• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Ай!!!!!!!!

    В этом доме уже трое, если не проявишь инициативу, упустишь свой шанс…нам надо спешить!

    — Ах, дети так быстро растут, вот уже пора искать милого сердцу человека, госпожа Цзюнь, ваш сын, хе-хе…у вас тоже, небось, по этому поводу есть некоторые беспокойства? Как бы то ни было, и девушке и молодому парню нужно вступать в брак вовремя… — разведывая обстановку, сказала Сюэ Хуаньцин.

    — Мой сыночка с самого детства был послушным и спокойным ребёнком, да и сейчас не так много доставляет мне хлопот. В особенности, что касается женитьбы, тут уж он справляется сам … впрочем, у меня сейчас итак многовато забот… девушка рядом с Мосе, почтенная Мэй — она моя невестка; и ещё вот, рядом со мной Гуан Куинхан, она тоже моя невестка… дома сидит ещё одна, из семьи Дугу, Дугу Сяо И, ха-ха-ха, мой сынуля, можно сказать, нарасхват, довольно неплох собой. Как человек, он очень скромный и покладистый, к тому же не скрывает этого, поэтому и думает только о женщинах. Про этих трёх девиц, по крайней мере, я знаю точно, но есть ли другие — мне неизвестно. Я уже не знаю, сколько раз ругала его за такое поведение, за его доброту и снисходительность, но так и остаюсь без понятия, что с этим поделать? Ой, меня прямо в жар бросает, как подумаю об этом…

    Дунфан Вэньсинь жаловалось, говорила с обиженным и расстроенным голосом, но на её лице мелькала гордость за сына. Кто бы на неё ни взглянул, сразу бы понял, что она настолько гордилась своим сыном, что её лицо аж сверкало от счастья. Её сын — такой очаровательный молодой человек, как же можно скрыть заслуги матери в этом? Неужели нужно было надеяться на то, чтобы её сын никого не интересовал?

    Стоявший рядом Цзюнь Вуй уже был готов провалиться сквозь землю от стыда, а невестка всё-таки красиво умеет словцо завернуть, хотя можно сказать, что большая часть всё же соответствовала действительности, но какая всё-таки была слава у этого мальчишки — Цзюня Мосе в Тяньсяне… и всё же, вы отклонились от темы, невестка…

    Уголки рта Сюэ Хуаньцин дрогнули, услышав, что сказала госпожа Цзюнь. И это она, говорите, так жалуется на сына? «Да, я, как ни погляжу и ни послушаю, вы им так гордитесь! Глядя на Мэй Сюэ Янь, и на Гуан Куинхан, можно сразу сказать, что они ничем не уступают в красоте даже моей молодой дочери… Более того, у них дома есть ещё одна… и может даже их число не ограничилось тремя женщинами…

    Да, что тут ещё поделать? У них уже есть трое! К тому же, социальное положение не низкое, не говоря про остальное, неужели моя дочь станет ему наложницей? Нет, этому точно не бывать!

    Обдумывая это, она немного ушла в себя, но потом резко переключилась на происходящее и услышала, как Дунфан Вэньсинь продолжала говорить: — „Поэтому столько невесток тоже, столько забот, оказывается, это очень непросто. Ведь дело касается вопроса — кто старше, кто младше, ведь все они из знатных семей, с почитаемым положением, в особенности Сюэ Янь, она вообще-то повелительница, на минуточку. Другая не менее почитаема и известна, никто из них не может быть просто наложницей…

    — Верно, верно! В этом есть разумный смысл, — поспешно согласилась с ней Сюэ Хуаньцин.

    — Поэтому последнее время, раздумывая над этим, я чуть не поседела. Однако, в конце концов, я приняла решение.

    Дунфан Вэньсинь шепотом продолжила: — ‚Решать этот вопрос не в соответствии с именем и социальным статусом, а согласно возрасту…разве звучит не лучше? К тому же, если решать, отталкиваясь от возраста, это будет даже немного точнее. Всё успешно разрешится, но, боюсь, что потом возникнут новые проблемы. Возвращаясь к этому вопросу, я не пытаюсь хвастаться или кичиться чем-то, как я могу быть строгой и жестокой свекровью, ведь обязательно нужно найти способ, что они все были довольны, не так ли? Быть родителями, не так легко, верно, будь у меня самый спокойный ребёнок в мире, а всё равно это заставляло бы меня беспокоиться не меньше, если б мой сын был хулиганом. Ах, этот негодник, Мосе, знал бы, сколько хлопот у матери из-за тебя…‘ — говоря это, Дунфан Вэньсинь то и дело сетовала и охала, и Сюэ Хуаньцин вздыхала вслед за ней, но, тем не менее, в её глазах появилось оживление и сверкнула маленькая искорка.

    С виду, не стоило придавать этому значение. Более того, семья Цзюнь сейчас поистине достигла высокого уровня и положения… к тому же у Мэн была глубокая симпатия к Цзюню Мосе, с какой стати она должна быть наложницей? Вдобавок, что если с ней получится также, как с её старшей сестрой, или можно остаться вообще ни с чем…

    — Кхем… госпожа Цзюнь, как вам моя младшая дочь? — Сюэ Хуаньцин долго ходила вокруг да около, и решила просто спросить напрямик: — Она подходит вашему сыну?

    — А? Мэн, она, конечно, мне очень нравится, но… Яо, она же выходит замуж за Вуя, а Вуй — родной дядя Мосе. Порядок старшинства поколений, в таком случае, полностью перемешается, — немного опешив, ответила Дунфан Вэньсинь.

    — Порядок старшинства поколений, разве это проблема, да у кого в Цзянху такого нет, мы уже когда-то откладывали дела Мэн в долгий ящик, тем более, она как-никак, младше Яо, это же весь Серебряный город знает… — немного взволнованно рассмеялась Сюэ.

    — Если уж на то пошло, то можете положиться на меня. Во всяком случае, они должны остаться довольны этим выбором. Ах, я очень мягкосердечный человек…не смогу смотреть на то, как они будут страдать… — уверенно сказала Дунфан Вэньсинь, взяв на себя ответственность. Неужели они все сбегут только от того, что их будут величать наложницами?

    К тому же невесток так много… а значит и внуков будет очень много! Как минимум каждая может родить по десять внучек и внучат… глядя на Хань Янь Мэн, можно сказать, что она как раз похожа на ту, кто сможет родить много ребятишек…

    — Тогда, это очень хорошо! — радостно воскликнула Сюэ Хуаньцин.

    — Если Мэн станет членом нашей семьи, вы, можете быть спокойны, хе-хе. Дорогая сватья, у меня просто отлично складываются отношения с детьми, — радушно поведала Дунфан Вэньсинь, неожиданно назвав женщину сватьей.

    Цзюнь Вуй просто обалдел: невестка, говорит, что прекрасно справляется с детьми? С другой стороны, Сюэ Хуаньцин согласно кивала головой, и стала ещё радостней, услышав, как её назвали сватьей…

    Цзюнь Вуй, с другой стороны, пребывал в шоке от происходящего…

    ‚Я женюсь на старшей сестре, а мой племянник на младшей сестре, эм, после этого я должен звать его зятем? Или он меня зятем? Мы оба должны будем звать Сюэ Хуаньцин тёщей…а что потом с детьми будет…‘

    Думая об этом, голова Цзюнь Вуя чуть не взорвалась от перенапряжения, ему аж стало нехорошо. Столько поколений смешается в одной семье, здесь не только у Цзюнь Вуя голова пойдёт кругом, даже ему, крепкому мужику, было дурно — соображать кого и как надо будет звать, и вообще, что в будущем будет ждать эту семью. Однако никто ещё не поторопился переквалифицировать принцессу в его жену…

    Дунфан Вэньсинь думала, что если с этим делом почти всё улажено и решено на девяносто процентов, то для Цзюня Мосе должно быть это не будет проблемой. Дугу Сяо И тоже не будет страдать, она вообще сейчас мало ещё что понимает в этой жизни, всё должно быстро уладиться… Главное — это уладить всё с Гуан Куинхан и Мэй Сюэ Янь. Глядя на них, кажется, они обе очень послушные и хорошие женщины, да и с Мэн неплохо ладят, да и в принципе, на репутации Цзюня Вуя и Хань Янь Яо почти не было никаких пятен …ха-ха, Дунфан Вэньсинь уже всё решила для себя, и выглядела очень довольной, как кот, объевшийся сметаны. И сейчас уже, наверняка представляла сколько много у неё родится внуков…

    И вот так, вдали от посторонних глаз, две матери договорились о таком грандиозном событии! К тому же о событии, несущем только счастье обеим сторонам…

    На другой стороне люди ничего и не подозревали об этом, кто мог подумать, что шутка обернется правдой…

    В данный момент Цзюнь Мосе очень оживленно разговаривал с Хань Фэн Сюэ, неустанно пытаясь расположить его к себе, и это было весьма очевидно. Благодаря своей манере надоедать, он всё никак не мог отстать от старика. Хань Фэн Сюэ совершенно ничего не мог поделать с этим. Этот мальчишка так разгорячился, говоря с ним, откуда такой крутой поворот событий?

    ‚Неужто этот негодник имеет какие-то недобрые намерения на мой счет, или специфические пристрастия? Если даже и так, здесь же много здоровяков… зачем искать такого старика как я, пусть я, конечно, пожилой, но полон сил и энергии, и по-прежнему очень свежо и неплохо выгляжу…‘ Но откуда же ему было знать, что затаивший в душе недоброе, Цзюнь Мосе был совершенно беспомощен!

    ‚Ты думаешь, я сам хочу болтать про весь этот бред с таким скверным стариканом как ты, у меня душа не на месте от того, что мне надо быстрее возвращаться в Тяньсян, но… Вот эта наглая штуковина в моей голове не отпускает меня… и самое странное — это не моя любимая жена, и даже не наркота, которые вцепились бы в меня мёртвой хваткой, как эта чёртова пагода‘.

    После того, как старый да малой застряли на одном месте, у Цзюня Мосе уже не хватало словарного запаса, а Хань Фэн Сюэ уже устал отвечать, но, тем не менее, не мог закончить эту перепалку. Мэй Сюэ Янь уже схлестнулась с другими людьми: Юнь Бэй Чен и король Пэн.

    Тогда, несомненно, Юнь Бэй Чен провернул каким-то странным способом то дело, но, фактически, они оба хорошо сработались. Юнь Бэй Чен жил спокойно и беззаботно, король Пэн же, превратился в рослого и крепкого человека, и имел несгибаемый характер. В противном случае, он бы не смог так легко поддаться обману, и уж тем более, после этого продолжать вести себя спокойно и послушно… В самом деле, они оба очень непритязательные и спокойные по своему нраву, нашли тихое место, вдали от мирской суеты, и стали жить совершенно свободной и уединенной жизнью. Так, быстро придя к согласию, и став напарниками, презирая весь свет, они стали скитаться по всему миру, неразлучные, как древо и пламя…

    Мэй Сюэ Янь сказала им только одну фразу: ‚Король Пэн предал Тянь Фа и это — непростительно! Меня совсем не заботит, что будет с вами, но заветы предков Тянь Фа не должны быть нарушены! Трусливые герои… все собрались в войне за небо! Отшельники, как скажете, ушли от мирской суеты, и вы нашли своё место! Но есть единственное условие: король Пэн может применять военную силу, может не применять, но ему не разрешается применять ту силу, которая принадлежит ему, как королю священных животных! Если это условие будет нарушено, где бы ты ни был, за тридевять земель, ты неизбежно будешь предан смертной казни!‘

    Хотя и слова Мэй Сюэ Янь были уверенными и решительными, но самым усугубляющим фактором были слова про войну за небо! Когда она стала такой жестокой? Если король Пэн действительно будет участвовать в войне за небо… пусть даже, будет относиться снисходительно, но как это возможно?

    Об этом подумала Мэй Сюэ Янь, но ничего не сказала вслух. Впрочем, она знала, король Пэн прекрасно понял, что она имела в виду…

    Юнь Бэй Чен и король Пэн тяжело вздохнули, согласились с условием и улетели. Перед отправлением, король Пэн хотел попрощаться со священными животными, но вспомнив тот сильный враждебный настрой, который они испытывали по отношению к нему, не стал этого делать. Он лишь тоскливо обернулся и улетел.

    Закончив свои дела, Мэй Сюэ Янь повернулась и увидела, как Цзюнь Мосе издевается над беспомощным Хань Фэн Сюэ. Она невольно рассердилась и рассмеялась, а потом подошла к ним: — Мосе, все дела улажены, нам нужно скорее возвращаться в Тяньсян, там…

    Цзюнь Мосе закрыл глаза. ‚Женщина, ты думаешь, я не хочу вернуться? Да, я хочу вернуться сильнее всех здесь присутствующих! Но сейчас есть проблемки… и я не могу этого сделать! Похоже, что предки в моей голове очень хотят добраться до тайны Хань Фэн Сюэ, и я ни на шаг не могу сдвинуться отсюда‘.

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии