• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • - Правда похож… правда похож на молодую Вэн Синь… правда похож! – госпожа Донфанг погладила лицо Цзюнь Мосе морщинистыми руками. Её глаза немного затуманились, и две слезинки скатились по щекам. Не в силах выпустить его из рук, она неожиданно крепко обняла Цзюнь Мосе, всё её тело сотрясали рыдания, а слёзы жемчужными бусинками скатывались за воротник Мосе. Она бормотала, уткнувшись ему в шею:

     

    - Мой внук… Как долго мы не виделись!

     

    Цзюнь Мосе хотел успокоить, утешить пожилую женщину, но не знал, как. В горле неожиданно перехватило дыхание, так что он и сам не мог вымолвить ни слова…

     

    Такие крепкие родственные чувства, которые впервые испытывал Цзюнь Мосе в душе, заставляли его почувствовать, что он не одинок на этом свете… У него есть так много людей, которые беспокоятся о нем, лелеют и оберегают.

     

    Родные!

     

    Кровные родственники!

     

    Госпожа с глазами полными слез. В этот момент она была седой старой женщиной, вынужденной бедствовать на чужбине, со сломленным внутренним духом.

     

    «Смелый внук… другие дети такого же возраста вырастают избалованными под родительским крылом, но мой внук потерял отца в возрасте семи лет, в возрасте восьми лет потерял мать… оба родителя умерли… когда я думаю об этом, моё сердце болит, словно в него вонзили нож…»

     

    - Матушка… Мосе пришёл, это очень хорошее событие! Не волнуйтесь, это важно для вашего здоровья! – пытаясь успокоить её, шагнул вперёд Донфанг Вэн Цин.

     

    - Ох, не лезь не в своё дело! Мой внук пришёл, я хочу хорошенько его рассмотреть! Он рос со старым пердуном Чжан Тианом! Он ещё тогда был вспыльчивым и нервным! Пусть не бил, но ругался. Откуда он мог знать, как воспитывать детей? Мой ребёнок все эти годы испытывал множество мучений и лишений. Да ещё и в нём гены семьи Донфанг, я всегда боялась, что под влиянием этого упрямого старого хрыча он ступит на кривую дорожку!

     

    Было видно, что старая госпожа держит обиду на старика Цзюнь. Едва открыв рот, она назвала его старым хрычом. В конце концов, она была удовлетворена, что он хоть немного имеет отношение к семейству Донфанг, в противном случае ребёнок уже давно был бы изгнан. Предыдущие несколько лет ходило много слухов о прошлых делах Цзюнь Мосе, госпожа чуть не покинула горы, чтобы свести счёты со стариком Цзюнь Чжан Тианом.

     

    В сердцах стариков их дети – от природы самые лучшие. Если Мосе изменился в плохую сторону, то за это несёт ответственность Цзюнь Чжан Тиан, который не приложил всех усилий для его воспитания… Откуда он может знать, как воспитывать ребёнка…

     

    Цзюнь Мосе не знал, плакать ему или смеяться!

     

    Госпожа, в конце концов, успокоилась. Дама, стоявшая позади неё, утирала глаза и теребила носовой платок, теперь посмотрела на Мэй Сюэ Янь, улыбнувшись, спросила у Цзюнь Мосе:

     

    - Мосе, эта девушка… Она твоя жена? Выглядит прелестно… подойди, повернись, позволь бабушке рассмотреть тебя…

     

    Цзюнь Мосе поспешно кивнул головой, словно петух клюнул зёрнышко:

     

    - Бабушкин зоркий взгляд определил верно, это моя жена, вы довольны? Если недовольны, я этим же вечером побью её… – сказав эту фразу, Цзюнь Мосе закатил глаза.

     

    Мэй Сюэ Янь охнула. На глазах у всех людей, Мэй Сюэ Янь не стала пререкаться с ним, дабы сохранить лицо!

     

    «Ударить меня? Ты? Кто, в конце концов, ещё кого ударит? Дождёмся вечера… Там посмотрим, покажется ли тебе вкусным то, что я для тебя приготовила…»

     

    - Ахаха, разве можно так говорить? Жену нужно уважать, как можно говорить, что ты её ударишь? Ну ладно… эта красавица словно статуэтка! – госпожа засмеялась, очень тщательно осмотрев Мэй Сюэ Янь с головы до ног. В процессе она медленно кивала головой, прищуривалась, а под конец одобрительно сказала:

     

    - Мосе, у тебя недурной вкус. Эта девушка – красавица, к тому же у неё большая грудь и попа. Она сможет родить здорового, крепкого сына. Но вот рукам своим волю не давай!

     

    Мэй Сюэ Янь мгновенно покраснела и чуть было ногой не топнула от смущения:

     

    «Я – одна из почтенных зверей леса Тянь Фа, пусть это и бабушка этого негодника Цзюнь, но как так… открыто говорить об этом…»

     

    Цзюнь Мосе со смешинкой в глазах пробормотал:

     

    - Бабушка, по правде говоря, абсолютно нет проблем, чтобы родить сына, – одновременно удивившись про себя:

     

    «Неужели новости действительно так долго доходят до семьи Донфанг? Кто бы мог подумать, что они не знают, что Сюэ Янь - это почтенная Мэй!»

     

    - Да, когда у вас появится ребенок, вы обязательно отдайте его мне сюда... бабушка вместо вас будет его хорошо воспитывать. Вы, как и твой дедушка, небрежно его воспитаете, с чего вам его воспитать хорошо... Я вам так скажу… Если бы не кровь твоей матери, было бы неловко это объяснять… – вспоминая о репутации Цзюнь Мосе, пожилая женщина явно переживала.

     

    «Что? Привести его сюда? Дело даже не в дедушке, это просто невозможно!» – лицо Цзюнь Мосе вытянулось, когда он посмотрел на эту глушь. Здесь, по сравнению с лесом Тянь Фа, ещё большее захолустье. Кругом горы, вода плохая…

     

    - Это твоя старшая тётка, это вторая тётка… это третья тётка… быстро идите и принесите подарок, – госпожа улыбалась во весь рот, вытащив из кармана коробку из белого нефрита. Одна эта коробочка из целого куска нефрита не каждому по карману, а внутри был маленький феникс. Феникс с головы до ног был разноцветный, глаза и пёрышки как живые, словно он сам прилетел сюда и может в любой момент расправить крылья и улететь.

     

    - Это истинная раскраска феникса. В природе они разноцветные, имеют семь чистых цветов, даже немного не смешаны. Эта фигурка феникса была выполнена почти совершенно. В то время мастеру требовалось три года, чтобы закончить работу, в мире это большая редкость. Все девушки мира бредили этой поделкой, в то время было множество кровопролитных споров, а потом она перешла ко мне в руки. Я никогда не вытаскивала его, а сегодня это как раз отличный подарок для невесты моего внука…

     

    Старая госпожа засмеялась, прикалывая феникса на прекрасные волосы Мэй Сюэ Янь и испытывая чувство удовлетворения:

     

    - Таким образом моя прекрасная внучка станет совсем похожа на статуэтку. Вы с этим фениксом дополняете друг друга…

     

    Надев красивую нефритовую шпильку на прекрасные волосы Мэй Сюэ Янь, семь цветов переливались, отражаясь на красивом лице, делая его ещё более прекрасным…

     

    Мэй Сюэ Янь поблагодарила, краснея от смущения. Как только она увидела сияющего феникса, она тут же влюбилась в него, но Мэй Сюэ Янь была от начала до конца истинным зверем леса Тянь Фа и не могла нарушать общепринятые нормы…

     

    Далее пошла очередь тёток преподносить подарки…

     

    В одно мгновение в руках у красавицы Мэй оказалось множество коробочек, она немного смущалась и испытывала неловкость при мысли о том, что ей всё это нравится…

     

    - Мне следует называть его «старший двоюродный брат», бабушка? – появился странный мальчик лет десяти. Он выглядел белым и чистеньким, был очень милым, чёрные как смоль глазки глядели туда-сюда.

     

    - Маленький негодник, подойди и поприветствуй старшего двоюродного брата! – старая госпожа доброжелательно улыбалась, нежно поглаживая личико мальчика. Потом обратилась к Цзюнь Мосе:

     

    - В этом доме – он самый маленький, маленький Хуай Хуай.

     

    - Старший двоюродный брат! – симпатичный мальчик, гордо вскинув голову, сделал пару шагов, - меня зовут Донфанг Сяо Хуай, звучит не как плохой, а как «японская софора», мне тоже не очень нравится, но мама в тот день, когда рожала меня, увидела во сне маленькое семечко от дерева софоры. На самом деле Сяо Хуай звучит не мелодично… все, наоборот, зовут меня Хуай Хуай, что звучит, как «Плохой», а на самом деле я вовсе не плохой…

     

    - Привет, Донфанг Сяо Хуай, младший двоюродный брат, – глядя на этого маленького проказника, Цзюнь Мосе потеребил его за нос.

     

    Действительно…

     

    - Старший двоюродный брат, ты сегодня только пришел, а уже получил столько подарков… Я по сравнению с тобой ещё маленький, мы видимся первый раз, ты разве не должен подарить мне подарок? – Донфанг Сяо Хуай заулыбался, вымогая взятку.

     

    - Это не так-то просто. Разве только что ты не сказал, что ты не доволен своим именем? Как насчет того, чтобы я дал тебе благозвучное имя, величественное, чтобы заставляло людей сотрясаться и запоминалось надолго, как у самого непревзойдённого мастера? – Цзюнь Мосе закатил глаза.

     

    - Да! Что за имя? Я как раз хотел поменять… но родители не позволяют! Старший брат, сможешь помочь мне взять самое величественное, самое хорошее имя? – мальчишка тотчас же забыл про подарки и взволнованно подскочил.

     

    - Донфанг Сяо Хуай – действительно не внушительное. «Хуай» слышится как «дерево дьявола», немного неудачное… Давай сделаем так! – Цзюнь Мосе засмеялся. - Как твоё имя превратить в непревзойдённое? Не имеющее равных! Донфанг Бубай! (Никогда не победить семью Донфанг)

     

    - Донфанг Бубай! Очень хорошо! Вот это имя крутое! – в одно мгновение лицо мальчика взволновано заблестело, он дважды крутанулся в воздухе, объявив во всеуслышание:

     

    - С этих самых пор я – Донфанг Бубай!

     

    - Неплохо! Но тебе нужно стараться изо всех сил, чтобы не посрамить это имя, к тому же я дам тебе некий девиз! – сказал таинственно Цзюнь Мосе.

     

    - Что за девиз? – с горящими глазами смотрел Сяо Хуай.

     

    - После этого, когда ты будешь везде ходить и незнакомцы будут спрашивать твое имя, ты должен говорить… – Цзюнь Мосе выпятил грудь и поднял голову, принял вид истинного мастера и солидным голосом произнёс:

     

    - Как солнце встает на востоке, так я непобедим!

     

    - Как солнце встаёт на востоке, так я непобедим! – Сяо Хуай скороговоркой бубнил, глядя на Цзюнь Мосе.

     

    - Как солнце встаёт на востоке, так я непобедим! Как солнце встаёт на востоке, так я непобедим! Действительно высший класс! Старший двоюродный брат, ты и правда одарённый! Я объявляю, с этих самых пор, ты – мой кумир!

     

    Разрешив вопрос с именем, Цзюнь Мосе улыбался, словно одержал победу, глядя на толпу людей, которые тоже были удовлетворены сделанным выбором имени.

     

    Семейство Донфанг нуждается в такого рода уверенности в себе!

     

    - Как солнце встаёт на востоке, так я непобедим!

     

    Внук подарил это имя, но для семьи Донфанг это был неожиданный подарок!

     


     

    - Очень хорошо! – сказал Донфанг Вэн Цин. - Это очень мощно, боюсь, этот маленький чертёнок не заслуживает этого! Это имя принадлежит всей семье Донфанг. Позже я выгравирую эти восемь иероглифов, чтобы они навечно остались на главных воротах дома семьи Донфанг!

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии