• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • И ограничения были такими же, как и у таблетки связи жизненной силы. В основном, большие награды всегда сопровождаются высоким риском.



    Надо сказать, что любой мог подумать, что Цзюнь Мосе был идиотом. В конце концов, он не понял, что таблетки связи жизненной силы были почти такие же, как таблетки, накапливающие дух с предыдущего уровня. Однако их эффективность была намного больше, чем у тех таблеток.



    Таблетки небесной жизненной силы…



    Эта таблетка могла быть использована для увеличения силы, но у неё не было других преимуществ. Можно сказать, что это было модернизированной версией Десятилетних таблеток. Приём всего одной таблетки увеличивал силу настолько, словно человек культивировал без перерыва 50 лет! Однако и ограничения были больше чем у Десятилетних таблеток. Её не мог принимать никто, не достигнув уровня Суань Неба или выше.



    Цзюнь Мосе словно сошёл с ума внутри Пагоды Хунцзюнь. Он смеялся и ругался, кричал и матерился:



    «Тяжёлая работа всегда окупается! Этот пример доказывает, что можно пожать неплохой урожай, если усердно пахать поле. Я так усердно вкалывал, но наконец-то нашёл эти три вида таблеток! Это как найти глоток воды в пустыне, умирая от жажды!»



    Однако у молодого господина остались некоторые сомнения. Ведь сила всегда имела первостепенное значение в его сознании. Следовательно, он считал, что таблетка небесной жизненной силы лучше, чем таблетка жизненной силы и таблетка связи жизненной силы. В конце концов, эта штука может увеличить силу на пятьдесят лет!



    «Почему что-то такое удивительное и ужасающее, как таблетка небесной жизненной силы, имеет такое низкоуровневое ограничение?»



    «Кроме того, другие две таблетки ограничены для использования до сферы Духа Суань и выше. Но ограничение таблетки небесной жизненной силы только на уровне Суань Неба. Разница между этими двумя слишком велика, верно? Это не имеет никакого смысла…»



    Люди, вероятно, избили бы его, если бы услышали о сомнениях, которые у него возникали. Пинали бы его долго, усердно, с чувством, с толком, с расстановкой… Его глаза заплыли бы так, что он мог бы видеть только звёзды, парящие вокруг него. Его голова стала бы похожа на голову свиньи... или, может быть, на голову слона. И надо было бы ещё сказать им «Спасибо!», что не стали бы бить дальше…



    Он реально был идиотом – полным и истинным идиотом, в подлинном смысле этого слова! От такого божественного уровня идиотизма даже боги не нашли бы, что сказать. Однако молодой господин, разумеется, так не считал. Но как такая великая вещь могла попасть в руки такого большого идиота? Казалось, что превосходная капуста лежала перед свиньёй, которая продолжала рыть землю своей мордой в поисках чего-нибудь съедобного…



    Цзюнь Мосе почти постоянно «проживал» в Пагоде Хунцзюнь. И он делал только одну из двух вещей: либо изготавливал таблетки, либо практиковал свои боевые искусства. Он часто чувствовал жажду или голод. Но он просто съедал несколько «общих» ингредиентов, которые он хранил там. Это была пустая трата, но она могла насытить его жажду и голод в сложившихся обстоятельствах. Кроме того, эти «общие» травы также давали ему энергию. Очевидно, у него был огромный запас самых разных ингредиентов в резерве. Таким образом, он не беспокоился, так как у него в запасе было очень мало времени.



    Было ясно, что эти вещи не были столь важны для Цзюнь Мосе, так как он начал сравнивать эти «простые» материалы со списком рецептов и понимал, что эти материалы не годятся для создания нужных таблеток. Поэтому молодой господин Цзюнь был расточителен с ними. Можно даже сказать, что он растрачивал их безрассудно. Любая другая семья континента Суань Суань держала бы эти травы, плоды, листья и корни под самой высокой охраной. Они даже приняли бы мучительную и страшную смерть для того, чтобы просто сохранить эти ингредиенты в семье.



    В конце концов, это были первоклассные материалы, которые можно было найти только в самых глубинах Тянь Фа! В конце концов, сколько людей в мире были способны безопасно достичь самого центра Тянь Фа? Даже восемь Великих Мастеров боялись бы за свои жизни, если бы они вошли в этот лес…



    Даже столетняя трава считалась бы сокровищем, если бы её выставили на рынок. Тем не менее Цзюнь Мосе рассматривал тысячелетник как обычную морковку... На самом деле он даже жаловался:



    «Эта трава – редкостная гадость. Безвкусная до ужаса. Хотя бы соли сюда... На вкус как будто я жую воск. Это совсем не вкусно... С этим молодым господином плохо обращаются…»



    Многие старики и седовласые мужчины из божественных семей целителей просто погибли бы на месте от инфаркта, узнав, что Цзюнь Мосе жрёт на завтрак Столетнюю Траву, на обед закусывает Травой Тысячелетней силы, а вечерами откусывает по очереди от корня Столетнего женьшеня и Лунного корня, ещё и жалуясь при этом на безвкусие. На самом деле они бы передрались до смерти, чтобы прийти сюда первыми:



    - Я прошу вас... прошу вас, позвольте мне принять ваше бремя... я вас умоляю... все восемь поколений моей семьи умоляют вас разрешить нам терпеть это на вашем месте... позвольте нам потерпеть такое ужасное отношение…



    А жирный Танг... такой жалкий скряга, как он стал бы кричать и плакать:



    - Старший брат! Ты мой старший брат! Почему бы тебе не избить меня лучше, а? Можешь избить меня десять раз, да даже сотню раз, но прекрати жрать это! Ты как будто на моих глазах сжираешь гору серебра и золота! Издевайся надо мной сколько хочешь, но прекрати это…



    Лицо молодого господина Цзюнь покраснело, как только Тысячелетняя трава достигла его желудка. Энергия пронзила его тело, и ему некуда было её выпустить. Поэтому он начал плавно, но неуклонно циркулировать свою энергию по всему телу. Затем он зарычал от скуки и принялся культивировать. После этого он, хихикая как сумасшедший, рылся в рецептах, чтобы найти что-то ещё. Затем он немного потренировался на мечах. И после этого он снова начал изготавливать таблетки...



    Цзюнь Мосе уже был достаточно опытен в создании таблеток. В конце концов, можно сказать, что он получил довольно богатый алхимический опыт от лихорадочного создания сотен и тысяч таблеток закалки костей и Десятилетних таблеток в прошлом. Тем не менее Цзюнь Мосе всё равно запнулся об изготовление этих трёх новых видов таблеток. И он справедливо полагал, что должен начать с таблетки самого низкого уровня. Он ждал, пока наберёт больше опыта, прежде чем начать создавать более сложную и более ценную таблетку небесной жизненной силы. В конце концов, разбазаривание таких первоклассных ингредиентов было бы огромной тратой…



    Поэтому его первым выбором была таблетка, которая изготавливалась сравнительно просто – Таблетка связи жизненной силы.



    Молодой господин Цзюнь был в приподнятом настроении. Он немного успокоился, чтобы начать. После этого он начал бормотать песнопения, которые выучил:



    - Оммм... маа ми... маа ми... хонг... хонг... ма ми... Хонг…



    Затем он указал пальцем, как мечом.



    «Печь Удачи» начала свистеть. Она поднялась в воздух и начала вращаться. Из-под крышки вырвались пары различных ароматов, а под печью играли огни десяти тысяч оттенков…



    Чёрное Пламя первобытного Хаоса тихо и почти незаметно вплелось в эти оттенки и поглотило их все. Затем пламя поднялось с громким взрывом, будто добралось до канистры с бензином, и закрыло печь. Чёрное пламя двигалось, как тысячи призрачных языков. Через пару минут пламя уютно устроилось внутри печи. Чёрный цвет пламени великолепно освещал разноцветную «Печь удачи»...



    Цзюнь Мосе блеснул гордой улыбкой: он был полон уверенности. Правой рукой он схватил двадцать трав, которые он приготовил заранее. Они очень медленно поплыли из его рук. На самом деле, казалось, что невидимая струна тянет их вперёд. Эти травы вошли в печь одна за другой... как мотыльки, тянущиеся к пламени.



    Цзюнь Мосе сделал несколько колебательных движений пальцами. Затем он услышал: БАБАХ! - крышка печи взлетела вверх. Но она взлетела только на секунду, прежде чем снова рухнуть на своё место. Затем произошёл ещё один взрыв, когда Пламя первобытного Хаоса вспыхнуло с новой силой, снова охватив всю печь.



    Цзюнь Мосе двигал руками и пальцами в соответствии с инструкциями по созданию таблетки. Он двигался вокруг чёрного пламени, а его пальцы делали множество жестов. Энергия текла из его тела, чтобы поддерживать горение Пламени первобытного Хаоса.



    Время пролетело незаметно. Однако молодой господин Цзюнь вдруг почувствовал, что что-то не так.



    «Чёрт! Я уже давно создаю эти таблетки. Кажется, что я уже потратил, по крайней мере в десять раз больше времени, чем я когда-либо тратил на какие-либо таблетки в прошлом. Так почему же я не вижу никакой активности? Я бы уже вынул таблетки из печи, если бы это были таблетки Десяти лет. Но нет никакой реакции у этих таблеток! Что происходит...?»



    Прошло некоторое время, и Цзюнь Мосе начал чувствовать, что его энергия истощается. Он чувствовал, что его умственная сила ослабевает, и он был на грани потери сознания. Его ноги дрожали от слабости, а его тело вспотело, будто он таскал мешки с углём. Энергия молодого господина почти закончилась. Однако не было никакой активности от тёмного пламени, окружающего печь.



    «Я должен твёрдо стоять на ногах! Это очень ответственный момент! Я не могу облажаться! Я должен твёрдо стоять!»



    Цзюнь Мосе стиснул зубы, вынул Десятилетнюю таблетку и бросил её себе в рот:



    «Она больше не может увеличить мою силу, но она всё ещё может восстановить мою энергию…»



    Фортуна, видимо, снова благоволила молодому господину. Когда он был уже почти полностью истощён и не мог продолжать дальше, из печи раздался звук гонга, и её крышка взлетела в небо с нежным звуком, напоминающим пение птиц. Пламя первобытного Хаоса молча отступило и медленно превратилось в небольшой костерок внутри печи.



    - Да будут прокляты Небеса! Это слишком сложно! Как это вообще может быть так сложно? Это не похоже на таблетки для закалки костей или большинство других таблеток! Как это может быть так сложно? Я тут чуть не сдох! – Цзюнь Мосе хрипло задыхался и ругался. Его ноги дрожали и, в конце концов, подкосились. Он рухнул на жопу, отбив копчик, но даже не заметил этого. Казалось, что он просто пахал на протяжении многих суток без отдыха. Он был как лошадь, которая пробежала тысячу миль, не отдохнув ни минуты. Он сидел, отдыхая, довольно долго. Затем он с трудом встал и вытянул шею, чтобы заглянуть в печь.



    - Что, б*ядь? – Цзюнь Мосе воскликнул в гневе. Он не мог поверить в увиденное. Молодой господин даже потёр глаза и снова уставился в печь.



    Там спокойно и тихо лежала куча чёрной золы…



    Цзюнь Мосе чувствовал себя как надутый воздушный шарик, из которого вытекает воздух. Запасы его тела были исчерпаны полностью. Его энергия была осушена до пределов. И его уверенность в себе понесла сокрушительный удар:



    «Я потратил столько энергии и всё равно потерпел неудачу! В рот мне ноги! Как это может быть так сложно?»



    - Б*ядь! Это же пи*дец какой-то! Я не верю! Ну ничего! Я с тобой ещё разберусь! Не думай, что я не смогу взять тебя под свой контроль только потому, что однажды потерпел неудачу! – выражение лица Цзюнь Мосе точно могло бы напугать любую божественную таблетку, если бы они могли его видеть...



    Он закрыл глаза, активировал Искусство Разблокировки Небесной Удачи и начал собирать энергию. Его дантянь разогрелся. Поток чистой энергии устремился через его меридианы. Божественная аура внутри Пагоды Хунцзюнь яростно начала двигаться в сторону Цзюнь Мосе, будто водоворот в море.



    Прошло много времени. Глаза Цзюнь Мосе, открывшись, внезапно испустили резкое сияние. Его физическая выносливость и энергия были восстановлены до его привычного уровня. Однако, на секунду заглянув в себя, он понял, что его предел «энергетического овердрафта» на удивление увеличился по сравнению с предыдущим.



    Это увеличение лимита овердрафта было большим шагом на пути к следующему уровню в Искусстве Разблокировки Небесной Удачи. На самом деле он мог ясно чувствовать, что его способность поглощать ауру увеличилась в три или четыре раза.



    «Это странно!» – Цзюнь Мосе почесал голову. Затем он вышел в реальный мир, в свой двор, и понял, что его усилия по созданию этих таблеток заняли не менее суток, если также принять во внимание его последующее восстановление силы.



    Он пробыл в Пагоде Хунцзюнь более десяти дней, если учесть все обстоятельства. Его первоначально белоснежные одежды стали настолько грязными, что на них даже нельзя было смотреть. Его волосы были растрёпанными и грязными. Казалось, что он был не молодым господином одной из самых сильных семей, а уборщиком в свинарнике одной из самых грязных семей на континенте Суань Суань. На его лице плотным слоем лежала копоть и сажа, а его пот просто капал на пол. Он не был похож даже на нищего... даже нищие так не выглядят.



    Цзюнь Мосе быстро отдал несколько приказов не видевшим его слугам. Затем он поспешно проскользнул в большую ванну и с диким наслаждением помылся. Но он всё время думал о том, что произошло, и как он это сделал…



    Он даже не знал, как ему повезло, что он не выбрал таблетку, которая была ещё сложнее. Он выбрал только таблетку для связи жизненной силы второго уровня. Он был бы в гораздо худшем состоянии, если бы вместо этого он выбрал таблетку жизненной силы. Тем не менее всё было бы по-другому, если бы он выбрал таблетку небесной жизненной силы. Возможно, что он уже закончил бы создание первой партии...

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии