: он словно намекал, что родители Мосе не обучили его подобающим манерам поведения. это был прямой удар по детству Мосе, когда он потерял обоих своих родителей.

    Все вокруг были сильно удивлены словами Де Као, ведь они задевали не только Мосе, но и всю семью Цзюнь. Второй Принц понимал, что если Цзюнь Мосе правильно поймёт эти слова, то вместе с ним правильно поймёт их и вся семья Цзюнь.

    На самом деле Второй Принц в мыслях уже молился, чтобы "свиноголовый Мосе не понял весь смысл этих слов.."!

    Сегодня Боги явно отвернулись от Второго Принца!

    Эти слова услышал уже наёмный убийца Цзюнь Се, и он же ответил:

    - Так это действительно так, и мастер Ченг - признанный эксперт.. Прошу меня простить, ведь это первый раз, когда мы встретились, и я уже был с Вами груб; поэтому прошу посчитать моё приветствие вершиной этикета... Кхм, Ченг Де Као, если говорить о семье...как поживает Ваша матушка?

    После таких слов все вокруг просто уставились на этих двоих.

    Было очевидно, что эти двое, вспомнив родителей друг друга, уже были в центре ссоры.

    Как можно быть такими бесстыдниками?

    Все вокруг были поражены гостями этого вечера; они слышали, что это - самый отъявленный пижон и развратник города, но увидеть его и познакомиться с ним лично...такое сильно отличалось от слухов.

    Руки и ноги Ченг Де Као стали совсем бледными от того, что вся кровь из них прилила к его перекошенному от злости лицу. По его мнению, он столкнулся не с кем-то знатного происхождения, а с обычным засранцем, пытающимся задеть честь его, пусть и маленькой, но очень гордой семьи.

    Но не важно, сколько сил в подчинении у семьи Цзян Ху в подчинении - все они не могут сравниться с политической и военной мощью семьи Цзюнь.

    Другими словами, даже если поведение Цзюнь Мосе станет невыносимым, Ченг Де Као не хватит сил ответить ему хоть что-то. Обижать прошлое поколение семьи Цзюнь - всё равно что напрашиваться на виселицу; но все знали, что молодые поколения могущественных семей очень часто открывают рот, не подумав дважды.

    Сейчас же глаза Цзюнь Мосе были красными от злости, и он даже не прилагал усилий, чтобы это скрыть! Если Ченг Де Као посмеет ответить на слова Мосе хоть чем-то оскорбительным, то, как все понимали, стражи семьи Цзюнь устроят ему и всей его семье абсолютный Ад.

    И поэтому, даже если Цзюнь Мосе продолжит оскорблять оппонента, он должен будет проявить смирение!

    В любом случае, хоть Ченг Де Као и не был самым умным из собравшихся, он не был и самым большим дураком, и потому, даже презирая Цзюнь Мосе, он не стал оскорблять его в ответ и попробовал скрыть свой гнев за нелепой болтовнёй.

    Остальные гости, смотревшие со стороны, знатно веселились, наблюдая за положением Ченг Де Као: [..Почему этот парень провоцирует Цзюнь Мосе? Даже если он сам тот ещё развратник, он должен понимать, что провоцировать Молодого Господина из третьего поколения семьи Цзюнь - плохая идея... И вся эта гордость от того, что он - признанный эксперт?? Если он спровоцирует Цзюнь Мосе ещё раз, то точно получит урок на всю жизнь!...]

    И в тот момент всё вокруг вдруг взорвалось сладким ароматом, и мягкий голосок, усмехнувшись, произнёс:

    - Уважаемые гости, пожалуйста, позвольте Юэ'эр и её сестрицам добавить немножко веселья вашей встрече.

    После этих слов 5 или 6 элегантных, красивых барышень вошли в комнату; каждая из них была молода и каждая из них была красива. Большинство девушек слегка застеснялись и испугались в момент, когда увидели яростно выглядящих мужчин перед ними.

    Но в момент, когда девушки уже вошли в комнату, надменный и заносчивый взгляд Мосе мигом сменился на похотливый и буквально впился в девушку, которая ранее заговорила. Он даже не пытался скрыть нахальные мысли; его глаза уже поедали девушку, а с уголков его открытого рта стекала слюна.. Долго спящая сила, наконец, проснулась.

    Цзюнь Мосе уже наполовину принял предложение Второго Принца, ведь Принц пригласил его обсудить все вопросы в Шатрах Ни Чанг, где Мосе обязательно встретил бы Леди Юэ'эр; иначе почему бы ещё Мосе согласился так быстро?

    Теперь же, когда она появилась перед ним, он точно не даст такой возможности ускользнуть..

    Все вокруг увидели резкую смену выражения на его лице и не могли не почувствовать презрение к этому человеку: [..Да что за мораль у этого парня?...Леди Юэ'эр может и красива, но она всё ещё проститутка; быть замеченным с такой женщиной - неправильно... Неужели именно поэтому Молодого Господина Цзюнь называют "самым большим развратником в городе"?]

    Брови Второго Принца тут же нахмурились; его интерес к Леди Юэ'эр не был секретом, и хоть Леди Юэ'эр точно читала желания в сердца Принца, он всегда держал её на расстоянии вытянутой руки, хоть его сердце и хотело быть к ней ближе.

    С его статусом и личностью, он не мог взять её в жены; он даже в служанки взять её не мог, ведь его положение в обществе было слишком высоко для таких низостей, и сердце Второго Принца не могло не грустить от такого положения дел.

    Прозрачная жемчужно-белая занавеска разделила комнату надвое; Леди Юэ'эр, мягко улыбаясь, села за занавеской и, с едва уловимой ленцой, села. Достав свою лютню*, она начала играть, и неожиданно вульгарная обстановка комнаты стала очень элегантной.

    По команде Принца внесли вино и еду, и, хоть Принц постоянно предлагал Цзюнь Мосе выпить или отведать вкусных лакомств, было видно, что Молодого Господина Цзюнь совсем не заботили ни еда, ни напитки; он словно был слеп ко всему, кроме тела Леди Юэ'эр, на которое постоянно пялился.

    Принц и собравшиеся чувствовали отвращение.

    Все знали и понимали, что Цзюнь Мосе - развратник, но никто не ожидал от него настолько абсурдных действий: его реакция на оскорбление его семьи была ожидаемой, но никто не думал, что Цзюнь Мосе будет так нескромно себя вести по отношению к женщинам!

    Второй Принц начал разговор:

    - В настоящее время в Столице есть несколько больших и малых семей. Каждая из этих семей лишь наблюдает за действиями других семей, но все они постоянно атакуют и защищаются друг от друга...

    Как только Принц закончил говорить, уже кивающий Цзюнь Мосе в согласие с чем-то произнёс:

    - Хорошо, да, хорошо...

    Второй Принц с удивлением отметив, что Молодой Господин Цзюнь кивает в согласии, уже собрался продолжать, но тут Цзюнь Мосе его перебил:

    - Его Высочество Принц прав..... Но у Леди Юэ'эр такая сладкая, сочная попка... на ощупь она точно хороша, и наверняка крепкая...так хочется её полапать!

    Второй Принц застыл на пол-предложении, будто вдруг проглотил муху!

    После, Фанг Бо Вен и Лорд Лю попробовали согласиться с утверждением Принца, и хоть они были не совсем прямолинейны, они попробовали намекнуть, что силы семьи Цзюнь крайне важно учесть; при этом они молились, чтобы тупоголовый Мосе не понял истинного смысла их слов.

    Разговор словно шёл об общих вещах: словно Принц услышал о какой-то проблеме от родителей, пока Лорд Лю и Фанг Бо Вен помогали ему советом, исходя из своего опыта; Цзюнь Мосе же только в книгах читал о таких проблемах!

    Даже солдаты Цзюнь Мосе участвовали в дискуссии и выглядели при этом очень достойно: они слушали крайне внимательно и очень активно участвовали в разговоре, делая его оживлённым, но при всём этом они сохраняли серьёзный настрой.

    Но в моменты, когда Молодой Господин Цзюнь открывал свой рот, он говорил нечто совсем отстранённое и несуразное, оставляя всех вокруг в ступоре.

    Фанг Бо Вен, взяв главную роль в разговоре о политических стратегиях и техниках руководства властей, пришёл к выводу "мощь нации в её финансовой силе", под которым он имел в виду, что каждой нации нужен крепкий финансовый хребет; с этим были согласны все.

    Но, как только он сказал эту фразу, Цзюнь Мосе вдруг резко проявил интерес к разговору.

    - Это верно, Старший прав...очень хорошо, ах-ха-ха...... Кстати, если говорить о деньгах...напомнило мне об играх на деньги.....этот Братец однажды замаскировался и пошёл в Дом Тысячи Золотых с толстым Тангом...и в тот день выиграл самую большую ставку! Я даже получил имя "Бог ставок", но с той удивительной и знаменитой битвы мне не довелось встретить хоть какого-то достойного оппонента! Мне становится одиноко.... Я имею в виду "мне становится одиноко здесь, на вершине"!

    Цзюнь Мосе самодовольно встал и свысока осмотрел всю компанию вокруг. Встав одной ногой на стул, он начал махать руками:

    - .....знаете, когда зверь дерётся со зверем, или битва змей, или собачьи бои, или бои членов....оу, вы не знали?.....ну, в боях членов, когда члены...пфф, просто умора...их волосы.....

    Пока Цзюнь Мосе продолжал безудержно рассказывать о битвах членов, его слюна разлеталась во все стороны; он говорил, как настоящий эксперт! У Цзюнь Се были все воспоминания самого большого развратника и дебошира, поэтому, когда дело дошло до этих вещей, никто не мог сравниться с его опытом!

    Несмотря на то, что Молодой Господин Ченг и сам был известен, как тот ещё развратник, в сравнении с опытом Цзюнь Мосе он был простым ребёнком!

    Ченг Де Као, хоть и презирал Цзюнь Мосе, вынужден был признать его главенство в той сфере!

    Все подняли брови и недолго от души наслаждались шоу, но по лицам слушателей всё равно было видно, что их словно ударила молния.

    У всех в голове была одна и та же мысль: [Ты и Танг Юань? Замаскированные?? Да неважно, насколько хороша у Толстяка будет маскировка, все его только по одному животу узнают.. Можно же обыскать весь континент Суань Суань, и всё равно не найти такого большого пуза, как у этого Жирдяя..

    ..Так ты и Толстый Танг пришли туда и выиграли кучу денег? Да, точно, ты - бог ставок... Стоп, а это откуда??....О нет, только не рассказывай всю историю снова...]

    Второй Принц уже жалел, что пригласил Цзюнь Мосе на встречу, до такой степени. что готов был себя убить.

    Знай он раньше, что результат приглашения Цзюнь Мосе будет именно ТАКИМ, то он точно не стал бы тратить столько времени на подготовку.

    И лишь Фанг Бо Вен внимательно следил за Цзюнь Мосе; на самом деле он до сих пор следил за каждым его словом и движением, хоть он и был абсолютно невыносим!

    Внезапно, Бо Вен осознал одну вещь, очень интересную вещь; его тело задрожало, глаза с торжеством поднялись вверх, и слабый отблеск света блеснул в его глазах!

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    * - Прим.рус.пер.: Лютня - струнный щипковый музыкальный инструмент с ладами на грифе и овальным корпусом.

    2-031: Бойтесь моего аморального поведения

    Престарелый студент осознал, что Цзюнь Мосе очень умело прерывал его, вставляя свои абсолютно не касающиеся разговора фразочки лишь тогда, когда речь почти заходила о силе семьи Цзюнь; он вставлял свою билиберду, оставляя всех сидящих за столом в ступоре до такой степени, что никто не продолжал эту тему.

    Но, даже думая так, старик был не уверен, намеренно Цзюнь Мосе это делал или нет...

    [А этот дебошир может быть не так прост, как нам казалось!....] - потряс головой Фанг Бо Вен, подумав так; но, видимо, сегодня Второй Принц вернётся домой с пустыми руками.

    Но можно ли считать такой исход дня итогом действий только Цзюнь Мосе, или может всей его семьи? Ответить на этот вопрос будет сложной работой..

    Встав, Цзюнь Мосе растянул рот в улыбке:

    - Эй, Второй Принц....а есть какие-нибудь планы, связанные с выпивкой? Эта вечеринка с вином очень хороша, но она будет бессмысленной, если после неё мы не повеселимся ещё больше!

    Его действия с каждой минутой становились всё более неприемлемыми, и он даже стал обращаться к Принцу "Второй Принц" вместо "Ваше Высочество"!

    Может, у Принца и были планы на ближайшее будущее, но он сразу же решил отложить их, увидев поведение Цзюнь Мосе. Второй Принц на публике не хотел быть хоть как-то связан с настолько распущенным человеком.

    За время достаточное, чтобы пообедать, Цзюнь Мосе заставил Принца разозлиться настолько, что тот был готов блевать кровью, и, к тому же, безнадёжно и неисправимо смущённым...

    Цзюнь Мосе в мыслях со спокойствием выдохнул, увидев, что никто больше не хочет говорить о своих политических и дипломатических взглядах. Сверкая улыбкой, он поднялся и, покрутив бёдрами, зашагал в сторону жемчужной занавески, за которой сидела и играла на лютне Леди Юэ'эр; он пришёл в Шатры Ни Чанг за ней, так почему он должен дать ей улизнуть?...

    [Проклятая женщина, неужели ты думаешь в одиночку уничтожить семью Цзюнь?!]

    В последний раз, когда Цзюнь Мосе видел Леди Юэ'эр, она бессознательно показала, что ненавидит семью Цзюнь.

    Цзюнь Мосе уже тогда решил опасаться эту женщину, ведь у неё были обширные связи во всех слоях обществах, которыми она умело пользовалась, да и к тому же она хорошо знала боевые искусства. Более того, Второй Принц, хоть и пытался держать от неё дистанцию, однажды мог закончить свой день в её руках.

    Сможет ли Второй Принц сохранить свою невинность, столкнувшись с шармом бордельной шлюхи?

    Для Цзюнь Мосе это утверждение было немного странным, но он понимал, что однажды Леди Юэ'эр может превратиться в большую угрозу.

    У Мосе не было никаких сомнений, что у этой женщины есть какие-то планы; он даже подозревал, что есть некто,поддерживающий её, оставаясь в тени!

    Эти мысли всё крепли и крепли в голове Молодого Господина Цзюнь, и он решил что-то с этим всем сделать.

    Это и было главной причиной его сегодняшнего визита в Шатры Ни Чанг.

    [..Но кто же этот враг, скрытый в темноте?..Семья Цзюнь медленно набирает силы, и наверняка найдутся те, кто захочет затормозить или совсем свести на нет этот рост... Но если я устраню их, то ничто не помешает семье Цзюнь расти в силе..

    ..Если сейчас я дам ей уйти, то возможно, с ростом силы моей семьи, она и те, кто её поддерживают, отойдут в сторону в страхе или даже совсем прекратят попытки насолить нам... Но если я убью её, при том публично..её сообщники в ярости выйдут наружу и станут гневно мстить, что может быть очень неприятно!...]

    - Леди Юэ'эр, эй, а вы очень красивы...... -- Цзюнь Мосе даже не старался скрыть свои грязные испорченные мысли, пока его глаза буквально "пожирали" её тело, в особенности грудь.

    Внезапно Леди Юэ'эр почувствовала, будто невидимая пара рук совсем неприлично трогает её, но не смогла ничего сказать вслух. Подняв холодный как лёд взгляд, она сказала:

    - Молодой Господин Цзюнь, прошу Вас, будьте более учтивы.

    Цзюнь Мосе рассмеялся:

    - В этом нет нужды. Быть сыном в большой семье: у этого есть свои преимущества; Танг Юань - яркий тому пример, ха-ха.

    Говоря это, Мосе прошёл сквозь занавеску, абсолютно не обращая внимания на возражения со стороны дамы.

    - Молодой Господин Цзюнь, хоть Юэ'эр и работает в борделе.... Я не проститутка, я - развлекающий артист; пожалуйста, поймите разницу. -- холодным голосом ответила Леди Юэ'эр.

    - Я заплачу тебе очень хорошие деньги, почему бы тебе не продать себя? Ты должна помнить: Молодой Господин Цзюнь всегда был к тебе добрым! -- с бесстыдным выражением лица напомнил о прошлых их отношениях Цзюнь Мосе.

    В этот самый момент все вокруг могли точно сказать, что этот развратник уже был с Леди Юэ'эр раньше; более того, многие мужчины могли понять, что он её к этому принуждал. Окружающие наконец начали понимать, почему у Цзюнь Мосе была такая непристойная репутация!

    Но сейчас наибольшим вопросом для всех было: [Что же делать с Леди Юэ'эр??... Эту встречу и этот банкет организовал Его Высочество Второй Принц! Если Цзюнь Мосе сделает что-нибудь неприличное, это посрамит имя Второго Принца!...А если такое станет достоянием общественности, то больших проблем не избежать!...]

    У всех на уме была одна и та же мысль, и всем вино уже не лезло в глотки.

    Эта ситуация была непредсказуемой и необычной, ведь зачинщиком был никто иной, как сын великой семьи Цзюнь; что же он будет делать с Леди Юэ'эр?

    Если Леди Юэ'эр не медля отвергнет этого повесу, то он тут же ответит! Что сможет сделать такое заведение, как Шатры Ни Чанг, стерпеть ответный удар от семьи Цзюнь? Но что, если она не отвергнет его предложения воспользоваться её телом?

    Молодой Господин Цзюнь точно не сможет удержать маленького Мосе в штанах!

    Все испуганно смотрели друг на друга, не решаясь выбрать хоть какой-то курс действий.

    Второй Принц решил вмешаться и сказал:

    - Молодой Господин Цзюнь, Леди Юэ'эр - музыкант, к тому же с характером аристократки. Это первый раз, когда вы её встречаете; прошу, не смущайте Леди.

    Его обращение так же изменилось с "Младший Братец" до "Молодой Господин Цзюнь".

    - "Смущать"? Как же я её смущаю? Это - место бизнеса; что тут аристократичного может быть? Ха-ха-ха, не прояви к ней столько интереса, то что стало бы с её средствами на существование?? Она для пропитания именно такими вещами и занимается, потому что продала себя в рабство. Не обращайте на неё внимания, она так заигрывает со мной, потому что я ей нравлюсь; иначе почему ещё она играет в недотрогу?

    Цзюнь Мосе просто стоял с пьяным выражениям лица и не обращал внимания ни на какие возражения; он просто продолжал извращённо пялиться на тело Леди Юэ'эр.

    Леди Юэ'эр посмотрела на Цзюнь Мосе с яростным взглядом на лице, но в её животе уже забили барабаны:

    - Молодой Господин Цзюнь, я может и работаю здесь, но я не предлагаю своё тело.

    - "Не предлагаю своё тело"? Ха-ха-ха.....в борделе, да? Ты точно знаешь, что это за место? Это - БОРДЕЛЬ, ясно! Ты говоришь, что работаешь в борделе, но не предлагаешь своё тело?? Это и правда смешно....ха-ха-ха-ха.....это же бордель! Здесь нет аристократок, и ты просишь сына семьи Цзюнь быть более учтивым...в таком месте? -- Цзюнь Мосе выглядел сейчас очень гордым за своё вольное поведение.

    Леди Юэ'эр прикусила от гнева губу; она уже была готова совершить убийство этого ненавистного, проклятого ей сто раз сына семьи Цзюнь: [Да будь ты хоть последним мужчиной на планете, ты бы мне ни за что не понравился!].

    Посмотрев в сторону жемчужной занавески, она увидела бледного, словно пепел, Принца, и вдруг у неё в голове появилась идея.

    - Ер Йе, прошу, спаси меня. -- "запаниковала" Леди Юэ'эр и побежала в сторону занавески с намерением встать рядом с Принцем. Хоть её шаги были мелкими, их скорость была довольно высокой; высокой настолько, что даже мастер Девятого уровня Суань Ци не смог бы её схватить.

    Но, вопреки её ожиданиям, Цзюнь Мосе вдруг метнулся в её сторону с широко раскинутыми руками и схватил её нежное и деликатное тело в свои объятья. Продолжая смеяться, он своими длинными, как у кошки, руками сзади взял её за грудь и с улыбкой принялся их мять:

    - Такая красотка.....не сопротивляйся....не волнуйся, малышка, эхехе....ты такая красивая.....здесь нечего стесняться...

    Леди Юэ'эр не ожидала от Мосе такой гибкости и скорости, когда он её ловил, ведь она слышала слухи о том, что Цзюнь Мосе не способен культивировать Суань Ци. Даже несмотря на то, что Мосе стоял от неё на расстоянии одного шага, она всё равно не ожидала, что он её поймает, ведь она оббегала его сбоку, но всё равно закончилось всё объятьями.

    Это совпадение? Не слишком ли много совпадений?

    Тем временем руки Цзюнь Мосе продолжали путешествовать по телу разозлённой и смущенной одновременно Леди Юэ'эр, которая почти уже падала в обморок от гнева.

    На лицах у всех гостей отчётливо было видно отвращение к подобным действиям: [Как кто-то может быть так непочтителен к женщине в присутствии Второго Принца? Что это вообще за поведение? Хоть мы и в борделе, Молодой Господин Цзюнь явно переходит все границы!]

    - Цзюнь Мосе! Отпусти Леди Юэ'эр! -- прокричал Ченг Де Као, рванув к "парочке".

    Уловив момент, Леди Юэ'эр мигом вырвалась из жарких объятий Мосе. В её полных слёз глазах читались возмущение и гнев; взмахнув рукой, она развернулась и отвесила Цзюнь Мосе звонкую пощечину прямо по лицу!

    Хоть Леди Юэ'эр и не вкладывала всю свою Суань Ци в эту пощечину, это всё равно было слишком сильно для Мосе.

    "ШЛЁП!", и все шаги вдруг застыли.

    Рука Леди Юэ'эр не просто ударила в цель - она попала Цзюнь Мосе прямиком в лицо; как результат, на его лице уже начинали светиться красным отчётливо видные пять пальцев.

    Все замерли, боясь пошевелиться, чтобы не потревожить картину.

    - СУЧКА! Ты даже не аристократка, ты - обычная проститутка; не умеешь себя вести?! Как ты смеешь бить и позорить меня?!

    Цзюнь Мосе, ругаясь, уже шагал к Леди Юэ'эр; только он поднял свою ногу, чтобы пнуть её, ему преградили путь. Преградившим был Ченг Де Као:

    - Молодой Господин Цзюнь, почему Вы теряете своё терпение из-за этой простой бордельной девки?

    Ченг Де Као едва справился, чтобы на его лице не отразилось всё то отвращение, которое он испытывал к Цзюнь Мосе. Хоть разум Де Као настойчиво советовал ему не делать этого, он всё же дико желал удушить Цзюнь Мосе своими руками прямо сейчас.

    Мосе злобно крикнул:

    - Уйди с дороги! Я убью эту мелкую тварь прямо сейчас! Как она посмела бить меня?!

    Ченг Де Као уставился на него:

    - Цзюнь Мосе, ты должен понимать все обстоятельства! Этот банкет организовал Его Величество Второй Принц, и все мы - его гости... Ты что, хочешь посрамить Его Высочество Второго Принца в глазах всех этих людей?

    В ответ Мосе лишь закатил глаза:

    - Странно, как это "приподать этой шлюхе урок" и "посрамить Второго Принца" можно сравнивать, а? Ченг Де Као, что ты хочешь этим сказать? Ты намекаешь, что эта мелкая сучка отвесила мне пощечину по приказу Второго Принца?!

    2-032: Зарезав цыплёнка, напугать обезьян

    - Что за вопиющее заявление! Леди Юэ'эр просто.... -- запнулся Ченг Де Као посреди фразы, почувствовав, как пот стекает по его спине.

    - "Просто..."? Просто что? -- во весь голос рассмеялся Цзюнь Мосе. Скривив губы, он продолжил: - Она - простая бордельная девка, что за развлечение она может предоставить, если даже полапать себя не позволяет, ха?! Я проявил тактичность по отношению к её профессии, показав свой интерес, а она посмела так меня обидеть!

    - Ты просто втаптываешь в грязь репутацию своей семьи! -- пренебрежительно глядя на Мосе, ответил Ченг Де Као: - Цзюнь Мосе, ты сам заставляешь меня ненавидеть и презирать тебя..

    В момент, как он сказал это вслух, Де Као вдруг почувствовал себя очень гордым за себя: [Люди часто говорят мне, что я - позор моей семьи, но я не делал ничего и близко настолько постыдного, что делал Цзюнь Мосе...]

    - Ченг Де Као... Что ты сказал? Ты меня презираешь? Пошёл ты! Мы - два листа с одного дерева, и ты должен помнить, что я могу вырезать всю твою семью, если снова посмеешь открыть свой поганый рот и оскорбишь меня! -- с гневом в глазах Мосе прищурился и добавил: - Ченг Де Као, иди к своей мамочке и и попроси её тебя убаюкать!

    Ченг Де Као, не в силах сдерживать ярость, мельком взглянул на Мосе и резко положил ладонь на рукоять своего меча. Со звуком "КЛАНГ" Де Као обнажил почти треть своего сверкающего холодным металлом оружия!

    - ЦЗЮНЬ МОСЕ! -- прокричал униженный Второй Принц: - Ты пьян! Возможно, тебе стоит отправиться домой раньше обычного.

    - Да я почти ничего не выпил, лишь пару глотков вина; как я могу быть пьян? -- фыркнул Мосе, повернув голову к Принцу в нежелании соглашаться: - А теперь ещё и этот малыш обнажил меч, угрожая мне!

    - Если я сказал "ты пьян", это значит ты - пьян! - повысил голос Второй Принц, не в силах больше терпеть наглеца.

    Фанг Бо Вен тут же подбежал к Принцу и мягко положил ему руку на плечо.

    Цзюнь Мосе поднял глаза и взглядами встретился с Принцем. Так продолжалось пару секунд, и Цзюнь Мосе, мелко скривившись, улыбнулся:

    - Раз Второй Принц говорит, что Цзюнь Мосе - пьян, то я - пьян, хе-хе-хе......даже если я выпил так мало вина, я все равно пьян, а-ха-ха.... Это смешно, очень смешно!

    Продолжая смеяться, он схватил кубок с вином и швырнул его об пол рядом с Леди Юэ'эр. От удара кубок разлетелся на куски, и звон осколков заставил лица всех гостей от неожиданности дёрнуться.

    Цзюнь Мосе яростно ткнул пальцем в сторону Леди Юэ'эр и сказал:

    - Ты, маленькая шлюшка; сегодня мы в присутствии Второго Принца, и, пока Второй Принц тебе благоволит, я не стану тебя трогать, пока.... Но однажды я вернусь за тобой!

    Мосе, говоря это, потирал промежность, показывая свои скрытые желания!

    Потом, развернувшись, он подошёл к Ченг Де Као и, медленно вытянув руку, два раза шлёпнул его по лицу. "Шлёп, шлёп!":

    - Так ты хочешь меня убить, а? Правда? Ченг Де Као, вытаскивая даже часть меча, ты объявляешь войну! В будущем ты научишься себя вести, как следует, понял?!

    Сказав это, Цзюнь Мосе развернулся и с громким смехом помахал рукой, словно разгоняя пыль; затем, покрутив бёдрами, быстро ушёл.

    Он превратил банкет Второго Принца в балаган; он обидел гостей Второго Принца до такой степени, что тот лично пригрозил его отослать домой. Он обидел Ченг Де Као и вообще вёл себя крайне вульгарно и непочтительно...

    Именно так, ведя себя крайне высокомерно и агрессивно, Цзюнь Мосе и заслужил свою репутацию худшего в городе пакостника!

    Спустившись, Цзюнь Мосе сел в свой паланкин; удивительно, но внутри его уже ждали двое мужчин, одетые в чёрные одежды. Вздохнув, Цзюнь Мосе приказал:

    - После моего ухода пристально наблюдайте за движением внутри Шатров. Ты после отбытия Второго Принца присмотришься к людям, с которыми он сегодня встречался, а ты останешься наблюдать за Шатрами Ни Чанг и присмотришься к людям, что будут входить или выходить из этого места; и не вздумайте хоть что-то упустить из виду!

    Оба мужчины кивнули.

    Паланкин, медленно раскачиваясь, отправился в сторону резиденции семьи Цзюнь.

    Хотя события сегодняшнего дня и не принесли каких-то конкретных результатов, день не прошёл зря: с одной стороны, Цзюнь Мосе показал себя публике, а с другой он публично унизил и смутил женщину, к которой у Второго Принца явно есть интерес. Поездка явно того стоила!

    Цзюнь Мосе точно был уверен, что хоть Леди Юэ'эр и работает в борделе, она была не совсем проституткой; он также точно мог сказать, что она была невысокого мнения об этой профессии. Может, она мастер маскировки??

    Ещё Цзюнь Мосе был уверен, что Леди Юэ'эр нанесёт ответный удар.....он даже надеялся на это!

    Сейчас ситуация складывалась для Цзюнь Мосе удачно: в ту самую ночь он слышал разговор Леди Юэ'эр и Лорда Лю, а значит - он знал своих врагов; но враги не знали, что Мосе раскрыл их и уже целится!

    Кроме того, Леди Юэ'эр обязательно попробует отомстить за нанесённое оскорбление, даже не подозревая о скрытых мотивах своей "жертвы"!

    Но на этом плюсы от поездки не заканчивались; Цзюнь Мосе так же смог добиться кое-чего ещё: он смог воздвигнуть стену между Вторым Принцем и Леди Юэ'эр, оскорбив её прямо перед ним.

    Второй Принц не смог отреагировать жёстко, а значит не показал свою доминантность, что точно оставило Леди Юэ'эр растроенной, ведь если мужчина не может защитить женщину, которую пытается привлечь, как вообще он может называть себя "мужчиной"? Особенно, если мужчина достаточно силён, чтобы суметь защитить её... Но, так как он не сделал ни шага в этом направлении, отношений Принца и Леди явно пострадают.

    Будь Мосе на месте Принца, он тотчас же вскочил бы и с криком метнулся к даме сердца: "Это - моя женщина! Убери от неё свои руки!". Но Принц не сделал этого, во всяком случае не так рьяно.

    На самом деле Мосе теперь смотрел на Принца сверху вниз: [Неужели мои положение и богатство настолько велики?]

    Цзюнь Мосе и не думал, что сможет так легко отделаться от последствий, особенно после того, как Второй Принц показал свой интерес к Леди Юэ'эр!

    За свои действия и обращение с Леди Юэ'эр Цзюнь Мосе не испытывал никакой вины: [Может, она и женщина, но она - всё ещё враг; и нет ничего, что я бы не сделал, чтобы победить врага. Пока она строит планы и заговоры против моей семьи и меня лично, с чего я должен сидеть сложа руки??..]

    Совесть Молодого Господина Цзюнь с такой точки зрения была чиста!

    ...Тем временем, в Шатрах Ни Чанг всё тело Леди Юэ'эр буквально тряслось от гнева, пока она сверху смотрела на покачивающийся паланкин Цзюнь Мосе.

    Развернувшись, она подняла глаза и с претензией во взгляде посмотрела на Принца, но, вместо того, чтобы высказаться, развернулась и ушла.

    Второй Принц после такого замер на месте, но на его лице было видно всё то отвращение, что он сейчас чувствовал!

    Кто бы мог подумать, что желание Второго Принца развлечь Цзюнь Мосе приведёт к таким последствиям? Кто мог ожидать, что Молодой Господин семьи Цзюнь настолько высокомерен, что сможет пропускать мимом ушей возражения Принца!

    Пропуская мимо ушей замечания Принца, Цзюнь Мосе даже ушёл, не извинившись за свои действия, которыми он отвесил гордости Принца пощечину!

    Второй Принц не был так смущён ни разу за всю свою жизнь! Можно было сказать, что сейчас он ненавидел Цзюнь Мосе до самого его нутра!

    Долго стоя в отдалении от остальных гостей, Принц просто старался не расплакаться!

    Принц стоял в таком изумлении и потрясении очень долгое время. Затем он вдруг просто поднял глаза и произнёс:

    - ..Пойдём.

    Ченг Де Као, решив распушить свой павлиний хвост, забормотал:

    - Ваше Высочество? Этот Цзюнь Мосе сегодня был крайне груб к Вашему Высочеству; позвольте мне приподать ему урок; я мог бы даже забрать его жизнь...

    - Ты что, действительно ТАК туп?! -- посмотрел Принц на человека перед ним: - Он может быть заносчивым, он может даже оскорбил меня сегодня, но я не могу открыто на такое ответить... и это - факт!! Ты что, думаешь, что Цзюнь Мосе посмел бы возражать моим словам, не понимай он этого факта? И ты хочешь, чтобы мои с ним "дружеские" отношения пошли прахом??..."Преподать урок", а? Убить его?! В твоей голове что, один мусор?! Во-первых: у тебя не хватит сил хоть что-то сделать с Цзюнь Мосе; а во-вторых: если нечто трагичное произойдёт с Цзюнь Мосе прямо сейчас, то мы будем первыми, кого станут подозревать! Ты уже забыл, как Цзюнь Чжан Тиан недавно устроил из города кровавую баню?! Посмотрим, как ты будешь радоваться, когда он устроит из моего дворца или этого места цирк мертвецов... Неужели ты думаешь, что на сегодня с меня НЕ ХВАТИТ?

    Только что хвалившийся словно получил пинок в лицо.

    От такого ответа лицо Ченг Де Као задёргалось от злобы; он промолчал, но в душе думал: [..Да что ты за Принц такой, а?..Сначала ты позволил внуку твоего генералишки унизить тебя, а потом ты срываешь всю ненависть на мне?...]

    - В таком исходе ты можешь быть уверен, если дело дойдёт до действий Чжан Тиана... -- поглаживая бороду, согласился Фанг Бо Вен: - Все сегодняшние действия Цзюнь Мосе точно были намеренными; а это означает, что он пришёл сюда уже готовый закатить сцену.

    - Да? Что заставило тебя так думать? -- задумчиво спросил Второй Принц.

    - Семья Цзюнь всегда отказывалась принимать участие в политике Империи, концентрируясь и проявляя интерес лишь в военных вопросах. Все три сына Его Величества Императора пытаются затащить семью Цзюнь в политические игры Империи, так что нет ничего удивительного в том, что попытаются от такого увильнуть. Армия Цзюнь Чжан Тиана своими недавними действиями уже доказала, что он может покрыть стены домов министров их же кровью.. Семья Цзюнь этим показала свою силу, и тот из Принцев, что сможет получить часть этой силы, обеспечит себе место над двумя другими! Другими словами Принц, который получит поддержку семьи Цзюнь - получит и всю Империю... Сегодня Вы увидели их мнение...и скоро Ваши братья тоже об этом узнают.

    Так что теперь я боюсь, что Его Высочайшему Высочеству и его братьям не останется ничего, кроме как оставить в покое семью Цзюнь и самого Цзюнь Мосе вдали от политических игр, потому как они явно дали понять, что не хотят участвовать в политике. Даже захоти семья Цзюнь показать свою истинную силу, они всё равно бы не вошли в мутные воды политики. В этом случае лучшим выходом будет оставить их в покое, и это - единственный выход.

    Начиная понимать, что к чему, Второй Принц спросил:

    - Так что мне теперь, порвать с семьёй Цзюнь все политические отношения?

    - НЕТ! Его Высочество должен разорвать политические отношения со своими братьями! Лишь показав своё недовольство политикой Империи Вы сможете безопасно получить поддержку от семьи Цзюнь; в любом другом случае Цзюнь Чжан Тиан Вас не поддержит.

    Другими словами не имеет значения, приглашение которого из Принцев принял бы Цзюнь Мосе:он везде вёл бы себя одинаково и везде устроил бы скандал. Ваше Высочество, сегодня Вам - Второму Принцу - просто не повезло; Цзюнь Мосе просто выбрал Вас, чтобы сделать своё заявление......

    - Зарезав цыплёнка, напугать обезьян?? -- наконец начал понимать Второй Принц, но от гнева он всё равно не смог сдержаться: - Цзюнь Мосе, сукин ты сын.. Он сделал меня, Принца, своим цыплёнком?!

    2-033: Легендарный сглаз

    - После того спектакля, что Молодой Господин Цзюнь здесь устроил, другие Принцы не станут его трогать, и семья Цзюнь сможет спокойно жить дальше..Видимо вся эта ситуация была продумана Цзюнь Чжан Тианом заранее... Но даже так, это всё даст рост другой проблеме, большой проблеме... -- нахмурил брови Фанг Бо Вен.

    - Прошу, объясните, Учитель..

    Лицо Второго Принца уже начало просветляться, словно он уже знал примерный ответ.

    - Ваше Высочество уже сам всё сказал. -- глубоко вздохнул: - Вскоре все вокруг узнают, что Ваше Высочество и Цзюнь Мосе устроили публичную ссору, в результате которой Ваше Высочество был оскорблён высокомерием Цзюнь Мосе. Если после такой новости что-то произойдёт с Молодым Господином семьи Цзюнь....тогда Ваше Высочество точно станет первым в списке подозреваемых. Я уверен,что Ваши враги точно неупустят такого шанса насолить Вам.

    - Что за вздор? -- внезапно впал в ярость Второй Принц: - После всех этих унижений, что я перенёс сегодня, я ещё и защищать его должен?

    Фанг Бо Вен медленно ответил:

    - Всё зависит от Вашего выбора; если Ваше Высочество не боится гнева Цзюнь Чжан Тиана, то Вы можете просто не пользоваться этим шансом.

    - .................

    Второй Принц замолчал.

    [Не боюсь? Это громко сказано... В тот день слишком многие потеряли свои жизни... А ведь в тот раз Цзюнь Чжан Тиан просто потерял контроль над собой, и всё равно вычистил почти треть Имперского Суда!.. Если он разозлиться на меня... Я не смогу защитить свой дворец от ТАКОГО...]

    - К чёрту этого сукина сына! -- прокричал Второй Принц от сложности ситуации.

    Этот юнец стал его личным проклятием! Он будто был его личным сглазом; как же Принцу не повезло: сначала Мосе оскорбил его, потом оскорбил Леди Юэ'эр, а потом сразу же сделал её своим публичным врагом.....

    Тем временем с крыши Шатров Ни Чанг за Вторым Принцем, который шёл к паланкину, наблюдал соблазнительный силуэт:

    - ..Если в этом всё дело, то ты должен был подумать дважды, прежде чем приглашать такого гостя... Сегодня Цзюнь Мосе при всех оскорбил меня, а ты даже не попытался его остановить. Если я так врежу твоей репутации, находясь рядом, то зачем ты за мной бегаешь, пытаясь завоевать?.. Я - Юэ'эр; как ты мог так со мной поступить?

    Леди Юэ'эр закусила губу, и едва уловимая вспышка серебряного света мелькнула в отражении её глаз:

    - Раз уж ты так сильно испугался старого Чжан Тиана и не собираешься ничего делать, то я всё сделаю сама. Я не позволю Цзюнь Мосе уйти с пустыми руками; он погибнет и отправиться в мир иной без похорон!

    Когда ночь стала ещё чуть темнее, Леди Юэ'эр, встряхнув руками, выпустила голубя. Пару раз взмахнув крыльями, он тут же улетел.

    Через мгновение в одном из бесчисленных тёмных переулков фигура в чёрном, резко разбежавшись, запрыгнула на крышу ближайшего дома. Распустив свёрнутую темную сеть из тонких нитей, фигура с прыжком взмыла в воздух и широко ей взмахнула.

    Голубь, только только оторвавшийся от Леди, тут же влетел прямиком в развёрнутую фигурой сеть...

    Схватив голубя, фигура в чёрном скрылась в тени так же быстро, как и появилась...

    Паланкин Второго Принца достиг его дворца лишь поздней ночью.

    Ещё один чёрный голубь улетел в ночное небо. Стоя у раскрытого окна с ухмылкой на лице, Ченг Де Као стоял и бормотал:

    - ...Цзюнь Мосе... Меня не заботят силы твоей семьи.. Ты оскорбил меня сегодня, а значит, ты не должен жить больше ни дня. все подумают, что тебя заказал один из Принцев, ха-ха...Кто меня заподозрит?..Ведь у меня "не хватит сил, чтобы навредить" тебе, верно? Ха-ха-ха...

    Самопровозглашённый гений был полным дураком, раз решил нанять убийц для Злого Монарха!

    Не упустив ни малейшей детали, Цзюнь Мосе расставил своих наблюдателей и вокруг дворца Второго Принца.

    До сих пор всё шло точно по плану Цзюнь Мосе!

    Но, несмотря на всё это, сейчас Цзюнь Мосе сидел в раскачивающемся паланкине и выглядел подавленным. Он так привык путешествовать на своих двоих, что поездка в паланкине была для него схожа с пыткой.

    [..Такие вещи точно плохи для настоящего убийцы... Всё это покачивание в разные стороны, эти шатания..они чью-угодно жизнь превратят в жалкое существование... И почему люди считают это признаком богатства и статуса??..Будь я хоть капельку верующим, то точно бы думал. что так грешников подвозят к вратам Ада.......]

    Не смотря на все попытки Цзюнь Мосе развеять скуку в пути до резиденции семьи Цзюнь, удивительно маленькая скорость движения и покачивания из стороны в сторону оказались тем, что он не смог выдержать: не в силах такое больше терпеть, Молодой Господин Цзюнь уже собирался раскрыть рот и приказать слугам остановиться, но вдруг услышал звук "вжжжжуххххх". Именно с таким звуком в его паланкин влетело нечто белое и маленькое и мигом уместилось у него на руках.

    Быстро среагировав, Цзюнь Мосе схватил непонятный комок шерсти за шею и удивлённо приподнял. Присмотревшись, он узнал в комке шерсти высокоуровневого Суань-Зверя Дугу Сяо И - Железнокрылую Пантеру.

    Цзюнь Мосе осторожно повертел котёнка и осмотрел его маленькие лапки: [..Как что-то настолько маленькое может быть таким быстрым??..А насколько быстрым он будет, когда вырастет?.. Я недооценил это животное....оно достойно звания "высокоуровневый"!..]

    Детёныш пантеры не мог двигаться, потому что висел в воздухе, схваченный за шерсть на загривке, и, открывая ротик, жалобно мяукал, опустив лапки. Его пара красивых глазок крайне сконфуженно смотрела на Цзюнь Мосе, пытаясь понять, почему человек, который ему так сильно нравился, так грубо себя ведёт.

    Цзюнь Мосе тут же понял, что Дугу Сяо И должна быть где-то неподалёку, ведь как иначе Суань-котёнок мог учуять его запах?

    Вытянув палец, он ткнул котёнка в нос и яростно зашептал:

    - Прошу, пожалуйста, не ходи за мной; если ты не перестанешь, то твоя хозяйка создаст мне кучу проблем, потому что вся её семья придёт за мной. Ты хоть представляешь, сколько тогда мороки будет? Пожалуйста, хватит за мной бегать, хватит.\В намерениях Цзюнь Мосе было напугать животное, чтобы оно отстало от него, но он так и смог понять,почему вместо этого он его упрашивает и умоляет.

    Несмотря на то, что Железнокрылая Пантера - высокоуровневый Суань-Зверь, этот детёныш уже привык находиться рядом с людьми; но, в силу возраста он не мог понимать, что от него хочет Мосе, и поэтому, вытянув шейку, котёнок ещё более непонятливо уставился на него.

    Увидев это, Цзюнь Мосе просто отпустил комок шерсти, который, приземлившись, замурлыкал и снова уставился на него огромными глазами.

    Внезапно детёныш пантеры снова прыгнул и приземлился прямиком в руки Мосе; пару раз глубоко вздохнув, он, повертевшись, удобно устроился на груди Молодого Господина. Затем, зевнув своим нежно-розовым ротиком, он мяукнул и, мягко прикрыв глаза, медленно уснул....

    [Ну, его не в чем винить... Я - большой парень с большой грудью,а на большой груди удобно спать, но... У меня из-за этого будет столько проблем!]

    Лишь так подумав, он тут же услышал голос настолько расстроенный, что владелец вот-вот мог расплакаться:

    - Малыш-Белыш? Малыш-Белыш, где ты?....

    Дугу Сяо И относилась к своему зверьку, какк ребёнку, а так как её маленький Суань-Зверёныш внезапно исчез, все её мысли были в хаосе.

    Цзюнь Мосе вздохнул, смирившись с судьбой: [..Из этой истории можно будет делать поговорки о невезении!...]

    В паланкине эхом раздался холодный голос, донёсшийся снаружи:

    - Я любезно прошу людей в паланкине выйти.

    Холодный голос принадлежал Йе Гухану.

    Он был мастером Небесного Суань Ци, поэтому легко мог заметить котёнка, который выпрыгнув из рук Дугу Сяо И, влетел в паланкин Цзюнь Мосе. Хоть зверёк и был очень мал, эксперт такого уровня точно был уверен, что сейчас котёнок находился внутри паланкина.

    Чуть погодя голос Цзюнь Мосе лениво раздался из паланкина:

    - Серьёзно.... В этом городе так много разных людей; так почему же этот Молодой Господин обречён постоянно сталкиваться именно с тобой?

    Сяо И и Йе Гухан, услышав ответ, в унисон удивлённо прокричали:

    - Цзюнь Мосе!

    Хоть они и сказали это одновременно, но в их голосах были совершенно разные эмоции.

    Голос Йе Гухана был наполнен гневом, в то время как голос Дугу Сяо И был радостным.

    Ранее Дугу Сяо И с волнением поехала с Принцессой Линг Менг в Имперский Дворец, где была несколько дней к ряду, ни разу не возвращаясь в резиденцию семьи Дугу. Но, когда старшая дочь семьи не находится дома несколько дней подряд без какого-либо предупреждения, семья начинает волноваться, и Сяо И, распрощавшись с Принцессой, отбыла домой. Принцесса всё это время принимала её в гостях только из чистых побуждений, но, будучи образованной девушкой, она понимала, что это могут не правильно понять.

    Принцесса так же была довольно сильно зла, узнав, что Молодой Господин семьи Цзюнь гуляет неподалёку, когда Сяо И вот-вот должна была покинуть её. не в силах остановить старшую дочь семьи Дугу от ухода, она попросила Йе Гухана проводить её до резиденции в качестве защиты от чьих-либо грязных действий.

    Кто же мог знать, что маленький Суань-Зверь Дугу Сяо И почуят знакомый запах, от которого балдеет, и рванётся из её рук к паланкину, не оставляя следов, но оставляя свою хозяйку в смятении и страхе.

    Услышав голос Цзюнь Мосе, доносящийся из паланкина, Дугу Сяо И всё мгновенно поняла: [Не удивительно, что Малыш-Белыш так отреагировал...Я помню, как он ластился к нему в последнюю нашу встречу... Теперь ясно, почему он так рванулся из рук..]

    Цзюнь Мосе беспомощно выпрыгнул из паланкина с котёнком Суань-Зверя на руках. Увидев лицо Мосе, вместо радостного приветствия Сяо И замолкла, не в силах произнести ни слова.

    Увидев её Малыша-Белыша, валяющегося в чужих руках и нежелающего даже открыть глаза, чтобы взглянуть на хозяйку, сердце Сяо И завистливо дрогнуло; всё это ясно показывало, что зверьку очень комфортно и уютно, будто бы он нашёл самое приятное место на планете.

    Но унылое лицо Цзюнь Мосе, держащего котёнка, заставляло её в тайне грустить...

    Подобные чувства были в новинку для старшей дочери семьи Дугу, и потому она долго стояла, не произнося ни слова, не в силах хоть как-то среагировать, что было очень странно, учитывая её характер.

    2-034: Сердце молодой девы

    - О, хе-хе, мы снова с Вами встретились, мисс Дугу; я полагаю, что нам было суждено встретиться друг с другом снова.

    Цзюнь Мосе улыбнулся, произнося эти слова, при этом он удерживал на лице выражение "приятно удивлен".

    Молодой Господин Цзюнь никак не ожидал, что ни смотря на то, что он приветствовал Дугу Сяо И в том же духе, что и обычно, в этот раз его слова будут восприняты в совершенно ином контексте.

    [Он сказал, "суждено"? И "мне очень повезло встретить тебя", ах! Эх, может..это действительно наша судьба! Может быть, мы сможем видеть другдруга ежедневно? Станут ли наши семьи противодействовать этому? ]

    Слова Цзюнь Мосе наполнили её сердце радостью, и её первоначальное возмущение просто испарилось: [..Спасибо озорному Белышу, иначе я не смогла бы сегодня увидеться с тобой...]

    Дугу Сяо И не участвовала в политических интригах, что плетутся на темной стороне мира; и, хотя она была ровесницей Цзюнь Мосе, она вела себя как обычная девочка шестнадцати лет.

    Учитывая её возраст и семью, она не до конца понимала тонкие и сложные эмоции, такие как любовь и тому подобное. Она часто слышала о невыносимой надменности Цзюнь Мосе в прошлом, и всегда чувствовала отвращение к нему. Она всегда считала, что мужчина должен быть дисциплинирован и проходить очень строгое обучение.

    Но после нескольких встреч с молодым мастером Цзюнь она поняла, что тот, кого зовут легкомысленным мажором и любителем наслаждений, был на самом деле очень организованным молодым человеком, обладающим весьма адекватным характером, из-за которого она стала перестала считать его хуже остальных.

    Но эти встречи вызвали любопытство в сердце Дугу Сяо И, ведь Цзюнь Мосе был как тигр в шкуре свиньи*; он одевал маску, чтобы иметь дело с внешним миром. Раньше она всегда испытывала отвращение в его присутствии, и он всегда смотрел на нее свысока, но она, в какой то момент, начала осознавать: [...я не понимала Цзюнь Мосе все это время..]

    Но, даже если отношение Дугу Сяо И к Цзюнь Мосе начало меняться, иногда она думала: [..Я несколько лет не понимала Цзюнь Мосе, и даже несколько лет запугивала его без каких-либо на то оснований. Он страдал все эти годы, не жалуясь никому, что мог бы сделать любой недалёкий человек.... Но очевидно, что он очень умен. Может быть, я всё ещё не до конца его понимаю?...]

    Подобные мысли разжигали смешанные чувства в её сердце, ведь она помнила, как Цзюнь Мосе обманом выудил кусок металлической руды из её рук, и та история оставила ее очень недовольной: [...Но, может быть, он сделал это потому, что металлическая руда очень важна для него... Может быть то проявление находчивости и было его истинным лицом? Почему это так трудно - увидеть истинное лицо человека? Почему мы должны осознанно скрывать себя от внешнего мира?....]

    Но, даже с такими мыслями, в глубине своего сознания она до сих пор рассматривала его как хулигана из-за того случая, когда он обманом увел у неё металлическую руду; но она так же понимала, что сама повелась на обман, будучи слишком гордой и высокомерной. Она не замечала, что он был тигром, замаскированным под свинью, и это немного расстраивало ее; иногда она думала: [..Я знала его много лет, и запугивала его в прошлом, но он, казалось, никогда не беспокоился об этом...]

    И, когда эти мысли созрели в её голове, она вдруг почувствовала, что то неладное. Тем же днем, вернувшись домой, она заплакала.

    Она плакала, когда начала вспоминать их встречи за эти последние годы... Она вспомнила все страдания, пережитые семьей Цзюнь и начала представлять, как это должно было быть тяжело для Цзюнь Мосе, и эти мысли порождали нечетное чувство боли в ее сердце.

    Кроме того, в прошлом, когда она чувствовала, что Мосе её обидел, и хотела с ним поквитаться, она несколько раз подначивала своего отца запугивать Цзюнь Мосе.

    После того, как она начала понимать невысказанные аспекты жизни Цзюнь Мосе, она почувствовала, что кто-то словно ударил её сердце молотом: [..Столько лет я не понимала его, смогу ли я когда-нибудь загладить это?]

    Когда ей в голову пришла эта мысль, она начала винить себя. Когда юное сердце развивает такие чувства, им часто бывает трудно скрыть свои эмоции; естественно, в течении нескольких дней она была не в состоянии должным образом поесть. После нескольких дней размышлений над этими вопросами, репутация Молодого Господина Цзюнь в ее уме стала очень резко меняться, и с течением времени она начала видеть его в очень ярком свете.

    По этой причине, в один из дней Сяо И решилась проникнуть в дедушкин кабинет с намерением узнать больше о Цзюнь Мосе, и после изучения ситуации семьи Цзюнь она, наконец, нашла объяснение его поведению: еще недавно влияние семьи Цзюнь неуклонно снижалось, но теперь они снова обрели репутацию очень мощной и опасной семьи.

    [...Он сумел отвести судьбу от своей семьи, создав очень грязную репутацию для себя, после чего страдал от большого количества унижений. Его жизнь была так трудна... Несмотря на то что он моего возраста, он так страдал в течении многих лет... Не удивительно, что есть столь большой контраст между ним и другими; этот человек вырос с чувством ответственности и готов идти на жертвы ради своей семьи...]

    Цзюнь Мосе действительно пытался спасти принцессу, которая изранила его почти до смерти - он словно рыцарь!

    Вот так Цзюнь Мосе внезапно изменил свой образ в уме Дугу Сяо И от развратника и дебошира к образу ответственного и благородного молодого человека...

    И это полностью перевернуло её жизнь с ног на голову.

    После того, как впечатление юной девушки о мужчине превышает благоприятное, все что мужчина делает - это представляется ей справедливым и благородным. Когда Сяо И узнала, что молодой господин Цзюнь был тяжело ранен, спасая Принцессу, она начала опасаться за его благополучие, и даже начала фантазировать о том, как она могла бы помочь ему в реабилитации....

    Позже, когда она внезапно услышала голос Цзюнь Мосе в Зале Великолепных Драгоценностей, её сердце воспарило с необъяснимым чувством радости и она почувствовала себя так, словно отыскала давно потерянное сокровище. Потом ее питомцу вдруг приглянулся Цзюнь Мосе, что сделало юную девушку ещё счастливее, так как Белыш никогда не показывал какой-либо привязанности к кому-то, кроме неё. Она начала рассматривать это, как знак присутствия чего-то особенного в Цзюнь Мосе.

    В то время она была ещё не в состоянии понять, был Цзюнь Мосе злым или добрым человеком, но затем из-за проблем. которые её отец и братья приобрели в резиденции Цзюнь, она начала спрашивать себя: [..Я действительно мечтаю о плохом человеке? Он действительно мне нравится? Что это за чувство?

    Это чувство... Оно правда, правда прекрасное...]

    В последующие дни, хоть Сяо И и беспокоилась, что её отец и братья начали вмешиваться в этот вопрос, в её сердце всё ещё оставалась опаска. Она не встречалась с Цзюнь Мосе уже долгое время, но ей было достаточно только подумать о нём, чтобы застесняться, и она начала думать, что мечтает о нём. С такими мыслями ее сердце стучало, а лицо краснело, и она жила в ожидании долгожданной следующей встречи...

    Мысли молодой девушки могут быть очень непостоянны, словно поэтический сон, полный бесконечных фантазий... Но не смотря на то, что Дугу Сяо И была высокорожденной, она не была столь же высокомерной и надменной, как некоторые другие влиятельные женщины королевства; её сердце было сердцем нежной юной девы и не слишком отличалось от дочери обыкновенного земледельца.

    Все вмешательства и давление оказываемое на нее в следующие дни, помогли выделить эти чувства и сделать их сильнее.

    Если бы не было диких предположений Принцессы Линг Менг.... Если бы не было сомнительного вмешательства семьи Дугу, то эти чувства могли постепенно уйти....

    Тогда Цзюнь Мосе мог запомниться просто очень интересным человеком в ее жизни... интересным мужчиной и очень надежным человеком; но и только!

    Считая, что он - просто ещё один очень интересный человек, с возрастом и дополнительным расстоянием между ними он стал бы мимолетным прохожим в её жизни, которого она вспоминала бы только в моменты слабости!

    Но, из-за смешанных обстоятельств, Дугу Сяо И вдруг овладела мысль, что Цзюнь Мосе был редким исключением, и она сама постепенно настолько убедила себя в этом, что даже отгородилась от реальности...

    И сегодня, в тот момент, когда она услышала его голос, ее сердце вдруг забилось так сильно, что в нескольких ударах чуть не сбилось, и она не знала как ей действовать, ведь она не знала, что он чувствует к ней.

    Её лицо горело, и она даже подумывала сбежать...

    [...Неужели мне.....ему..... Суждено быть вместе?! Ооох...люди будут придумывать постыдные вещи!...]

    Красивое личико Дугу Сяо И внезапно покраснело.

    - Ворюга Цзюнь, эта ночь стала настоящим откровением для меня. Даже не думай сделать что-нибудь с мисс Дугу!

    Йе Гухан холодно посмотрел на него, думая: [Я не знаю, что Цзюнь Мосе использует, чтобы привлечь детеныша высокоуровневого Суань-Зверя мисс Дугу к себе... Но невозможно отрицать, что он проделал это только для того, что бы побеспокоить мисс Дугу.

    Любовь питомца Дугу Сяо И к этому человеку была совершенно очевидна: и теперь, когда детеныш так привязан к Цзюнь Мосе, это, несомненно, будет весьма неудобно для нее; фактически, в будущем это может поставить её на "кривую" дорожку, ведь её питомец будет снова искать его.. В будущем это может быть очень опасно!]

    За исключением своих хозяев, у высокоуровневых Суань зверей редко развиваются какие-либо привязанности к чужакам. Хотя Йе Гухан не мог разгадать эту загадку, и даже чувствовал, что это было чем-то совершенно невероятным; но он по-прежнему был убежден, что Молодой Господин Цзюнь использовал какие-то весьма позорные методы, чтобы привлечь молодого детеныша. Какое ещё этому могло быть объяснение?

    - Что? "Ворюга"? Не смей называть меня вором!

    Цзюнь Мосе был несколько обескуражен: [Я никого не беспокоил! Почему он стал та слепо бросаться на меня с такой злобой? Это просто не справедливо, ах, я же ничего не сделал! Это животное просто запрыгнуло в мой паланкин и отсыпается в моих руках. Я - красивый и обходительный парень, это редкость....пытаться задвинуть меня в сторону!

    Я здесь истинная жертва... Это не справедливо!]

    - Ворюга Цзюнь ты отказываешься вернуть Малыша-Белыша мисс Дугу?

    Йе Гухан чувствовал что ему очень повезло лично отправиться в сопровождение молодой госпожи, иначе это было бы затруднительно для нее, избежать ловушки Цзюнь Мосе.. А если бы что-нибудь предосудительное случилось с юной мисс Дугу, то это могло бы вылиться в новые серьёзные разборки в Столице. Беспокоясь за такой ход событий, Йе Гухан чувствовал в себе абсолютную необходимость остановить интриги этого вора!

    - Йе Гухан, верно? Почему ты такой узколобый? Как бы там ни было, ты - охранник Принцессы; зачем тебе вмешиваться в этот вопрос? Кто ты думаешь ты такой, чтобы вставать между мной и молодой Мисс... Почему ты так глупо встреваешь в это? -- произнося всё это, Цзюнь Мосе вернул Белыша Дугу Сяо И, чувствуя при этом глубокую обиду из-за обвинений Йе Гухана.

    2-035: Сюрприз

    По своей природе наёмный убийца немного напоминает осла: если нежно его погладишь, то сможешь почувствовать мягкость его "шерсти"; но если слепо ударишь, то в ответ получишь от Цзюнь Мосе ещё более сильный удар! Возможно именно эта его черта и была его величайшей слабостью.

    Хотя тем, кто поднимал сейчас шумиху, и был Йе Гухан, Цзюнь Мосе его полностью игнорировал, заставляя лицо бедняги посинеть от злости; вместо выяснения отношений Мосе кидал взгляды на Сяо И:

    - Мисс Дугу, неужели Вы тоже верите, что я похитил Малыша-Белыша? Я ведь ничего такого не делал; я и подумать бы не смог о таком... Он сам запрыгнул ко мне в паланкин, по своей воли.. Даже в последний раз, когда я видел Малыша, он был мне очень рад... И почему бы я вообще стал его красть? Сварить из него похлёбку?? Но ведь он так мал... У него толком-то и мяса нет...

    Малыш-Белыш тем временем вполне комфортно лежал на руках Мосе, издавая всем вокруг слышный звук "мрррррр", который коты издают лишь когда они крайне довольны. Открыв глаза, детёныш Железнокрылой Пантеры с блаженством недолго посмотрел на Цзюнь Мосе, а затем снова притих с полной умиротворения и комфорта мордочкой.Малыш снова свернулся в клубок даже зная, что человек, у которого он сидит на руках, может пустить его тельце на суп...

    - Что ты только что сказал?? -- широко открыла глаза Дугу Сяо И; она сжала свои крохотные ручки в кулачки и гневно взглянула на Мосе с явным желанием его ударить.

    - Да, Мисс, Вы точно не перестанете меня мучить. Недавно Ваш отец и семь Ваших братьев заявились ко мне, в резиденцию Цзюнь, и сравняли несколько зданий с землёй. В некоторых комнатах больше нет крыши...

    Цзюнь Мосе облокотился на паланкин и опустил руки вниз, показывая, насколько низкими стали некоторые здания. Скорбное выражение его лица точно передавало, насколько эти жестокие разрушения тронули и возмутили его.

    Дугу Сяо И не понравилось выражение лица Цзюнь Мосе, и она задумалась о своих семи братьях...

    - Оу.... Да, я знаю факты, и я Вас не виню, конечно же, ох... Прошу прощения, как только я доберусь до дома, то сразу же проверю, чтобы моя семья возместила Вам все убытки.

    Дугу Сяо И чувствовала какое-то особенное смущение; в конце концов, она была под ощущением того, что Цзюнь Мосе был обижен её семьёй из-за неё. Бедная девушка под впечатлением от проблем, описанных Цзюнь Мосе, уже начала представлять, насколько ужасные разрушения её отец и семь здоровенных братьев причинили резиденции семьи Цзюнь. Пока Сяо И была в этом убеждена, хоть Мосе и приукрасил доставленные ему неудобства, для неё он всё равно сильно пострадал.

    Но она не знала, что Цзюнь Мосе "приземлил" её семерых братьев так сильно, что они до сих пор не могли встать с кроватей. И, хотя её отец не пострадал физически, его карман стал гораздо более пустым из-завымогательств Цзюнь Мосе...

    - Не стоит; такие вещи не должны Вас беспокоить, ведь Ваш отец, скорее всего, был кем-то обманут. -- благодушно помахал рукой Цзюнь Мосе: - Ведь я из поколения Младших, а значит должен нести идеи терпимости и сдержанности, даже если более старшие поколения могут меня неправильно понять. В любом случае, наши семьи - давние друзья, и нас объединяет крайне много вещей, так что нет никакой нужды тыкать друг в друга копьями и мечами за такие мелочи...

    В ответ на такие слова Дугу Сяо И, подняв свои красивые глаза, одобрительно закивала:

    - Ты не принимаешь такие вещи во внимание.... мои чувства, иногда такие вещи происходят., совсем нет нужды...

    Произнося это, она запнулась на полуслове и замолчала, не в силах от смущения продолжать; её лицо уже зарделось алым по самую шею.

    Бедная юная девушка абсолютно неверно поняла слова Мосе и инстинктивно поверила, что Цзюнь Мосе был вынужден вынести все оскорбления, что приготовили ему её отец и братья. Браня за это себя и считая себя виноватой в случившемся, юная девушка вдруг стала сладкой, словно мёд, а мысли её умчались в облака.

    Цзюнь Мосе же снова по-джентльменски заявил:

    - Верно, должно быть так и есть.

    Услышав это, Дугу Сяо И стала ещё застенчивей и принялась рисовать ногой на земле круги, в то время как её голова и шея стали ещё более розовыми. Своими глазками она то и дело бросала на Цзюнь Мосе взгляд.

    Йе Гухан был очень твердокожим человеком, но даже он не мог больше выдержать разговора этих двух, ведь они ворковали, как влюблённая парочка!

    - Цзюнь Мосе, как ты можешь быть таким бесстыдным?! -- указал пальцем в его сторону Йе Гухан; со стороны выглядело, что Гухан очень хочет его ударить: - Семь сыновей семьи Дугу так сильно пострадали от твоих рук, и ты ещё можешь говорить такие вещи?

    - Ах? Как такое возможно? -- вскрикнула Сяо И в шоке, не в силах поверить, что Цзюнь Мосе мог навредить её братьям.

    - Это не правда. -- сразу же ответил Цзюнь Мосе, чтобы правда не выскользнула и не возникло ещё больших проблем: - Йе Гухан, ведь Вы - всеми признанный эксперт Небесного Суань; прошу Вас, не верьте во все слухи, которые слышите. Как я могу навредить разу семерым? Смог бы я их избить?? Вы что, не знаете о моих "способностях"? И Вы ещё думаете, что я мог справиться с семерыми..пфф, прошу Вас, нее надо искажать факты!

    Ситуация достигла критической точки, и поэтому Мосе уже точно не мог признать своих действий. Признайся он, что навредил её братьям, она точно его закопает...

    Дугу Сяо И смотрела на Йе Гухана с непонимающим выражением лица.

    - Мисс Дугу, Вам стоит отправиться домой и увидеть всё самой. -- не сдвинувшись с места, произнёс Йе Гухан, не отводя холодного взгляда от Мосе: - Мисс Дугу, цвета ночи всё темнее, и нам стоит продолжить путь; я должен вернуться к Принцессе для её защиты.

    Дугу Сяо И не могла решиться; она снова бросила взгляд в сторону Цзюнь Мосе, но по атмосфере, царящей в воздухе, поняла, что сейчас не лучший момент. Не совсем желая ходить, она в то же время понимала, что в словах Йе Гухана есть смысл и она сможет понять всю правду, только когда доберётся до резиденции.

    Более того, она точно знала, что Йе Гухан - человек своего слова, и что он точно не стал бы лгать насчёт такого. И, к тому же, учитывая навыки боя Цзюнь Мосе, как он мог навредить семерым её братьям?

    - Малыщ-Белыш, иди ко мне, я отнесу тебя домой.

    Сяо И хлопнула в ладоши и подошла к Цзюнь Мосе; почуяв витающий в воздухе аромат его тела, она не смогла сделать больше ни шага и замерла, протянув руки.

    Цзюнь Мосе сразу же вернул Малыша-Белыша назад его хозяйке; маленькая пантерка не сопротивлялась и просто беспомощно смотрела на Цзюнь Мосе с жалким выражением мордашки.

    Вдруг в голове Мосе возник простой вопрос: [Почему Малыш-Белыш проявляет ко мне такой интерес?? В этом же нет смысла..

    ..В этом мире ничего не происходит просто так, так что во мне должно быть нечто такое, чего нет у других...что-то, о чём я ещё не подумал..

    Неужели... неужели это из-за Пагоды и Искусства Разблокировки Небесной Удачи?..]

    Будучи единственным объяснением, эта идея пролетела по мыслям Мосе словно цунами!

    - Цзюнь.... Мосе, может, встретимся завтра? -- Сяо И тут же опустила глаза в поисках причины для встречи, и, увидев милый комок шерсти в своих руках, тут же продолжила: - Ты очень нравишься Малышу-Белышу*.....ну, ты видишь...ты ему очень, очень нравишься...а я..Я не хочу видеть его несчастным..

    Не смотря на то, что Сяо И нашла повод для новой встречи, она не знала, как правильно всё это преподнести; поэтому она удивлялась, хорошо ли использовать маленького котёнка как повод для встречи...

    - Конечно! -- согласился Мосе: - Я могу помочь Вам присмотреть за Малышом-Белышом завтра; я навещу Вас завтра для недолгой игры с Малышом.

    Сердце Сяо И забилось быстрее, и она заявила:

    - Решено!

    - Решено!

    Цзюнь Мосе с едва уловимой злобой посмотрел на котёнка в руках Сяо И и мягко улыбнулся: [Мы встретимся завтра, и я проведу на тебе пару опытов!**]

    Маленький комок шерсти, который Сяо И держала в своих руках, внезапно почувствовал холодок, пробегающий по его маленькому тельцу; его мягкая и нежная шёрстка тут же встала дыбом. С тревогой зверёк начал озираться в поисках врага, но не смог такого найти. Если бы он мог говорить, то сейчас непременно бы неуверенно произнёс: [Почему и что происходит? Что это за муражки бегают по моей спине? Почему мне кажется, что меня раздевают взглядом??] С чего это моя шёрстка встала дыбом?

    Дугу Сяо И сделала вежливые три шага назад и ушла.

    Цзюнь Мосе же, закончив со всеми делами на сегодня, тут же сел в паланкин и отправился в резиденцию семьи Цзюнь.

    Вернувшись, Цзюнь Мосе почуял что-то странное в воздухе и мигом вбежал во внутренний двор:

    - Третий Дядя!..Третий Дядя! Что происходит?

    Цзюнь Вуй медленно вышел.

    В отсутствии посторонних он, разумеется, не стал сидеть в своём кресле; он сидел в нём десять лет подряд - оно ему уже надоело!

    Цзюнь Вуй ответил с торжественным выражением лица:

    - Я привёл тех детей назад.

    Цзюнь Мосе запнулся:

    - Дети? Какие...какие дети?

    - Дети, которых мы освободили. Я приказал привести сорок пять из них; они сейчас в здании склада, это лишь временная мера.. Что до тех, что с деформированными телами: все тридцать девять тоже здесь. Я пытаюсь использовать свою Суань Ци и с её помощью разблокировать их дантяни, чтобы у них появилась хоть какой-то шанс на нормальную жизнь.

    Цзюнь Мосе был крайне удивлён.

    Цзюнь Вуй смотрел на него с глубоким выражением:

    - Мосе, ты сделал нечто ради благой цели, но вместе с благим делами идёт и большая ответственность. Для нас важно поддерживать и увеличивать силы нашей семьи, но было бы грубо и даже жестоко для нас ничего сейчас не сделать. Ты можешь винить меня за такое, но пока я - глава семьи Цзюнь, мы будем нести ответственность за повседневные нужды...за жизни этих детей, что включает в себя и уход за их ранами, и их лечение.

    Более того, хоть благотворительность и не должна быть безрассудной, угнетённых не следует откидывать в сторону, пытаясь казаться праведником! -- глаза Цзюнь Вуя были наполнены болью: - Не следует, как и этих детей..ни смотря ни на что...

    Цзюнь Вуй высказал эти слова решительно, и из его тона точно было понятно, что эти слова не терпят возражений. Так как он сам страдал от инвалидности долгое время, было ясно, что на этих детей он мог смотреть лишь с пониманием и симпатией.

    - Если они не смогут ничего делать сами, мы им поможем и поддержим их; и не важно, как сильно это нас обременит!

    Цзюнь Мосе долго не отвечал, но, спустя некоторое время, смог подобрать слова:

    - .....Я понимаю.

    Про себя же он подумал: [Возможно это и есть разница между человеком чести и обычным человеком. Но неужели такая доброта действительно нужна?]

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    *, ** - Прим.рус.пер.: Объявляется конкурс на лучшую шутку в стиле "её киска в зоне риска".

    2-036: Сложно быть хорошим

    Цзюнь Мосе был прирожденным убийцей.... Он был всегда спокоен, хладнокровен и почти никогда не проявлял ни к кому никакой привязанности. Даже в предыдущей жизни он заботился только о своем мастере и горстке своих товарищей. Что же касается его нынешней жизни, то теперь он заботился только о благополучии своего деда и его дяди. На самом деле, даже о своей невестке, Гуан Квинхан, киллер уже не столь сильно беспокоился, а потому нет смысла и говорить о других. Цзюнь Мосе часто проявлял сострадание к людям, попавшим в беду, но когда требовались забота и уход за ними, он вежливо отказывался.

    - Конечно, доброта также имеет свои ограничения и недостатки. Если однажды я останусь с одной ногой, то эти люди, вероятно, первыми покинут меня; Но мы должны помнить, что если есть возможность, то человеку не нужна причина, что бы спасти другого человека!

    Несмотря на то, что Цзюнь Вуй не скрывал своих чувств, они не оказывали сильного влияния на Цзюнь Мосе.

    Но он так же был согласен с заявлением своего дяди: человеку не нужна причина, что бы спасти другого!

    Способность к добрым делам не является естественным свойством хладнокровного сердца; Однако сделать кому- то доброе дело - трудная задача, нужно быть уверенным что твои дела помогают людям, которые действительно желают помощи, иначе оба человека будут прокляты навечно!

    Цзюнь Мосе явно понимал эту истину гораздо лучше, чем его дядя.

    - Как бы там ни было, мы виделись совсем недавно, почему ты снова искал меня? - спросилЦзюнь Вуй

    - Мне нужны несколько Суань зверей, от низкого до высокого уровней, желательно, хотя бы один зверь каждого уровня... вплоть до восьмого, если это возможно.- Лукаво улыбнулся Цзюнь Мосе.

    - Высокоуровневые Суань звери? Прекращай мечтать, Мосе, вернись в наш бренный мир! - Цзюнь Вуй окинул своего племянника насмешливым взглядом: - Ты только что упомянул про восьмиуровневого зверя Суань? Вероятно, получить низкоуровневых зверей Суань можно... уровня четвертого или ниже. Но как только ты начнешь говорить о пятом или шестом уровне... Даже если нам посчастливится их найти, они наверняка будут израненными инвалидами, или иметь ущербные способности. Что касается уровней седьмого или выше... Только в мечтах.

    - Только низкие уровни? Это тоже неплохо, я смогу справиться с ними в одиночку. Кстати, если вы сумеете найти пусть даже искалеченных зверей Суань, пятого или шестого уровней, берите их. Если они будут еще живы, пожалуйста, пришлите их мне. - Цзюнь Мосе выглядел очень серьезно: - Я прошу доставить их к завтрашнему утру!

    - Ясно, я позабочусь об этом. - Цзюнь Вуй нисколько не колебался, он даже не спросил для чего это понадобилось Цзюнь Мосе. Он полностью погрузился в построение планов, как обеспечить внезапные запросы своего племянника... Пяти или шести уровневые звери Суань были очень дороги... даже покалеченные!

    - Большое спасибо дядя! - Цзюнь Мосе оставался очень серьезен.

    - Ну, теперь, когда ты вернулся, помоги мне осмотреть детей, которых нам удалось отыскать. Я долгое время проводил их осмотр, но мне требуется сторонняя оценка. - Лицо Цзюнь Вуя казалось немного усталым.

    - Конечно, третий дядя, я посмотрю. - и Цзюнь Мосе отправился в комнату с детьми.

    Тридцать девять детей, находившихся в комнате, очевидно, были уже неоднократно вымыты, и размещены на кроватях со снежно-белым постельным бельем, но всего этого было недостаточно, что бы скрыть зловоние. Видимо грязь уже успела впитаться в их кожу, и даже проникнуть в кости; Очищение их тел за столь короткое время, было чем- то невозможным...

    Все эти дети были худыми, все как один. Эти тридцать девять детей были очень схожи в одном; их конечности были переломаны, а языки вырваны. Больше чем у двадцати были проколоты барабанные перепонки, а это значит, что они оказались одновременно и глухими и немыми.

    Цзюнь Мосе выдохнул, чувствуя как его кровь закипает от ярости!

    Небеса не позволят зачинщикам остаться безнаказанными! Как только я найду виновных, я заставлю их заплатить стократно!

    Этих детей уже покормили, потому, цвет их лица стал получше, теперь они выглядели более живыми. Как только в комнату вошел Цзюнь Мосе, они сразу поняли, что он и был тем человеком, который их спас, и хотя они были не способны сказать, они выражали благодарность своими глазами.

    Впервые за все время, в прошлой жизни или в этой, Цзюнь Мосе улыбнулся теплой улыбкой, что бы успокоить этих бедных детей, и начал свой осмотр с ближайшего ребенка.

    Его скорость осмотра намного превосходила скорость его дяди.

    Через некоторое время, закончивший осмотр Цзюнь Мосе встав с тяжелым лицом, подмигнул дяде, кивнув на выход, и они вышли наружу.

    - Некоторые из них просто безнадежны - проговорил Цзюнь Мосе стиснув зубы:

    - Кости трех из них в таком состоянии, что вся нижняя часть их тела, включая поясничные кости, полностью поражены... Их смерть только вопрос времени... Даже чудодейственный препарат не сможет их спасти. Хотя они все еще дышат и борются за жизнь, они находятся на пороге смерти. Даже при постоянной поддержке, они смогут прожить еще две недели, но эти две недели будут для них очень болезненны, и окажутся просто пыткой! -

    Цзюнь Мосе с силой сжал кулаки.

    - Есть еще несколько человек, чьи руки и ноги достигли состояния некроза, их меридианы полностью деградировали. Они, вероятно, никогда не оправятся и не смогут вести нормальную жизнь. -

    Цзюнь Мосе понизил голос:

    - Еще двенадцать... если мы отрежем их конечности и тела ниже их талии, тогда они смогут жить... Но такая жизнь... они будут просто живы... среди них не будет ни мужчин, ни женщин, будут просто живые. -

    Цзюнь Вуйзатаил дыхание, когда волна холодного воздуха овеяла его лицо.

    - Что касается остальных, их состояние намного лучше. Возможно они находились в этих кувшинах не очень долго, или может быть была другая причина, но их уродства не так серьезны. Пока их кормят должным образом, кости их рук и ног могут быть сломаны и сложены правильно, а затем сращены смедицинской помощью.

    Так же это можно ускорить с помощью надлежащего лечения. Позже мы могли бы снова сломать их кости, и используя Суань Ци очистить и открыть их меридианы. После повторного сращивания их конечностей, они смогут восстановиться взначительной мере.

    - Тем не менее, все процедуры такого лечения даже для одного человека обойдутся в несколько миллионов ляней серебра, и даже это не обеспечит успех лечения. На самом деле, моя самая большая забота, и наше самое главное препятствие будет в том, что бы дважды сломать их кости. Мы не просто должны сломать кости, мы так же должны обеспечить целостность их меридианов, и добиться того, что бы меридианы продолжали непрерывно работать... Такое лечение чрезвычайно болезненно и...

    Глаза Цзюнь Мосе расширились:

    - Обычные люди не смогут вытерпеть столько боли. И даже после столь болезненной медицинской процедуры, их лучший и наиболее оптимистичный прогноз в том, что у них будет шанс достичь 60% нормальной функциональности человека! -

    Цзюнь Вуй стал задыхаться!

    Цзюнь Вуй уже испытал способности в медицине своего племянника из первых рук и полностью доверял его мнению. Так что, даже если бы он был достаточно удачлив, и смог спасти некоторых из этих детей, даже тогда они не смогли бы вести нормальную жизнь, и все равно жили бы жизнью связанной с некоторой болью и страданиями!

    - Если вы, третий дядя, должны их спасти, то я советую вам быть готовыми потратить миллионы ляней серебра, по самым скромным подсчетам. И я даже не принимаю во внимание расходы на медицинские препараты, пока их терапия еще не началась. Даже после успешного лечения тело пациента будет иметь очень низкие функциональные возможности, а физическое состояние пациентов потребует дорогостоящих лекарств, которые будут очень важны для восстановления их физических способностей, и мы должны будем предоставлять их на всем протяжении их лечения. Другими словами, даже следующая за лечением восстановительная терапия потребует по пятьдесят тысяч ляней на каждого, что в большинстве других семей будет считаться астрономической суммой!

    Дядя, надеюсь вы не приняли мои слова близко к сердцу? Я знаю, что наша семья Цзюнь обладает впечатляющим достатком и внушительным богатством, но вам, как главе дома следует признать что здесь мы сталкиваемся с проблемой...

    Как только вы пойдете по этому пути, и будете ликвидировать чужие прегрешения, вы так же получите много подобных детей... Вы думаете мы сможем спасти их всех?

    Если вы хотите обеспечить спасение всем таким детям, я полагаю, что вам понадобится не только поддержка семьи Цзюнь. Фактически, даже всекоролевство Тянь Сянь не сможет понести бремя столь огромных финансовых расходов.

    - Если третий дядя настаивает на том, что бы до конца нести эту ответственность, тогда в итоге будет только один результат: Семья Цзюнь в конечном итоге будет уничтожена вместе с этими детьми. -

    - Я не возражаю против желания третьего дяди совершать добрые дела, но в данном случае мы должны на этом и остановиться! Мы не сможем помочь в данном случае!

    По мере того, как Цзюнь Вуй выслушивал хладнокровный анализ Цзюнь Мосе, его лицо становилось все более серьезным, а его дух все глубже погружался в пучины депрессии.

    Как трудно совершать добрые дела!

    Цзюнь Мосе глубоко вздохнул. Если бы в его предыдущем мире столь влиятельная семья, как семья Цзюнь выступила с инициативой такого благотворительного дела, как это, и призвала создать общественный фонд поддержки, они могли бы легко построить детские дома или что нибудь подобное для поддержки таких детей, и смогли бы обеспечить им хорошую жизнь, независимо от их физического состояния; Но был ли подобный подвиг возможен при феодальной монархии этого мира?

    Ответ будет однозначным"нет!"

    Даже если оставить в стороне вопрос с деньгами, неудача в проведении такой компании поставила бы в очень неловкое положение семью ранга семьи Цзюнь; и даже если бы клан Цзюнь смог бы преуспеть в этом мероприятии, он получил бы поддержку общественных масс только если бы к этому подключилась королевская семья!

    В текущей феодальной системе даже чрезмерно добрые дела могут привести к полной катастрофе!

    - Как ты сказал, я не буду заходить со своей инициативой слишком далеко... Завтра я договорюсь, что бы детей со склада отправили в поместье. Что же касается этих детей... -

    Цзюнь Вуй уже запусил удила.

    - Я не могу остановиться на полпути!

    Я не могу позволить им остаться ни с чем, после того как взял их в дом семьи Цзюнь! Но я сделаю это только в этот единственный раз!

    Чтож это решение третьего дяди, но в данный момент есть около пятнадцати детей, которым мы ничем не сможем помочь... Дядя немедленно должен принять меры, что бы сделать их остаток жизни счастливым, и когда наступит момент... Дядя должен освободить их от боли! Они не смогут убить себя, и хотя это покажется очень жестоким, но для них смерть станет освобождением! Но дядя, пожалуйста, помни свои слова... Только в этот единственный раз!

    Цзюнь Вуй печально кивнул.

    - Дополнительно к организации их лечения вы должны оставить с ними двух человек, которые должны быть готовы избавить их от страданий, когда придет время... Дядя, вы не должны проявлять мягкость в этом деле... -Цзюнь Мосе продолжил - Третий дядя, я хотел бы спросить, не вызовет ли это какие- нибудь проблемы в финансовом состоянии нашей семьи? Я знаю что не имею права это обсуждать, но... -

    Независимо от мира, никто не может развивать семью без денег. Вам нужно иметь деньги, и вам нужно управлять ими с умом! Семья должна принимать эти решения коллективно, поскольку семья является стабильной системой. Но как только молодое поколение вынуждено задавать такие вопросы своим старейшинам, ситуация может оказаться очень неудобной для последних, так как в этом случае они сталкиваются с беспокойством своих преемников.

    2-037: Раскрой сети, и рыба приплывёт сама

    - В последние годы не велось никаких войн, так что доходы семьи Цзюнь значительно сократились.. Доходы с поместья составляют два миллиона в год; других источников дохода нет.

    На лице Цзюнь Вуя были смешанные чувства, когда он произносил эти слова; он знал, что это не то, что хотел бы услышать Цзюнь Мосе, но всё равно рассказал правду, так как не имел другого выбора.

    - Это ведь слишком мало, верно? -- прямо сказал Цзюнь Мосе: - Всего два миллиона... - Боюсь, что такой скромной суммы денег недостаточно для поддержки такой большой семьи, как наша.

    Два миллиона в год могут показаться очень большой суммой для обычных людей, и большинство из них назвало бы это астрономическим количеством денег, но для столь большой семьи, как семья Цзюнь, эта сумма была слишком мала. И, хотя у семьи Цзюнь было не так много потомков, оставались тысячи работников, работающих на семью. Обеспечение одеждой, продовольствием и выплата заработной платы одним только работникам резиденции составляет очень внушительную часть расходов.

    - Пожалуйста, доверьте обеспечение финансами мне, я также внесу некоторые новшества..для пользы дела.

    Цзюнь Мосе начал расхаживать вперед и назад, размышляя о том, чтобы начать продажу своего вина, создавая дополнительный источник средств для поддержки семьи Цзюнь: [Это не должно вызвать проблем...к тому же сейчас у меня нет выбора. Сначала я буду продавать его по сниженной цене, но позже, когда им понадобится ещё, я начну продавать его по очень высоким ценам. У них не останется выбора; им придется купить или умереть.]

    Подумав еще немного, молодой господин семьи Цзюнь сказал:

    - Третий Дядя, что касается оставшихся двадцати четырех детей - Вы должны начать предварительный этап их восстановления, но внимательно следите за тем, кто из них может оказаться полезным в будущем, когда мы будем в них нуждаться. Хоть это и не было целью их спасения, но мы не можем кормить их просто так. Если у них будет возможность отплатить нам, но они этого не сделают, зачем тогда вообще было их содержать?... У каждого человека есть своя ценность! Если человек не имеет ценности, тогда он подобен дышащему трупу, и должен быть предоставлен лишь самому себе!

    Цзюнь Вуй тяжело кивнул головой, и знакомое чувство вновь прошло через все его тело.

    - Нетрадиционные ходы и решения могут нам помочь.

    Цзюнь Вуй беспомощно качал головой. Он знал, что хотя у его племянника был совершенно нетрадиционный мыслительный процесс, сильно отличавший его от остальной части семьи, юноша всё же был чрезвычайно целесообразным. Хотя, Цзюнь Вуй всё ещё не был уверен, хорошо это или плохо...

    Бывший наёмный убийца же со своей стороны тайно огорчился: [Хоть Дядя очень благородный человек, он ещё не достаточно квалифицирован, чтобы быть лидером столь большой семьи! Даже если от главы дома не требуется холодного мышления постоянно, иногда ему придется принимать жёсткие решения! Личные сострадание и милосердие не могут стоять в основе каждого действия... Кодекс поведения главы должен основываться на общих интересах семьи!]

    Но подобные мысли ещё не проникли в голову Цзюнь Вуя; его мышление оставалось таким же, каким было во времена, когда он был боевым генералом!

    Цзюнь Мосе ушел в свои покои, но Цзюнь Вуй уже не мог уснуть.

    Он снова сел в свою инвалидную коляску, подъехал к столику и налил себе большую чашу вина; оно составило ему кампанию в эту холодную ночь.

    Медленно, его ум вернулся на десять лет в прошлое...

    Цзюнь Вуй уже был расстроен мыслями о судьбе тех детей, и слова Цзюнь Мосе только усугубили это расстройство. Ему потребовалось много времени, чтобы успокоиться, но вино усилило чувство грусти, делая его ещё более непереносимым, и он вновь почувствовал себя удрученным.

    - ...Моя возлюбленная Яо.. Если бы ты была рядом со мной, что бы ты посоветовала мне сделать...? Помоги мне сделать выбор... ты ведь знаешь... я.. я скучаю по тебе...

    Шепот слов Цзюнь Вуя прервался, когда он поднял чашу и сделал большой глоток вина, пытаясь утолить им свои печали.

    Холодный лунный свет продолжал покрывать его тело слабым сиянием...

    Он бодрствовал до поздней ночи, продолжая слушать звучание насекомых, но даже в их песнях он слышал лишь рыдания...

    Тем временем Цзюнь Мосе вернулся к себе во двор, где его уже ждали его люди, одетые во всё черное.

    - Молодой Господин, этот почтовый голубь вылетел из шатров Ни Чанг.

    Один из людей в черных одеждах с вежливым поклоном передал голубя Цзюнь Мосе.

    - Он ведь не травмирован, верно? - спросил Цзюнь Мосе, посмотрев на голубя.

    - Господин очень чётко выразился на этот счёт; как я мог посметь травмировать его? Если Вы сейчас отпустите этого голубя, он мигом поднимется ввысь и достигнет своей цели без каких-либо промедлений -- с улыбкой выдал человек, одетый в чёрное.

    Цзюнь Мосе кивнул и, осторожно подняв бамбуковую трубочку, привязанную к ноге голубя, извлек из неё смятую бумажку.

    - "Через месяц убейте всю семью Цзюнь! Цзюнь Мосе не должен выжить!", хм..

    По неразборчивому почерку было понятно, что писавший это был в очень возбужденном состоянии. В конце записки была крошечная подпись - "Юэ -".

    - Ха-ха, эта женщина такая жалкая, почему она так действует? Разве я ударил её в ответ, когда она ударила меня по лицу? Неужели она действительно думает, что убить меня - это справедливое наказание за то, что её назвали шлюхой? Она совершенно нетерпима к людям! -- улыбнулся Цзюнь Мосе и пренебрежительно покачал своей головой .

    Лица двух других мужчин дёрнулись: [Эта женщина пытается убить Молодого Господина по такому поводу? Она не дура...она - эксперт Суань Ци, считающий, что имеет право на это...]

    - Если я отпущу этого голубя, сможете ли вы проследить за ним? -- Цзюнь Мосе поднял руку, в которой держал голубя.

    - Простите, Господин. -- Лица людей, одетых в черное, словно были смущены: Такие голуби летают высоко и на очень большие расстояния. Кроме как схватить или убить его на взлёте, мы больше ничего не можем с ним сделать.

    - Что ж, это тоже не плохо. -- Цзюнь Мосе тщательно восстановил исходное положение бумажки внутри бамбуковой трубки, следя за тем, чтобы бумажка и трубка были собраны вместе точно так же, как это было сделано сестрицей Юэ: - ..Хорошо, отправьте его снова.

    Люди в черных одеждах ушли, забрав с собой голубя.

    Цзюнь Мосе улыбнулся, когда прохладный полуночный ветерок мягко коснулся его лица: - Раскрой сети, и рыба приплывёт сама, ха-ха?...

    Однако, эта ночь должна была стать еще одной необычной ночью для города Тянсян.

    Золотые, серебряные и желтые огни постоянно мелькали по всему городу, словно фейерверки в ночном небе, но всё это происходило в безмолвии ночи.

    Бесчисленные глаза настороженно наблюдали за городом, а уши внимательно прислушивались к любым признакам тревоги.

    Всякий раз, когда две противоположные стороны сталкивались вместе, неизбежно следовала кровавая баня.

    Эти стороны продолжали оставлять на своем пути кровь и мертвые тела, словно это было частью их обычной миссии.

    Семьи Ли, Мэнг, Сонг и Муронг действовали очень активно с тех самых пор, как из семьи Танг было украдено Ядро Суань-Зверя.

    За время, прошедшее с этого инцидента, реакция семьи Танг была неожиданной и...толерантной. Вместо того, чтобы повсюду рассылать свои боевые отряды, пытаясь найти следы похитителей, семья Танг отступила и строго ограничила действия своих людей.

    В темноте ночи восемь теней словно пролетели над высокими стенами города, и оказавшись внутри и скрывая свой путь, направились к резиденции семьи Ли...

    Тишина северной части города была разбита звуками катящихся колес.

    Группа людей стремительно перемещалась по городу.

    Эта группа путешествовала в роскошных каретах, в которые были запряжены большие и мощные лошади, казавшиеся намного больше обычных. Кроме того, у этих лошадей были два странных рога на лбу, а их ноги были покрыты чешуей.

    Было очевидно, что это были не обычные лошади, а особый вид Суань-Зверей.

    Каждую карету этой группы тянула четверка этих таинственных Суань-Зверь, и они ехали так быстро, что даже боевой конь, перешедший в полный галоп, не смог бы бежать рядом с этими экипажами...

    ~ В первой карете ~

    - ... Дедушка Лю, этот слух о таинственном Суань-Ядре может быть выдумкой, но мы всё равно помчались через тысячи миль в такой спешке... Разве Вы не думаете, что мы немного..переусердствовали? Кроме того, этот город не на нашей территории...учитывая силы, которые мы вложили, Вы не думаете, что девять старейшин спросят с нас за это? -- голос и манеры говорившего показывали, что этот человек был молод и явно нетерпелив.

    - Фэн Ву, поскольку этот вопрос касается Ядра Суань-Зверя на пике Девятого уровня, мы должны быть более осторожными; твой опыт еще не велик, поэтому ты можешь не понимать текущую ситуацию... Не так давно девять старейшин посылали сообщение эксперту Суань Ци пикового Духовного уровня с просьбой расследовать этот вопрос... В конце-концов, эксперт такого уровня - необычная вещь... -- ответил хриплый голос.

    - Кто в мире пойдет против города Серебряной Метели?? ..Не говоря уже о том, что трое старейшин сопровождают дедушку в этой поездке. Даже эксперт на вершине Духовного уровня не сможет с тем, что мы приготовили, чтобы завладеть этим сокровищем... -- голос молодого человека был преисполнен высокомерия и казалось, что рождение в столь высокопоставленной семье сильно повлияло на его суждения.

    - Мальчик, не вини меня за то, что я назову тебя "лягушкой, застрявшей на дне колодца"! Даже если сил города Серебряной Метели достаточно, чтобы с презрением смотреть на весь остальной мир, мы всё ещё не можем быть беззаботными. --старик вздохнул, но в его голосе был слабый намек на гордость, когда он сказал: - Может, мы и повелители этого мира, но нельзя упускать из виду, что десять лет назад один человек посмел оспорить мощь города Серебряной Метели...

    ...Ещё будучи юной, наша Принцесса пришла в это место, чтобы постигнуть смысл жизни; в городе Серебряной Метели ей разрешили путешествовать без сопровождения.. Если бы не это небрежное решение, то обычный человек никогда не смог бы поспорить с нами. -- Глаза старика сузились, и он снова вздохнул.

    2-038: Без отдыха с восьми путей

    В момент, когда юноша услышал упоминание о "юной Принцессе", его глаза блеснули, выражая намек на страсть и тоску. Казалось, будто молодой человек увлечен шармом Принцессы и уже долгое время добивается её внимания ...

    В средней карете сидела молодая девушка, одетая в белое. Если судить по внешнему виду, в возрасте шестнадцати или семнадцати лет, но её живописную элегантность невозможно было описать простыми словами. Её лицо отражало ловкость и сообразительность; казалось, будто она - не совсем законопослушный городской житель. Скорее всего, она была довольно непослушной девочкой.

    В постоянной тряске кареты она держала за руку сидевшего рядом с ней бородатого мужчину, также одетого в белое:

    - ...Третий Дедушка, почему Вы скрываете от меня такие вещи? Вы сказали мне достаточно, чтобы заинтересовать, поэтому теперь Вы просто должны рассказать мне больше!

    Старик сидел, закрыв глаза, и в данный момент не сильно отличался от трупа. Он открыл глаза, и его лицо сморщилось, пока в своей голове он изрыгал проклятия: [..Теперь я начинаю понимать, почему люди так её боятся! Неудивительно, что старик пожелал, чтобы маленькую Принцессу увезли... Он же просто захотел вздохнуть с облегчением, сняв с себя это бремя!.. И он даже будет рад той боли, которую она причинит другим... Если бы я знал это раньше...]

    - Девочка, пока мы находимся вдали от города Серебряной Метели, я расскажу тебе историю, о которой больше всего говорят в эти дни... Я так же могу рассказать тебе историю о лошадях, которые выглядят как драконы, или о том, насколько я стар... Девочка, твой дедушка стареет, а истории, которую ты хочешь услышать, более десяти лет..так что я действительно не помню её очень ясно... Ты думаешь, что мои старые кости лгут тебе?

    Старик уже почти кричал.

    Если бы он заранее знал о темпераменте маленькой принцессы, то ни за что бы не взялся за это поручение.

    [..Я действительно ненавижу всё это... Когда я получил эту новость, я подумал, что это избавит меня от скуки и поможет найти вдохновение,но... Но, похоже, я не смогу найти здесь никакого облегчения! Лучше бы я сбросил свои старые кости в обрыв...]

    - Зачем тебе было начинать рассказ, а затем внезапно прекращать его... Вы остановились на самом интересном месте... -- капризно надула щёки маленькая принцесса и, как избалованный маленький ребенок, принялась боромотать:

    - Третий Дедушка, Вы едва упомянули о семье Цзюнь и Цзюнь Вуе...и потом Вы сказали, что старшая сестра разделила с этим человеком трогательную любовную историю...но всё же Вы не рассказали мне никаких подробностей...

    Третий старейшина застонал: вся эта история была табу в городе Серебряной Метели и никто не говорил об этом всём так легко.

    Он лишь упомянул об этой истории, чтобы отвлечь девочку от беспокойства, но старик не знал, что эта история привлечет её интерес,а её воображение зацепится за неё, как утопающий за ветку.

    С тех пор она старательно выуживала у него подробности...

    [Позволь моим старым костям отдохнуть...ты спрашиваешь меня об этом с прошлой ночи...прошло уже пятнадцать или шестнадцать часов...]

    - Младший Брат, иди сюда и расскажи маленькой Принцессе какую-нибудь историю. Если ты разок поменяешься местами со своим Старшим Братом, я буду вечно тебе обязан! -- предложил поменяться местами третий старейшина.

    - Ну, только если позже ты вспомнишь, что должен мне.....говорят, что в этой Империи есть старая леди, которая нашла призрака с длинным языком, который плевался кровью. Призрак ищет прекрасных принцесс и брызгает на них кровью... -- шестого старейшину явно было не так просто обмануть.

    - Ах, нет! Нет и нет! Я не хочу слушать рассказ шестого дедушки... Я хочу дослушать историю третьего дедушки!

    Второй старик даже не закончил предысторию, а маленькая Принцесса уже кричала и поспешно отказывалась от такого повествования.

    - Третий Брат, видишь, я пытался занять твое место, но маленькая Принцесса не позволяет мне.... Ха-ха-ха... Третий брат, пожалуйста не забудь - ты всё ещё должен мне за попытку, ха-ха... Наверное, это твоя работа - сделать маленькую принцессу снова счастливой.. Ну, а я между тем смогу ещё немного поспать... -- пробормотал шестой старейшина.

    - Мерзкий! Бесстыжий! У тебя нет никакого сочувствия к Брату! -- принялся проклинать его обидевшийся третий старейшина.

    Глаза маленькой принцессы блеснули и она заплакала:

    - Третий Дедушка, ты что, ненавидишь Сюэ?

    - Что? О чём это ты? - стал отрицать третий старейшина: - Мне ПЛОХО оттого, что Сюэ даже подумала о таком!

    - Тогда ты должен рассказать мне историю о старшей сестрице и Цзюнь Вуе, иначе это будет означать, что ты ненавидишь Сюэ...

    Лицо маленькой Принцессы в одно мгновение превратилось из гневного в радостное, и на нём снова засияла счастливая улыбка.

    -....... -- третий старейшина задержал дыхания молясь, чтобы не упасть в обморок.

    [..За какие грехи я здесь расплачиваюсь...]

    Пока крутились колеса, Принцесса в приподнятом настроении продолжала болтать и не замолкала ни на минуту.

    Несмотря на то, что третий старейшина обладал телом, достойным мастера уровня Духовного уровня Суань, его старые морщины постепенно становились всё глубже из-за такой пытки, а его дух постепенно покидал тело, но, к его счастью, они уже приближались к городу Тянсян...

    ~ С другого направления ~

    Другая группа людей направлялась к имперскому городу Тянсян.

    - Имперский Учитель, говоря между нами, весь этот инцидент с Ядром Суань-Зверя очень рискован...весьма вероятно, что это принесет больше вреда, чем пользы. -- произнёс худощавый человек средних лет; он был одет в черные одежды и передвигался верхом.

    Жёсткие линии его лица говорили о всех горьких трагедиях войн, которые он испытал в своей жизни; казалось, будто это вызывало в нём чувство ярости.

    - Сперва эта граница выглядит опасной, но поскольку империя Ю Танг живет мирной жизнью уже много лет, не должно возникнуть больших проблем. Более того, поскольку в данный момент три князя империи Тянсян ведут борьбу за власть, мы должны поднять волну и половить рыбку в мутной воде, в зависимости от обстоятельств получая свои выгоды... Кроме того, поскольку я здесь, даже если противостоящая армия будет равна нам по силам, я не думаю, что кто-то сможет помешать мне покинуть город Тянсян, если я этого захочу.

    Так ответил пожилой мужчина, одетый в белое. Он прятал свои руки в рукавах одеяния, а его пылающее здоровьем лицо излучало очень спокойную и даже чуть ленивую ауру.

    - Зачем вы вообще пожелали, на свой страх и риск, сопровождать меня через империю Тянсян?... Угроза для Вас намного выше, чем для меня, ведь Вы много лет воевали с семьей Цзюнь и убили так много их людей... Из-за войн, которые велись в прошлом, потомки семьи Цзюнь почти истреблены...очевидно, что для Вас это путешествие намного опаснее, чем для меня...

    - С чего бы это путешествие для меня так опасно? Если бы семья Цзюнь хотела использовать эту возможность, чтобы начать против меня боевые действия, то они были бы просто недостойны называться моими врагами.

    Мужчина среднего возраста с холодным лицом спокойно улыбнулся:

    - ..Хоть и говорят, что мои победы были случайными, они всё равно остаются победами... Но одна вещь неизменна и по сей день - несколько членов семьи Цзюнь не погибли от моих рук! Говоря по-справедливости:те трое братьев из семьи Цзюнь были лучше, чем я!

    Когда он произнёс эти слова, на его лице внезапно появилось выражение унижения, и он сердито продолжил:

    - Цзюнь Ву Хи и его братья всегда были моими врагами, которыми я за всю свою жизнь только восхищался; я, вероятно, никогда не встречу никого настолько сильного, насколько были они.. Даже если б я умер на поле боя в сражении с ними, то у меня не было бы ни единой жалобы на прожитую жизнь. Но способ, которым я выиграл войну, был ни чем иным, как..позором. Я приехал в город Тянсян, чтобы во-первых, сопровождать Вас; а во-вторых, и что более важно, чтобы узнать, как умер Цзюнь Ву Хи!

    Если он был убит в спину, то, хоть он и был моим врагом, я отомщу за его смерть! -- лицо человека среднего возраста в чёрном выражало сильный гнев:

    - Человек с такой доблестью не заслужил умереть из-за какого-то заговора!

    - Я ожидал от Вас таких слов. -- лицо Имперского Учителя широко улыбалось:

    - Несмотря на то, что я знаю Вас все эти годы, я всё же хочу спросить.. Вы никогда не пытались тайно его убить?

    Мужчина в чёрной одежде обернулся и внимательно посмотрел на своего спутника:

    - Что заставляет Вас говорить нечто подобное? Если бы кто-то хотел, чтобы три брата Цзюнь тайно погибли, то это были бы Вы, а не я!

    - Лягушка на дне колодца всегда думает, что она - лучшая, ведь вокруг неё больше никого нет... -- глаза Имперского Учителя были спокойны даже под тяжелым взглядом его собеседника:

    - Я могу заверить Вас, что я не имею никакого отношения к смерти Цзюнь Ву Хи. Хоть я и собирался убить его, и даже отдал некоторые распоряжения на этот счёт, но, в конце-концов, я так и не принял участия в его смерти.

    - Прекрасно! -- взгляд человека среднего возраста стал очень свирепым, и он выкрикнул: - Всё это - военные дела, зачем ты в это вмешиваешься?

    На мгновение он сделал паузу, а затем внезапно закричал ещё громче:

    - Почему ты суешь свой нос в такие вещи?!

    Имперский Учитель замолчал на довольно долгое время, пока, наконец, не заявил следующее:

    - Жао Циань Хун, некоторые вещи это не просто "военные дела"... Иногда Вам нужно подумать о своей стране, семье...... -- он не смог закончить предложение; вместо этого стал смотреть в ночное небо, раскинувшееся перед его глазами.

    Жао Циань Хун, мужчина средних лет в черной одежде, был первым генералом Империи Ю Танг и заклятым врагом Цзюнь Ву Хи, Цзюнь Ву Менга и Цзюнь Вуя!

    Жао Циань Хун горько усмехнулся и сказал:

    - Цзюнь Ву Хи и Цзюнь Ву Менг уже мертвы, но Цзюнь Вуй всё ещё жив.... Однажды я искуплю этот грех, и только тогда я буду свободен от унижения этой победой!

    ..Четыре победы подряд за прошедшие годы действительно сбили меня с толку! Ты понимаешь меня? -- посмотрел на небо Жао Циань Хун и вздохнул.

    ~ С другого направления ~

    Граница была заполнена другим отрядом, который испытал огромные трудности, чтобы добраться сюда вовремя.

    Эта граница была связана с империей Шэнь Ци.

    Движение из далекой саванны возглавлял мужчина средний лет, в темных одеждах и стальных доспехах; небольшой сокол, отдыхавший на его плече взвился в небо, когда лицо мужчины растянулось в нежной улыбке:

    [...Ядро Суань-Зверя на вершине Девятого уровня? Это действительно хорошая штука; если бы не существовало такого сокровища, я бы не смог помериться силой с другими героями этого мира.. Это то счастье, ради которого я живу!..]

    У этого высокого и статного мужчины было очень стройное тело, и, хотя его лицо казалось самым обыкновенным, оно всё равно источало необъяснимо захватывающее очарование.

    Его длинные волосы свободно спадали прямо по плечам. Его харизматичный темперамент получил поддержку в саванне; ему почти поклонялись в тех землях!

    Он стоял, глядя на тяжелое одеяло тьмы, которое покрывало империю Тянсян.

    - Город Тянсян, я пришёл!

    Этот человек был известен как "Сокол саванны", и он был одним из сильнейших в своем поколении. Посмотрев на небо, он взревел, и из-за его рёва погода над саванной из спокойной превратилась в бурю!

    На данный момент его войска были разбиты на многочисленные мелкие отряды, в основном состоящие из трех или пяти человек, а самый большой отряд не превышал двенадцати человек, в то время как некоторые люди шли в одиночку.

    Но все отряды имели одну и ту же цель - имперский город Тянсян!

    В тоже время в далеком лесу Тиан Фа всевозможные таинственные Суань-Звери летели над лесом подобно молниям, нарушая спокойствие леса потоками ветра, возникавшими вокруг них из-за огромных скоростей.

    Они пролетали сквозь лес и всё равно продолжали двигаться вперёд, улетая дальше и дальше. Животные в лесу Тиан Фа не могли понять причину внезапных волнений....

    Спустя долгое время в небе раздался громкий словно гром рёв:

    - Если мы допустим, чтобы Ядро Суань-Зверя пика Девятого уровня попало в руки чужаков, это будет неслыханный позор!

    Этот рёв вызвал шум в самом сердце дикой природы леса и оставил всю живность леса дрожать от страха.....

    2-039: Презрение

    Первый луч утреннего солнца ещё только начал освещать небо, а тело Цзюнь Мосе уже было покрыто потом от напряженных физических упражнений, которые он выполнял последние несколько часов.

    Он небрежно вытер пот, оделся и пошел к бывшему помещению склада.

    Его дядя перевёз туда некоторых детей, которых они не так давно спасли из зала Хуанг Хуа. Несмотря на то, что Цзюнь Вуй приказал отправить их в усадьбу, Цзюнь Мосе всё ещё не смирился с таким непродуктивным расходом денежных средств.

    Его желанием было, чтобы кто-нибудь из этих детей тем или иным способом смог возместить семье эти расходы.

    [Сеять там, где не сможешь собрать урожай - неразумно! Только то, что мы их спасли, не означает, что мы вечно должны нести это бремя.. И из того, что мы поддерживаем их сейчас, не следует, что мы обязаны делать это всегда!.... Даже если пирог с мясом упадет на тебя с Небес, нужно быть достаточно гибким, чтобы уклониться, подправив его траекторию руками, иначе он насмерть ударит тебя по голове, разбив её на куски.]

    Рассуждая так, Цзюнь Мосе решил посмотреть на детей; он не ожидал от них многого, только надеялся найти одного или двух человек, которые будут стоить того, чтобы их обучать.

    В конце концов, в Зале Хуанг Хуа эти мальчики и девочки уже были осмотрены на предмет их потенциальной ценности!

    После целого часа, проведённого за осмотром детей, Цзюнь Мосе вышел из помещения с разочарованием на лице: [Зал Хуанг Хуа не безосновательно отверг этих детей - эти мальчики и девочки совершенно непригодны для занятий боевыми искусствами...]

    Поэтому Цзюнь Мосе решил отбросить этот вариант.

    Если группа людей, не имеющих таланта, будет вынуждена тренироваться, это будет пустой тратой ресурсов и усилий, и, в конечном итоге, просто приведет их к ранней смерти.

    Тем временем перед вратами резиденции семьи Цзюнь собралась большая толпа людей. Несмотря на то, что Цзюнь Вуй был калекой, он всё равно был дворянином столицы Тянсян, а когда столь мощная и богатая фигура делает объявление о желании приобрести Суань-Зверей, разве не станут торговцы такими животными немедленно спешить к его дверям?

    Когда слуга открыл врата, он удивился, увидев огромную толпу, собравшуюся перед вратами.

    Несколько лет назад такое случалось очень часто.

    В те времена, когда Цзюнь Вуй еще только получил свою травму, Цзюнь Чжан Тиан, не жалея сил, искал лучших врачей по всей стране, стремясь исцелить своего единственного выжившего Сына. Поняв, что его инвалидность неизлечима, старик начал покупать всевозможные сокровища, редкие предметы и книги, пытаясь его развлечь. Но в своём унынии Цзюнь Вуй не мог полностью оценить доброту Отца и с трудом увлекался одним или двумя предметами.

    Спустя несколько лет, договорившись обо всём, отец и сын прекратили собирать вещи, и подобная деятельность так же прекратилась...

    Но в этот раз объявление было разослано по инициативе Цзюнь Вуйя. Естественно, по такому поводу прибыл каждый торговец Суань-Зверями в городе Тянсян.

    Цзюнь Вуй сел в инвалидную коляску и медленно направился к началу безумно длинной очереди.

    Он уже понял намерения Цзюнь Мосе; если бы Цзюнь Мосе захотел приобрести себе Суань-Зверя, то он просто сделал бы это самостоятельно, и не стал бы беспокоить этим Дядю.

    Но, поскольку он не пожелал делать этого самостоятельно, это могло означать только одно - Мосе не хотел, чтобы посторонние люди узнали, что он ищет Суань-Зверя, или по крайней мере не хотел, чтобы посторонние узнали, что эти звери приобретались для него.

    [Мой племянник часто действует странно... но следует признать, что Мосе хорошо продумывает свои действия, он всегда очень рационален.]

    Несмотря на то, что Цзюнь Вуй не знал, зачем его племяннику понадобились эти Звери, он понимал причину, почему Цзюнь Мосе попросил выполнить эту просьбу кого-то другого и почему сейчас он лично выбирал Зверей из представленного ассортимента.

    Цзюнь Вуй осознанно выбирал лучших Зверей с Первого по Пятый уровни, и, решив пойти даже дальше, он решил выбрать пару Зверей вместо одного, отклоняя всех остальных.

    Что касается Зверей Шестого уровня и выше, то он не смог найти ни одного торговца, который бы их предлагал. Во всем городе Тянсян в продаже не было ни одного Суань-Зверя Шестого уровня! Даже искалеченные Звери Шестого уровня были недоступны!

    Позже, по приказу Цзюнь Вуйя, приобретенные Звери были посажены в клетки и доставлены во внутренний двор.

    Цзюнь Мосе, увидев происходящее, подошел поближе, а после приказал слугам вымыть десять новоприобретённых Суань-Зверей.

    Зверями Первого уровня были кролики, Второго уровня - крылатые еноты, Третьего уровня - волки, Четвёртого уровня - быки, а Пятого уровня - змеи с железной чешуей...

    Цзюнь Мосе, дал слугам отмашку уйти. Затем он подошёл к первой клетке, содержащей двух кроликов, и остановился на мгновение.

    Два кролика даже глаза не открыли и полностью проигнорировали его присутствие.

    Мосе потер нос и подошёл к клетке с крылатыми енотами, но и там не получил никакой реакции.

    Третья клетка... тоже не реагируют!

    Цзюнь Мосе начал сомневаться в своих выводах, и задавался вопросом, где в своих рассуждениях он допустил ошибку. Но оставлять дело на половине было не присуще его естеству киллера, и хотя он уже не ожидал многого, он подошел к четвертой клетке. Внезапно он услышал "шипящий" звук, который исходил из клетки, стоящей рядом с клеткой номер четыре. Этот звук издавали змеи, покрытые железной чешуей, они подползли к самому ее краю, и возбужденно трясли своими хвостами, а их глаза неотрывно следили за Цзюнь Мосе.

    Вскоре два быка в четвертой клетке тоже открыли глаза, что бы взглянуть на Цзюнь Мосе.

    Сердце Цзюнь Мосе наполнилось радостью.

    Быки недоверчиво посмотрели на него, затем опустили глаза, и снова взглянули на него, оглянулись, и снова уставились на Цзюнь Мосе. В их глазах появился луч надежды, они продолжали смотреть на него так, словно его тело источало семена бессмертия, и казалось будто бы они ожидают, что прямо сейчас произойдет что-то очень долгожданное.

    Стоящая в стороне клетка со змеями начала трястись, так как змеи в ней беспрестанно трясли хвостами, стуча головами о клетку, их две пары глаз постоянно следовали за Цзюнь Мосе ни на мгновение не смотрели по сторонам. Казалось они настолько обеспокоены, что если бы они не были заперты в клетке, они бросились бы к молодому мастеру Цзюнь в ту же секунду.

    Цзюнь Вуй со стороны наблюдал за происходящим, и, хотя он заметил столь странное поведение зверей, он не смог объяснить причину происходящего. Так же он отметил, что его племянник, казалось, безразлично отнесся к этой аномалии.

    Цзюнь Мосе спокойно сделал пару шагов назад, его лицо оставалось безэмоциональным, являя полную противоположность сердцу.

    Только глупая свинья, зная предпосылки, не смогла бы понять смысл происходящего!

    Или "искусство разблокировки небесной удачи", либо пагода Хунцзюнь, либо обе тайны вместе привлекают этих зверей Суань к Цзюнь Мосе! Даже это открытие само по себе было равноценно невероятному сокровищу!

    Что являлось самым опасным местом на всем континенте Суань Суань? Если бы где нибудь всплыла эта тема, никто не назвал бы город Серебряной Метели, потому что, хотя город Серебряной Метели и был очень сильным и высокомерным и они могли бы забрать жизнь человека без какой либо причины, но на континенте было куда более опасное одно место. Об этом месте знали все, даже самые обычные люди дали бы только один ответ: это лес Тянь Фа!

    Рай для зверей Суань, и адский ад для людей! Даже если бы эксперт, находящийся на пике Духа Суань отважился посетить лес Тянь Фа, то скорее всего, онрасстался бы с жизнью, сталкиваясь с различными опасностями этого леса!

    Но Цзюнь Мосе больше не нужно было бояться его.

    И что из этого следует?

    Какие предметы считаются наиболее ценными на континенте Суань Суань?

    Высококлассные травы, целебные предметы, фрукты Суань Ци, ядра зверей Суань, и даже детеныши зверей Суань?!

    И где все эти раритеты имелись в изобилии? Ответ остается прежним - в лесу Тянь Фа!

    Но никто не осмелился отправиться в глубины этого леса в течении тысяч лет...

    Тем не менее, тело Цзюнь Мосе казалось, привлекало любовь и привязанность зверей Суань... Это может оказаться лучшим способом повысить свою силу и стать богатым!

    Тем не менее, Цзюнь Мосе все еще считал, что полагаться на травы и предметы Суань это не лучший способ увеличить свою силу и улучшить "Искусство разблокировки небесной удачи"...

    Но в сердце Цзюнь Мосе зародилось странное чувство смятения, и в этот момент пагода Хунцзюнь начала вращаться. Это вращение пагоды вызывало в его сердце очень особенное и удивительное чувство... казалось словно его... презирали.

    Или смеялись над ним, подобно тому, как если кто-то носил с собой гору золота, но все равно выпрашивал еду у людей... просто смешно.

    Когда это чувство схлынуло, Цзюнь Мосе внезапно почувствовал себя очень несчастным. Кажется у меня возникли проблемы!

    Хотя Цзюнь Мосе в самом деле не знал, что представляет собой эта проблема, он хорошо ощущал, что проблема очень широка. На самом деле он чувствовал себя нищим, держащим в руках золотую чашу, и выпрашивающим у людей горстку риса!

    В его сердце появилось чувство пустоты, и он даже не представлял себе, как его преодолеть...

    Просто великая трагедия!

    Вспоминая сравнение Цзюнь Мосе с нищим обладающим драгоценной чашей, но в этой ситуации более подходящим сравнением является нищий с чашей из цельного бриллианта. В самом деле, не важно насколько ценна его чаша, ему все равно придется просить рис!

    По мере того, как пагода Хунцзюнь продолжала вращаться, все клетки содержащие зверей Суань оживились. В самом деле, звери, которые раньше не замечали его присутствия, а именно звери уровней один, два и три, так же уставились на Цзюнь Мосе, начав биться телами о прутья клеток, как будто они не могли дождаться того момента, когда они выскочат из своих клеток и очутятся прямо в объятиях Цзюнь Мосе...

    Цзюнь Вуй недоверчиво смотрел со стороны; Что происходит? Что делает Цзюнь Мосе?

    Он просто ходил взад и вперед, с того момента, как он пришел сюда, и кажется, ничего не сделал, но тогда почему звери Суань действуют таким образом?

    Что здесь вообще творится?

    Но в этот момент вошел слуга и сообщил: - "Прибыла молодая госпожа из семьи Дугу."

    2-040: Раскручивая Пагоду Хонцзюнь

    Губы Цзюнь Мосе изогнулись в довольной улыбке, и он махнул рукой:

    - Это просто здорово!

    Его эксперимент оказался успешным. Он сказал указав на клетки перед собой:- Это ......... теперь бесполезно; Уберите их отсюда.-

    Слуга поспешно позвал еще нескольких слуг, и распределившись, они вынесли все клетки.

    - Эти звери Суань ... бесполезны? -

    Цзюнь Вуй недоверчиво смотрел широко раскрытыми глазами на своего племянника.

    - Все верно, теперь они бесполезны -

    Цзюнь Мосе улыбнулся: - Третий дядя, ээ... дядя, если ты планируешь забить этих змей на мясо, то отложи и мою долю; Змеиное мясо отлично подходит для питания человеческого организма. -

    - Забить змей... на мясо?

    Цзюнь Вуй открыл рот желая отругать Цзюнь Мосе: [мы потратили сотни тысяч лян на покупку этих зверей! еще вчера вечером ты просил меня купить их; и они уже бесполезны для тебя... Все что ты делал, это ходил вокруг них в течении двух минут! Эти звери с железной кожей звери пятого уровня Суань... И они полностью целы; Я потратил на них более двухсот тысяч лян!

    Ты хочешь, что бы я приготовил еду из змей, которые стоят двести тысяч лян...?!]

    Он как раз собирался начать свою тираду, но в этот момент они услышали сильный грохот. Дугу Сяо И вошла во двор в сопровождении семи здоровенных бугрящихся мускулами мужчин, чьи фигуры напоминали прямоугольники.

    Дугу Сяо И выглядела еще красивее, изысканнее и элегантнее на фоне своих семи братьев. Ее черные волосы были свернуты в объемную прическу, удерживаемую прозрачной шпилькой. Ее белое лицо выглядело еще более нежным и деликатным, а вишневые губы изгибались в улыбке, которая выражала одновременно радость и застенчивость.

    Белый платок покрывал ее светло-зеленое платье, которое мягко облегало ее тело вплоть до талии. И хотя очерченная платьем фигура молодой девы была еще слишком юной и несколько незрелой, она все равно имела прекрасные и изысканные очертания.

    Юная дева стояла в дверях, а ее тело блистало в лучах утреннего солнца. Рукава ее платья трепетали под дуновением легкого ветерка. Очень не многие люди могли быть под стать ее красоте. Цзюнь Вуй уставился на своего племянника, который так смотрел на молодую девушку, словно никогда ранее в своей жизни он не видел подобного зрелища.

    Даже Цзюнь Мосе не мог не восхититься ее красотой и был на секунду... захвачен красотой этого момента.

    - Куда ты смотришь? Тебе никогда ранее не доводилось видеть красивую девушку? - Громко прорычал Дугу Ин сдвинувшись в бок, и закрыв собой свою сестру от взгляда Цзюнь Мосе. Казалось, словно семь братьев Дугу Сяо И были не слишком довольны тем, что их сестра решила посетить резиденцию Цзюнь...

    - Ох, как поживают мои замечательные братья Дугу? Желаете еще вина? У нас его еще много! - глаза Цзюнь Мосе сузились.

    Внезапно Дугу Ин громко рассмеялся: - Не нужно выглядеть настолько гордым... ты одурачил нас, ради того, что бы мы выпили это твое дурацкое вино... -Он вдруг тяжело хмыкнул, а на его лице отразилось смущение.

    Очевидно, что вернувшись домой прошлой ночью, Дугу Сяо И побежала прямо комнаты, где жили ее братья, так как слова Е ГуХань заставили ее беспокоиться о их благополучии. Когда она открыла дверь, она увидела, что ее семь огромных братьев сидели за обеденным столом, и уже успели опрокинуть большой котел с кашей, стоявший на столе...

    На самом деле нельзя было их винить в том, что они опрокинули котел... Вино Цзюнь Мосе горело в их желудках и они не могли даже думать о том, что бы съесть любую жирную пищу, не говоря уже о мясе. Они не употребляли мяса и алкоголя целую неделю, из-за чего эти семь мужчин всю неделю стонали, кряхтели и голодали.

    Для столь больших мужчин питание кашей три раза в день было ни чем иным как пыткой...

    - Ах? Это Цзюнь Мосе настолько запугал вас? И почему вы потеряли столько мышечной массы? Ребята, я видела вас всего лишь несколько дней назад... Скажите мне что он сделал! Я преподам ему урок! - Дугу Сяо И была очень шокирована и рассержена, когда она увидела своих семерых братьев в таком состоянии.

    Однако, услышав ее слова все семь братьев одновременно подумали одно и тоже: [ Что? Она только что сказала что Цзюнь Мосе запугал нас? Этот парень, неспособен даже дотронуться пальцем до любого из нас, если мы не позволим ему, и она думает что он запугал нас? Вот это шутка! Он дал нам это вино, но после нескольких кружек мы стали слишком жадными... вот и все что случилось в тот день; Хотя вино было действительно прекрасным, ах! ]

    - Сестра, ты только что сказала Цзюнь Мосе? ха-ха, на днях он был повержен на землю одним ударом третьего брата! Ты действительно думаешь, что такой маленький парень как он способен запугать нас? Ха-ха, Сяо И, ты шутишь? Давайте братья, расскажите ей об этом! - Дугу Хао открыл свой рот намереваясь похвастаться.

    - Верно, шестой брат и я пнули его и ногами прижали его к земле. Ты должна была видеть выражение его лица...

    Если бы не появился отец мы бы не дали ему сбежать! Ха ха ха... - бесстыже хвастался Дугу Шан.

    - Но я слышала, что Цзюнь Мосе заставил всех вас валяться на земле. Я услышала это от очень авторитетного источника! -

    Семь ее братьев нахмурили брови: они причинили ему столько боли, и он даже не пожаловался на это...

    - Ты действительно думаешь, что Цзюнь Мосе способен повалить нас на землю? Это просто слухи и вопиющая ложь; Вот и все! - Дугу Сюн, встал, закатал рукава, обнажая свои большие сильные руки и ухватив одну руку другой, напряг свои мускулы, показывая свою силу сестренке: - Сяо И, я уверен, что Цзюнь Мосе распустил этот слух, что бы свести с нами счеты, поскольку он не способен даже дотронуться до нас, он использует подобные слухи, в качестве мести, что бы успокоиться.

    - Верно, видимо он надеется, что повторение этих слухов сделает их фактом! В тот день мы просто избили Цзюнь Мосе, а еще мы разгромили его дом, но те несколько кружек.... Дугу Чун бросился к Дугу Цзе, и закрыл ему рот ладонью.

    - Не говорите мне... как вы могли?! Вы так отнеслись к нему... он, он , его тело настолько слабое; как вы могли так с ним поступить? Как вы могли это сделать?! - Услышав сказанные ранее слова Дугу Сяо И разозлилась еще сильнее. В раздражении она вдруг заныла: - Ребята вы бессердечны... -

    Конечно, они преувеличивали!

    Семь братьев стали переглядываться, посматривая сконфуженными и смущенными взглядами друг на друга, и затем эти четырнадцать глаз снова посмотрели на Дугу Сяо И.

    [ Но что мы можем сказать, а? Нам кажется словно этот человек проделал дыры в наших животах, и они не позволяют нам нормально питаться?.... ]

    Дугу Сяо И продолжая рыдать, начала топать ногами: - Вы, вы ... вы были слишком грубы с ним... Я больше не могу на вас смотреть... Я вас ненавижу! - Она внезапно обернулась и выбежала из комнаты.

    - Что это было? - Дугу Сюн взглянул на остальных братьев смущенным взглядом.

    - Не знаю - Шесть остальных братьевбыли так же смущены, как и он, они одновременно непонимающе покачали головами.

    В этот момент Дугу Вуди проходил мимо их покоев, и мгновенно разъярился увидев как его дочь выбегает из комнат братьев в слезах. Переполненный агрессией он забежал в их комнату, схватил всех семерых и преподал им хороший урок...

    Позже, когда Дугу Сяо И попросила разрешения посетить резиденцию семьи Цзюнь, разумеется вся семья Дугу возражала против этого! Они предприняли столь обширные меры, что бы разлучить их обоих, и разрешить ей посетить дом семьи Цзюнь после всех этих усилий будет просто возмутительно...

    Но Дугу Сяо И прибегла к своему собственному способу получить желаемое, и заплакала. Столкнувшись со слезами, все три поколения семьи Дугу сдались ей....

    Тем не менее, они поставили ей свое собственное условие: -Ты можешь пойти, но тебя будут сопровождать семья или доверенные друзья. -

    И она согласилась с тем что сопровождать ее будут ее семь братьев. И таким образом, она отправилась с огромным и сильным сопровождением, вместо того, что бы просто дойти до резиденции Цзюнь одной.

    Но на самом деле, первый, кто отправился к резиденции Цзюнь был маленький Белыш; Он спрыгнул на землю, и повернул голову, что бы сочувственно взглянуть на старших семьи Дугу. Затем он повернул голову к Дугу Сюну и с яростью посмотрел на него и его братьев: [ Не смейте останавливать меня; Я не могу дождаться, что бы снова запрыгнуть в объятья Цзюнь Мосе...]

    Не смотря на то, что Белыш был пока всего лишь детенышем, и его рост и развитие еще не начались, он все еще нес в себе кровь и гордость продвинутой расы зверей Суань. Он просто не хотел иметь ничего общего с такими источниками раздражения!

    Если бы я был взрослым, я бы покусал вас за уши! Вы просто еще не знаете кто здесь главный!

    Цзюнь Мосе с улыбкой посмотрел на Дугу Сяо И: - Сегодня вы очень прелестно выглядите мисс Дугу; На самом деле я даже не могу отвести от тебя глаз.

    Лицо Дугу Сяо И внезапно осветилось счастьем, и она ответила: - Ты действительно думаешь, что я прелестно выгляжу? Мне казалось что ты не замечаешь меня... - но ее мысли были совершенно другими: он назвал меня "мисс Дугу", а не просто "маленькая девочка"... слышать от него такие слова намного приятнее!

    Цзюнь Мосе поспешно ответил: "Как что-то подобное могло бы произойти."

    Но он уже начал направлять энергию своего тела в пагоду Хунцзюнь в надеждезаставить ее вращаться!

    Белыш уже оказался в пределах досягаемости, поэтому Мосе хотел немного поэкспериментировать.

    Это было в первый раз, когда Цзюнь Мосе намеренно пытался инициировать вращение пагоды Хунцзюнь!

    Бабах!

    Его энергия начала проникать в пагоду Хунцзюнь! Внезапно, пагода Хунцзюнь начала вращаться на высокой скорости и излучать радужные лучи, которые были минимум в десять раз мощнее, чем когда-либо прежде. Сильная и мощная аура начала проистекать из пагоды с энергией, подобной волнам цунами...

    2-041: Шторм ауры

    В тот момент, когда энергия Цзюнь Мосе вступила в контакт с Пагодой и Пагода завертелась, как дикая юла, уши Малыша-Белыша резко встали торчком, а его тельце принялось дрожать! Маленький зверёк поднял головку и уставился на Мосе большими и милыми глазами, что точно показывало, что зверёк очень удивлён!

    В тот момент, когда это произошло, во внутреннем дворике покоев Цзюнь Мосе сидело девять человек; Дугу Сяо И сидела рядом с Мосе, пока её котёнок сидел в его руках.

    Цзюнь Вуй был в своём кресле чуть в отдалении от всех - он не хотел вмешиваться в эту встречу молодого поколения. Но, ни смотря на это, он был достаточно близко, чтобы следить за всем происходящим.

    Семь братьев семьи Дугу прошлой ночью провели много времени, распыляясь перед своей сестрой о том, как они недавно "победили Цзюнь Мосе", но было очевидно, что они просто хотят отомстить сорванцу за все те невзгоды, что с ними произошли по его вине... Однако все семеро вели себя очень сдержанно с того самого момента, как увидели Цзюнь Вуя.

    Их отец, непоколебимый Генерал Дугу Вуди, всегда очень высоко отзывался о Цзюнь Вуе, но даже так он называл его "тенью когда-то великого дерева"!

    Семь братьев также слышали много легенд о трёх братьях Цзюнь от их отцов, дядь, дедушек и ещё от нескольких разных людей из их раннего детства; так что эти легенды они могли пересказать хоть задом-наперёд.

    Белые генералы - Цзюнь Ву Хи, Цзюнь Ву Менг и Цзюнь Вуй!

    Истории об их военных подвигах и удачах всегда были слышны в казармах по всей стране и уже стали настолько известными, что перешли в легенды, которые завоевали сердце каждого солдата.

    Дугу Вуди всегда говорил, что мечтает о том, чтобы его сыновья стали похожи на трёх сыновей Цзюнь Чжан Тиана...

    Гордый Дугу Вуди никогда не рассматривал кого бы то ни было, как равного себе, но если речь заходила о трёх братьях семьи Цзюнь, то он, из гордости и уважения, молчал.

    Несмотря на то, что сейчас Цзюнь Вуй стал очень тихим и молчаливым человеком, каждое движение которого было элегантным и утончённым, семь братьев понимали, что этот однажды великий Генерал всё ещё бродит в тенях, но если его потревожить, он всё так же, как и раньше, может устроить хаос!

    Узнав о таинственной смерти своих братьев, Цзюнь Вуй впал в бешенство и стал посылать отряды и развязывать войны, омыв всю страну в реках крови. Жао Циань Хун в тот период времени в трёх войнах потерпел поражения, и если бы не таинственная помощь в последний момент, он точно бы проиграл всю войну.

    Именно благодаря той таинственной помощи Цзюнь Вуя чуть не постигла судьба, схожая с судьбой его недавно усопших братьев, но, вместо смерти, он стал калекой!

    Но та война всё ещё известна, как демонстрация всеобъемлющей мощи Империи Тянсян! Тот шторм из сотен тысяч солдат, одетых в железо, в едином порыве рвущихся в битву и бегущих на врага без страха смерти, стал легендой!

    И не смотря на то, что Цзюнь Вуя вынудили покинуть армию из-за его инвалидности, его имя стало образом, а его подвиги - легендами; даже насмешливые истории о нём все солдаты в стране говорили с уважением в сердце!

    В то время, когда семерых братьев пригласили сопроводить сестру в резиденцию семьи Цзюнь, Дугу Вуди от всего сердца предупредил их: "Ни за что, слышите, ни за что не провоцируйте Цзюнь Вуя!".

    Если во всей Империи кто и мог открыто выступить против семьи Цзюнь, так это семья Дугу, но даже не смотря на то, что молодой Цзюнь Мосе подшучивал над ними, они ни за что не посмели бы приподать ему урок, и всё это лишь из за одного человека - Цзюнь Вуя!

    Окажись Цзюнь Вуй в гневе, то он мог бы запросто нарезать семь поколений семьи Дугу, словно овощи для салата, и даже Дугу Вуди не смог бы его остановить.

    Подобное нельзя было исключать: темперамент Цзюнь Вуя в прошлом точно доказывал, что у него хватит на такое духу!

    В сердцах и мыслях семерых братьев Дугу Цзюнь Вуй был их героем, их идолом. Цзюнь Мосе пощекотал их гордость, но они всё равно не осмелились бы вести себя столь безответственно перед Цзюнь Вуем из уважения и страха.

    Цзюнь Вуй же больше не считал своего племянника ребёнком; чем больше он понимал своего племянника, то тем больше осознавал, насколько сам Мосе и его характер таинственны.

    Цзюнь Вуй осознавал, что обе стороны, сидящие сейчас недалеко друг от друга, заинтересованы в драке, и он точно знал, что случись вдруг битва, семеро братьев семьи Дугу потеряли бы свои жизни на месте в недоумении от настоящих способностей Цзюнь Мосе.

    Но также Цзюнь Вуй понимал, что его племянник, скорее всего, не был заинтересован в подобном развитии событий. Но даже так он чувствовал необходимость понаблюдать за всем со стороны, просто на случай, если что-то пойдёт не так, ведь в таком случае он должен бы был вступить и остановить неверно развивающиеся события!

    Даже подсознание Цзюнь Вуя подначивало его постоянно наблюдать за происходящим вокруг, а его интуиция шептала, что что-то вот-вот произойдёт!

    Потому что...

    Нынешнее состояние тела Цзюнь Мосе становилось всё более нестабильным с каждой секундой, и, хоть Цзюнь Вуй, Дугу Со И и все семь братьев не могли этого почувствовать, они все были в смертельной опасности!

    Цзюнь Мосе направлял всю энергию в Пагоду Хонцзюнь, не думая ни о чём, кроме увеличения скорости вращения Пагоды. Пагода же, раскручиваясь всё быстрее, выдавала в тело Мосе больше и больше ауры.

    Вскоре аура стала концентрированной, и тело Мосе стало светиться мягким белым светом....

    Цзюнь Мосе не ожидал такого, но меридианы его тела оказались неспособны контролировать настолько большой поток ауры, и он почувствовал, что они могут взорваться вместе с его телом.

    Мысленно Мосе удивился потоку хлынувшей в меридианы ауры и смог понять уровень опасности, в которой оказался...

    Цзюнь Мосе уже некоторое время слышал звук "пак...пак...", который был вызван напором ауры в его меридианах. Но самым ужасным во всей этой ситуации было то, что Мосе никак не мог остановить вращение Пагоды, потому что не мог оборвать поток энергии своего тела от самой Пагоды!

    Малыш-Белыш в экстазе замяукал и всеми четырьмя лапами вцепился в грудь Цзюнь Мосе; даже животик и мордочка животного были плотно прижаты к телу Мосе, а сам котёнок мурчал и мурчал с закрытыми глазами с выражением полнейшего удовлетворения на мордочке из-за ауры внутри тела Мосе.

    [Он - очень хороший человек...муррр....и он даёт мне так много чистой ауры...Я его никогда не брошу!]

    Никто и не догадывался о происходящем внутри тела Мосе кроме самого Мосе и Малыша-Белыша на его руках; остальные лишь могли заметить загадочную улыбку на лице Молодого Господина семьи Цзюнь.

    Но в тот момент, когда скорость вращения Пагоды Хонцзюнь стала умопомрачительной, Дугу Сяо И и её семь братьев стали почти одновременно чувствовать нечто странное..

    Все эти члены семьи Дугу испытывали одно и тоже чувство: Цзюнь Мосе сидел прямо перед ними, но он словно был за тысячи миль от них; сидя на виду у всех, он был нереальным фантомом, весящим не больше воздуха вокруг него.

    Он был живым, реальным, но их не покидало чувство, что протяни руку - и всё равно не коснёшься; Сяо И и семь братьев были словно во сне.

    [Это..странное чувство... Он словно вечерняя луна.. Он рядом, но всё равно недосягаем!..]

    Одновременно с ними нахмурил брови и Цзюнь Вуй,сидящий в стороне.

    Будучи экспертом Суань Ци уровня Небес, он точно мог почувствовать ауру, которую Мосе начал излучать; его племянник больше не мог удержать такое количество ауры в своём теле.

    Хотя осеннее небо над резиденцией семьи Цзюнь и было спокойным, аура в воздухе вокруг начала создавать невиданный ранее шторм. Этот шторм был не виден глазу, но над резиденцией давление шторма сгущалось всё больше и больше...это может привести к разрушительным последствиям.

    На небе не было ни облачка, но растения и деревья внутри дворика трепетали от невидимого ветра... А тело Цзюнь Мосе было самым центром урагана!

    Все насекомые и другие мелкие животные уже давно замолкли, ведь из самых глубин из души раздавался крик о том, что грядёт катастрофа; каждое существо вокруг могло понять, что происходит нечто невиданное ранее...

    Хоть другие и были в неведении, Цзюнь Вуй уже понял, что бедствие будет неслыханным. Действуя без сомнений, он двумя руками оттолкнулся от ручек своего кресла и, словно ястреб, взмыл над гостями резиденции. "Бам! Бамбам! Бамбам! Бамбамбам!" - восемь раз он ударил, и восемь тел без сознания рухнуло на землю.

    Никто из присутствующих членов семьи Дугу не был и близко равен ему по силе, они даже не успели заметить атаку.

    Затем Цзюнь Вуй быстро сложил тела в стопку, одно на другое, с Сяо И на самом верху. После он глубоко вдохнул и поднял всю стопку голыми руками.

    В мыслях он уже благодарил звёзды за то, что достаточно силён, чтобы сделать подобное; он чувствовал, что все те тренировки, через которые он прошёл в жизни, точно стоили того, ведь он смог поднять голыми руками восемь тел, которые вместе весили почти две тысячи килограмм*.

    Подняв их, Цзюнь Вуй немедленно развернулся и побежал прочь из внутреннего дворика Мосе...

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    * - не кидайтесь помидорами. англ.переводчик так и написал "almost two thousand kilos". если это ошибка, то сообщите мне об этом

    2-042: Дрожь земли

    Поток ауры уже начал принимать форму гигантского торнадо.

    Вихрь не был заметен глазу, но несмотря на это он мог погубить множество жизней. Цзюнь Мосе в тот момент был единственным, кто мог не боятся воздействия шторма, любой другой человек бы обратился в пепел; даже Цзюнь Вуй, эксперт Небесного уровня, вряд ли остался бы в живых!

    Перед подобным бедствием у Дугу Сяо И и её семерых братьев не было бы и шанса на выживание; они даже не подозревали об опасности! Но Цзюнь Вуй был мастером, как он мог не почувствовать опасность такого масштаба?

    Он, почуяв приближение шторма, мигом вырубил гостей и унёс их подальше в отчаянной попытке спасти их жизни!

    Он решил нести их всех разом из-за страха, что у него не хватит времени относить тела по-одному, ведь иначе торм мог убить тех, кто останется лежать рядом!

    Даже раскрыть себя для него было в тот момент не так важно, как спасти членов семьи Дугу, но Цзюнь Вуй понимал, что учитывая силы семерых братьев и Сяо И, они точно не смогут очнуться и понять, что их несёт "калека"!

    Едва Цзюнь Вуй успел покинуть внутренний двор, как аура, скопившаяся а небе над Мосе, резко начала вращаться и, устремившись вниз, входить обратно в тело Мосе. Аура со звуком "омммм" входила прямиком в Пагоду Хонцзюнь, из-за чего Пагода выросла в несколько раз; такой резкий рост вызвал бесчисленные лучи золотого света с белым от ауры отливом.

    Чистейшая аура потоком помчалась ровно в Бай-Хуэй* Цзюнь Мосе.

    Неподвижно сидящее тело Цзюнь Мосе вдруг начало трясти, а его лицо задёргалось под давлением от такого большого потока ауры... Его Бай-Хуэй* вдруг "раскрылся", и между ним и Пагодой возникла прямая линия, соединение, и подавляющая сила ауры направилась из его тела по этому каналу прямиком в Бай-Хуэй*!

    После того, как Пагода стала больше, аура потекла в тело Мосе так, словно гигантский кит принялся всасывать её через соломинку. Вся та аура, что Мосе испускал в окружающий мир, хлынула обратно в Пагоду Хонцзюнь, не оставляя и следа. Меридианы Цзюнь Мосе ещё не успели восстановиться от напряжения, но Пагода всё не останавливалась!

    Поглотив весь поток ауры, она снова начала испускать ауру в атмосферу вокруг...а затем поглощать её...и снова..и снова!

    Тот факт, что Малыш-Белыш всё ещё мирно отдыхал на руках Мосе, точно говорил о том, что эта аура была чистейшей формой из всех. Пройдя фильтрацию Пагодой, такая аура была очень полезна для Суань-Зверька; для растущего Суань-Зверя такая аура была лучше любого молочка или мяса!

    В один момент шерсть Малыша-Белыша стала ярко светиться, а сам он дважды вздрогнул от боли. Но видимо зверёк понимал, что для него это большая возможность подпитки, потому что он сдерживался и сидел на месте, не смотря на пронизывающую кости боль...

    Вскоре мех зверька начал осыпаться, оставляя лишь голую кожу; даже его брови стали осыпаться, словно осенние листья на ветру!

    Котёнок Суань-Зверя, пока его лапки тряслись, ещё несколько раз болезненно мяукнул, но так и не отпустил Мосе. Вскоре его тельце начало отращивать новый мех, и скорость роста можно было увидеть невооружёнными глазами; его новая шерсть оказалась даже длиннее старой...

    Затем Малыш-Белыш медленно потянулся, захрустев суставами, и, расслабив тело, открыл глаза; после он встал на все четыре лапки перед Цзюнь Мосе и, осмотрев свою новую шёрстку, принялся бегать вокруг него.

    Навернув пять-шесть кругов, Малыш-Белыш внезапно остановился и одной лишь головой почтительно и с благодарностью поклонился Мосе. Затем он принялся вылизывать свою новую красивую шёрстку.

    Весь этот ураган, начавшийся внутри тела Мосе, вызвал в окружающем мире ненормальные последствия, которые потрясли всю столицу и оставили жителей в панике!

    Потоки ауры, почти сломавшей все стёкла в городе, вдруг пропали без следа и заставили всех горожан думать: "Что за существо способно создать подобное??...".

    Невидимые потоки ауры заняли область в десять миль, которые стали "ограниченной зоной"!

    Даже эксперты Суань Ци уровня Земли не отважились бы войти в такую "зону" и искать источник аномалии! И, хотя всем было интересно происхождение шторма, никто не рискнул бы своей жизнью и не посмел бы войти в запрещённую зону!

    Именно так мир всегда реагирует на угрозы! Перед лицом устрашающей опасности даже гордые и заносчивые в обычное время эксперты станут робкими, как овцы!

    ... Тем временем в Зале Великолепных Драгоценностей ...

    Белобородый старик стоял на крыше здания с двумя людьми за его спиной; их звали Му Сю Тонг и Сяо Хан.

    - Такие способности.... Боюсь, что это существо уже перешагнул за Духовный уровень... -- лицо Девятого старейшины точно показывало, что он поражён: - Я и представить не мог, что подобная сила найдёт место в Тянсяне!

    Двое за его спиной были сильно удивлены. Сяо Хан спросил:

    - Девятый старейшина, если эта персона сильнее Духовного уровня, то неужели есть что-то выше?

    - Сильнее?.. -- Девятый старейшина потряс головой и ответил с серьёзным выражением лица: - Самого слова "сильнее" не хватит, чтобы описать ту реальность,в которой он обитает...ты даже не сможешь ПРЕДСТАВИТЬ его способностей.....

    Страх мелькнул в глазах Девятого старейшины, и он быстро исчез.

    Му Сю Тонг и Сяо Хан уставились в пустоту с неверящими глазами!

    ... Тем временем за городом ...

    Три отряда подходили к Тянсяну, но, столкнувшись с аномалией, все отряды получили приказ на немедленную остановку.

    Принцесса города Серебряной Метели принялась ходить в карете и, прикрыв лицо вуалью, и начала спрашивать старейшин:

    - Третий Дедушка, а почему мы остановились? Мы должны ехать... Мы же ещё не приехали!

    Третий и Шестой старейшины почувствовали дрожь земли, вызванную штормом ауры, и тут же переглянулись; в глазах друг друга оба увидели отражение...страха!

    Шестой старейшина стал нервно почесывать бороду:

    - То давление, что мы почувствовали ранее, определённо было не отзвуком битвы; но если один человек может произвести такое давление, то его силы слишком огромны, чтобы с ним тягаться... Не могу представить никого, способного произвести такую сильную, подавляюще мощную энергию... Брат, ты можешь себе представить источник этой силы? Возможно ли, что эта персона тоже охотится за ядром Суань-Зверя?...

    Затем, сделав паузу, он потряс головой и улыбнулся:

    - Если всё дело в этом, то мы...мы словно ягнята, сами идущие в пасть тигра....или кого похуже..

    Третий старейшина в ответ нахмурил брови и ответил:

    - Если это существо - тигр, то мы уж точно не ягнята.. Не думаешь ли ты, что для нас нет более подходящей метафоры; возможно, лучше подойдут "драконы"?

    Шестой старейшина долго молчал, но всё же ответил:

    - Третий Брат, я во всех своих путешествиях ни разу не чувствовал столь чудовищно сильного существа... Я боюсь, что этот человек уже перешагнул Духовный Суань...

    Третий старейшина вздохнул:

    - Я тоже никогда не чувствовал ничего подобного, и я даже верю, что этот человек уже пересёк вершину Духовного уровня Суань Ци, но это ведь не должно быть обязательно плохой новостью, верно? Этот человек уже сильнее, чем любой смертный! Так что ядро Суань-Зверя Девятого уровня для него может быть не больше важен, чем земля под ногами.. Так же возможно, что этот человек уединённо и тихо живёт в Тянсяне, а волну испустил только для того, чтобы приближающиеся войска и их генералы его не беспокоили... Но даже если всё это так, эта фигура сейчас в Тянсяне, и нам всё равно стоит быть крайне осторожными! Мы не можем себе позволить сделать ни одного неверного шага в сторону или начать резню без причины, иначе я боюсь, что эта сильнейшая персона не позволит нам вернуться в город Серебряной Метели живыми!

    - Твои слова звучат верно...так и поступим. -- ответил Третий старейшина и вздрогнул: - В любом случае, такой сильный эксперт не будет бегать по улицам или магазинам сам...

    - Да, это верно. Я точно уверен, что какое-то ядро Девятого уровня для такого эксперта не имеет никакого значения.. Не думаю, что его появление как-то связано с ядром.

    Третий старейшина гордо поднял голову, и в его глазах блеснул азарт:

    - ...Если мы сможем встретиться с этим мастером, то он, возможно, даст нам информацию гораздо более ценную, чем это ядро...Пока у нас есть шанс встретить такого человека, любой риск оправдан!

    Его брат вздрогнул от подобной мысли, но, чуть подумав, закивал головой и сказал:

    - Да, верно.. Но я не думаю, что он заинтересован в материальных благах этого мира: власть, богатство, слава, ядро Суань-Зверя... Так как мы сможем найти нечто, чтобы его заинтересовать?

    - Трудно сказать... Нельзя представить темперамент и характер такого существа, ведь мы не встречали никого столь сильного раньше...

    После этих слов две пары воодушевлённых глаз продолжили смотреть в сторону города Тянсян.

    Солдаты Империи Ю Танг также шли в сторону города Тянсян, когда Фей Менг Чен приказал солдатам остановиться и стал всматриваться в даль:

    - Я и представить не мог, что Тянсян станет местом для кого-то сильнее Духовного уровня...да, эта сила определённо выше, чем пик Духовного уровня! Видимо, ещё многое остаётся за границей моего понимания!

    Жао Циань Хун сидел на коне; он взглянул на своего спутника и спросил:

    - Учитель, о чём Вы там болтаете?

    Жао Циань Хун, хоть и был Генералом Империи Ю Танг, но не имел высокого уровня культивации Суань Ци. Он знал, что в мире существует много чудес, но его понимание мира было ограничено.

    Лицо Фей Менг Чена имело глупое выражение; он всё ещё был в шоке от уровня силы, что ощутил. Вопрос Жао Циань Хуна сделал лишь хуже:

    - Жао Циань Хун, неужели ты до сих пор думаешь, что это я виновен в смерти Цзюнь Ву Хи?

    - А почему я не должен тебя подозревать? Всё то время, пока шли эти четыре странных и унизительных для меня победы, ты, Имперский Учитель, где-то пропадал! Я спрашиваю тебя, Учитель, где ты был в то время?! -- лицо Жао Циань Хуна было невозмутимо: - Когда враг прямо передо мной, если бы я тогда убил Цзюнь Ву Хи, то я не смел бы роптать о тех победах.. Но он был убит во время подхода того странного подкрепления, и не умри он, то ОН бы ПОБЕДИЛ!

    Понизив свой тон, он тихо продолжил:

    - ..Весь континент теперь говорит, что "Жао Циань Хун - просто везучий Генерал"... Просто везучий генерал...Ты хоть понимаешь, как унизительно это звучит для такого, как я?!

    - Для тебя что, собственная честь важней чести своей страны? -- провокационным тоном спросил Фей Менг Чен.

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    * - Бай-Хуэй - акупунктурная точка на темечке. Считается точкой, где пересекаются все меридианы.

    2-043: Побег Инь и Ян

    - Для тебя что, собственная честь важней чести своей страны? -- провокационным тоном спросил Фей Менг Чен.

    - Собственная солдатская честь? -- Жао Циань Хун грустно улыбнулся: - Да, и я тебе уже не раз об этом говорил, но ты не сможешь этого понять.. Ты ведь такой сииильный и могууучий.. Тебе никогда не понять вещей, которые волнуют таких простых людей, как я. Как вообще ты можешь понимать, что такое "солдатская честь". если тебя волнует только результат, а?!

    Фей Менг Чен в ответ грустно рассмеялся и указал пальцем в сторону Тянсяна:

    - Ты не глуп, и, хоть ты не дико силён, даже ты понимаешь, что если бы сила, что мы почувствовали, развязала войну, то в кратчайшие сроки построила бы свою Империю, расшитую золотом, при этом собрав под своим единоличным правлением весь континент! Для нас это точно бы означало конец! Чего бы тогда стоила твоя "солдатская честь"? Как Имперский Учитель, я должен видеть шире, чем позволяют гордость и солдатская честь! Цзюнь Ву Хи погиб, но я не имею ни малейшего отношения к его смерти! И, даже будь я причастен к его смерти, она была бы лишь во благо нашей Империи Ю Танг, так что моя совесть и тогда была бы чиста!

    Спина Жао Циань Хуна резко выпрямилась, и он, чуть повернувшись, холодно сказал:

    - ..Ты стреляешь из лука людям в спины и всё ещё говоришь, что твоя совесть чиста?...Это лишь показывает, что у тебя нет ни совести, ни морали.

    Фей Менг Чен вспыхнул, но смог сдержаться: [..Да что с ним не так?..Я никогда в жизни не видел настолько тупоголового человека..Каждый раз, как речь заходит об этой теме, он начинает вот так действовать...Десять лет прошло с той войны, а он всё равно не может принять....]

    А внутри леса Тиан Фа группа диких на первый взгляд солдат осторожно пробиралась сквозь чащу.

    Вся группа была одета в рванину; у некоторых едва хватало ткани, чтобы прикрыться. Большинство было обёрнуто в шкуры и меха убитых ими животных, но и этого едва хватало, чтобы прикрыть покрытое шрамами с ног до головы тело. Более сотни шрамов покрывало каждого солдата и делало невозможным понять настоящий цвет их кожи. Лишь по одним шрамам можно было понять, что эти люди несколько раз стучались в дверь самой Смерти!

    По походке явно было понятно, что ноги некоторых сильно повреждены, но даже такие солдаты шагали гордо и мужественно, не смея опираться на плечи сослуживцев. Раненые тащили свои тела так рьяно, что не плелись позади отряда, а даже обгоняли менее пострадавших; никто не использовал подручные средства или ветки для опоры, никто!

    Одного взгляда было понятно, чтобы понять, что тела солдат истощены, но их боевой дух мог порвать Небеса на части!

    Каждый взгляд был острым, словно кинжал; каждый шаг - уверенным. И не десятки, а сотни таких солдат шли рядом, готовые посрамить и одним видом унизить любой другой отряд! Если бы таких солдат послали на поле боя, их бы прозвали "вестниками смерти"!

    Каждый из них тащил на своей спине груз, и даже раненые не были исключением. Каждый раз, как кто-то из солдат касался груза на своей спине, а его взгляде мелькала гордость. Было очевидно, что эти люди несли с собой награды за приложенные усилия!

    Они уверенно, шаг за шагом, приближались к городу Тянсян, и хоть скорость их движения была мала, каждый шаг, каждое движение было непоколебимым. В сотнях их глазах читалась спешка, но никто не спешил и не отставал от отряда.

    Эти люди были выжившими бойцами из тех трёх сотен, что лично готовил Цзюнь Мосе, а затем отправил в лес Тиан Фа на тренировку! Если несколько месяцев назад эти люди были подобны металлической руде, то сейчас они были брусками чистой стали! Будь они сталью раньше, то сейчас были бы "выкованы" в острое и смертельно опасное оружие!

    Вдруг над лесом Тиан Фа промелькнули в полёте две тени; скорость их полёта была настолько высокой, что оставила после себя хлопок. Тени направлялись в сторону Тянсяна.

    Толпа усталых солдат не попалась им на глаза, так как тени сами уже скрылись в сумраке леса.

    Цзюнь Мосе почувствовал ещё один поток ауры в своём теле, и что под действием этого потока его меридианы могут взорваться. Тем временем аура продолжала течь по его меридианам, пока почти не наполнила, но вдруг весь поток бес следа исчез в Пагоде Хонцзюнь, как в бездонной яме.

    Затем аура вдруг потекла обратно, а Пагода прекратила поглощение ауры.

    Сам поток ауры продолжил свой бег по меридианам, но в гораздо более сконцентрированной форме, из-за чего меридианы теперь были полны энергии! В тот момент Цзюнь Мосе уже набрал достаточно ауры, чтобы пробиться сквозь то "горлышко бутылки", что отделяло его следующего уровня Искусства Разблокировки Небесной Удачи, и легко смог взойти на следующую ступень!

    Если измерять силы Мосе мерками континента Суан Суан, то он перешагнул через Девятый уровень Суань Ци и взошёл на Серебряный!

    Это был большой шаг вперёд!

    Пагода Хонцзюнь смогла поглотить почти всю ауру в считанные моменты, пока остатки продолжали медленно струиться в Пагоду! Всего ауры было так много, что Пагода не сумела поглотить всю за один раз! Хотя Пагода и поглотила океан ауры, внутри не было и намёка на волны!*

    Цзюнь Мосе не предполагал, что маленькая Пагода Хонцзюнь может "взорваться" с такой силой! Он и представить не мог, что такая капелька силы Пагоды сможет заставить весь мир трястись!

    Но это не означает, что силе Мосе нет равных в мире.

    Пагода Хонцзюнь - древний и таинственный объект; вот почему она обладает такой силой с самого начала, и, хотя силы Мосе сильно возросли, ни возросли лишь по сравнению с его прошлыми силами и способностями.

    С тех пор, как Пагода поглотила всю ту ауру, что недавно кружила в воздухе, дворик Цзюнь Мосе выглядел совершенно нормальным... Но на самом деле таким он только выглядел; но если бы кто-то пришёл в его дворик и стал выискивать изменения, то понял бы всё с первых же шагов: вся земля внутри дворика Цзюнь Мосе просела на три дюйма вниз!

    Полки, столы, кресла и стулья, которые раньше были во внутреннем дворике, бесследно исчезли словно лёд, растаявший обратно в воду.

    На лице Цзюнь Мосе открыто читалась боль; он уже несколько раз пытался отсоединить свой поток энергии от Пагоды, но ничего не вышло. Так как Мосе не знал, что происходит, единственным выходом было просто ждать.

    Внезапно Пагода Хонцзюнь вновь стала крутиться, и Мосе почувствовал острую и резкую головную боль. Пагода постепенно замедлялась, и лучи света, окружавшие её ранее, одновременно исчезли.

    Вместе с этим Мосе вдруг увидел в своей голове картину.

    "Дни и ночи - это Инь и Ян, Небо и Земля - это Инь и Ян, биохимия жизни - это Инь и Ян. Человек со времён зарождения - Инь и Ян; хороша ли его удача или плоха - это Инь и Ян. Какую сторону ни покажи человек - это Инь и Ян. Всё может быть скрыто, и всё может быть найдено...потому что всё и всегда - это Инь и Ян"

    Побег Инь и Ян!

    Цзюнь Мосе медленно прочитал каждое слово "побега Инь и Ян", размышляя над ними. Он начал понимать, что так называемый "побег Инь и Ян" потребует кучу практики, но в итоге это может принести ему возможность скрывать своё тело где и когда угодно.

    Достигнув пика, этот "побег" сможет позволить ему прятать своё тело в воздухе! Он сможет убежать под воду на сотни лет или даже закопать себя в горах!

    - Эта Пагода точно не простая. Я могу использовать такое для... -- глубоко вздохнул Цзюнь Мосе. В его голове промелькнула мысль: [...Я могу использовать это, чтобы следить за красивыми женщинами..такими красивыми, как моя сводная сестра...]

    Как только эта идея возникла в его голове, Цзюнь Мосе сплюнул на землю и прокричал:

    - Цзюнь Мосе, может ты и мёртв, но я всё равно проклинаю тебя за эти мысли в моей голове!

    Услышь эти слова оригинальный Цзюнь Мосе, он точно почувствовал бы себя оскорблённым и начал бы причитать: [Разве это не твои мысли, братец? Правда ведь в том, что это - твои идеи, и со мной они не имеют ничего общего! так что хватит бранить меня за свою распущенность...]

    Цзюнь Мосе ещё не понял, что Побег Инь и Ян не так легко освоить, как он думал! В мире есть лишь пять элементов: металл, огонь, вода, дерево и земля, но понимание всех пяти элементов за границей понимания простого человека. Основываясь на индивидуальных особенностях каждого человека, простой смертный может лишь надеяться на понимание хотя бы одного элемента.

    Также этот Побег имеет несколько ограничений, но, в сравнении с первым Искусством, оно было прорывом, ведь могло позволить Мосе скрыться в любом месте!

    Но Цзюнь Мосе ещё не понимал, что сила Побега крайне редка и велика. Получив эту силу от Пагоды, он уже начал принимать её за должное, но...

    Узнай кто о подобной силе, за обладание ей началась бы кровавейшая битва! Никто бы не постеснялся использовать грязные трюки...

    Вернувшись назад, шокированный Цзюнь Вуй вошёл во двор, не веря в землю под ногами. Его острого чутья и Суань Ци с лихвой хватало, чтобы понять, что земля, по которой он ходит, опустилась на три дюйма!

    Пол не исчез, и земля под его ногами была тверда, но...

    [...Как такое возможно?..Весь пол просел на три дюйма...Что за ужасная сила способна на такое?!....Цветы в саду абсолютно не тронуты!..Такая мощь сотрясла весь город, а здесь не сорван ни единый листик!...Слишком странно!...Но нефритовые стулья, на которых сидели гости, тяжёлые и очень твёрдые...просто исчезли!.....Земля просаживается, вещи исчезают, но почему тогда не уничтожены растения?....Что за?..]

    - Мосе......это.....

    Цзюнь Вуй словно во сне смотрел на племянника, ожидая объяснений.

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    * - прим.рус.пер.: намёк на то, что в Пагоде ещё очень много места

    2-044: Рост Суань-Зверей?

    Цзюнь Мосе снова вернулся в сознание, но следы пребывания в трансе ещё оставались в его голове:

    - Я так же удивлён, как и вы, Дядя, так что не спрашивай у меня объяснения... Даже я удивлён и не совсем понимаю, что произошло..

    Цзюнь Вуй в ответ с мягкой улыбкой ответил:

    - Что ж... Ничего плохого ведь не случилось, верно?

    Увидев такую реакцию, Цзюнь Мосе благодарно улыбнулся и спросил:

    - Да, верно, не случилось... -- сделав паузу, от добавил: - ..Они успели заметить?

    - Я оглушил их, они скоро должны очнуться. -- с облегчением отметил Цзюнь Вуй: - Всё это произошло очень неожиданно, так что я уверен, что они не успели ничего заметить!

    - Действительно, это произошло очень неожиданно, но вы смогли со всем быстро справиться, Дядя.

    Сказав это, Цзюнь Мосе встал. Пагода Хонцзюнь была его наибольшим секретом, его залогом хорошей будущей жизни и лестницей к успеху в этом новом мире.

    Он просто не мог позволить себе раскрыть подобный секрет кому бы то ни было, даже своим близким... Некоторым секретам суждено быть тайной для одного.

    Малыш-Белыш же был крайне возбуждён - он бегал вокруг и вперёд-назад без остановки. Котёнок был таким радостным, что даже подпрыгивал в воздух и делал что-то наподобие кувырков или сальто, но он всегда мягко приземлялся на лапки; он не споткнулся даже раза!

    От возбуждения и счастья он даже подпрыгнул, и, схватившись за клок волос Мосе, стал на нём раскачиваться!

    Цзюнь Мосе беспомощно посмотрел на перевозбуждённого зверька и попытался взять его в руки и успокоить, говоря при этом:

    - Этот маленький котёнок не даст мне спокойно жить... Дядя, мне кажется, что пора бы привести наших гостей в чувства.

    - Сначала тебе лучше бы придумать объяснение для произошедшего, чтобы тебя не начали подозревать в чём-то странном... -- начал смеяться Цзюнь Вуй, но, когда его взгляд упал на Малыша-Белыша, смех резко оборвался. В шоке от увиденного, он стал бормотать:

    - ...Как такое возможно?....Он же..Он действительно продвинулся в силе!...Но это...как это возможно....Он был Седьмого уровня всего несколько минут назад....

    Глаза эксперта Суань Ци уровня Небес легко смогли заметить легкие изменения в теле котёнка, и Цзюнь Вуй, не в силах сдержать удивление, принялся бормотать словно городской сумасшедший.

    [Высокоуровневый Суань-Зверь способен поднять свой уровень...в таком возрасте?! Это - чудо, не иначе!]

    - О чём это Вы говорите?! -- Цзюнь Мосе схватил котёнка, не смотря на сопротивление с его стороны,и принялся вертеть его из стороны в сторону снова и снова в поисках изменений: - Ничего же не изменилось...ой, а вот тут вроде что-то поменялось..

    Цзюнь Вуй же был нем: [..У моего племянника есть ответ на всё, иначе он не стал бы говорить такие глупости,верно?... Рост этого зверька очевиден с первого взгляда на его тело, как Мосе до сих пор не заметил?..]

    Котёнок в руках Мосе начал злиться и стал гневно мяукать; в конце концов, он теперь был близок к тому, чтобы стать высокоуровневым Суань-Зверем, и, хотя Мосе ему сильно нравился, ему всё равно не нравилось такое обращение!

    Разозлённый Суань-Зверь может быть похож на игнорируемую женщину!

    Нужно сказать, что даже у Суань-Зверей есть свои границы: их рост ограничен их талантом и способностями. Железнокрылые Пантеры, особенно высокого уровня, как этот котёнок Седьмого уровня, редко могут достигнуть вершины седьмого уровня до конца своей жизни. Продвижение до следующего уровнядля них не является чем-то невозможным, но всё равно остаётся крайне трудным.

    Если Железнокрылая Пантера собирается совершить прорыв в росте, первым условием является достижение пика мощи в расцвете сил, потому что иначе, даже если стареющая Пантера будет сильна, как никогда, стареющее тело Суань-Зверя сильно осложнит или вообще не позволит ей сделать прорыв. Но, даже если первое условие будет выполнено, шансы на поднятие уровня крайне малы, ведь Суань-Зверю не всегда может хватить сил на прорыв границы между уровнями.

    В случае, если Зверь всё-таки сможет совершить прорыв, он привлечёт к себе внимание мира, ведь такой Суань-Зверь, его части или Ядро будут ценным и желанным многими сокровищем.

    Детёнышам Железнокрылых Пантер почти никогда не удаётся совершить прорыв в росте; большинство котят Пантер достигают пика своих сил лишь позже, постарев. Редко какой котёнок может стать максимально сильным для своего возраста!

    В этот момент глаза Цзюнь Вуя смотрели ни на что иное, как на чудо - на детёныша Железнокрылой Пантеры, который смог прорваться на следующий уровень, будучи ещё котёнком! Вскоре весь мир узнает об этом!

    [..Неужели это из-за Мосе?...Он же лежал на Мосе, пока тот культивировал, а потом просто прорвался на уровень вверх?....Его ведь больше ничего не касалось всё это время!..Да что происходит??....Чудо?..Неужели чудо??...]

    - Да, точно.. Это ведь большая перемена.. -- стал тыкать пальцем Цзюнь Вуй: - Твоя аура дала ему силы совершить прорыв; из-за неё же и тряслась земля... Как нам скрыть ТАКОЕ от всего мира?... Этот детёныш Железнокрылой Пантеры теперь же Восьмого уровня!...

    Для континента Суан Суан детёныши Железнокрылых Пантер Восьмого уровня хоть и были крайне редким явлением, но встречались и раньше, но..

    Но прорыв детёныша с Седьмого уровня на Восьмой, да ещё в таком малом возрасте.... Это новость могла стать беспрецедентной!

    - Продвинулся он или не продвинулся, это не моё дело; я ничего не знаю о том, что здесь произошло... -- невинно развёл руками Цзюнь Мосе: - Он просто стал на уровень сильнее, сам по себе... При чём тут вообще я?? Почему вы вообще спрашиваете меня?

    - Ты просто притворяешься, что не в курсе происходящего. -- глубоко вздохнул Цзюнь Вуй и яростно уставился на племянника: - Мы не можем быть беспечными...рано или поздно люди узнают, что этот котёнок смог прорваться на Восьмой уровень!

    Смотря на ситуацию с одной стороны, Цзюнь Вуй не видел всех выгод, которые нёс этот маленький Суань-Зверь, не замечал важности детёныша и его возможного будущего!

    - Ну, это не совсем случайность...

    Цзюнь Мосе знал, что его бесполезные отговорки загнали его в угол; Молодой Господин семьи Цзюнь даже подумывал о том, как бы избавиться от аномального Суань-Зверя, ведь он понимал, что рано или поздно, но люди узнают о произошедшем.

    Он уже обдумывал вариант, в котором говорит хозяйке котёнка, что тот внезапно заболел и от него стоит избавиться!..

    -..Что тут произошло? -- во дворик вошли ещё шатающийся Дугу Йинг и его шесть таких же братьев: - Дядюшка, зачем ты ударил меня??

    Дугу Йинг не посмел бы даже слегка нагрубить Цзюнь Вую, и обратился к нему, как к "Дядюшке", ведь всез семерых братьев с самого детства учили: "..никогда не грубите человеку, если хотите у него чему-то научиться и достичь того же, чего уже достиг он...". Первым из таких людей был, разумеется, их Дедушка - Дугу Цзёнхэн, затем был Дугу Вуди, а после него человек перед ними - Цзюнь Вуй; после него был, конечно же, был брат Дугу Вуди.

    - Ударить тебя? За что?? Вы недавно напились моего вина, а так как у меня кое-где ещё завалялось немного этого вина, вы, должно быть, опять унюхали его аромат и отключились... Я думаю, что это просто побочный эффект от медитации... Но вы, ребята, действительно слабаки, а? -- с максимальной жалостью в голосе и взгляде произнёс Цзюнь Мосе: - Ваша жизнь, наверное, так трудна... Ну вы просто взгляните на себя - семь здоровых и крепких парней, а сознание теряете даже от запаха вина, ха-ха...

    Семь братьев, услышав такое, тут же принялись чесать головы, чтобы скрыть смущение.

    Движения Цзюнь Вуя были так быстры, а контроль силы удара так точен, что семь братьев, уже теряя сознание, успели заметить только размытый силуэт, лишь отчасти напоминавший Цзюнь Вуя. Разум братьев был сейчас в хаосе, а воспоминания о вкусе и запахе того самого вина вместе с похожей на похмелье головной болью точно заставил их поверить в слова Цзюнь Мосе и забыть обо всём прочем.

    Они даже не заметили, что во всём внутреннем дворе не было и нет ни единой бутылки вина... А что до смены в обстановке двора, то семь толстокожих братьев не заметили ничего странного...

    Лишь Дугу Сяо И была тем, кого не удалось бы так просто обмануть, и, как только она вопросительно нахмурила брови, Малыш-Белыш выпрыгнул из рук Цзюнь Мосе и прыгнул к ней в объятья.

    Котёнок продолжал и продолжал крутиться в её руках, словно пытаясь сказать: [...Госпожа, посмотри, я стал сильнее, я продвинулся, я вырос, ха-ха.. Почему ты не рада?..У того дяди были очень большие глаза, когда он меня увидел...]

    - Малыш-Белыш, ты такой ми-илый! -- Дугу Сяо И стала заботливо гладить своего питомца, а её лицо стала из удивлённого счастливым. Она была очень рада увидеть обычно спокойного питомца таким радым и возбуждённым.

    Откровенная радость Малыша-Белыша не помогла ему, ведь, хоть Сяо И и была образованной девушкой, её познаний о Суань-Зверях не хватило бы, чтобы понять, что котёнок на её руках стал на уровень сильнее.

    На самом деле Дугу Сяо И всегда обращалась с котёнком Железнокрылой Пантеры, как с обычным домашним котёнком, а не как с высокоуровневым Суань-Зверем!

    - Вы семеро, пойдёмте со мной. -- чуть повернув инвалидное кресло, сказал Цзюнь Вуй: - Покажете мне, чему вас смог научить Дугу Вуди.

    Братья тут же быстро посмотрели друг на друга с восторгом. Они поняли, что Цзюнь Вуй обращается к ним и, возможно, чему-то их научит.

    Один из братьев, не медля ни секунды, тут же встал за креслом Цзюнь Вуя и принялся его катить. Он был в этом очень осторожен и аккуратен, ведь боялся, что Цзюнь Вуй может наехать на кочку или бугорок; так процессия во главе с Цзюнь Вуем покинула внутренний дворик.

    Семь братьев были так рады тому, что их кумир позвал их куда-то, что совсем забыли о цели своего визита и оставили свою младшую сестру наедине с Цзюнь Мосе...

    Как только процессия ушла, Цзюнь Мосе смог выдохнуть с облегчением. Улыбнувшись, Мосе выпрямился и сказал:

    - Мисс Дугу, я кажется припоминаю, что должен вам кое-что.

    2-045: Первый Нож города Тянсян

    В тот момент, когда он упомянул об этом, из головы Дугу Сяо И моментально исчезли все вопросы, и она надула губки:

    - Ты - плохой парень! Ты обманом увёл у меня тот кусок металла, так что теперь ты должен подарить мне нож!

    Прервавшись на секунду, она продолжила говорить рассерженным тоном:

    - И если нож окажется недостаточно хорош, и я буду недовольна, это не будет считаться!

    Несмотря на то, что она пыталась казаться сердитой, её лицо всё равно покраснело. В конце концов, это будет первый раз, когда она, как девочка, получит подарок от мальчика.. Всё, чего она боялась, так это что он откажет ей...

    - Это значит, что я должен изготовить нож, который будет достаточно хорош, чтобы удовлетворить тебя. -- улыбнулся Цзюнь Мосе, произнося это. Он ушёл в свою комнату, и очень быстро вернулся, держа в руках нож в ножнах.

    Ножны этого ножа обладали изящными изгибами, и, хотя в них было несколько слоев кожи, в руках Цзюнь Мосе они казались почти невесомыми; но кто угодно мог бы сказать, что внешний вид этого оружия - обманчив, если не сказать большего..

    Элегантное и воздушное ощущение от ножен, казалось, опровергало наличие надежного лезвия внутри.

    Это оружие понравилось Сяо И, как только она его увидела, и она уставилась на Мосе большими сверкающими глазами, ожидая, когда он продемонстрирует ей сам нож.

    Цзюнь Мосе заметил её выражение, и, ухватившись за рукоять, медленно извлёк нож. Не издав ни звука, нож покинул свои ножны.

    Поверхность лезвия засияла, словно Мосе удерживал сверкающую реку, текущую сквозь миры.

    Казалось, словно лезвие обладало своей собственной Суань Ци, которая свободно текла по его поверхности.

    - ..Карманный нож. -- произнёс Цзюнь Мосе, поглаживая пальцами лезвие: - Это карманный нож, который можно с легкостью спрятать в рукаве. Так как это - первый нож такого рода в городе, я назвал его "Первый нож города Тянсян!"

    - "Первый нож города Тянсян!" Это очень милое имя.

    Глаза Дугу Сяо И были устремлены на лезвие в руках Цзюнь Мосе, и она с нетерпением ожидала, когда сможет взять его в свои руки: [..Хммм, насколько красив этот нож по сравнению с тем уродливым куском металла! Я думаю, это хорошо, что сырой металл попал в руки Мосе...]

    - Изгиб клинка, длина и вес ножа идеально подходят для того, чтобы скрывать его в рукаве.. Давай посмотрим, подходит ли он для твоих рук? -- сказал Цзюнь Мосе, осторожно протягивая ей нож.

    - Он действительно красивый. Ты правда хочешь отдать его мне? -- взяла Сяо И нож, и стала крутить и вращать его вперёд и назад. Спустя небольшое время, она слегка повернула голову, и выжидательно посмотрела на Цзюнь Мосе.

    - Конечно. Он вам нравится, мисс Дугу? -- с лёгкой улыбкой спросил Мосе.

    - Конечно нравится -- Сяо И застенчиво смотрела вниз: - Но ты даёшь мне такой замечательный нож, и мне совсем нечего дать тебе взамен...

    - Я задолжал тебе этот нож, так что тебе не нужно дарить ответный подарок.

    Цзюнь Мосе почти рассмеялся: [..Эта маленькая девочка такая наивная...]

    - ..Это не так...

    Дугу Сяо И прикусила губу и нерешительно сняла тонкую нить ожерелья со своей шеи, и в руках у неё оказался небольшой нефритовый кулон: - Я...я...дарю тебе это взамен.

    Сяо И всё ещё смущенно опускала взгляд, и от смущения даже начала сжимать пальчики на ногах.

    - Спасибо.

    Цзюнь Мосе принял кулон, действуя так, словно он получал давно заслуженный им предмет. К тому же, даже слабо эмоциональный киллер понимал, что за этим подарком стоит особый смысл. Этот маленький кусочек нефрита был наименьшей возможной компенсацией, которую он мог получить за невероятно изысканный и уникальный клинок, который он создал.

    Из-за особой конфигурации ножа он не будет испытывать сопротивления воздуха, а при использовании искривленное лезвие будет так скользить сквозь воздушный поток, что будет оставаться скрытым даже в момент использования.

    И, хотя это было женское оружие, оно всё равно было чрезвычайно острым и прочным. Очевидно, что с точки зрения Мосе крошечный кулон, который он только что получил, не являлся честной заменой ножу.

    - Этот нефрит.. ты, ты ...

    Когда она положила кулон в его руку, она стала ещё более застенчивой, и даже начала заикаться, не в силах правильно сформулировать слова.

    - У мисс Дугу есть ещё что-то на уме? О, и я полагаю, что мисс Дугу должна быть очень способна в использовании ножей? -- хитро улыбнулся Цзюнь Мосе.

    Он использовал приблизительно две десятых от того куска металла для создания этого ножа, а остальное потратил на создание метательных ножей. По этой причине он был совсем не против отдать ей этот клинок.

    Сяо И услышала как он сказал "еще что то на уме", и не могла не покраснеть:

    - Нож? Ну да, конечно..

    Но, поскольку Мосе поставил под сомнение её мастерство, она возмутилась, сказав:

    - Смотри внимательно, я покажу тебе.

    Ей было очень тяжело стоять рядом с Цзюнь Мосе после обмена подарками, потому она отошла назад, и, подняв руку с ножом, стала демонстрировать свои навыки.

    Хотя её обучали по обычным методикам этого мира, её движения намного уступали навыкам Цзюнь Мосе. И, хотя клинок был создан с расчетом на маленькие руки женщин, лезвие в её руках казалось тяжёлым и черезчур длинным; когда она использовала его для демонстрации своих навыков, необычный нож внезапно стал казаться очень обыденным.

    Цзюнь Мосе, понаблюдав за её практикой, вздохнул.

    С того момента, когда он проходил обучение под руководством Цзюнь Вуя и Цзюнь Чжан Тиана, он понял, что люди в этом мире слишком сильно полагаются на культивирование Суань Ци и слишком мало внимания уделяют базовым навыкам боя. Очевидно, что пока у тебя уровень Суань Ци выше, чем у противника, то ты можешь победить врага грубой силой, но в некотором смысле эксперты этого мира всё равно оставались уязвимыми, поскольку были недостаточно подготовлены для сражения с хитрыми противниками.

    Люди этого мира не могли даже вообразить себе, как простой эксперт Серебряного уровня смог бы победить мастера уровня Духа, просто используя хитрость и тактику...

    Именно это заблуждение и привело к высказыванию "..всякий ниже Серебряного - муравей!"

    Однако, даже в этом мире, когда в бою сталкивались два человека одинаковой силы, победа неизбежно достигалась превосходством тактики и навыков.

    Это было особенно важно в случае женщин, таких как Сяо И, поскольку если они начнут состязаться с мужчиной в чистой силе, то они просто обречены на проигрыш!

    Врожденная сила женщины меньше, чем у мужчины.

    Здесь не может быть двух толкований!

    [Ну что это за ерунда, ах...] -- вздохнув, подумал Цзюнь Мосе и сказал: - Это-хорошая техника ножа, но взгляни: она чрезмерно сконцентрирована на самом ноже!

    - Ты думаешь, что моя техника владения ножом хороша? -- выпрямилась Сяо И и посмотрела прямо на Мосе с блеском в глазах.

    - Да, но этого не достаточно.. Проблема связана не с ножом, но с некоторой зажатостью в его использовании..

    Цзюнь Мосе просто взял нож из её рук и сделал пару шагов назад и в сторону. Взяв нож обратным хватом, он стал вращать его, демонстрируя свои навыки.

    Хотя его умения выглядели элегантно и даже казались безобидными, этого было бы достаточно, чтобы в бою отразить нападение четырёх или даже пяти противников.

    - ..Какая прекрасная техника... -- восхищённо захлопала Сяо И, и в её глазах появилось желание научиться подобному.

    - Это-первый закон скрытого ножа: Мягкий Взмах карманного ножа. -- остановился Цзюнь Мосе, и, улыбнувшись, сказал: - Техника карманного ножа имеет всего девять ударов. Говорят, что Танец Духа карманного ножа является лучшей техникой... Хочешь её выучить?

    - Конечно! -- радостно подскочила Сяо И и остановилась прямо перед носом Мосе: - Научи меня!

    Поскольку они оказались очень близко друг к другу, эти слова вместе с сильными крайне притягательным ароматом донесли её теплое дыхание к лицу Мосе.

    Когда ноздри Мосе втянули сладкий запах тела Сяо И, его сознаниеохватило странное чувство спокойствия.

    От тут же отпрянул назад, а затем подумал: [..Обучение, просто обучение, чего я боюсь?...], и снова шагнул вперёд.

    Сяо И увидела, как он покраснел: [..Я никогда бы не подумала, что самый известный развратник города Тянсян отшагнёт и покраснеет от одного запаха женщины!...]

    С этой мыслью в ее сознании она приблизилась к его телу, желая подразнить его. Но, когда она двинулась вперёд, Мосе тоже сделал шаг, и её тело оказалось настолько близко к Мосе, что их губы почти соприкоснулись...

    В этот момент Мосе вернулся в прежнее положение, и внезапно испытал шок - их губы легко встретились друг с другом, в то время как глаза шокировано уставились друг на друга...

    Нож покинул руки Сяо И и упал на землю, а её разум оказался в состоянии полного транса; тело застыло, неспособное осмыслить даже само понятие побега.

    Едва Мосе двинулся вперёд, он почувствовал мягкое прикосновение её губ вместе со сладким ароматом, но сам он не успел осознать смысл произошедшего.

    Подсознательно он высунул язык и облизнул верхнюю губу, испытывая чувство наслаждения; он не мог пропустить и её нижнюю губу...

    - Ах! -- воскликнула Сяо И, и её прекрасное личико внезапно сильно покраснело. Казалось, что всё её тело покраснело от страсти, и даже шея приобрела красный цвет. Она закрыла лицо руками и присела на корточки, тяжело дыша.

    [.....Он...он поцеловал меня!....] -- разум Дугу Сяо И был в полном хаосе: [...Он дал мне нож, а я дала ему свой нефритовый кулон, а потом он поцеловал меня...Я, я, я ,я, я....]

    - Э-э, это была случайность, действительно, просто случайность. -- немного смутился Цзюнь Мосе, ведь он облизал её верхнюю губу, а затем занялся нижней.

    Его позиция "учителя" вдруг трансформировалось в позицию "жулика"....

    Малыш-Белыш видел, как Цзюнь Мосе действовал своим языком, и не мог не волноваться - он мгновенно вскочил в руки Мосе и облизнул его губы в той же манере.

    [Черт возьми! Я в самом деле подвергся непристойной атаке от этой мелочи...]

    Цзюнь Мосе быстро схватил котенка и отбросил его прочь. Подвергнувшись таким неприятностям, Мосе, казалось, потерял весь свой шарм.

    - Мисс Дугу, я могу помочь вам подняться...Если ты останешься сидеть с закрытыми глазами, то как ты узнаешь техники ножа? -- попытался спасти ситуацию Мосе.

    - Я не встану! -- голос Сяо И звучал тонко, словно комариный писк: - Ты, ты...плохой... Как ты можешь продолжать звать меня "мисс Дугу", после того, как сделал со мной такое?

    2-046: Посланники двух стран

    - Я немного не понял, а что я сделал? -- почесал голову Цзюнь Мосе: - Так как мне к тебе обращаться?

    - Сам догадайся! -- Сяо И топнула ножкой: - Никогда не видела такого идиота!

    - Догадайся? -- нахмурился Цзюнь Мосе, заметив, что Сяо И раздвинула пальцы руки, прикрывающей лицо, и скрытно за ним наблюдает.

    Вдруг Цзюнь Мосе начал понимать: [..Ооу, теперь ясно - наши отношения меняются...Я пытаюсь её научить, так что теперь наши взаимоотношения стали отношениями "учителя и ученика"...]

    - Девочка теперь мой ученик; поторапливайся и вставай, твой учитель ждёт возможности обучить тебя мастерству владения ножом.

    Вместо уважения и почтительности Дугу Сяо И яростно наступила ему на ногу несколько раз:

    - Ты мне не учитель! Что тебя заставило подумать, что ты можешь меня учить?!

    Мосе от такого ответа впал в ступор; он абсолютно не ожидал, что ученик так ответит. Он поморщился и сказал:

    - ...уважай своего Учителя!

    - Учителя?! Учи мою задницу! Ты думаешь, что можешь использовать это "владение ножом", чтобы эксплуатировать меня? Я же сказала - я не хочу изучать это "мастерство ножа"; ты же простой врун и подлец, не больше!

    Дугу Сяо И была словно бы в ярости; казалось, что она вот-вот вытащит свои когти и порвёт Мосе на части: [..Я зла!...Ты - глупец!...И тупоголовый!...Абсолютно тупой, неромантичный глупец!]

    - Это какой-то бред! С чего это я "подлец"? и с чего это я "врун"?!

    Цзюнь Мосе был ошеломлён и не мог не подумать: [...Это же просто несправедливо...Ведь это прошлый Цзюнь Мосе был таким..А я никто иной, как спаситель семьи Цзюнь...Почему мне приходиться это терпеть...

    ...Я действительно не понимаю, к чему эта девчонка клонит...Я ведь помог её зверьку стать сильнее, подарил ей такой отличный нож, а теперь пытаюсь научить её техникам владения ножом, но она всё равно так меня ругает...Это нечестно!..Я ведь уже сказал ей, что тот поцелуй был случайностью! И ведь это не первый раз, когда она поцеловала парня..и даже если это был её первый раз, то и мой первый тоже...так что я тут потерпевшая сторона...

    ..Постойте-ка...Неужели она думает, что я в ней заинтересован из-за того поцелуя?]

    Всё тело Цзюнь Мосе вздрогнуло от осознания, что девушки начинают взрослеть и проявлять интерес к противоположному полу примерно к шестнадцати годам: [..Надеюсь нет...Я ещё не успел вдоволь насладиться своими холостяцкими деньками...]

    - Что ж, тогда забудь и быстро научи меня этому мастерству ножа! Надеюсь, ты знаешь его, а не просто хвастался!

    Снова с силой наступив Мосе на ногу, Сяо И закусила губу; с одной стороны, она хотела уйти, а с другой - нет. Она всё-таки смогла устроить эту встречу, не смотря на все сложности, но даже сейчас её семь братьев были где-то неподалёку...

    Сяо И чувствовала, что вот-вот расплачется: [Я понятия не имею, когда мы ещё сможем увидеться...А этот дурак....Он..он поцеловал меня...а меня в губы никогда даже мои родители не целовали, и...Я уверена, что этот поцелуй у него не первый, он ведь всем известный развратник...У него точно уже было много женщин...]

    Хоть Дугу Сяо И и действовала сейчас, как обычный подросток, нормальный взрослый человек не смог бы понять её мыслей!

    - Ты заставляешь меня учить тебя после такого проявления неуважения? Ты что, думаешь, что я тебе что-то должен?? -- закатил глаза Цзюнь Мосе, крича на неё.

    После этой фразы личико Сяо И стало красным, и слёзы полились по её щекам:

    - Ты..ты издевался надо мной....

    А сама она сейчас думала: [Сначала я отдала тебе свой нефритовый кулон, и ты поцеловал меня... А теперь ты кричишь на меня!...Мне стоит уйти - этого идиота никто не научил, как стоит вести себя с дамой!]

    - Нуу... -- шумно вздохнул Цзюнь Мосе; внутри он был разбит: [О, Боги! Почему с этой девчонкой так сложно общаться?..]

    Для такого опытного убийцы, как Мосе, любое дело было простым: хоть убраться, хоть убрать... Но уход за сердцем молодой барышни для него был подобен греческому!*

    Малыш-Белыш стоял между ними и в недоумении посматривал то на него, то на неё. Маленький зверёк мог понять, что эти двое сейчас в ссоре, но не мог понять, из-за чего...

    - Я хочу уйти... Я скажу своему Дедушке и Дяде Цзюнь что ты снова надо мной издевался... Ненавижу, ненавижу, ненавижу тебя! -- разрыдалась Сяо И, и пошла к выходу.

    Мосе положил ей руку на плечо в попытке остановить:

    - Эй, постой... Я совершил ошибку, ладно?

    Это был первый раз за обе жизни, когда он извинялся!

    - Отпусти! Ты не должен так просто меня трогать, тебя что, не учили?! -- с надутыми от обиды щеками крикнула Сяо И.

    Цзюнь Мосе молчал: [..Но ведь в последний раз, когда ты пустила подобные слухи, ко мне пришли семь твоих братьев!... Если ты сделаешь так ещё раз, то лишь Боги знают, что будет....Может быть, твой Дедушка лично возглавит армию при захвате моей спальни!.....О нет, за какие грехи мне досталось ТАКОЕ??..]

    - Хорошо, я научу тебя..

    Цзюнь Мосе просил о снисхождении...под собственной крышей!

    - ...Ладно! -- ответила Сяо И: - Для начала будь так добр...

    Цзюнь Мосе проследил за её взглядом и только потом понял, что до сих пор держит её за руку, и..покраснел. Сяо И так же смущенно продолжила:

    - ...ты..должен отпустить мою руку...

    Цзюнь Мосе отпустил её ладонь и стал задумчиво чесать голову: [Я совсем не понимаю, чего она пытается добиться?..За несколько минут её настроение сменилось пять или шесть раз...как такое вообще может быть? Это нормально?..]

    Подобное было за границей понимания Цзюнь Мосе - резкие смены настроения кем-то так просто, так быстро... Не удивительно, что люди говорят "женщину понять очень трудно"! Это высказывание точно правда!

    - ...Ладно, карманный нож имеет, в общей сложности, девять ударов. -- сказал, наконец, Мосе и взял в руку карманный нож: - Первый: Мягкий Взмах карманного ножа....

    Цзюнь Мосе старался как можно скорее обучить и показать девушке технику владения карманным ножом, ведь это было не особо сложной техникой.

    [..Держать её рядом....слишком сложная задача.]

    - Второй удар..... Третий: Сон карманного ножа...

    Облако карманного ножа, Танец Ветра карманного ножа, Падающий Гром карманного ножа, Вспышка карманного ножа, Осколки Сна карманного ножа, Вселенная карманного ножа...

    Дугу Сяо И была очень талантливой и умной; более того, её память была настолько острой, что она смогла запомнить все удары за полчаса, даже не смотря на то, что Мосе показывал её крайне сложные стойки и позиции.

    И когда уже было понятно, что обучение окончено, у Сяо И вдруг стали не получаться те же самые удары, которые идеально получались мгновения назад... Чтобы поправлять её, Мосе приходилось не только словами исправлять стойки девушки; в конце концов, на тренировках физический контакт почти неизбежен...

    Цзюнь Мосе был физически выносливым, но всё равно с него капал пот... Сяо И так же была на эмоциональном подъёме от тренировки; может, поэтому её щеки были пунцовыми...

    С точки зрения Цзюнь Мосе всё это действо было кранйе утомительным; для Сяо И же всё это было романтичной встречей двух влюблённых...

    Но, так как эмоции Мосе были почти на нуле, он просто думал: [..Боги, она же глупа, как пробка!...Почему я учу её одним и тем же вещам снова и снова и снова...]

    И вдруг словно бы выстрел из пушки прозвучал у врат резиденции Цзюнь. После этого послышался звук, словно солдаты стали слезать со своих лошадей...

    - Что происходит? -- произнесли Сяо И и Мосе, и тренировка остановилась.

    Смахнув пот со лба, Цзюнь Мосе внутренне расслабился, но тут же подумал: [..Странно...Для меня эта показуха была довольно сложной, но почему эта девчонка не устала? Она что, скрывает свои истинные силы??...Как я такое пропустил??....]

    Только сейчас он осознал, что смышлёная Дугу Сяо И смогла точно запомнить второй удар, но не понял, что она специально делала некоторые движения неверно. Весь процесс тренировки был для неё вовсе не утомительным; а как иначе, ведь Сяо И была слишком занята чувством счастья и смущением от того, что её обучает парень её мечты...

    Видимо разница в настроении действительно может побороть физическую силу и выносливость!

    - Имперский Учитель Империи Ю Танг, Фей Менг Чен, вскоре прибудет в Тянсян со своей охраной. Он уже почти у ворот города. -- произнёс Цзюнь Вуй; его до сих пор толкал один из семи братьев Дугу, пока остальные шли по сторонам и сзади: - Также с ним прибудет знаменитый генерал Империи Ю Танг - Жао Циань Хун. Его Величество уже отправил одного из Принцев встретить гостей у ворот.

    В момент, когда Цзюнь Вуй произносил "Жао Циань Хун", его глаза странно блеснули.

    В добавок к этому со своим эскортом скоро прибудет лучший эксперт Суань Ци из Империи Шэнь Ци; его стоит ожидать сегодня. Его Величество отправит двух других Принцев для встречи. Да, Его Величество готовиться отправить всех трёх Принцев на встречу с гостями их двух стран.. -- хитро улыбнулся Цзюнь Вуй.

    - Да уж, приготовления Его Величества можно назвать лишь "отличными", верно? -- громко произнёс Цзюнь Мосе.

    Он так же понимал, что эти два гостя точно будут скрывать истинные мотивы своего визита, но отправка Принцев точно расценивалась Мосе как мудрый и правильный шаг.

    - Его Величество снова просто экспериментирует... -- снова с улыбкой произнёс Цзюнь Вуй: - Не удивлюсь, если Его Величество определит наследника к концу посещения гостями нашей столицы.

    Не до конца понимая смысла сказанного, Цзюнь Мосе спросил:

    - С чего вы так решили?

    - Дипломатия - очень тонкое искусство, и владеющему им необходимо уметь очень точно давить на различные точки. В погоне за силой и властью все три Принца попытаются найти поддержки у соседних Империй, и такие отношения будут диктовать, кому выпадет управлять будущим нашей Империи. Связи трёх Принцев будут иметь большой эффект в будущем, так что эти встречи будут хорошим тестом их навыков.

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    * - прим.рус.пер.: для него, знакомого с убийствами, ухаживания и романтика - нечто совсем непонятное.

    2-047: Случайная встреча

    После объяснения Цзюнь Вуй чувствовал себя слегка одурманенным; глаза его были на половину закрыты. После того, как Мосе обрел силы, ему редко требовалась помощь дяди, даже наоборот - Мосе больше помогал ему .

    Однако сейчас был именно тот момент, когда Цзюнь Вуй мог поделиться полезным опытом.

    - Давайте пойдём и посмотрим на представление -- закатив глаза, казал Мосе.

    От трёх Принцев едва ли можно было ожидать чего-то хорошего. Неважно, что задумал король, Мосе не доверял Принцам, и сомневался, что они принесут пользу семье Цзюнь.

    Семеро братьев Дугу одновременно радостно воскликнули, а Сяо И, держа Малыша-Белыша на руках, просто кивнула; после она наклонилась к уху Мосе и прошептала:

    - Это всё - наш секрет, верно? Я никому ничего не расскажу, и тебя расспрашивать тоже не буду.

    Она замолчала, но потом продолжила:

    - Но если это что-то значит, ты сам мне скажешь, ведь так?

    Мосе развернулся и посмотрел на неё. Хоть взгляд юной девушки и был строг, Мосе видел в её глазах стеснение и симпатию. "Я никогда не сделаю тебе больно и не принесу беспокойств" - вот что выражал её взгляд.

    На мгновение сердце Мосе смягчилось, и его поглотило неведомое ранее чувство. Он молча дотронулся до её волос; слова были излишни.

    Внезапный удар по руке прервал его действия. Дугу Чонг смотрел на него с яростью:

    - Эй, мальчишка! Ты думаешь, что можешь делать с моей сестрой, что хочешь? Дотронешься до неё ещё раз, и я отрежу тебе твою чертову руку!

    Тёплое чувство мгновенно испарилось, словно в сердце убийцы его и не было.

    Сяо И видела все изменения на лице Мосе, но не могла ничего сделать; она лишь виновато улыбнулась, глядя на него.

    Пока они группой двигались по многолюдному центру столицы, братья Дугу втиснулись между Мосе и Сяо И.

    Мосе шёл очень быстро, часто меняя своё направление, так что вскоре он скрылся в толпе.

    Юная девушка попыталась найти Мосе в толпе, но не смогла; вскоре она оставила попытки, и, беспомощно посмотрев на своих братьев, обиженно надулась. Малыш-Белыш тем временем уснул у неё на руках: зверёк после развития хоть и выглядел полным энергии, но процесс прорыва уровня был болезненным и утомительным. Лишь восторг от происходящего не давал зверьку сидеть спокойно, но теперь, когда всё вокруг успокоилось, он заснул крепким, словно у ребёнка, сном.

    Смешавшись с толпой, Мосе почувствовал облегчение. Он бесцельно шёл вперёд, и чувствовал невероятную легкость, словно вместе с девушкой исчез тяжелый груз с его плеч.

    Легко понять, что силуэт Мосе засел у девушки в голове, и притом очень крепко, и, хотя первое впечатление было не самым лучшим, оно всё же было.

    - ...о, это же опять мальчишка. В последний раз, когда мы виделись, ты сильно оскорбил меня, а потом просто ушёл. Но сегодня ты не уйдешь. -- услышал Мосе из-за спины. Развернувшись, он увидел мужчину средних лет, идущего к нему с широкой улыбкой на лице; за спиной у мужчины мельтешили два телохранителя.

    Мужчина поднял руку, чтобы похлопать Мосе по плечу.

    Тело, которым сейчас владел Мосе, было не в самом лучшем состоянии; оно было повреждено алкоголем и вредной едой, так что после ухода из жизни оригинального Цзюнь Мосе в теле оставалась куча "мусора".

    Даже после того, как в нём поселился Цзюнь Се, тело не пришло в норму, а натренированный разум и Пагода Хонцзюнь лишь привели мускулы в рабочее состояние. Так что комплекцией он всё ещё был очень похож на прежнего владельца этого тела.

    Мосе уклонился от прикосновения - он не привык, чтобы какие-то незнакомцы прикасались к нему без спроса. Тут же он с удивлением для себя отметил, что рефлекторно не напал на незнакомца.

    - Тоже относится и к тебе. -- наконец ответил Мосе, нахмурив брови.

    Хоть Мосе особо и не рассматривал незнакомца, он вспомнил, что этот же человек встретился ему в дождливый осенний день в магазине с вином. И, какое совпадение, это был именно тот день, когда Мосе нашёл Ядро Суань-Зверя на пике Девятого уровня.

    И, в итоге, это же Ядро Суань-Зверя привлекло так много излишнего внимания, поставив целый город в довольно уязвимое положение.

    [..И снова этот странный мужчина...как же тесен мир..] -- глубоко вздохнул Цзюнь Мосе.

    - А я и не хочу уходить. -- ответил мужчина. Казалось, он и не заметил, что Мосе уклонился от приветственного касания: - Очень любопытно, почему же я встретил именно тебя снова, ведь в мире полно других людей. Кажется, это судьба.

    Эта фраза Мосе была знакома: он сам использовал её в разговорах с Дугу Сяо И, чтобы очаровать её и, возможно, вытащить немного информации, а теперь, услышав её из уст этого здоровяка, Мосе ощутил веселье от ситуации. Казалось, что мужчина заигрывает с ним.

    Теперь Мосе понял, что чувствует Сяо И: [..Но почему этот человек говорит такое мне?

    Может, ему нравятся молоденькие мальчики?]

    - Раз уж наши встречи предначертаны судьбой, как мне тебя называть?

    Мосе помнил, что в их первую встречу он был в не очень добром расположении духа, и, без злого умысла, обидел мужчину.

    - Хм.. Ты явно не хочешь проблем, парнишка.. Однако тогда ты пришел в винный магазин Старого Сонгаи оскорбил меня, не так ли? Ты сказал, что моё великолепное вино "недостаточно хорошо" для тебя! Это ли не оскорбление? --

    почти кричал мужчина: - А потом ты заявил, что "никто не достоин пить рядом" с тобой! Это ведь ещё одно оскорбление, не так ли?..

    Мосе посмотрел в лицо «старику», затем перевел взгляд на его тело, и, осмотрев его, пришел к выводу, что "старику" не больше сорока лет.

    [..И он называет себя стариком! У этого слова, может, значение поменялось? Да ему же чуть больше тридцати! Ну, в лучшем случае сорок… Называть себя стариком немного странно в таком возрасте...]

    - Так ты признаешь вину? -- хитро улыбнулся мужчина: - Если тебе действительно жаль, то как же ты думаешь добиться прощения?

    Цзюнь Мосе не мог выговорить ни слова. В итоге он всё-таки выдавил:

    - ..Я бы с радостью возместил тебе ущерб, но быть бесстыдным модно в это время года.

    Мужчина закашлялся от такой наглости, а потом рассмеялся:

    - Лишь истинный джентльмен способен выдать столь изящное оскорбление. Только как такой юнец, как ты, собрался просто так уйти от такого старика, как я?

    - Год может равняться десяти, и десять лет могут быть равны лишь одному. Может, к нашей следующей встрече у меня уже будет десяток детей, и я тоже смогу называть себя стариком. Однако буду ли я им на самом деле? -- ответил Мосе.

    - Ха-ха-ха... Может и так, но перестань меня дразнить. Пойдем лучше выпьем. --

    сказав это, мужчина искренне захохотал и потащил Мосе куда-то.

    - Я тебя разве знаю? С чего ты решил, что так просто можешь тащить меня выпить? -- нахмурился Мосе.

    - Когда встречаешь кого-то впервые, то это нормально - приглашать выпить. Так что должен ли я действительно знать тебя? -- улыбнулся эксцентричный мужчина: - Раз уж мы выяснили, что наши встречи предписаны судьбой, почему бы не распить пару бокалов вина вместе?

    - А ты прав! -- Мосе вдруг понял, что мужчина очень прозорлив, и почувствовал, будто наконец, впервые в своей жизни, встретил того, с кем может подружиться. Ему и правда захотелось выпить с этим человеком.

    У убийцы никогда не было много друзей, и в предыдущей жизни он всегда был одиночкой.

    - Ты ждёшь приезда в город Фей Менг Чена, Имперского Учителя из Империи Ю Танг? -- спросил мужчина, слегка улыбаясь.

    - Конечно! Это - одна из немногих сцен, которые лучше увидеть в живую. В конце концов, это - учитель другой Империи у нас в гостях! Думаю, это будет интересно. -- Мосе задорно улыбнулся.

    - Понаблюдать за толпой? Может, это и интересно, однако они не более, чем кучка врагов нашей Империи в сопровождении старого ублюдка, которым ненадолго будет дозволено ходить по нашему городу; в их сердцах наверняка кроются дурные намерения! -- улыбка мужчины потухла: - Неважно, как гостеприимно мы примем их сегодня; когда дело дойдет до войны, не будет никакой пощады и приятных речей!.. Так зачем весь этот фарс?..

    ..Учитель Империи Ю Танг или кто-то другой - мне наплевать! -- явно расстроился мужчина.

    - Хорошо сказано! За это надо выпить! -- Мосе одобрительно хлопнул в ладоши.

    - Ты вроде говорил, что вина Старого Сонга недостаточно хороши?.. А ты когда-нибудь пробовал редчайшие из их редчайших вин? -- мужчина, кажется не издевался, а правда задумал угостить лучшим из всех вин.

    Мосе решил склонить голову и ответил:

    - Я не буду говорить что-то против того, что я никогда не пробовал. Опыт куда правдивее, чем любые громкие слова!

    Мужчина от этих слов рассмеялся и повёл Мосе доказывать свои слова о лучшем вине.

    В тот момент ворота открылись, и Великий Принц поприветствовал учителя Империи Ю Танг, которого сопровождало не меньше дюжины всадников. Они направились к Принцу, проходя мимо королевских воинов, выстроившихся вдоль улиц. Пока процессия двигалась, Принц гордо восседал на коне.

    Проезжая по городу, Принц и его гость улыбались друг другу и переговаривались. Принц иногда указывал своему гостю на некоторые улицы, словно представляя город.

    Мужчина последний раз посмотрел на Принца, вздохнул и, покачав головой, отвернулся от него.

    После этого грустного взгляда мужчина повёл Мосе по улицам города, часто сворачивая в узкие улочки; казалось, он знает этот город наизусть. Вскоре они достигли таверны Старого Сонга.

    Мосе ещё раз посмотрел на одежду мужчины и подумал: [..Не странно ли это для человека его статуса? Как такой человек может знать все повороты и закоулки этого места?]

    - В прошлый раз, когда мы встретились в таверне Старого Сонга, ты сказал, что ты пил вина и куда лучше!.. Так что неси-ка то самое "вино получше" и угости этого старика!

    Услышав эти слова и интонацию, с которой они были сказаны, Мосе почувствовал, словно его только что предали. Своей позой он сейчас был похож на убийцу, который смотрит на награду за голову врага своего нанимателя...

    - Что? Что ты под этим имеешь ввиду? -- с широко открытыми глазами уставился на мужчину Мосе.

    2-048: ..Это был ты!

    Мужчина средних лет от смущения стал потирать руки, но выражение на его лице было не смущённым..скорее довольным:

    - Я пришёл в магазинчик Старого Сонга, чтобы выпить вина. Кроме этого у меня есть только одно хобби - и это пробовать лучшие вина со всей Империи Тянсян. Я очень ценю те слова, что ты сказал в последнюю нашу встречу; я даже прошёл по всем городу, расспрашивая о тебе.. Но, когда сегодня я заметил твоё лицо в толпе, я мог лишь рассмеяться поворотам судьбы. Ты говорил мне, что пробовал вино и лучше - так теперь докажи это.

    Мосе на время затих.

    С самого прибытия в этот мир он использовал слабости других людей, чтобы добиваться желаемого.. Но сегодня этот мужчина средних лет дал ему попробовать его же горькую пилюлю; вокруг было разбросано множество подсказок, но Мосе просто не смог их заметить...

    [..Это - оскорбление!..Нельзя позволить людям узнать о таком проколе!...Ты притворяешься "стариком", а я с тобой ещё вожусь..С чего бы тебе так поступать?..Как теперь с этим разобраться?!...]

    Мужчина средних лет вошёл в магазинчик. Двое его телохранителей уже скрылись из виду и, скорее всего, блуждали в тени где-то рядом.

    Мужчина же ещё недолго "посмущался" и, сделав пару шагов назад, начал говорить:

    - Сегодня у нас действительно дорогой гость; помнишь, я недавно говорил тебе об одном юноше, но ты мне не верил.. Так вот теперь он здесь, чтобы спасти мою репутацию; ты с ним, наконец, встретишься.... Что же ты, выходи скорее.

    Но говорил это мужчина не Мосе, а кому-то другому...

    Мосе ещё немного колебался, но тут мужчина средних лет вернулся с мужчиной чуть постарше; у Мосе было чувство, что раньше они встречались. Внешность и стан мужчины чуть постарше были отдалённо знакомы Мосе..

    Когда мужчина, взглянув на Мосе, улыбнулся, Молодой Господин семьи Цзюнь начал усиленно вспоминать личность мужчины перед ним.

    - ..Я слышал твои слова тогда очень хорошо, а эти особенно мне запомнились: "По-настоящему пить вино - это пить его на одной эмоции! Или даже на одной мысли! Простое заливание вина в живот нельзя назвать актом питья. Это можно назвать лишь простой тратой вина на ветер!"... Эти твои слова покорили мои слова.

    Таким словами Старый Сонг встретил гостя и, сделав паузу, продолжил:

    - Разумеется, я делаю вино уже десятки лет, и среди тех, кто делает вино, нет никого, кто знал бы об этом больше меня... Но ты смог уместить всю мою жизнь в пару предложений...и это немного грустно...

    - Верно - простое заливание вина в живот это простая его трата.

    Так ответил Мосе, разглядывая мужчин, пока все они садились за стол. На столе появился кувшин и кубки, но Мосе до сих пор не мог понять истинных мотивов мужчин.

    Старый Сонг с огоньком в глазах очень почтительно спросил:

    - Ха-ха.. Я хотел бы спросить, почему столь молодой юноша считает простое распитие вина "пустой тратой"?

    - ..А что вообще есть вино? -- спросил в ответ Мосе: - Сердца людей всего мира любят его, но почему? В чём суть вина?

    - Суть вина?... -- немного грустно повторил про себя Старый Сонг вопрос.

    Он сам только что сказал, что является "лучшим среди тех, кто делает вино", но даже он не мог сразу ответить на вопрос "что такое вино?".

    [Если ты хочешь сказать, что "вино - это просто напиток", то этим ты оскорбишь вино.. Но если смотреть шире..то что оно??....]

    - Вино - это эмоция! -- более серьёзным голосом ответил Мосе: - А сам акт распития вина меняется в зависимости от эмоции, с который ты пьёшь. Если ты пьёшь со счастьем в душе - то и вино сделает тебя счастливым; если ты пьёшь с праздником в душе - то и вино станет праздником; если ты пьёшь с депрессивной головой, то вино станет метлой, которая смоет твою печаль и поможет тебе позабыть о горестях! Когда ты навещаешь близкого друга, то вино станет весёлым и долгожданным представлением.. Когда ты прощаешься с близким когда-то другом, то вино будет твоим прощанием!.. Когда солдат пьёт вино на поле битвы, то вино станет кровавым дабы помогать солдату убивать врага!....А что до дегустации вина, то скажу так: когда пробуешь вино, настроение твоё становиться истинным вкусом вина.

    Сказав это, Мосе прервался и налил себе полный стакан вина; залпом его осушив, он с чуть рассеянным лицом продолжил:

    - Когда одинокий путешественник пьёт в чужой, далёкой стране, вино будет с привкусом тоски по дому! Когда вино в кубке поднимет иноземец, пригласивший тебя с ним выпить, то и вино станет символом новой дружбы!

    Старый Сонг и мужчина средних лет следовали за его мыслью, и даже ненадолго замолчали; Старый Сонг опомнился первым и тут же принялся восхвалять сказанное:

    - ..Хорошие слова, отличные слова! Отлично! Это воистину вдохновляюще, юноша!

    - Что же такого вдохновляющего в этих словах? -- усмехнулся Мосе: - Нет вина для богатых или вина для бедняков; всё это - лишь различия в настроении пьющих! "Пробовать вина" - это игра для джентльменов, но по-настоящему пробующий вино - это тот, кто пробовал вино с сотнями разных людей, потому что только так можно распробовать все грани и эмоции вина!

    ..Когда доходит до питья вина, то нет богачей или бедняков.. Независимо от статуса человека, если он знает, как пить, то он сможет и распробовать разные оттенки вкусов эмоций вина... Если кто-то, пробуя различные вина, будет пить без эмоций, то такой человек просто добавит себе знаний о том, что "разные вина разные на вкус", но такой человек никогда не сможет почувствовать вино, ведь он всего лишь без эмоций пихал в себя кубок за кубком!

    Так что когда речь заходит о простом, безо всяких эмоций, пробовании вина, я могу лишь описать этот акт как "второсортное проглатывание вина", ведь это - не истинное питьё вина, а просто красиво выглядящая церемония. Подобные церемонии не испортят имени вина, но сам человек не может быть настоящим джентльменом по отношению к процессу распития вина! -- с серьёзным лицом закончил Мосе.

    Мужчина и Старый Сонг рядом с ним выглядели так, словно хотят что-то сказать, но не могут решиться и перебить исходящую от Мосе мысль; словно они хотят узнать и понять самую главную мысль его идеологии.

    В то же самое время оба мужчины в своих сердцах смеялись над словами слишком уж юного мальчишки; с чем-то они соглашались, с чем-то - нет, но оба понимали, что слова юноши перед ними расплывчаты достаточно, чтобы значить для разных людей нечто разное.

    Мосе кинул взгляд в сторону и продолжил:

    - Сам акт распития вина - это просто клише*. Независимо от того, пьёшь ты вино в пабе за разговором, наслаждаясь в борделе, в поместье с друзьями или за деловой или политической встречей, ты пьёшь вино с эмоцией и поэтому всегда будешь выше простых выпивох!

    Мужчины рядом с ним, слушая "вдохновляющие" слова Мосе, не издавали ни звука; они лишь кивали в знак согласия со странным ощущением гордости: [..Мы пили вино десятки лет, так что нас можно посчитать за "настоящих ценителей", верно?..]

    Заканчивая мысль, Мосе вытянул два пальца и потряс ими:

    - ..Поэтому, на основе этих мыслей, твоё вино можно оценить лишь как второсортное....

    - ЧЕПУХА!

    Старый Сонг взревел в ответ на слова Мосе в попытке защитить свой продукт: [..Мы оба уверены, что я - лучший винокур** в этой стране; возможно, твоя теория и верна, но я потратил десятки лет своей жизни на изготовление вина, так что называть моё вино "второсортным" - это уж слишком!......]

    Мосе продолжил, не обращая ни капли внимания на гнев двух мужчин:

    - Ты, видимо, всё ещё не убеждён, что твоё вино - второсортное... Ты потратил десятки лет на создание и дегустацию вина, так что твоё мастерство и господство в этом вопросе не вызывает сомнений, но это так называемое "мастерство" не может быть полным, ведь ты не наслаждаешься вином.. Твоё вино может быть качественнее всех вин вокруг, но какой в этом толк, если ты продаёшь его для пробования, а не для эмоций?.. Именно потому, что "пробовать вино" и "пить вино" - это разные вещи, твоё вино второсортное!

    Мосе снова потряс своими пальцами:

    - Именно из-за этого вы и подумали, что у меня есть вино, которое лучше вина из магазинчика Старого Сонга. Судя по моим знаниям о вине я точно могу сказать, что из-за недостатка эмоций твоё вино жжёт горло....

    Несмотря на то, что Мосе играл словами, чтобы всё выглядело логично, на такой трюк всё же купились.

    Старый Сонг выглядел крайне недовольным из-за того, что Мосе так нелестно отозвался о его вине; не в силах сдержаться, он нахмурил брови:

    - Твои слова были очень хороши и на многое открыли мне глаза, но когда речь идёт о вине, то все знают, что Старый Сонг обошёл весь мир; так что сказать, что моё вино "горчит в горле" это всё равно что сказать про все другие вина, что они в сотню раз хуже!

    [..Я потратил всю жизнь на изучение секретов приготовления вина, и никто не смеет сказать, что его вино лучше!...Когда дело доходит до создания вина, то никто, кроме меня, не знает всех секретов приготовления моих вин; а этот малец смеет называть моё вино "горьким"?!...]

    Старый Сонг не мог не злиться, ведь оскорбили труд всей его жизни, но и возражающих аргументов он найти не мог, потому что знал, что хотя его вино и лучше большинства других вин на рынке, где-то существует вино, которое лучше его вина во всех аспектах. Но более того: судя по словам Мосе, качество вина не имело ничего общего с настоящим процессом распития вина!

    Цзюнь Мосе чувствовал, что Старый Сонг глубоко возмущён, поэтому не стал спорить дальше.

    Мужчина рядом со Старым Сонгом почесал ухо и, посмотрев на двух спорящих, вдруг сдвинул брови и выдал:

    - Старый Сонг, а если этот младший вернётся сюда с вином, которое будет в сотню раз крепче твоего...что ты тогда скажешь?

    - Я приму его как своего Учителя! -- выдал Старый Сонг, нахмурившись. В момент, когда он это говорил, его спина была прямой, словно трось; он точно был горд и уверен в себе!

    В дополнение к столь самоуверенной и гордой позе в языке его тела было нечто похожее на сожаление о сказанном!

    В момент, как Старый Сонг закончил говорить, сердце Мосе забилось активнее, ведь он вспомнил Старого Сонга!

    Ранее, когда Мосе вместе с Цзюнь Вуем разобрались с Залом Хуанг Хуа и уже почти скрылись, Мосе почувствовал, что за ними следит некий мастер Суань Ци, который позже оказался мастером уровня Небес! И, хотя Мосе удалось тогда отпугнуть эксперта, но он всё равно был сильнее, чем его Дядя, так что Мосе не смог бы забыть такого человека!

    Тщательно всё обдумав и проанализировав, Мосе понял, что тот эксперт был явно сильнее Сяо Хана, но лишь немного уступал его дедушке - Цзюнь Чжан Тиану!

    Кто бы мог подумать, что между владельцем магазинчика с вином и экспертом уровня Небес будет связь?

    Произнося последние слова, Старый Сонг от гнева не смог сдержаться и испустил едва уловимый поток Ци.

    И, хотя этой Ци было крайне мало и она быстро исчезла, её было достаточно, чтобы Мосе что-то заподозрил.

    Как в замедленной съёмке, фигура того эксперта и фигура владельца винного магазинчика стали соединяться в одну... Кадр за кадром, движения и манера речи - всё это складывалось в единую картинку... В одного человека!

    [..Я уверен!...Старый Сонг, это был ты!]

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    * - прим.рус.пер.: Клише - установленная традицией форма; общепринятый шаблон действий.

    ** - прим.рус.пер. - Винокур - изготовитель спирта и спиртных напитков из продуктов, содержащих сахар или крахмал; изготовитель вина. (если для этого случая неприменимо - пометьте как ошибку)

    2-049: Таинственный мастер

    Когда Цзюнь Мосе обнаружил, что Старый Сонг и есть тот эксперт, то скривил губы,ведь изначально он не собирался держать пари с этим человеком. Учитывая статус Мосе, схватка с кем-то вроде Дугу Вуди была бы для него достойной соответственно его статусу, но пари против владельца магазина с вином? Разумеется, нет.

    А если владелец магазина с вином будет экспертом Суань Ци уровня Небес? Вердикт, разумеется, будет пересмотрен.

    - Я могу объяснить тебе, что есть что, а что чем не является, ведь у меня есть способы убедить тебя. -- Цзюнь Мосе улыбнулся, показав белоснежные зубы.

    Его настроение внезапно стало очень хорошим, и теперь он смотрел на Старого Сонга, как голодный волк обычно смотрит на овечку.

    Несмотря на то, что Старый Сонг был мастером уровня Небес, он не мог не почувствовать холод: [....Глаза этого парнишки наполнены злом!...]

    - Пусть победит лучший из нас! Юноша, пари есть пари; что ты будешь делать, когда проиграешь? -- всё накалял страсти мужчина средних лет, смотря на Мосе.

    Он знал, что Старого Сонга нелегко будет обыграть, но он также чувствовал, что этот таинственный мальчишка тоже не просто юнец: [..Возможно, это пари между ними выльется в очень интересное событие, но, может, мне стоит немного волноваться?....

    ....Ведь если я не буду участвовать в их пари, а буду просто наблюдать со стороны, то и причин для волнения быть не должно...Или наоборот?...]

    Глаза мужчины средних лет сверкнули бритвенно-острым светом.

    - Если малец проиграет, то я хочу, чтобы в будущем он никогда больше не унижал моё вино просто потому, что не смог превзойти его качества! -- глаза Старого Сонг внимательно следили за Мосе: - Действительно, твои высказывания о вине имеют много смысла, но это не значит, что ты можешь оскорблять моё вино! Это, в конце концов, искусство, которое передавалось из поколения веками, и никто не смеет отзываться об этом искусстве плохо просто потому, что не смог сотворить нормального вина!

    - Тогда решено! -- недвусмысленно ответил Мосе.

    Ввязавшись в такое пари, даже если он проиграет, то не потеряет ничего.

    Мужчина средних лет, похоже, не мог дождаться начала соревнований:

    - Что ж, на том и решим! Но, по правде говоря, разве не должно быть свидетеля, чтобы убедиться, что вы двое используете справедливые и честные методы? Ведь в противном случае один из соперников может засомневаться.. Поэтому я считаю, что должен присутствовать свидетель, который будет находиться рядом с вами, пока вы будете делать свои вина; но не только свидетель... должны быть и судья, который объявит окончательный результат!

    [...Эти двое, кажется, очень настроены на победу, поэтому я думаю, что каждый из них представит нечто необычное...Если я буду судить это пари, то я могу насладиться этими винами одновременно... И не имеет значения, кто победит -

    я всё равно попробую отличные вина. Такое бывает один раз в жизни!....]

    Когда эта мысль пронеслась в его голове, мужчина средних лет сразу стал веселее: [...Старый Сонг, мальчишка.... Пришло время пробовать лучшие вина, ха-ха...]

    - Великолепно! -- сказал Старый Сонг, но тут вдруг он увидел спокойный и сдержанный взгляд Мосе; под таким взглядом он вдруг почувствовал, что в нем зарождается чувство неуверенности в себе..будто его интуиция тонко крикнула ему, что он может и проиграть.

    [...Что за шутка?....Он же всего лишь ребёнок. Одно дело - пить вино, но когда дело доходит до приготовления вина.....Я копил опыт гогдами, и если я сделаю своё фирменное вино, то как я вообще смогу проиграть ему?...]

    Эта мысль помогла уменьшить волнение Старого Сонга, но он всё ещё чувствовал смутное чувство внутри:

    [...Это ведь хорошо в любом случае! Если выиграю, то смогу убедиться, что я лучший производитель вина! А если проиграю, то узнаю некоторые новые вещи и смогу сделать ещё один шаг на пути мастера...]

    - Итак, через три дня я закрою свой магазинчик пораньше, чтобы все мы могли спокойно встретиться; как такое звучит? -- предложил Старый Сонг.

    Мосе улыбнулся и в ответ кивнул, думая:

    [...Я не знаю, связан ли этот таинственный эксперт уровня Неба с организацией.. Может ли он быть связан с Залом Хуанг Хуа?... Но тогда он сказал, что он "просто проходил мимо"... Тогда мне удалось спугнуть его и он сбежал, поэтому он, возможно, не работает с Залом Хуанг Хуа...]

    Мосе посмотрел на Старого Сонга и лукаво улыбнулся.

    Новичок уровня ниже, чем Серебряный, смог обвести вокруг пальца и отпугнуть гораздо более сильного мастера уровня Небесного Суань Ци; как Мосе мог не улыбаться, зная такую правду?

    Неожиданно позади прозвучал голос:

    - ...Несколько фунтов говядины и два кувшина вина......И ещё: через три дня я помогу вам судить ваше пари!

    Категоричность в голосе говорившего была крайне необычной, будто бы голос принадлежал Императору, который объявил решение своим подданным.

    В его словах не было и намёка на вопрос; это было решение, окончательное и не подлежащее спорам.

    Впервые стены магазинчика отразили голос, не принадлежащий тем, кто уже был внутри. Даже больше - голос был могучим, словно раскат грома!

    Мужчина средних лет был довольно слабым экспертом, и, конечно же, не смог бы защитить себя без охраны, но Старый Сонг был экспертом Суань уровня Небес, а чувства Мосе были усилены Пагодой Хонцзюнь и её Искусством Разблокировки Небесной Удачи; несмотря на всё это, человек сумел скрытно пройти в магазинчик.

    Ни один из них даже не понял, когда этот человек вошёл!

    Сейчас же человек уже сидел в нескольких шагах позади компании.

    Трое мужчин повернулись, чтобы посмотреть на неизвестного.

    Хотя этот мужчина и был человеком, его спина, казалось, была прямой словно копьё. Его лицо тоже казалось необыкновенным - он был лишён каких-либо морщин и линий вообще до такой степени, что его лицо словно было вырезано из мрамора, не имея даже намёка на эмоции.

    Длинные волосы красиво и естественно падали на его плечи, закрывая половину лица.

    Этот человек был одет в чёрное, и, хотя на дворе был полдень, его лицо и дыхание давали ощущение надвигающейся ночи!

    Никто не смог бы назвать возраст этого человека... Ему могло быть тридцать, сорок или даже пятьдесят лет... На самом деле, ему могло бы быть даже восемьдесят лет, но не было ни единого шанса понять его истинный возраст...

    По одному взгляду на гостя Мосе уже сделал выводы:

    [...Эта персона - настоящий мастер, эксперт на пике силы...мастер среди мастеров!.....В Тянсян погода всё хуже, а туч - всё больше.... Этот человек здесьнаверняка по той же причине, что и несколько других. Он здесь из-за Ядра!....А та сила, что послала его сюда, ещё более велика...]

    В дополнение к этому Мосе почувствовал очень знакомую ауру вокруг этого загадочного человека ; одинокую ауру! Этот аромат одиночества держался за руки с гордостью... Его одиночество было его высокомерием!

    Он был таким же, как и Мосе в своей прошлой жизни!

    [..Как одинокий волк в прерии...но этот волк, хоть и одинок, но бесстрашен....Он не хочет сменить одиночество на нечто другое..Он им наслаждается!...]

    - Кто ты? -- Старый Сонг и мужчина средних лет, похоже, насторожились.

    - Всего лишь тот, кто любит вино -- с опущенными глазами легко произнёс незнакомец: - Так что...говядины и вина, пожалуйста!

    Старый Сонг опустил голову в небольшом поклоне и ответил: - ..Уважаемый гость, пожалуйста, подождите. -- и исчез за стойкой.

    Мужчина средних лет усмехнулся и сказал:

    - Если дело в этом, то мы будем ждать вас через три дня.

    Он точно мог сказать, что этот незнакомец был чем-то экстраординарным, он был будто героем сказок; если такая персона будет судить пари, то точно самым непредвзятым.

    Такие люди не любят, когда им докучают, и потому они не докучают другим.

    - И с тобой, Младший Братец, увидимся через три дня. До свидания, ха-ха, не подведи старика. -- со смехом распрощался с Мосе мужчина и, повернувшись, вышел из магазинчика.

    Как только он вышел, двое его телохранителей возникли рядом:

    - Ваше Высочество, нам стоит проследить за этим юнцом, чтобы узнать, кто он на самом деле?

    - Нет, это не имеет значения. -- с усмешкой в голосе ответил мужчина, но затем он с серьёзным лицом спросил: - Что насчёт второго? Что вы можете сказать о нём?

    Охранники тут же переглянулись и зашептали:

    - ...кто-то входил в магазин?...

    -...нет, я не видел больше никого...

    - ..Что ж, тогда забудьте. -- тут же отрезал их мужчина средних лет, про себя анализируя ситуацию:

    [...Мои охранники - первоклассные эксперты уровня Земли, и их сил точно хватит, чтобы защитить меня от обычных угроз в столице... Но, несмотря на это, они не смогли заметить и тень того, кто так просто вошёл в магазинчик...... Кто же он?]

    .....Тем временем в магазинчике Старого Сонга.....

    Мосе с интересом взглянул на человека в чёрном, а затем вдруг улыбнулся и спросил:

    - В саваннах всё спокойно?

    Эта фраза привлекла внимание мужчины в чёрном, но выражение его лица не изменилось, даже когда он медленно поднял глаза, чтобы взглянуть на Мосе.

    В этот момент Мосе был очень удивлен, обнаружив, что глаза этого человека казались бездонными, как море; как будто они были такими же темными, как звёздное небо!

    Такие глаза могли поймать человека в ловушку, заставить чувствовать себя....жертвой.

    - Как ты узнал, что я из саванны? -- неторопливо спросил в ответ человек в чёрном. Каждое слово из его уст выходило чётким и ясным.

    - Твои ботинки - они изготовлены не в этом регионе. И твой пояс - узлы на нём из крайне редкого льна, который найти можно лишь в саванне.. Этого хватит, чтобы понять, откуда ты родом. -- с улыбкой ответил Мосе и сел перед мужчиной.

    - Нет, такого недостаточно.. -- ответил мужчина в чёрном и, посмотрев на место перед собой, произнёс: - ..И я не позволял тебе садиться передо мной; более того, ты такой чести не достоин!

    Мосе снова улыбнулся:

    - Ну если этого недостаточно, то как насчёт уникального запаха парфюма из саванны? Как насчёт ауры одинокого волка вокруг тебя; этого тоже недостаточно? И я не хотел стоять, поэтому сел. Буду я сидеть или лежать - какая от этого разница??

    Сказав это, Мосе с более тонкими нотками в голосе добавил:

    - А что до "достойности", то если мне покажется, что наши стандарты не совпадают и ты не сможешь пить рядом со мной, то я, разумеется, встану!

    После таких слов мужчина в чёрных одеждах долго смотрел на Мосе. Чуть подумав, мужчина улыбнулся идеальной улыбкой:

    - Интересные слова.. Я думаю, что действительно неважно, будешь ты лежать или сидеть.

    Этот мужчина казался странным. Хоть он и засмеялся, в его смехе было крепкое чувство одиночества. Хоть он и улыбнулся словам Мосе, казалось, будто улыбался он совсем по другому поводу...

    К этому моменту Старый Сонг вернулся с кувшином вина в одной руке и с тарелкой говядины в другой. Кинув взгляд на Мосе, он ничего не сказал; поставив блюдо и кувшин на стол, он удалился.

    Глаза мужчины не отрываясь смотрели на поверхность стола; так же, не отрывая взгляда, он взял кувшин вина и без звука осушил его до дна.

    После этого мужчина тихим голосом добавил:

    - ..Город Тянсян действительно велик - даже продавцы вина тут способны дорасти до мастера уровня Небес; хорошо..это интересно!..

    2-050: Я пью не за вино, а за одиночество

    Всё тело Старого Сонга стало дрожать, и от него вспыхнул слабый синий свет; но позже он успокоился и хриплым голосом сказал:

    - ..Этот старик восхищается вашим зрением, но я просто хочу спокойно и честно прожить в этом городе свои последние годы, чтобы никто не беспокоил меня из-за того, что я эксперт уровня Небес...

    Человек в чёрной одежде спокойно ответил:

    - Если старик хочет варить вино в мире, то хорошо - я не буду вас беспокоить.

    Старый Сонг повернулся, чтобы уйти, но затем тихо прошептал вслед мужчине:

    - Спасибо за вашу доброту.

    Цзюнь Мосе, улыбаясь, сказал ему вслед:

    - Старый Сонг, пожалуйста, принеси и мне два кувшина. Сегодня этот Молодой Господин сделает исключение и снова испробует твоего вина.

    Старый Сонг кивком принял заказ и ушёл за прилавок. Его поражало то, с каким лёгким сердцем юноша сидел рядом с таинственным экспертом. Старый Сонг чувствовал, что этот загадочный мужчина был способен убить их обоих сотнями различных способов: [...Парень ведёт себя очень безрассудно...]

    - Ты не выпьешь со мной?? -- удивлённо спросил мужчина в чёрном.

    - Я не принимаю милостыню от других…ведь если я выпью твоё вино, то тут же стану тебе обязан.. В этом мире, пронизанном долгами, долг благодарности погасить сложнее всего. -- Цзюнь Мосе небрежно улыбнулся: - Кроме того, приятнее пить то, за что заплатил сам.

    - Это разумно. -- ответил мужчина в чёрном, а затем продолжил тихо наслаждаться напитком. Отпив, он вытер рот и сказал:

    - ..Это вино действительно хорошее. Кумыс* всегда вкуснее с говядиной...

    В это время заказ Мосе принесли к столу. Тот сразу открыл бутылку и начал пить, скоростью ничуть не уступая таинственному эксперту.

    Хотя оба и сидели за одним столом, они были сосредоточены на том, чтобы пить вино, будто каждый из них сидит один.

    Человек в чёрном пил медленно, последовательно и неторопливо; так же неспешно он ел, ковыряясь в тарелке.

    Несмотря на то, что он пил вино в компании другого человека, казалось, что таинственныймужчина построил собственный мир и исключил из своего сознания все внешние раздражители.

    Выпив семь или восемь кубков вина, человек в чёрном внезапно открыл для себя выражение лица юноши, сидящего перед ним.

    Он сам пил из-за одиночества, но действия юноши в его глазах казались обособленней его собственных. Поскольку в основном мужчина пил в одиночестве, то сам себя развлекал. Но юноша перед ним, казалось, пил даже не вино...создавалось впечатление, что юноша пил из чаши само одиночество!

    Подсознательно загадочный мужчина пил вино, чтобы отвлечься от своего одиночества, но юноша впереди словно наслаждался им!

    [..Он способен выдержать чувство одиночества так открыто, будто ему на самом деле это нравится...что за невероятный ум?..Его уровень ума... неужели превосходит мой?!........Кто этот таинственный юноша?...]

    Несмотря на то, что мужчины находились за одним столом, они словно были в разных вселенных. Хоть Мосе смог ворваться в "мир" человека в чёрном безо всяких проблем, но мужчине было очень трудно попасть в "мир" юноши!

    Спустя некоторое время мужчина ещё больше удивился, осознав, как много внимания уделяет юноше перед ним, но тот, похоже, вовсе не замечал его присутствия!

    [..Кажется, в его глазах меня здесь просто не существует..]

    Таинственный человек находился уже на пике культивирования Суань Ци, так что мог спокойно чувствовать, что уровень Суань Ци юноши был жалким:

    [....Учитывая его возраст, его уровень культивации можно назвать только "обычным", может даже "ничтожным"! Я мог бы спокойно убить его потоком воздуха от удара!...Но почему такой парень, как он, может быть в таком расположении духа?...

    ....Культивировать всегда легко для детей больших семей, ведь если они искренне заинтересованы в обучении, то всегда могут найти совета или хорошего учителя. Таких "новичков" среди детей из больших семей часто можно встретить, но...

    ...Но такой ментальный уровень не часто встретишь...Даже среди высших военных чинов такой уровень мышления редок....что за тайну он держит в своём сердце??.....Он ведь так молод, но по ощущениям он намного старше!...]

    - Парень, ты особенный! -- медленно выдал мужчина в чёрном.

    - ..Ты всё ещё думаешь, что я не имею права здесь сидеть? -- спросил Мосе, не поднимая глаз; он был сосредоточен на своём напитке.

    - Если брать лишь возраст, то твой уровень Суань Ци слишком мал, так как меридианы серьезно повреждены. Поэтому, с точки зрения Суань Ци, ты обычный мальчишка..но, будучи в состоянии пить со мной один на один, поддерживая такое расположение духа.....это необычный подвиг. Даже самые опытные люди не могут такого сделать.

    Человек в чёрном легко улыбнулся:

    - К тому же, кажется, что ты ещё более опустошён, чем я; очень интересно узнать, от чего кто-то может стать таким одиноким в столь юном возрасте!

    - Мы в одной лодке. -- холодно посмотрел на него Мосе: - ..Для меня ты был достаточно хорош, чтобы занять у тебя одиночества и насладиться напитком; теперь же я не могу. Если бы ты продолжил выпивать в одиночестве, то и я бы наслаждался... Сейчас же вкус вина изменился - оно стухло.

    Сказав это, Мосе встал и достал серебряную монету:

    - Интересные люди могут со временем стать скучными. Ты действительно не должен был начинать разговор первым...в этом мире много любопытных людей, и ты только что добавил себя в их список.

    С этими словами Мосе, не оглядываясь, пошёл к выходу; но, прежде чем уйти, он добавил:

    - ....Поскольку ты признал меня достойным, я должен встать...

    Человек в чёрном вдруг вспомнил сказанные раннее слова Цзюнь Мосе: "...что до "достойности", то если мне покажется, что наши стандарты не совпадают и ты не сможешь пить рядом со мной, то я, разумеется, встану!..."

    Лицо одетого в чёрное мужчины сразу же изменилось:

    [...Этот парень только что сказал, что я недостаточно хорош, чтобы пить с ним?...Я - Одинокий Сокол! И с тех пор, как я стал известным, никто и никогда не осмеливался так поступать со мной! И вот этот мальчишка просто сказал, что я даже не в состоянии пить с ним, а затем, прежде чем уйти, поиздевался надо мной…Какое странное чувство...]

    Затем Одинокий Сокол вспомнил то, что только что сказал Мосе, и снова начал улыбаться:

    [...Нам действительно было интересно друг с другом, но потом я заговорил.... Заговорив с ним, я мог нарушить то настроение, с которым он пил...Если мои слова расстроили его и испортили настрой мысли, тогда его действия были оправданными...Парень! Даже если ты и не знаешь, кто я, я всё равно тебя запомню!...]

    Одинокий Сокол всегда был горд и отчужден, всегда стремился к небесам. "Сокол из Саванны" никогда никого не рассматривал , как равного ему. Он всегда презирал других и шёл по своему пути, не беспокоясь о мнении других.

    Но он никогда не думал, что однажды на него тоже посмотрят свысока!

    Разница в возрасте Мосе и Сокола была большой, а их уровни культивации Суань Ци нельзя было даже сравнить, но даже так этот молодой человек оскорбил его....

    И даже взглянув на Сокола свысока, Мосе не объяснил причин!

    Это оставило чувство подавленности и гнева в сердце Одинокого Сокола.

    [..Через три дня я вернусь, чтобы отомстить!...Посмотрим, насколько я буду достоин!...] -- Одинокий Сокол смеялся внутри, продолжая есть и пить: [...Совсем скоро я посмеюсь последним!...]

    Тем временем Мосе шёл с гордостью в сердце.

    Он не знал, кто этот человек в чёрном; Мосе никак не мог понять его истинные намерения!

    На самом деле, с тех пор, как Цзюнь Мосе взглянул на Одинокого Сокола, он понял, что этот человек - необычная фигура. В тот момент, когда этот человек точно определил уровень Суань Ци Старого Сонга, Цзюнь Мосе подтвердил свои подозрения.

    Его "Искусство Разблокировки Небесной Удачи" было за пределами чувств Старого Сонга, но человек в чёрном ощутил что-то необычное. Мосе также сумел понять, что человек в чёрном был, по крайней мере, на уровне Духа**.

    Более того, Цзюнь Мосе мог почувствовать знакомое одиночество, излучаемое телом этого эксперта. А когда глаза мужчин встретились, юноша почувствовал спокойствие и гордость его (эксперта) разума.

    Разумется Мосе понял, что этот человек приехал в город Тянсян в поисках Суань-Ядра, но он также подозревал, что у загадочного эксперта была и другая цель.

    Цель, к которой Суань-Ядро не имеет отношения!

    Хотя Мосе и не мог понять его истинных намерений, он мог почувствовать, что Суань-Ядро не имело особой ценности для этого человека.... Но, тем не менее, Мосе было понятно, что этот эксперт использует все средства, чтобы заполучить Ядро!

    В конце концов, мужчина при поисках определённо будет всё ближе и ближе подбираться к Мосе!

    В мыслях Мосе искал, как бы привлечь внимание этого человека, не вызывая у него особого интереса; поэтому он и показал перед ним свой характер.

    Он сознательно игнорировал мужчину, наслаждаясь своей компанией, чтобы разжечь его любопытство, которое и соблазнило того нарушить тишину...и, в конечном итоге, он заставил мужчину почувствовать себя презираемым....

    [...Чудак всегда странный, поэтому нужно поступать в противовес тому, чего он ожидает...Сейчас не так горд собой, а? Теперь я более горд, чем ты! Тебе не нравится твоё одиночество? Тогда ты не можешь быть более одиноким, чем я! Я единственный в этом мире, кто родом из другого!...]

    На данный момент план Цзюнь Мосе удался; Одинокий Сокол до сих пор не понял, что вся сцена была поставлена для него...

    Поэтому Мосе начал продумывать свой план действий для участия в новом представлении со Старым Сонгом через три дня...

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    *

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    * - прим.англ.пер.: Кумыс - кисломолочный напиток из кобыльего молока, полученный в результате молочнокислого и спиртового брожения.

    ** - прим.рус.пер.: - Суань Ци уровня Духа - возможно, анлейтер поменял "Божественный Верховный уровень" на нечто менее громоздкое

    2-051: Начало внешнего осмотра Танг Юаня

    Когда Цзюнь Мосе вернулся домой, Танг Юань уже ждал его там долгое время.

    На самом деле, Танг Юань пришел в резиденцию Цзюнь через несколько минут после того, как Цзюнь Мосе её покинул.

    Мосе сел со скрещенными ногами и спросил:

    - Это будет завтра?

    - Да, завтра! -- Танг Юань кивнул, как петух на пути к мяснику. Хотя его глаза всё ещё выражали небольшой проблеск надежды: - Третий Молодой Господин, Брат, я полагаюсь в этом деле на тебя.

    Затем Толстячок подошёл к Цзюнь Мосе и обнял его!

    - Братец, не заставляй меня блевать. Если ты сделаешь как я сказал, то с тобой всё будет в порядке. -- Цзюнь Мосе никак не мог успокоить Юаня; последние несколько дней толстый парень трясся от страха постоянно.

    Евнух Старый Жу -Жу Лао- определённо будет очень тщательно проводить отбор, и не остановится на простой проверке у кандидатов Суань Ци. Учитывая его положение, не будет ничего необычного в том, что он будет следовать правилам и мало вероятно, что кто-то уйдет без тщательного обследования. Более того, он точно выполнит всё это очень тщательно.

    Независимо от того, что Его Величество попросит Старого Жу сделать, Император всегда был уверен в том, что задача будет выполнена.

    В дополнение к тщательности и дотошности, у Старого Жу была другая странная особенность - он был очень сильно помешан на чистоте.

    На самом деле, одержимость чистотой не такая уж и проблема, ведь многие люди повернуты на чистоте. Привычка держать окружение опрятным и чистым не проблема, когда это относится к нормальным людям, но Евнух Старый Жу достиг вершины этой одержимости.

    Он принимал ванну дважды в день, независимо от сезона; даже серьёзная работа не могла удержать его от приёма двух ванн в день. После каждого приёма ванны он менял одежду, вплоть до нижнего белья.

    Даже если кто-то тронет дерево на дороге, Старый Жу будет избегать контакта с этим человеком из-за страха заболеть; даже Его Величество чувствует себя странно из-за одержимости Старого Жу чистотой.

    Даже когда Его Величество сказал Старому Жу сесть на стул, Евнух сначала вытер стул его полотенцем и только потом сел, и то только наполовину. Он не хотел садится правильно, чтобы не нагревать свои ягодицы... Эти странные действия Старого Жу ошеломили Императора и заставили его усомнится в здравомыслии этого человека...

    Что касается его вещей, то никто не мог дотронутся до них. Независимо от причины, если кто-то трогал что-то, что принадлежало Старому Жу, то Евнух выкидывал этот предмет; очевидно, что человеку в какой-то мере приходилось возмещать ущерб...

    Независимо от того, какая часть тела соприкасалась с вещью, она должна была быть отрублена. Даже если прикосновение было непреднамеренным.

    Император решил наилучшим образом использовать это черту Старого Жу, и потому обязал его следить за чистотой в Императорском Дворце. Разумеется, горничные постоянно жаловались на его завышенные требования, но и эффект был изумительным - Императорский Дворец стал одним из самых чистых мест во всей Империи!.

    Одержимость Старого Жу чистотой была хорошо известной, и так как все знали об этом, то всячески старались избегать с ним контакта из-за страха оскорбить старого человека, ведь последствия такого были ужасны.

    Естественно, Цзюнь Мосе не испытывал по этому поводу каких-либо затруднений.

    Мосе планировал сделать с точность до наоборот и надеялся, что это поможет уничтожить какую-либо вероятность того, что Танг Юань сдаст экзамен на евнуха!

    Старый Жу подходил к своей работе и обязанностям настолько серьёзно, что если с Танг Юанем возникли бы какие-то проблемы, то он точно не смог бы удержаться от упоминания проблемы в своём докладе, даже не смотря на то, что Толстяк принадлежит к очень влиятельной семье.

    Так что Цзюнь Мосе планировал использовать одержимость Старого Жу чистотой, чтобы эти самые проблемы точно возникли!

    - Толстяк, прими эту пилюлю за час до начала твоего теста. Затем, когда она вступит в силу, всё будет... -- подмигнул Мосе.

    - Я не знаю... это всё как-то неправильно... -- колебался Танг Юань, принимая от Мосе пилюлю.

    - Раз так, то здесь я ничем помочь не смогу.. Я предлагаю тебе решение, но всё зависит от тебя. От твоего решения зависит, будешь ты жить как насекомое или как свободный человек...хмм, хмм..

    - Хорошо! -- Танг Юань крепко сжал пилюлю в руках, после чего выражение его лица немного изменилось: - Я постараюсь изо всех сил!

    - Вот оно - лицо храброго воина! -- Цзюнь Мосе похлопал его по плечу с дружелюбным взглядом: - Я желаю тебе удачи, и я буду стоять позади тебя во время твоей миссии; мой дух будет поддерживать тебя.

    - А у тебя есть решение по поводу того, что меня будут избивать после того, как я завалю тест? -- спросил Танг Юань с волнением в голосе: - После того, как это случится, я уверен - мой отец спустит с меня кожу и никогда больше не даст мне денег...

    - В этом я могу тебе только посочувствовать... -- глубоко вздохнул Мосе, глядя на взволнованное лицо своего друга: - Это произойдет довольно скоро, и ты забудешь об этом всём раньше, чем думаешь.. Но помни: не забудь пропустить свой завтрак... Ты должен ничего не есть утром, хорошо?

    - Я запомню это. -- сказал Танг Юань, торжественно кивнув.

    После того, как Танг Юань ушёл, Мосе не мог перестать смеяться.

    Ему потребовалось много времени, чтобы прийти в себя; он был уверен в том, что план сработает.

    Но Мосе и представить себе не мог, что этот вопрос с Танг Юанем станет особенным и весёлым инцидентом, который будет на протяжении веков развлекать людей континента Суан Суан, превращая эту историю в легенду, а Танг Юаня - в знаменитость!

    Танг Юань был на пути из резиденции Цзюнь, когда встретился с Цзюнь Чжан Тианом.

    И, так как они встретились лицом к лицу, Танг Юань сделал шаг вперёд и поприветствовал его.

    - Юань, ты пришёл, чтобы встретиться с Мосе? Ты снова проиграл свою жену, а? -- строго посмотрел Чжан Тиан на Танг Юаня: - Чем вообще ты занимаешься? Посмотри на Мосе - он полностью изменил свою жизнь! Тебе тоже необходимо вырасти!

    Танг Юань начинал паниковать, но он не хотел терять лицо перед генералом! Иногда, когда молодые люди не знают ответа на вопрос при столкновении с сильными и величественными людьми, они начинают заикаться.

    - Нет, нет, что вы...-- и Юань подсознательно спрятал руку за спину.

    - Ничего? Тогда почему ты выглядишь таким напуганным? -- старик казался немного озадаченным: - И что ты держишь у себя в руке? Вытяни руку, чтобы старик смог её рассмотреть...

    - Ох, нет, здесь ничего... -- сразу стал нервничать Танг Юань, качая головой. Он сделал шаг назад, а затем споткнулся обо что-то и упал с глухим звуком.

    Цзюнь Чжан Тиан рассмеялся:

    - Ты выглядишь, как меленький и напуганный ребенок...не стоит меня бояться, я же не собираюсь воевать с тобой...

    Затем, Цзюнь Чжан Тиан, посмеиваясь, вошёл в резиденцию Цзюнь, больше не беспокоясь о Танг Юане.

    Юань тем временем встал и вытер пот со лба, а затем внезапно понял, что пилюля исчезла у него из рук. Он посчитал, что она, должно быть, выпала у него из руки, когда он упал. Поскольку это было вопрос жизни и смерти, он сразу же упал на колени в поисках пилюли. Поиск у него занял большую часть вечера.

    Из-за этого происшествия в голове у Юаня всё перемешалось и он начал думать, что Мосе сказал ему "...не забудь свой завтрак..."; он начал верить, что Мосе попросил его целиком съесть с утра завтрак, вместо того, чтобы идти с пустым животом!

    [...Я не думаю, что есть завтрак - это хорошая идея....но Третий Молодой Господин сказал мне съесть, так что я должен ему верить...Я поем прямо перед тем, как идти на экзамен....]

    Поскольку он подумал о еде, его желудок, естественно, спел песнь умирающих китов.

    На следующее утро Танг Юань наполнил свой желудок, после чего последовал за своим отцом на коне в Императорский Дворец.

    Министр Танг был очень горд своим статусом. Поэтому, чтобы предотвратить любые казусы, он уже провел полный осмотр тела своего сына. Он был уверен, что не будет каких-либо проблем в отношении его сына, поскольку избыточный вес вряд ли будет проблемой.

    Министр Танг посмотрел на своего толстого сына, лошадь под которым старалась изо всех сил, и улыбнулся: [..О чём я вообще волнуюсь? Как говорится - "человек не должен беспокоиться о своем весе"!...]

    Как только они достигли Императорского дворца, Танг Юань со страхом перед предстоящиммедицинским осмотром отправился в назначенную ему зону ожидания. Когда до осмотра оставался лишь час, он быстро проглотил пилюлю, которую ему вручил Цзюнь Мосе.

    Поскольку его горло пересохло, он выпил немного воды, чтобы успокоиться.

    Всего девять человек хотели устроиться на эту должность: четверо были из влиятельных семей, а остальные пятеро были талантливыми учёными. Увидев такую конкуренцию, Министр Танг был рад, что он уже устроил выбор своего сына!

    Но он ещё не знал, что план его сына, разработанный с помощью его лучшего друга, обернётся для него большой головной болью, ведь если их план будет успешным, то он потеряет очень много сбережений....

    На самом деле Министр Танг был обречён потерять свои сбережения...

    Метод Старого Жу был очень строгим и прогрессивным, что сильно раздражало претендентов.

    Все знали, что после того, как Муронг Сянчжун был выбран, он хромал на протяжении месяца... Так что же случилось с Муронг Сянчжуном на экзамене?.....

    По мере того, как претенденты становились всё более нервными, они начали делиться своими мыслями с сидящими рядом: [...Даже если мы будем выбраны, есть шанс, что мы останемся калеками! Если нас признают непригодными, то это будет большим унижением...]

    2-052: Крайне забавная ситуация

    Танг Юань стал ещё более нервным после того, как вызвали человека, который в очереди был прямо перед ним.

    Толстяк повернул свою толстую шею и, осмотревшись, заметил, что его отец смотрит прямо на него!

    Министр Танг знал, что его сын - не самый смелый человек, и, чтобы у Юаня не возникало мысли бросить всё на полпути, не сводил с него глаз. Он увидел взгляд, которым его сын осматривал всё вокруг, и прикрикнул низким тоном:

    - Не заставляй своего старика терять лицо!

    Услышав это, Танг Юань отвернулся, бормоча что-то себе под нос, и вновь уставился в пол... И в этот момент он почувствовал, как его живот начал сходить с ума.

    Его лицо побледнело и он, вскочив, крикнул своему отцу:

    - Я хочу в...

    - Ты хочешь, чтобы я снова пнул по твоей заднице? -- Министр Танг яростно посмотрел на своего сына: - Если ты не сдашь этот тест, то когда мы вернемся домой, я переломаю тебе ноги... и если ты скажешь ещё хоть слово, то я сломаю твои ноги прямо здесь!

    Бледный Танг Юань схватился за свой живот и сел обратно, всячески стараясь подавить это очень сильное желание.

    Но он не мог перестать проклинать Цзюнь Мосе: [Почему ты не сказал мне, что эта пилюля вызывает...газы?]

    Но он ошибался. Толстяк не знал, что не правильно выполнил просьбу Мосе. Вместо того, чтобы "не забыть пропустить завтрак" он " не забыл завтрак"!

    Эти два слова так сильно изменили ситуацию...

    К тому же, он выпил немного холодной воды, что усилило эффект пилюли в два раза! И, хотя конечный результат не изменился, события, что привели к ним, оказались ровно противоположными.

    Два молодых человека, сидящих рядом с Юанем, шептались между собой. Они принадлежали к семье Мэнг и Сонг.

    - Братец Сонг, ты знаешь, что Старый Жу... Что он делает с людьми..там?

    - Не спрашивай меня, я не знаю... Но я слышал, что экзамен очень жесток.. --

    приглушённым голосом ответил молодой человек из семьи Сонг.

    - Жестокий? -- подал свой голос Танг Юань: - Вы слышали, что Муронг Сянчжун больше месяца не мог нормально ходить после этого теста? Это более, чем "жестоко", как по мне.

    Два парня тут же стали белыми, как мел.

    Министр Танг яростно взглянул на своего сына, чтобы тот перестал распространять слухи, но внутри он им очень гордился: [...Хмм...Он наконец начал получать выгоду из ситуации... Он так хорошо надавил на своих оппонентов... Да, теперь он заслужил называться "членом семьи Танг"...]

    Танг Юань с явным чувством превосходства снова облокотился на спинку своего стула, но, после того, как он снова почувствовал бурление в своём животе, будто что-то задвигалось внутри, его лицо стало ещё более странным:

    [...Я не могу больше ждать... Цзюнь Мосе, я проклинаю тебя! Как ты мог забыть сказать, что эта пилюля вызовет такую реакцию...]

    Именно в тот момент, когда Юань решился сходить и решить свою "проблему", раздался голос:

    - Следующий...Танг Юань.

    Лицо Толстяка мигом стало зеленым; он ещё сильнее вжался в свой стул, не желая вставать. Министр Танг сердито встал со своего стула и грубо поднял своего сына на ноги; после того, как его сын встал на ноги, он крикнул:

    - Он назвал твоё имя, бесстыдник, так что не заставляй своего старика ждать!

    Сказав это, отец Юаня пнул его прямо по ягодицам так, что Танг Юань упал на пол.

    Танг Юань вошёл в комнату, находящуюся в конце длинного и узкого коридора, куда его привёл молодой дворцовый евнух. Температура в комнате была довольно низкой, ведь толстые занавески не позволяли солнечным лучам проникать в комнату; естественно, Танг Юань тут же почувствовал, как мурашки пробежали по его коже... И даже Старый Евнух был белым, как снег; и не только его кожа, но и одежда, волосы, даже носки были белыми. На нём не было другого цвета!

    Внезапно парень вспомнил легенду о "Похитителе Душ", и беспокоящий его живот сразу отошёл на задний план.

    - Ты - внук Танг Ванли? Раздевайся.

    Имя Старого Жу было немного странным - Жу Жу Жу. Его лицо не выражало ни малейшего следа эмоций, когда он посмотрел на толстого мальчика и указал на кусок белой ткани:

    - Раздевайся догола и становись там.

    Если бы здесь вместо старика была прекрасная молодая девушка, то Юань разделся бы быстрее, чем любой другой мужчина.. Но в данный момент его вместо прекрасной девушки попросил раздеться Старый Евнух...

    Под давящим взглядом он начал раздеваться, как если бы он был одним целым с одеждой.

    Старый Жу вызывающе поднял поднял свои брови и хмыкнул: "А?"

    Он опустился на стул, и, хоть он не двигался, Танг Юань почувствовал давление, накрывшее его большое тело лавиной снега...

    Лицо толстяка дрогнуло, когда он взялся за свой пояс:

    - Евнух... а... не могли бы вы отвернуться?...

    - Снимай их! -- сердито сказал Старый Жу, моргнув. Даже казалось, будто на самом деле его забавляла эта ситуация!

    -Немедленно! -- он не проявлял ни капли вежливости не смотря на то, что перед ним был сын министра.

    - Как скажете...

    Развязав поясной ремень, Юань почувствовал, что его живот стал бурлить ещё больше. Забеспокоившись, он отвернулся и, сморщившись, спросил:

    -Евнух, могу ли я ненадолго...

    - Хмпф!

    Похоже, что Старый Евнух не собирался повторять дважды: его глаза блеснули, и евнух, взяв в руки нож, разрезал одежду Танг Юаня. Живот Толстяка мигом опустился до колен.

    Юань вскрикнул и поспешно прикрыл нижнюю часть тела руками. Хотя ему не нужно было этого делать - живот хорошо скрывал всё то, что он не хотел показывать Старому Жу.

    Жу Жу Жу холодно кинул взгляд на Танг Юаня и начал ходит вокруг него, пристально рассматривая каждую часть его тела проницательным взглядом.

    -Подними свои руки и покажи мне свои подмышки!

    После того, как Жу Жу Жу холодным тоном сказал это, Юань поспешно сделал так, как его просили. И, хотя сейчас была осень, в комнате было терпимо холодно, хоть и явно холодней, чем в остальном дворце.

    Однако, когда Старый Евнух подошёл ближе, Толстяк начал чувствовать странный холод в воздухе. Когда холод проник в его душу, желудок Юаня стал чувствовать себя ещё хуже...

    Жу Жу Жу был всего в трёх футах от парня и постоянно давал новые приказы своим ледяным голосом:

    -Подними правую руку!.... Подними живот так, чтобы я смог тебя рассмотреть!..... Ложись и раздвинь ноги!

    Танг Юань не мог привыкнуть к чувству холода и приказам Старого Евнуха.

    Пот начал капать с его лба и, казалось, что он никогда не сможет покинуть эту комнату.

    Белый, как снег, Жу Жу Жу не выражал каких-либо эмоций всё это время; затем он подошёл поближе и сказал:

    - Повернись и наклонись так, чтобы я смог вставить эту палку в тебя!

    [Что?! Нет!] -- закричал Танг Юань внутри себя: [Я не из этих... Этот старик - извращенец! Я никак не смогу избежать его лап...]

    - Быстрее! -- снова повторил Жу Жу Жу.

    Танг Юань колебался, наклоняясь вперёд, ведь подобное действие могло сделать всё хуже. Он понимал, что если что-то пойдёт не так, то "некие вещи" могут выйти из него с сильным напором; он также понимал, что когда всё начнётся, он больше не сможет себя контролировать.

    После пары попыток он понял, что не сможет наклонится, иначе всё выйдет из-под контроля...

    Старый Жу из-за всего этого был в ярости, ведь он думал, что Толстяк делает всё так медленно намеренно; поэтому Жу Жу Жу силой нагнул Танг Юаня на 90 градусов.

    После этого Жу Жу Жу, с помощью двух палочек, раздвинул ягодицы Юаня, слегка наклонился и пристально, с широко открытыми глазами, посмотрел....

    В такой позе Юань больше не мог сдерживаться, и из его тела вышел звук "Пуп~~".

    Трагедия, наконец, произошла.

    Субстанция золотистого цвета бурно вышла из его тела; в это время Старый Жу был ближе всего в молодому телу.

    Поскольку он не думал, что что-то подобное когда-либо может произойти, он не смог уклониться...

    ....Снаружи Министр Танг распивал чай с мужчиной, чье положение было высоко. Он сидел на своём месте, потягивая чай, полностью уверенный в том, что его сын принесет ему хорошие новости.

    Он уже все устроил, но ему по-прежнему было необходимо, чтобы его сын прошел проверку у Старого Евнуха:

    [...Я действительно не думаю, что это необходимо, но я уверен, что он пройдёт тест. Ведь я уже поговорил с каждым министром и официальным лицом!...]

    Некоторые из кандидатов тоже были из влиятельных семей, но они были удивлены, увидев уверенный взгляд Министра Танг; их сопровождающие уже ушли с печалью на их лицах.

    И только Министр Танг сидел с улыбкой на лице: [Вы хотите побороться с семьей Танг? Ха ха, смешно!]

    В этот момент...

    Из комнат Дворца раздался безумный рёв! Этот рёв был наполнен болью смерти, раскаяния и ненавистью! Будто кто-то испытывал такую боль, что вся его жизнь превратилась в ничто!

    Крик пронзил весь дворец!

    Это был голос Старого Евнуха Жу!

    За этим криком послышался еще один:

    -Убирайся, ты дисквалифицирован!!!

    Эти три слова прокатились по городу Тянсян, как гром, и тысячи людей услышали их. Каждый, кто их услышал, мог почувствовать в голосе крайнюю степень негодования!

    Крик достиг даже дома Мосе. Третий Молодой Господин поднял свои брови и улыбнулся - он понимал, что его план сработал.

    Довольный собой, он додянулся до чайника, налил себе выпить и сказал:

    - ..Толстый Танг, ты действительно сделал это! Теперь ты действительно достоин, чтобы называться моим "партнером"! Я больше никогда не буду сомневаться в твоих способностях!

    Сделав короткую паузу, он рассмеялся с новой силой, не в состоянии себя контролировать:

    - ..Я жалею, что не видел выражение лица Старого Евнуха....

    Молодой Господин понял лишь то, что лицо Старого Жу сейчас было намного злее, чем он мог себе представить.

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
  • Отсутствуют комментарии