• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
  • — Говоря по существу, вы просто отплатили им чёрной неблагодарностью! — Лэн Дун мрачно усмехнулся:

    — Нет, не вы, а мы! Все мы позабыли о сделанном нам когда-то добре и презрели свой долг! К чему все эти помпезные оправдания! Лишь вызываем у людей презрительные усмешки!

    Лэн Дун рассмеялся, а затем вдруг завопил:

    — А эти трое достопочтенных из Туманного Призрачного Дворца, сражавшиеся бок о бок, чтобы одолеть одного Почтенного мастера четвёртого ранга… Да они не то что не смогли одержать победу, так ещё и позволили ей себя убить… Господин Чен, не думаешь ли, что это уж слишком смешно? Если слухи правдивы, и Мэй Сюэ Янь действительно тяжело ранена, а не мертва, тогда каков конец ожидает три священные земли? Да им теперь просто провалиться сквозь землю от позора осталось!

    От этих слов остальным четырём мастерам вдруг стало стыдно.

    Чи Тяньфэн слегка улыбнулся и сказал:

    — Братец Лэн, возможно ты позабыл, что Почтенная Мэй использовала таблетки первого Мудрейшего Тянь Фа, благодаря которым её сила увеличилась в десять раз! В тот момент, я своими глазами видел, как она приняла эти три маленьких таблетки. Сама природа встала на её сторону. Именно поэтому вышел такой исход сражения! Однако в будущем ей будет тяжело выйти за пределы такого уровня. Почтенная Мэй на самом деле теперь лишена всякой жизненной энергии!

    — Ты довольно редко проявлял интерес к мирской жизни, всё время только тренировался. Это, конечно, вызывает восхищение. Однако, времена уже не те, зачем нам полагаться на каких-то священных животных, если у трёх священных земель есть своя сила? Человек всегда был и есть и будет подлинный царь природы! Если постоянно будет использоваться такая разносортная помощь… Да, блин, как вообще можно это терпеть?

    — Я понимаю сказанное тобой, будучи человеком. Я, Лэн Дун, сам веду себя высокомерно и заносчиво и с неохотой принимаю постороннюю помощь в борьбе с иноплеменниками. Но даже если нам больше и не понадобится сила Тянь Фа, разве обязательно так жестоко над ними измываться? Разве вы забыли, как изначально они боролись за нашу землю? Теперь, когда наши собственные силы окрепли, думаете, можно просто отбросить их как ненужный мусор?

    Лэн Дун возмущенно добавил: — Не дать Тянь Фа принять участие в войне за Небеса — это дело одно, а начать войну против Тянь Фа — это уже совершенно другое дело. Неужели чтобы не дать священным животным вступить в битву, нужно истребить их всех до одного?!

    — Как люди, мы, естественно, имеем свою собственную гордость! Но, дорогие мои достопочтенные братья, нужно так же помнить о том, что человек отличается от животных тем, что он имеет совесть! А сейчас мы собственными руками убиваем наших старых союзников, ха-ха. Задайтесь вопросом, а люди ли мы вообще после этого?

    — Да мы и сами не хотели так поступать, но они действительно твердолобые животные! Даже если они будут прекрасно знать, что их сила не потребуется, всё равно назойливо пойдут на гору Тяньчжу! Даже самые глумливые насмешки простодушные священные звери превратят для себя в добрые слова.

    Чен Чун грустно повествовал: — К примеру, я слышал, что тысячи лет назад во время битвы за Небеса, когда мощь и сила трёх священных земель достигла поры самого расцвета и помощь леса Тянь Фа больше не требовалась, Император обратился к Мудрейшему Тянь Фа с такими словами: — «В этот раз победа определённо будет за нами. Как говорится, чтобы отрезать курице голову, не нужен нож для убоя быков. С такой силой как у Мудрейшего, нет необходимости вступать в эти военные действия, но вы всегда можете замкнуть ряды нашей колонны. Ваше сердечное отношение и доброту мы никогда не забудем».

    Этими словами Тянь Фа якобы были исключены из участия в битве за Небеса. Но в то время Мудрейший ответил вот как: — «Всё в порядке. Доброта не доброта, давайте поговорим об этом после войны. В этот раз я должен истребить их всех до одного. Разве не будет веселее использовать нож для убоя быков, чтобы отрубить головы этим курам? Я услышал ваши уклончивые речи». [читай раньше всех на — ранобэс — ищите в поиске]

    После этих слов Чи Тяньфэн и остальные мастера ехидно засмеялись, не иначе как над Мудрейшим Тянь Фа, вообразившим себя умником.

    Этот случай Чен Чун представил как шутку, чтобы хоть как-то разрядить атмосферу.

    Однако после сказанного Лэн Дун стал ещё серьёзнее:

    — Священные звери — остолопы! Да их наивность и простота — это величайшая ценность! Неужели это так смешно?

    Он сделал паузу и сказал:

    — Из-за своей простоты они никогда не строят козни. Поэтому издавна никто никогда не переживал, поручая какие-либо дела Тянь Фа! Им можно доверить даже защиту своей собственной задницы, не беспокоясь о последствиях! А люди так умеют? три священные земли и сами без опаски могут доверить свои спины Тянь Фа, но осмелится ли какая-нибудь из трёх семей подставить своё плечо остальным двум семьям?

    — Такие надёжные и честные боевые друзья — очень редкое явление! Но вы вдруг называете их идиотами и глупцами! И, исходя из таких забавных доводов, вы действительно собираетесь истребить всех священных животных?

    Чен Чун выпрямился и повысил голос:

    — Лэн Дун! Ты хоть понимаешь, о чём говоришь? Или забыл собственное положение? Ты ведь и сам представитель человеческого рода! Неужели ты думаешь, что это такое большое дело — удостоиться доброты от этих диких животных? Если у нас появилась такая прекрасная возможность, так почему бы не стереть эту позорную историю?

    — Стереть эту позорную историю?! Ты действительно считаешь её такой унизительной?! — Лэн Дун посмотрел на него с ужасом:

    — Господин Чен, независимо от того, унизительно это прошлое или нет, но, в конце концов … в конце концов, это — случившаяся история. Такую истину трудно уничтожить, как ты сможешь её стереть? Даже если три священные земли перережут всех священных животных и истребят их как вид! Неужели таким образом можно будет изменить прошлое?

    — Историю не изменишь! Но книги по истории можно переписать! — угрюмо сказал Чен Чун:

    — Лэн Дун, ты хотел, чтобы я сказал всё как есть?

    Лэн Дун вдруг вытаращил глаза. Он был шокирован такими бесстыжими и мрачными словами Чен Чуна!

    Ему потребовалось некоторое время, чтобы дать ответ. Затем бледное лицо залилось алой краской, а глазные капилляры полопались:

    — Подлый ублюдок! Ни стыда, ни совести! Действительно конченый хрен! Воплотив свои низкосортные идеи, вы же просто вмешаетесь в ход истории! Позор нашим предкам! Это поступок бесстыжей сволочи! А вы… у вас у всех такое же мнение?

    — Что за чушь! Какой ещё позор для предков! Таким способом мы лишь хотим очистить позор наших предшественников! С древних времен победители получают всё! Это неизменная истина! Та история, которую ты видел, думаешь, всё это правда? Я говорю тебе, история! Это и есть исторические записки! А откуда они берутся? Она не написана обычными людьми! Тогда кто же её написал? А? Победители! Они заставили своих подчиненных изложить её на бумаге! Понимаешь?

    Чен Чун был в ярости и кричал:

    — Все те исторические записки прошлых династий, которые мы видели, на самом деле являются дневником нескольких победителей! Всё добро и зло внутри этих книг в основном фальшивые. Все они абстрактные! Сплошной эгоизм! Смекаешь? А?!

    Как только мы успешно ликвидируем весь лес Тянь Фа, так называемую историю, мы напишем её сами! Если захотим, чтобы Тянь Фа там не было — значит, его имени там даже и не появится! Да кого угодно можно будет вычеркнуть из нашей истории, стоит только захотеть! Мы можем сделать лес Тянь Фа вредоносной опухолью для всего материка. Которые, плюс ко всему, вступили в сговор с Чужаками!

    Нужно лишь, чтобы мы остались единственными победителями! А уже потом, спустя сотни лет будущие поколения будут знать только ту историю, которую мы написали! И именно она будет считаться настоящей, подлинной историей! Понимаешь? Я лишь хочу сказать, что изначально не существовало истинно верной истории! Никогда! — под конец Чен Чун уже чуть ли не рычал во весь голос!

    — Но разве вам не будет стыдно? Вы не думаете, что такого рода поступки слишком бесчестны? Ради этой земли вы готовы опозорить настоящих героев! И после этого вы сможете спокойно спать? — Лэн Дун стоял на своём, правой рукой он поднял свою пиалу для вина и снова разбил её вдребезги!

    — Совесть? Какая совесть? — усмехнулся Чен Чун:

    — Только победители имеют право рассуждать о совести! А вот когда наши имена войдут в историю, ты поймёшь, что на самом деле твоя совесть ни гроша не стоит!

    Он усмехнулся и продолжил:

    — Ты действительно думаешь, что мы только сейчас начали принимать меры против Тянь Фа? Почему их предок Мудрейший был запечатан в Иллюзорном тумане? Ты действительно думаешь, что Три императора и шестнадцать Мудрейших из Туманного Призрачного Дворца вот так случайно одновременно исчезли?

    Ты действительно так наивен? Расскажу всё как есть! Если бы в лес Тянь Фа можно было так просто войти, то он бы давно превратился в тренировочный лагерь трёх священных земель! Почему мы атакуем только Почтенную Мэй, но не трогаем остальных священных животных? Почему? Ты, дубовая голова, когда уже, наконец, поймешь всё?

    — Получается, что всё это было давно заранее спланировано, — Лэн Дун оторопел, весь его гнев и негодование превратились в бессилие и разочарование. Он опустил плечи и печально сказал:

    — Если такова правда, то я надеюсь, что не смогу осознать её до самой смерти! Меня просто тошнит от этого мира людей! Всегда казавшийся мне прекрасным, в конце концов, вдруг стал самым омерзительным! Даже наивысшие три священные земли — и те такие же!

    Я действительно полагал, что мы все — герои битвы за Небеса. Что мы неповинные герои только и всего. Эхе-хе-хе, кажется, что я ошибся. Очень сильно ошибся! — разочарованно сказал Лэн Дун.

    Его лицо выражало подавленность и печаль.

    — Отвратительно, угнетающе — ну и ладно! Красиво или безобразно, такова настоящая жизнь! И именно эта жизнь создала историю! — Чен Чун был суров: — Итак, отбрось мне это своё сочувствие и рыцарство! В этом мире тебе нужно сделать всего лишь две вещи: во-первых, выжить! Во-вторых, победить! А об остальном просто не заморачивайся!

    — Что же касается героев … хе-хе-хе… — Чен Чун усмехнулся, а его голос стал мрачным и подавленным:

    — Лэн Дун, ты знаешь, откуда берутся эти герои? Я скажу тебе! Герой. Да если мы, три священные земли, захотим, то можем вмиг превратить какого-нибудь бродяжного извращенца в великого героя! Как? Сказать об этом один раз, затем второй и третий!

    Если об этом скажет один человек, ему просто никто не поверит! Но если заговорят сотни — то это уже своеобразная реклама! Как только об этом услышат сотни тысяч людей — этот извращенец уже станет героем! Великим и славным героем! Смекаешь? Пусть даже изначально он был самым настоящим дерьмом, но стоит только подуть в правильном направлении, и всё. Ещё один герой на всю жизнь!

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
  • Отсутствуют комментарии