• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Одинокий Сокол виртуозно расправился с одним из людей дворца Сюэцзянь. Пройдя через вторую палату этого лагеря, он увидел, как Цзюнь Мосе выходит из соседнего шатра, в котором только что прикончил несколько человек. Руки его были по локоть в крови и по мере того, как он двигался в полной темноте, он оставлял за собой кровавые следы.

     

    Недалеко от палатки разразилось бурное сражение, и кто-то заорал:

     

    - Кто вы такие? Вы знаете, что это за место вообще? Как смеете вы вытворять такое здесь? Не боитесь, что кара 9 поколений обрушится на вас?

     

    Вслед Цзюнь Вуй холодно ответил:

     

    - Чего? Вы что, не узнали Цзюнь Вуя? А я-то вас узнал! Несмотря на то, что вы поседели, я уверен, что обознаться не мог!

     

    - Что? Цзюнь Вуй… ты… ты… – голос был полон удивления, этот человек явно не ожидал такого.

     

    Цзюнь Мосе проделывал в воздухе необыкновенные трюки, словно рыба в море. Затем он увидел, как к Цзюнь Вую сзади подкрадывались двое, пока он разбирался с человеком в халате, лицо которого было полностью красным. А вскоре ещё трое начали подбираться к нему. Тогда Цзюнь Мосе и приземлился.

     

    Сейчас силы Цзюнь Вуя были увеличены до уровня великого мастера, и этот краснолицый, чья мощь составляла максимум Суань Неба, из-за свирепых атак Цзюнь Вуя начал постепенно отступать.

     

    Цзюнь Мосе, приблизившись к ним, понял, что что-то тут не так. На обычно невозмутимом лице Цзюнь Вуя проявились злоба и нервозность, но его силы ничуть не уступали силам противника! Цзюнь Мосе забеспокоился, приземлился на землю. Во время своего приземления он успел перерезать глотки двум противникам. Эти двое одновременно повалились наземь.

     

    Взглянув ещё раз на краснолицего и на озлобленного Цзюнь Вуя, Мосе кое-что понял, он спросил:

     

    - Дядя, это тот, который тогда пришёл в ваш лагерь?

     

    Цзюнь Вуй, ведя активное сражение, ответил сквозь зубы:

     

    - Верно! Это именно он. Держа в руках военный приказ, он вместе с семьей Сяо вторгся в наш штаб вместе со своей многочисленной армией! Он и есть один из главных виновников тех событий! Его физиономию я никогда не смогу забыть!

     

    Цзюнь Мосе рассмеялся:

     

    - В таком случае, он не должен умереть лёгкой смертью!

     

    Цзюнь Вуй холодно рассмеялся:

     

    - Ещё бы, он у меня легко не отделается!

     

    Краснолицый в отчаянии закричал, словно обезумевший, он решил, что раз ему придется умереть, то он заберёт с собой и ещё одну жизнь. Но как только к ним подоспел Цзюнь Мосе, Цзюнь Вуй не беспокоился, что краснолицый сможет убежать. Он направил все свои силы на него, чья техника была гораздо хуже техники Цзюнь, да и сила его тоже не шла в сравнение с их силой. Буквально за несколько мгновений он получил серьёзные травмы, ему не удавалось оказывать сопротивление!

     

    Безжалостный возглас раздался из сжатого рта Цзюнь Вуя.

     

    *Бам!* – удары четырёх рук были направлены на одного противника. У него изо рта хлынул фонтан крови, обе его руки были сломаны, сражаться он больше не мог.

     

    Цзюнь Вуй всё ещё не мог успокоиться, он пнул его в грудь, ещё больше прижав к земле, а затем наступил ногой на его горло.

     

    Краснолицый издал последний предсмертный вопль.

     

    Цзюнь Мосе, крича, ворвался в шатёр, на ходу заколов двух, охраняющих его людей. В его руках была веревка, и он виртуозно связал троих человек так, что они стали похожи на цзунцзы. (Цзунцзы – кушанье из клейкого риса с разнообразными начинками в бамбуковых листьях, обычно связанных верёвкой)

     

    - Чуть попозже мы вас допросим! – крикнул Цзюнь Вуй в гневе. - Они готовили заговор!

     

    - Дядя, о чём ещё их нужно спрашивать? Заговор? Какой заговор? – посмеялся Цзюнь Мосе, а затем спокойно сказал: - Что это за место? Откуда пришли эти люди? Почему Дворец Сюэцзянь охраняют люди Императора? Нам уже давно всё стало ясно! Зачем их допрашивать? Поскольку дед уже согласился принимать участие в нашем плане, значит, его семья сомневается в его преданности. Если мы правы, то эти люди сами казнят Вэн Кан Ю!

     

    Услышав это, глаза Цзюнь Вуя засверкали, он злобно сказал:

     

    - Неплохо!

     

    Снаружи царил полный хаос, люди кричали:

     

    - Убить их! Убить их!

     

    Из соседнего шатра трубили в рог, тем самым созывая на помощь.

     

    Когда Мосе с дядей вышли из шатра, битва уже подходила к концу!

     

    Около ста солдат армии Цзюнь держали в руках арбалеты из сухожилий зверей Суань и были готовы встретить врага. Если бы кто-то попытался сбежать, то тотчас бы превратился в ежа!

     

    Одинокий Сокол, Фэн Цзянь Юнь и другие убийцы высочайшего уровня остались около центрового шатра и, заложив руки за спину, внимательно смотрели за тем, что происходит вокруг. А Хай Чэнь Фэн и Байли Лу Юн с остальными всё ещё бились внутри самого шатра! Этот шатёр был большим и изящным. Очевидно, что в нём жил глава дворца Сюэцзянь.

     

    - Как продвигается сражение? – спросил, медленно подходя, Цзюнь Мосе.

     

    - Всё идёт ровно! Осталось только это место. Лучше предоставить это Хай Чэнь Фэну и его команде. За последнее время они, несомненно, добились большого прогресса, но им нужно поработать над своими эмоциями, – Одинокий Сокол сверкнул глазами, глядя на схватку, разворачивающуюся у него перед носом и сказал: - Для них это хорошая возможность набраться опыта.

     

    Цзюнь Мосе одобрительно кивнул.

     

    Одинокий Сокол и Фэн Цзянь Юнь никогда не ошибаются. Если они говорят, что это отличная возможность для их товарищей набраться боевого опыта и наработать необходимые навыки, то можно не сомневаться в том, что это действительно так!

     

    - Их противник тоже далеко не промах, – Цзюнь Мосе холодным взглядом окинул происходящий в шатре бой и рассмеялся. Вдруг его внимание привлекли два небольших силуэта.

     

    Как только они увидели, насколько жестокое сражение происходит в этом шатре, два худощавых низких силуэта быстренько спрятались. И, дождавшись удобного случая, они одновременно выскочили и начали размахивать кинжалами, что были у них в руках. Они одним ударом убивали всех, кто попадался на их пути.

     

    Хай Чэнь Фэн вынудил мастера Суань Неба засуетиться. Те два силуэта мелькали с двух сторон и те же кинжалы, которыми они сметали всё на своём пути, они вонзили в живот того самого мастера! А затем выпустили эти кинжалы из рук и, сделав сальто, исчезли оттуда.

     

    Жизнь оставляла мастера Суань Неба, и он закричал в отчаянии, абсолютно забыв о том, что перед ним был Хай Чэнь Фэн, готовый к сражению с ним. Сила Суань покидала его тело, но он всё ещё надеялся отсрочить смерть и закрывал ладонями раны. Но раны были настолько большие, что ему это не помогало. Изо рта полилась кровь, он зашатался и, наконец, упал.

     

    А те два худощавых паренька силой добыли новые кинжалы и отправились искать себе новую мишень.

     

    Хотя они были еще совсем юны, однако умели находить удобный момент и беспощадно расправляться с врагом! На лице их был неописуемый восторг после того, как они убивали кого-то. В них совсем не было страха, они получали удовольствие от того, что делали.

     

    Фэн Цзянь Юнь вздохнул в восхищении, он бросил на этих двух холодный взгляд и сказал абсолютно искренне:

     

    - Эти парни – прирождённые убийцы! Уверен, что когда они станут старше, они смогут затмить собой Чу Цихуна!

     

    - Они и в самом деле уже очень даже неплохи, только, к сожалению, это у них не от природы, – сказал Цзюнь Мосе. - Если бы ты знал, через что они прошли, тебя бы ничуть не удивило их поведение!

     

    Жизнь, проведенная во дворце Хуанхуа полна жестокостей, после такого никто не сможет остаться милосердным! Они лишь знают, что такое «враг» и как его убивать!

     

    Со всех сторон раздался звук шагов и стук копыт, это, наконец, подоспела помощь из главного штаба!

     

    Трое мужиков, словно три башни, встали посреди дороги. Их лица не выражали никаких эмоций. Даже когда возле них промчалась целая армия, они не сдвинулись с места!

     

    - Там впереди, вы кто? Поскорей расступитесь, не то умрёте! – трое главнокомандующих не обращали внимания на собственную армию, а затем начали перешептываться.

     

    - Здесь дела у семьи Цзюнь! Посторонним прохода нет! Вам придётся развернуться и уйти! Всех, кто ослушается, ждёт смерть! – сделав шаг вперёд, крикнул один из мужчин.

     

    Это были земли Императора, но Цаньтянь назвал только что прибывшую Императорскую гвардию «посторонними»!

     

    - Смерть? Семья Цзюнь? – главнокомандующие недоуменно посмотрели на сверкающие огни этого лагеря.

     

    Вдруг один из них сделал шаг вперёд, он был спокоен и твёрд. Он громко сказал:

     

    - Цзюнь Мосе из семьи Цзюнь – мятежник, которого ждёт смерть! Это не имеет отношения ни к кому из вас, поэтому вы должны сдать Мосе в мои руки!

     

    Последние слова он прокричал особенно громко, словно хотел, чтобы они долетели до города Тянсян!

     

    Все конные воины одновременно остановились, как будто не сговариваясь. Затем прозвучал вопрос:

     

    - Я прошу прощения, но какие дела здесь могут быть у семьи Цзюнь? – говоривший был командующим этой армией, и он был из семьи Муронг – Муронг Хао.

     

    Цзюнь Мосе крикнул:

     

    - Разве у меня тут не может быть дел? И я не должен докладывать о них тебе! Если не хочешь уходить «оставайся».

     

    Муронг Хао изменился в лице, он уж собирался что-то сказать, как тут какой-то старик в чёрной одежде, словно чудовище, возник перед ним и глазами хищника смотрел на него. Изо рта у него вырвалось:

     

    - Схватить!

     

    Он уже обнажил меч и начал приближаться, как кто-то заорал:

     

    - Если перейдёте эту черту, то вы покойники!

     

    Муронг Хао вздохнул. Помимо того, что там проходила граница Императорского дворца, там была и совершенно другая природа, другая земля. Перед ним всё ещё стоял старик в чёрной одежде, ногой прорисовывая линию на земле! Из его тела энергия Суань не просачивалась вообще. Неужели…

     

    Он поразмышлял. У того старика худое лицо, а глаза и брови как у орла! Вдруг он вспомнил слухи, которые до него как-то дошли. Этот человек точно не из Цзюнь… Неужели это тот самый великий Одинокий Сокол? Он весь затрясся.

     

    В это время Цзюнь Чжан Тиан серьёзно заявил:

     

    - Муронг Хао, прикажи своей армии расступиться и дать мне пройти!

     

    Оцепенев, Муронг сказал:

     

    - Исполнять приказ генерала! Расступиться!

     

    И его подчинённые тут же расступились.

     

    Одинокий Сокол фыркнул, он этого явно не ожидал:

     


     

    «Что за глупости, ещё хватает смелости сомневаться в том, кто я такой…»

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии