• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Цзюнь Мосе с невозмутимым лицом внезапно громко закричал и пнул ногой изо всей силы тело Цзя Цин Юня так, что оно очень высоко подлетело в воздух. Бешено вращая глазами, он закричал:

    — Убейте их всех! Всех до одного прикончите к херам! Быстро!

    В это время в воздухе раздался оглушительный свист, как гром посреди ясного неба, а потом голос:

    — Будьте снисходительны!

    В небе показалась жёлтая тень, она летела с сумасшедшей скоростью, вот только раздался этот звук, и вот эта тень уже стояла прямо перед людьми.

    Она остановилась прямо около Цзюнем Мосе и Мэй Сюэ Янь, прокричав:

    — Всем немедленно прекратить!

    Это голос было точно раскаты грома, всё вокруг даже затряслось!

    Но было уже совсем поздно!

    Когда он появился, кровавая война уже подходила к концу!

    И именно в тот момент, когда он закричал, последние два мастера со стороны противника были схвачены по раздельности Сюн Кайшанем и Хэ Чхунсяо, они просто разорвали их пополам одним махом!

    Цзюнь Мосе свистнул, и все священные звери разошлись каждый в свой отряд. Сила сопротивления врага и так была низкой до крайности, и столкнувшись с таким огромным количеством священных животных на пике Суань, они и подумать не успели о своей скорой погибели, как уже были мертвы!

    Фактически, из тех ста мастеров, которым удалось спастись после обвала горы, только у восьми Величайших мастеров ещё остались хоть какие-то боевые способности, но после мощного удара священных животных они в миг превратились в лепёшки с мясом!

    Из общего числа всех священных животных всего меньше двадцати получили лёгкие ранения от мастеров, которые, не щадя своей жизни принялись сражаться. Это можно назвать безоговорочной победой!

    Прибывший человек с головы до ног был облачён в жёлтые одежды, довольно приятной внешностью и длинной бородой, с широкой грудью и тёмными волосами. Чувствовались его изысканные и интеллигентные манеры, глаза его были красивы, а брови густы. Выглядел он достаточно грозно и внушительно, при этом совсем не показывая гнева и злости!

    Но, оглядевшись по сторонам и увидев только кровь и трупы, царящий хаос, в его глазах появилась неописуемая злоба, он резко повернулся, посмотрел на Цзюня Мосе и Мэй Сюэ Янь, и строго спросил:

    — Зачем надо было убивать всех? Обязательно надо было уничтожить всех, без остатка?

    Глядя на армию священных животных и Мэй Сюэ Янь, похоже, он не проявлял никакой заинтересованности в них, он не обращал внимания!

    — А почему нет? Убийство из мести, оно на то и убийство, разумеется, что нужно уничтожить всех подчистую! Огонь не может полностью сжечь всю траву, весенние ветры снова дают ей жизнь! — Цзюнь Мосе отступил на шаг назад и сказал. Как только он услышал о том, что в Тяньнань направились девять Достопочтенных, он чувствовал только угнетённость и ярость! Но в такое время этот человек в жёлтых одеждах торопится спрашивать это, заставляя Цзюня Мосе ещё больше выходить из себя!

    — Убить этих людей… Ты хоть знаешь, какое это значение имеет для войны за небо? Насколько серьёзны последствия этих действий? — человек в жёлтых одеждах с возмущением сказал: — Ты тоже являешься частью материка Суань, неужто эти герои войны за небо в твоих глазах и ломанного гроша не стоят? Их нужно во что бы не стало убить, и причем быстро?

    — Герои материка? Да срал я на них, ко мне это какое имеет отношение?! Я только знаю, что они хотели убить меня! Для меня они — всего лишь враги! А раз уж враги, что мне мешает перебить их всех? — Цзюнь Мосе равнодушно посмотрел на него. — А ты вообще кто такой? Откуда у тебя право спрашивать такие вещи?

    — Хватит безумия! Ты — Цзюнь Мосе, из семьи Цзюнь, так? — прибывший человек практически через силу подавлял свой гнев. — Я — гонец Цзе Инь из Туманного призрачного дворца!

    — А? Гонец из Туманного призрачного дворца? Не слышал о таком! — Цзюнь Мосе покачал головой. — Если у тебя нет больше других вопросов, можешь быть свободным. У меня есть дела поважнее, которые требуют моего немедленного вмешательства, и обсуждать их в присутствии посторонних не очень-то удобно!

    — Что? Не слышал? Это может значить только одно — что ты малообразованный и ограниченный! — человек в жёлтых одеждах многозначительно буркнул.

    Он был отлично воспитан, но, совершив длинное и трудное путешествие, с целью остановить это сражение, он изо всех сил пытался успеть, доконал себя до полуживого состояния, однако, добравшись сюда, он увидел только гору трупов! И уже ничего не мог поделать с гневом и яростью, которые так и вырывались из него.

    Услышав слова Цзюня Мосе, сказанные с сарказмом и насмешкой, он почти уже не мог держаться в рамках приличия. Если бы не так, то, учитывая свой статус, он бы не позволил сказать себе такие слова.

    Он глубоко вздохнул, еле-еле сдерживаясь и пытаясь прийти в себя, а потом сказал:

    — Цзюнь Мосе, врагам ты своим отомстил! Гнев свой выпустил наружу! Я надеюсь, что на этом можно и закончить. Война за небо уже не за горами, без разницы, Тяньфа или три священные земли, вы все — одна основная боевая мощь в войне за небо! Обе стороны должны отбросить давнюю неприязнь!

    — Хорошо! Без проблем! — Цзюнь Мосе с улыбкой сказал. — До тех пор, пока трём священным землям плевать, мне тоже плевать. Абсолютно, вот прямо с самой большой колокольни, с которой я срать на них хотел, плевать!

    — Цзюнь Мосе! — гнев человека в жёлтых одеждах тотчас же снова поднялся. — Ты на одном дыхании убил почти шесть сотен мастеров из трёх священных земель, ты даже убил родного младшего брата Повелителя Неуловимого мира бессмертных, как тебе может быть наплевать? Люди, которые здесь погибли, являлись почти одной третьей всех боевых сил трёх священных земель, и в один день всё пропало! Суань — не то же самое, что и людские богатства, — Цзе Инь, нахмурившись, продолжал. — Если бедняк разбогатеет в один миг, он может вести себя заносчиво и бесчинно, это всё же нормально, в природе вещей. Люди могут его понимать, а могут не понимать, это едва ли имеет значение! Но если в искусстве владение Суань, появился богач-выскочка, последствия могут быть очень плачевными! Это ты должен обязательно запомнить!

    — Ты хочешь сказать… что я похож на богача-выскочку? — Цзюню Мосе очень захотелось немедленно задушить этого посла-откуда-то-из-тумана. Если бы он мог разглядеть, каким уровнем Суань обладал этот незнакомец, он бы не стал ходить вокруг да около и упнул бы его куда подальше…

    «Я сейчас тут о своей семье беспокоюсь, а ты всё не заткнёшься, несёшь какую-то бредятину, да еще уму-разуму учить меня пытаешься! Гад, да кем ты себя возомнил вообще…

    Однако, раз я не могу разглядеть уровень его Суань, и к тому же в то время, когда он появился, чувствовалась его огромная сила, так что могу предположить, что его силы не могут быть ниже сил Мэй Сюэ Янь, а может даже и выше…

    Такого могучего противника, да еще и со статусом гонца из Туманного призрачного дворца, по крайней мере пока, нельзя убивать ни за что не про что»

    — Да! Где я увидел богача-выскочку? — человек в жёлтых одеждах посмотрел исподлобья на Цзюня Мосе и сказал: — Да ты с ног до головы выглядишь как богач-выскочка!

    — О, боги! — Цзюнь Мосе приложил свою руку ко лбу, у него не было слов.

    «Да, кто, в конце концов, это человек вообще, ведет себя так, с высоким уровнем суань, да еще с такими выдающимися данными?»

    — На самом деле, неважно, Тяньфа или три священные земли. Главная цель у всех одна ради войны за небо, ради будущего всего народа! Я хочу сказать, что таким образом семья Цзюнь должна принести извинения за свои деяния! Я буду занимать нейтральное положение, чтобы примирить вас, и вы мирно разрешите конфликт, вне зависимости от вашей ненависти друг к другу. Это нужно будет подавить ради войны за небо, после неё вы можете обсудить всё, глотки друг другу перегрызть — что хотите, разве это не хорошая идея? — нахмурившись, сказал человек в жёлтых одеждах.

    Цзюнь Мосе просто молчал, у него не было слов, он сейчас сомневался. Этот человек специально вёл себя так глупо, или, возможно, он с самого детства провёл всю свою жизнь в Туманном призрачном дворце, и совсем не разбирался в житейских делах.

    Не слишком ли он заблуждается со своими планами? Занимать срединное положение и всё на этом?

    «Сам лично выступать в качестве посредника? Да, кем ты вообще себя считаешь, чёрт возьми?

    Такие огромные потери и убытки можно исправить лишь одними извинениями?

    Это метод решения проблем просто смешон…и более того брат Мо Вудао сам довел себя до смерти. Эта взаимная ненависть и злоба была настолько сильна, что кроме войны, не было других решений!»

    — Всё ради войны за небо! Всё ради народа! — человек в жёлтых одеждах с искренностью в голосе сказал. — Надеюсь, Почтенная Мэй и Цзюнь Мосе смогут принять это во внимание. Принести пользу или бедствие, ради бога или ради дьявола, вы можете сделать только один правильный выбор!

    — Ха-ха-ха… господин гонец, я могу вас спросить — вы прибыли сюда ради обеспечения сохранности и целостности сил четырёх семей? — Цзюнь Мосе вдруг холодно рассмеялся.

    — Да, верно. Участвующие в этой битве человеческие ресурсы обладают достаточным влиянием на финальные результаты войны за небо! Я не мог не прийти сюда!

    — Тогда, в Тяньсян, там вы уже бывали? Иначе говоря, ваши люди были там? — Цзюнь Мосе с острым взглядом пристально посмотрел на него.

    — Нет, не бывал! — спокойное выражения лица человека в жёлтых одеждах несколько изменилось, на нем появилась неловкость.

    — Кажется, учитывая ваш статус, как гонец, вы не можете обманывать меня, и я осмелюсь спросить вас: случайно не знаете ли вы о том, что три священные земли уже направили в Тяньсян девять Достопочтенных мастеров? — лицо Цзюня Мосе стало холодным, как лёд. — И, совершенно случайно, вам неизвестна цель их визита?

    — Известна, — на лице гонца появились капельки пота. Прежние приветливые и уверенные манеры без следа исчезли. Цзюнь Мосе как воду глядел, этот человек обладал высоким уровнем Суань, но в житейской мудрости он совершенно ничего не понимал.

    — М-м, поэтому вам совершенно безразлично, что творится там, так как там только обычные люди, и они не обладают достаточной силой, чтобы участвовать в войне за небо, и не имеют никакого влияния на итоги войны, да?! И поэтому вы беспокоитесь только о делах, которые происходят здесь, потому что эти силы ценны для войны за небо! Начало вашего пути очень хорошее и замечательное! Ради материка, ради всего народа! Всё верно, да? — спросил Цзюнь Мосе.

    — Верно, несомненно всё именно так! — человек в жёлтых одеждах задрожал.

    — Блядь, да для какого ещё народа? Иди ты на хуй со своим благополучием всего материка! Что за херню ты здесь несёшь? — Цзюнь Мосе внезапно вышел из себя. Он сделал два шага вперёд, и, показывая пальцем прямо на человека в жёлтых одеждах, стал кричать. Брызги его слюны почти долетали до лица этого человека. — Как тебе не стыдно поучать меня, что делать мне, а чего не делать, урод хренов? Раз вы там все такие, сука, умные, что так хорошо разбираетесь во всех блядских вопросах? А? Здесь люди умирают, здесь война! А там, сука, не война? Там не могут умирать люди? Разве там уже не ваш «весь народ»? Как не стыдно тебе вообще было пасть открыть про своё ебаное милосердие и снисхождение? Быстро, свалил отсюда в свой туман, чтоб я тебя больше не видел!

    Тело человека в жёлтых одеждах колыхалось, он попятился на несколько шагов назад. Его движения были лёгкими и свободными, тем не менее на лице было выражение крайней неловкости:

    — Цзюнь Мосе, у этого также есть и другие причины! Говоря по правде, всё произошло очень неожиданно! Когда было время до этого, как говорится, пришлось действовать по обстоятельствам… в конце концов здесь для нас важнейший приоритет! Всё-таки здесь силы, которые могут повлиять на результаты войны за небо!

    — К сожалению, твой так называемый «важнейший приоритет» уже закончился. А то, что для тебя является неважным, для меня как раз важнее всего! Самое главное и важное дело для меня! — Цзюнь Мосе равнодушно сказал. — Так что катись отсюда колбаской! Я сейчас тебе могу совершенно отчётливо сказать: если там, в Тяньсяне, будут хоть какие-нибудь жертвы или потери. Будь то три священные земли или твой туманный или какой-нибудь ещё дворец, я вам так трубы расшатаю!

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии