• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Дедушка Цзюнь слегка улыбнулся, сказав: — Наверное, три господина проделали очень долгий путь? Семья Цзюнь так невнимательна к гостям, простите меня за мою бестактность, прошу, пожалуйста, присаживайтесь!

    Трое достопочтенных мастеров посмотрели на Цзюнь Чжан Тиана, который внезапно рассмеялся, слабо улыбнулись, и каждый спокойно занял свое место.

    — В самом деле, выдающийся человек! — трое достопочтенных понимали, что их следы были тайком высмотрены выдающимся человеком, и в таком случае, уже не было необходимости и дальше скрывать свой истинный облик, и они тотчас же проявили все до конца присущие им, как мастерам, манеры и признаки.

    Цзюнь Чжан Тиан поистине был достоин звания хитрой лисы, так как ему, не подавая вида, удалось сделать так, чтобы трое достопочтенных сами раскрыли себя. Однако в том есть и заслуга самих достопочтенных. На них слишком повлияла новость о том, что в семье Цзюнь скрывается потрясающий и выдающийся человек, и если бы они неизменно продолжили прикидываться, то волей–неволей выставили бы себя на посмешище. То, что они выдали себя с головой — совсем неудивительно. Лучше бы вообще наоборот не прикидывались и вели себя естественно, целее бы были…

    Ли Юран уже хотел орать и топать ногами. Этих достопочтенных мастеров так легко припугнуть? Они же всё-таки достопочтенные мастера, как можно сказать пару слов, и они уже сдались и выдали всю свою подноготную, может Цзюнь Чжан Тиан просто всех проверял? Вот тебе раз, в один миг опростоволосились, а ещё говорили: «Мы пойдем на разведку и закинем удочку, бла-бла-бла», вот сами и попались на эту удочку…

    Цзюнь Чжан Тиан тоже был совсем не удивлен, он вёл себя совершенно естественно и спокойно, он сам лично наполнил чаем чашки до краёв одного мастера за другим, и немного посмеиваясь, сказал:

    — За мою долгую жизнь, мне, действительно, очень редко удавалось принимать у себя таких высокопоставленных гостей, но сегодня удача улыбнулась мне! Да ещё у меня целых трое гостей, это поистине радостное событие для меня, ха-ха! Кстати, этот чай растет в очень холодном месте, на вершине горы, среди облаков и тумана, его плоды собирают в холодную зимнюю пору, он непостижим и прекрасен как снежная буря. Суровые природные условия закаляют его дух, а солнце и луна даруют ему своё милостивое покровительство. Весной появляется триста нежных чайных листков, и только двадцать восемь из них можно сорвать, они многократно высушиваются на огне, и только потом получается чай.

    Это легендарный чай — «Красавец снежной бури, чай девяти зимних девятидневок»! Говорят, что в год не доходит до восьми или двух. Даже при больших деньгах, его очень трудно достать! Господа, прошу, попробуйте, а потом скажите, так ли он хорош, как про него говорят? — Цзюнь Чжан Тиан рассмеялся, он говорил с такой радостью, будто встретил старых друзей, и любезно угощал их чаем, хвастаясь редким драгоценным сокровищем.

    — О? Этот чай такой редкий и прославленный? — один из мастеров с удивлением и нахмурившись спросил, а потом поднял чашку, медленно пригубив чай. Напиток был горячим, словно кипяток, но как только он влился внутрь, все внутренние органы мастера словно обдало ледяным холодом, а потом вдруг теплом. Он почувствовал себя очень приятно, рот его был полон сильного, но, тем не менее, приятного и элегантного аромата чая.

    — Хорош! В самом деле, очень хороший чай! — он не смог удержаться, и отозвался восторженной похвалой. — Такой прекрасный чай, не зря про него говорят, что это чай высшего сорта! Глава семьи Цзюнь, вам и, правда, очень повезло!

    Цзюнь Чжан Тиан, счастливо поглаживая свою бороду, сказал: — Это мой дурной внучок приложил немало усилий и стараний, чтобы преподнести мне его в подарок. Обычно я бережно храню его в шкафу, и даже сам себе не разрешаю его пить, но сегодня у меня такие высокие гости, что, если бы я попросил заварить обычный чай, это было бы очень бестактно с моей стороны.

    Договорив до этого, он вдруг опомнился и сказал: — Ха-ха, сам говорю про невежливость и сам же её нарушил уже до крайности! Прошло столько времени, а я всё ещё до сих пор не спросил ваших имен, господа!

    — Ха-ха, и, правда, это не помешало бы! Мое имя — Чи Тяньфэн, второго брата зовут Са Цинлю, а третьего — Цуй Чанхэ! — спокойно рассмеялся Чи Тяньфэн, и медленно сказал: — Глава семьи Цзюнь, не знаете ли вы, будет ли у нас возможность встретиться с вашим непревзойдённым и выдающимся человеком?

    «Раз уж нас уже давно раскусили, не лучше бы сразу перейти к делу, и просить об аудиенции! Если увидим, что дела плохи, можно будет сразу приготовиться к бегству! К тому же, по чистой случайности, если к большому счастью этот человек окажется совсем не Четырнадцатым Шао из подземного мира, то благодаря сверхспособностям этого человека, будь то даже волшебные таблетки, которые переродили священных животных, в итоге можно будет прийти к миру и согласию… Рассматривать это как помощь нам, и сила этого города тотчас же увеличится».

    Все трое понимали, что этот вариант событий выглядел крайне неопределённым и размытым, но вероятность всё же была. Поэтому следовало перейти прямо к делу, и просить встречи с ним! Эти трое убежали от мира очень и очень давно. И даже в людских слухах их имена не фигурировали.

    Они сказали Цзюнь Чжан Тиану свои некогда блестящие имена, уверенные в том, что он никогда о них не слышал. Если он поведёт себя натурально, он, наверняка, не станет распыляться в фальшивых фразах типа: «давно хотел познакомиться с вами», «давно вами восхищаюсь» и другими.

    — Господа, дорогие гости, нечего сказать, а вы умеете шутки шутить! Мы — совершенно незнатная семья, откуда у нас взяться какому-то непревзойдённому выдающемуся человеку? Господа, вы тоже, как скажете, даже я, Цзюнь Чжан Тиан, куда себя деть и не знаю, — искренне сказал Цзюнь Чжан Тиан, даже пристыженно качая головой, словно чувствуя себя крайне неловко, эти слова про «непревзойдённого выдающегося человека» просто ввели его в краски. В действительности, он придерживался плана «отпираться до последнего».

    Трое достопочтенных мастеров мгновенно переглянулись между собой, это было совершенно не то, чего они ожидали.

    — Неужели то, что мы прибыли втроём — недостаточно, чтобы получить аудиенцию с ним? — Чи Тяньфэн усмехнулся, тихонько постукивая пальцем по столу. Хотя в его голосе чувствовалось давление, говорил он мягко и спокойно.

    Но, однако после его ласково сказанных слов Цзюнь Чжан Тиана посетило очень странное ощущение. Словно эти слова подлетели куда-то высоко-высоко в небо, а потом с оглушительным грохотом упали на землю. Слово за словом, иероглиф за иероглифом! Словно раскат грома посреди ясного неба! Но внешне не было никакого эффекта.

    Эти слова были сказаны очень неясно и туманно, как можно было отчетливо почувствовать это? Это было невозможно объяснить, но Цзюнь Чжан Тиан был полностью уверен в этом, он не мог ошибиться! Он почувствовал это, в самом деле, почувствовал! Это никакая не галлюцинация или обман зрения, это реакция! Реакция чего-то нечто загадочного и таинственного!

    Чи Тяньфэн, сказав эти слова, отчетливо проявил свою силу, это была самая настоящая провокация! Обнажив нагло и открыто свою силу в доме Цзюнь, он был уверен, что если этот учитель всё-таки существует, у него не останется шансов, чтобы не показать себя!

    В самом деле, в тот момент, когда эти слова были произнесены, все трое одновременно заметили, что уши Цзюнь Чжан Тиана затряслись. Трое мастеров снова сосредоточили свою энергию и вместе попытались спровоцировать его, но по-прежнему ничего не почувствовали! Какой таинственный приём!

    — Ха-ха, господа, вам не стоит попусту растрачивать свою силу, — рассмеялся Цзюнь Чжан Тиан. — Кажется, вот только что я услышал, как кто-то сказал «не вовремя», не знаю, слышали ли, вы, господа? — в голосе Цзюнь Чжан Тиана чувствовались нотки пренебрежения, которые, несомненно, все смогли заметить. Он смотрит на них свысока? Они не вовремя?

    Чи Тяньфэн чувствовал свое учащенное дыхание, которое ему с трудом удалось подавлять, и он со смехом сказал: — Верно, верно, в самом деле, мы сейчас совсем не вовремя, — было заметно, что Са Цинлю и Цуй Чанхэ очень разозлились.

    «Не вовремя» — эта фраза, очевидно, показывала, что этот человек презирает троих мастеров! Другими словами, у этих троих мастеров недостаточно силы, чтобы позволить им встретиться с ним!

    «Оказывается, в мире есть такие высокомерные и надменные люди! Мы пошли на провокацию, а он по-прежнему непоколебим, и стоит как гора! Для троих достопочтенных мастеров, такая ситуация до крайности неприятна и неудобна! В особенности, сама эта фраза: „Вы не вовремя!“ Она, вне всякого сомнения, означает: у вас маловато квалификации! И не стоит того, чтобы я являлся пред вами… Доходчивым языком говорю, оставьте меня в покое!

    Это ситуация, действительно, очень неловкая! Если бы это было в другом месте, и с другим человеком, достопочтенные мастера, наверняка, немедленно бы кинулись в бой, повергнув всё вокруг в полный хаос, сукин сын, ещё раздумываешь выходить или не выходить!»

    Но сейчас они были в резиденции семьи Цзюнь, и возможно их соперником был ни кто иной, как самый опасный злодей за всю историю! Четырнадцатый Шао из Подземного мира!

    Который имеет славу очень злопамятного и мстительного человека! Если и, в самом деле, разозлить его, то какими будут последствия, даже страшно себе представить! Когда-то, в далёком прошлом, пять главных семей, Три священные земли, Туманный призрачный дворец и лес Тянь Фа, объединившись, выступили против него. Они послали несколько десятков достопочтенных мастеров во главе с тремя правителями. Им даже пришлось прибегнуть к хитрости, и они послали ему письменное уведомление о начале войны, после чего столкнувшись в решающей битве, им удалось разгромить его. Получив серьёзные ранения, он скрылся бегством, а потом и оставил свой след в лесу Тянь Фа!

    Потери и убытки этой битвы можно назвать поистине неслыханно огромными!

    И самое стыдное было то, что, похоже, их победа оказалось всего лишь случайностью!

    Потому что из-за своего высокомерия и чванства, Четырнадцатый Шао убил троих Шенванов вместе со всеми приобретенными достижениями и успехами Туманного призрачного дворца!

    (Шенван, ШЕН как святой, мудрый, и такой же ШЕН используется в «трёх свяЩЕНных землях» похоже, это те, кто выше достопочтенных, достопочтенный мастер читается как ШЕНчжэ, а ВАН — это король, правитель, монарх)

    Иначе бы это было совершенно невозможно!

    Тогда высокомерия и чванства Четырнадцатого Шао было достаточно для такого ужасающего предела! Их решающая битва проходила очень далеко от людей, где-то в высоких горах! После этого впечатляющего сражения все горы в окрестностях сравнялись с землей, не говоря уже про другое! Даже находящиеся сравнительно далеко от места сражения высокие горы тоже стали ниже примерно в половину!

    Несмотря на то, что Четырнадцатый Шао не продолжил сражение, а предпочёл бежать!

    Он, тем не менее, даже при серьёзных ранениях, практически был на грани жизни и смерти, и когда его силам были причинены значительные убытки, он всё же смог прорвать плотное кольцо окружения! Факты свидетельствуют о том, что если Четырнадцатый Шао захочет сбежать, то никакая сила не сможет его остановить!

    Пусть даже его раны настолько серьёзны, что даже двадцать достопочтенных мастеров не смогли бы этого вынести и немедленно скончались бы! Но всё же, храбро и отважно, он смог вырваться из окружения, пройти путь в несколько десятков тысяч ли, и скрыться в лесу Тянь Фа! Его сила просто фантастически необъятна!

    Говорят, что в его груди было целых десять сквозных дыр! Но это дьявол ещё был в состоянии сражаться! Был в состоянии идти! Был в состоянии сбежать! И ещё смог заставить окружавших его мастеров заплатить высокую цену за это!

    Чи Тяньфэн знал, что он совсем не соперник такой силе! Раз уж сейчас он говорит, что мы недостойны, тогда, и, в самом деле, значит, недостойны! Хотя все трое мастеров чувствовали себя оскорбленными и испытывали гнев, но их противник был прав!

    Поэтому Чи Тяньфэну только оставалось скрипеть зубами и сдерживать обиду! Если сейчас, несмотря ни на что, всё же атаковать семью Цзюнь, то можно вызвать дикую месть со стороны Четырнадцатого Шао… Не стоит и говорить о том, что будет если он сразится с ними тремя, да, даже и если с одной из трёх священных земель, он просто сотрёт их с лица земли, превратив в пепел! Зло хорошо запоминается в памяти людей!

    — Дедушка Цзюнь, раз у того человека нет времени, чтобы принять нас, мы, разумеется, не станем настаивать, в этот раз оставим всё как есть, можно сделать одолжение, — Ли Юран моргнул, и с улыбкой сказал. Хотя он не совсем понял, что здесь произошло, но, похоже, что эти трое достопочтенных мастеров и без слов уже опростоволосились, попав в очень неблагоприятное положение.

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии