• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Старец в белых одеждах усмехнулся и уверенным голосом продолжил говорить: — Следует учитывать, что Первый Шао и Четырнадцатый Шао появились из одного места! Тогда мы можем сделать вывод, что если такими способностями не обладал Первый Шао, то Четырнадцатый тогда тоже!

    И мастерство Первого Шао уже имеет долгую историю на материке Суань. Поэтому, что касается немых, разговаривающих животом, это очень странно и удивительно. Но это совсем не относится к мастерству Первого Шао! — в этих словах чувствовалась логика, и все, один за другим, начали кивать, соглашаясь с ним, чувствуя, как давление в груди немного уменьшилось.

    — И ещё та молодая девушка, тело которой находится под контролем. Я считаю, что это какая-то техника неизвестного рода, безусловно, очень достойного уровня. Но, тем не менее, вряд ли это связано с Суань. В конце концов, в этом мире есть столько вещей, о которых нам ничего неизвестно.

    И говоря о разных техниках контроля, пусть мы и достигли уровня достопочтенного мастера, но все согласятся со мной, что мы вряд ли с уверенностью можем утверждать, что отлично разбираемся во всем. К тому же, каждый вид техники или искусства отличается друг от друга. Это всё уникальное мастерство, и посторонние люди не в состоянии понять это. Кажется, в этом нет ничего удивительного.

    — И последнее — искусство владения ножом той мелкой девчонки. С этим также обстоят дела, что и с немыми детьми! И поэтому я могу сделать вывод, что в семье Цзюнь без сомнения находится выдающийся человек! Но это никоим образом не Четырнадцатый Шао!

    Хотя силы этого человека сравнительно огромны, но всё же, только из-за этого не стоит думать, что этот человек — Четырнадцатый Шао! — старец закончил говорить с жёсткой и непреклонной интонацией, полностью отрицая точку зрения Чи Тяньфэна!

    — И ещё, самое важное, — человек в пурпурном халате, глубоко задумавшись, подключился к обсуждению: — Согласно легенде, в любом месте, где появляется Четырнадцатый Шао, его должно сопровождать мрачное дыхание! И как только это причудливое «мрачное дыхание» появится, все существа в этом месте не смогут продолжать расти!

    Именно по этой причине достопочтенные, которых он тогда ранил, до сих пор не могут восстановиться! Так как в этом дворе повсюду были цветущие растения и цветы, это — причина полагать, что это — не место обитания Четырнадцатого Шао! К тому же, брат Чи, вы, должно быть, и не почувствовали никакого «мрачного дыхания»?

    Чи Тяньфэн кивнул головой, но в душе он совершенно был не согласен с точками зрения этих двух мастеров. Раз уж можно создать новые методы тренировки, разве нельзя что-нибудь придумать с этим дыханием?

    Для настоящего мастера на пике силы в этом нет ничего трудного. К тому же, помимо Четырнадцатого Шао, разве в мире есть второй такой безумец?

    «Вы намеренно отрицаете мои слова, не иначе. Из-за того, что вы не хотите подсознательно признать, что нам придётся столкнуться с самим Четырнадцатым Шао! Можно подумать, я очень рад этому. Думаю, даже бы Шенван не очень-то обрадовался бы встрече с этим психом!

    Однако вы сами, из-за своей трусливости, противитесь признать справедливое суждение, а это ещё больше невыносимо!»

    — Несомненно, слова, сказанные этими двумя мастерами имеют смысл. Но этот вопрос по-прежнему требует дальнейшего обсуждения. Я придерживаюсь своего мнения, и настаиваю, что этот человек как раз и есть Четырнадцатый Шао! И с этим нельзя шутить, мы должны быть предельно осторожны.

    Когда мы вошли в этот сад, пусть там не было характерного «мрачного дыхания», но наши сердца застыли от холода. Таким, в самом деле, было это ощущение! — Чи Тяньфэн посмотрел на своих ближайших братьев. Са Цинлю и Цуй Чанхэ одновременно закивали, подтверждая его слова.

    — Ха-ха-ха, брат Чи, это может просто из-за отсутствия уверенности в себе? Необязательно, что там был Четырнадцатый Шао! — с усмешкой сказал мужчина в пурпурном халате.

    — Мяо Уцзи! Что ты хочешь этим сказать? Если ты такой смелый, почему же боишься признать, что мы столкнулись с Четырнадцатым Шао? — разгневался Чи Тяньфэн: — Я, по крайней мере, могу храбро взглянуть страху в глаза! А ты ещё смеешь говорить, что у меня уверенности не хватает?

    Мастер в пурпурном халате по имени Мяо Уцзи слабо рассмеялся: — Уверенный, неуверенный — велика ли разница, брат Чи? Не горячись так, доказательства скажут сами за себя.

    — Ну, тогда я с нетерпением буду ждать! — Чи Тяньфэн глубоко вздохнул, одарил Мяо Уцзи не особо добрым взглядом, и сердито сел на место. Эти двое никогда не нравились друг другу, хотя уже прошло почти триста лет, как они знакомы.

    Старец нахмурил брови, и сказал: — Господа, вам обязательно спорить? Брат Чи и остальные мастера всё-таки получили богатый опыт, и мы, хоть ненамного, но всё же уверены, что в семье Цзюнь скрывается очень могущественный и сильный человек! И это не подлежит никакому сомнению! Мы, во что бы ни стало, не должны недооценивать противника! И также не должны необдуманно разворачивать военные действия прямо в Тяньсяне!

    Он улыбался, но, тем не менее, лицо его оставалось серьёзным: — Все мы понимаем, что в случае начала сражения от Тяньсян может не остаться ровным счетом ничего! Это густонаселенный город, последствия могут быть плачевными. К тому же Туманный призрачный дворец, несомненно, вмешается! Лучшим вариантом будет попытаться вытащить его оттуда, а потом собраться всем вместе и уничтожить!

    — Верно! Брат Чен, не знал, что у вас есть такое дельное предложение! — кивнул головой Мяо Уцзи.

    Говорившего старца в белых одеждах звали Чен Чун, хотя можно было сказать, что его имя было вульгарным и безвкусным. Но, тем не менее, только он один из всех девяти мастеров обладал уровнем достопочтенного мастера второй степени!

    К тому же он был очень смекалистым и сообразительным, поэтому вполне обоснованно стал руководителем союзных войск трёх священных земель.

    — Таким образом, если бы можно было увести в плен эту большую шишку семьи Цзюнь, для нас, господа, это было бы не очень-то сложным делом. Пусть этот вариант немного подлый и низкий, но зато самый простой, — прищурившись, сказал Чен Чун.

    — Вероятно, это будет расценено как неподобающее действие! — кто бы мог подумать, что в эту минуту, с возражением вступит в разговор никто иной, как не имеющий квалификации даже участвовать в этом собрании, Ли Юран! Как только он открыл рот, тотчас же все взгляды мастеров устремились на него.

    Группа достопочтенных мастеров собралась, чтобы обсудить очень важное дело. И сосунку, обладающему только нефритовой Суань, который считается ничтожным червяком по сравнению с ними, должно быть сильно повезло, что он может присутствовать здесь.

    Ему разрешается лишь смирно посиживать и молчать, но вдруг он встревает в разговор с такой фразой: «Вероятно, это будет расценено как неподобающее действие!»

    Это просто смешно, а если говорить серьёзнее, это нагло и некрасиво.

    — И почему же? — Чен Чун, улыбнулся, и даже не счёл за обиду, ласково спросив.

    Ли Юран даже сам не понял, почему он вдруг решил высказаться против, он просто лишь услышал это предложение, и сразу без раздумий произнес эти слова. Словно это было в порядке вещей.

    Он даже сам себя немного испугался, сказав это. Как будто он подсознательно не хотел уничтожения семьи Цзюнь, не хотел, чтобы Цзюнь Мосе погиб? На самом деле, мысли Ли Юрана в данный момент были весьма странными. Странными до такой степени, что он даже сам не мог понять их.

    «Цзюнь Мосе, если ты даже проиграешь, то ты должен проиграть в игре, основанной на моих правилах, которую я сам придумал! Хотя согласно твоему сегодняшнему уровню сил ты уже заставил меня смотреть на тебя снизу вверх. Если ты проиграешь по моим расчётам, тогда это будет считаться и моей победой!»

    Это было типично для человека, который постоянно конкурировал с Цзюнем Мосе! Казалось, что Ли Юран уже признал: «Во всем мире только ты достоин быть моим соперником!»

    И ещё: возраст Ли Юрана и Цзюня Мосе был примерно одинаков, только Мосе уже смог добиться такого расположения, чтобы подавляющее большинство людей этого мира смотрели на него снизу вверх! Это возможно и стало целью, которую постоянно преследовал Ли Юран. Ему хотелось догнать, перегнать, а потом растоптать Мосе!

    «Но пока я его не догнал, я и другим людям не позволю убивать его! Даже наоборот, я буду защищать его!» Вот таким странным было его мнение. Где-то глубоко в душе, Ли Юран относился к Мосе даже с почтением!

    В конце концов, за свою жизнь Ли Юран никогда никому не подчинялся. Все его сверстники всегда были на порядок хуже его. И вообще, его нельзя было ставить в один ряд вместе с ними! Хотя внешне он выглядел скромным и уступчивым, на самом же деле, он всегда на всех смотрел свысока, и ставил себя выше всех остальных.

    Но вдруг из ниоткуда появился Цзюнь Мосе, который превосходил Ли Юрана в несколько раз. Поэтому Ли Юран даже зауважал его. Тем более, после того, как они поговорили с Цзюнем Мосе в последний раз, он понял, что Мосе не питает к нему враждебных намерений! А наоборот, рад оказать помощь!

    «Я, Ли Юран, никогда не мечтал об уровне почтенного или достопочтенного мастера, это всё слишком далеко от меня! Все, что мне нужно это лишь обладать миром, только и всего! Но, думая о помощи со стороны Цзюня Мосе, её можно получить только после того, как заплатить соответствующую плату».

    Ли Юран хорошо понимал, что за человек — Цзюнь Мосе. Он никогда никому не позволит получить выгоду. При этом, он мог позволить, чтобы человек стал его врагом, но всё равно немало задолжает ему. Это было основной причиной, почему Ли Юран решил принять такое решение.

    Ли Юран немного колебался, столкнувшись с Чен Чуном, но всё же заговорил: — Простите мне мою бестактность, как младшего, но на это есть причина, и позвольте мне вам её объяснить. Прежде всего, я начну с нашей главной цели. Осмелюсь спросить, старшее поколение, какова наша изначальная цель? Уничтожить этого выдающегося человека или подчинить его себе?

    В конце концов, это человек обладает такими способностями, что в состоянии совершать чудеса, нарушающие законы природы. Для будущего наших трёх священных земель это, действительно, очень серьёзно. Уверен, что даже в самом безвыходном положении, решиться на убийство будет самым худшим решением! Перед приездом, господин повелитель города неустанно перепоручил нам эти права. И поэтому младшее поколение легкомысленно выразило своё возражение!

    Все насторожились, а ведь это было правдой!

    — И ещё одно. Это касается силы этого человека! Осмелюсь спросить присутствующих здесь мастеров. Есть ли у кого-то полная уверенность, что вы сможете убить или поймать его или хотя бы заставить отступить?

    Все девять мастеров нахмурились, ни у кого не было и половины уверенности в этом. Вплоть до того, что даже если все девять мастеров выступят сообща, все вместе. И то, возникали сомнения.

    Ли Юран был умен. В этом, разумеется, уже никто не сомневался. С невозмутимым лицом он продолжил: — Если поставить себя на место другого человека. Если бы вы, господа, были этим человеком? Если бы какой-то посторонний насильно захотел бы отнять у вас ваших близких людей? И по этой причине шантажировал бы вас, господа? То как бы вы поступили тогда? Пусть не до смертельной вражды, а так, чтобы вы после этого даже не смогли вместе сотрудничать? — все закивали.

    — И ещё один момент. Характер Цзюнь Чжан Тиана. У этого старика дурной нрав, и он крайне вспыльчив! К тому же, за всю жизнь ни разу не был опозорен! Если из-за этого он погибнет, — равнодушно продолжил Ли Юран. — Тогда вне всякого сомнения, что три священные земли вызовут ненависть и начнут вражду со стороны этого выдающегося человека.

    Как-никак перед своим отъездом, его ученик всё перепоручил ему. Не прошло и нескольких дней, а один из важных людей мертв. Если бы вы, господа, были на его месте, что тогда?

    Если бы даже три священные земли были не при делах, ничего хорошего бы точно из этого не вышло. Но, по крайней мере, все возможности для сотрудничества с этим человеком были бы потеряны. А Как ещё можно поступить в такой ситуации? Прийти в бешенство! Обрушить свою месть! Сорвать злобу!

    Достопочтенные мастера медленно закивали. Как же этот мастер, обладающий такой могущественной силой, может спустить это всё на тормозах? Пусть даже все три священные земли объединятся — всё равно попадут в переделку. Если бы всё было не так, отправили бы сюда девятерых достопочтенных мастеров!

    — Поэтому младшее поколение считает, что нет ничего лучше, чем прибегнуть к открытому сражению! — продолжил Ли Юран. — Во-первых, это выглядит благородно.

    Во-вторых, соответствует статусу обеих сторон. Как минимум не дойдет до того, что это вызовет огромную неприязнь или отвращение.

    В-третьих, осмелюсь предположить, что его совершенствование достигло такого колоссального уровня. По натуре он очень замкнут и одинок. Увидев в один миг столько разноуровневых мастеров, хе-хе, он, наверняка, не особо обрадуется?

    — В этих словах, в самом деле, есть логика! — Чен Чун с одобрением посмотрел на Ли Юрана: — Именно так!

    — Эта похвала мной не заслужена, — скромно сказал Ли Юран. Нельзя не отметить, ораторский талант Ли Юрана был поистине необыкновенен. После этих слов, все мастера один за другим закивали головами.

    — Сражение лоб в лоб, действительно звучит неплохо, но сейчас наша главная проблема, это заставить его сразиться с нами в открытую. У нашей стороны, всё же, численное преимущество, как-никак? — почесал голову и сказал Мяо Уцзи.

    После его вопроса, все обнаружили, как снова вернулись к самому началу обсуждения. Обсуждали полдня, и так и ни к чему не пришли.

    — Отправить уведомление о войне, смотреть с надеждой, или попробовать испугать его! — Чен Чун стиснул зубы. — Пока будем действовать согласно этим трём пунктам! Необходимо заставить его проявить себя. Люди будут постоянно сменять друг друга. Время нахождения там не должно превышать десяти вздохов. Если не удастся, то немедленно возвращаться обратно!

    Все согласились. Десять вздохов — это запас времени достопочтенного мастера, когда он не поддается контролю.

    Даже Шенван, просто сказав слово, не может подчинить достопочтенного мастера. Десять вздохов — это минимальное время, за которое можно сконцентрировать силу, чтобы подчинить достопочтенного мастера.

    За это время никто не сможет удержать достопочтенного мастера, и он сможет скрыться. Даже Четырнадцатый Шао будет бессилен. Заручившись безопасным положением, все поспешили согласиться, и пока решили таким образом.

    Следующие несколько дней навещать дом Цзюнь так называемыми волнами ночных разбойников. Задерживаться на время до нескольких вздохов обычного человека.

    Применять провокацию силой, показывать сверхъестественные способности, свистеть, потрясая душу, издавать странные звуки. Послать официальное уведомление о войне семье Цзюнь.

    Столкнувшись с этим совсем, семья Цзюнь, словно гордая принцесса, столкнувшаяся с хамом, стояла непоколебимо и твёрдо! Даже и глазом не повела! Ничего не поделаешь, даже никак не шелохнулась.

    Если сложить силы всей семьи, их не хватит и сравниться с дыханием одного из этих девяти достопочтенных мастеров, где уж там как-то шелохнуться? Время медленно ускользало.

    А тем временем, где-то в снежных горах Цзюнь Мосе попал в самое сумасшедшее приключение в своей жизни.

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии