• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Дугу Сяо И, уже вернувшая свою первоначальную стройную фигуру, шла позади старушки. Однако она посмотрела на Цзюнь Мосе и высунула язык. Она указывала:



    «Будь осторожен».



    - И это Цзюнь Мосе? Ну-ка, встань! Посмотрим, какой «герой» сделал мою внучку такой сумасшедшей бунтаркой! – старушка подошла сзади и встала перед Цзюнь Мосе. Затем она начала осматриваться в поисках мошенника, который обманул её внучку.



    Цзюнь Мосе малость вспотел:



    «Я всегда слышал, что семья Дугу – логово смутьянов и идиотов. И эти слухи не без причин. Даже эта старушка такая тупая! Для Дугу Сяо И было нелегко расти в такой среде. На самом деле, было бы трудно не стать смелой и полусумасшедшей…»



    У него не было выбора, кроме как встать и сказать:



    - Это я.



    - О... А это, кто, Танг Юань? – спросила старушка.



    Толстячок поспешно поклонился в ответ.



    Старушка слегка улыбнулась:



    - Новый Бог богатства столицы… это замечательно!



    «А? Бог богатства столицы? Толстяк получил модное прозвище...» – Цзюнь Мосе остолбенел. Затем он гневно посмотрел на ухмыляющегося Танг Юаня. Неудивительно, что толстяк стал известен благодаря Аристократическому Залу. Кроме того, его социальный статус также многократно возрос. Поэтому звание «Бог богатства» не было безосновательным, если быть честным...



    Пожилая леди махнула рукой:



    - Вы, семеро мальчишек, выйдите на улицу и поиграйте с молодым господином Тангом. Здесь для вас нет дел. Будьте хорошими хозяевами для нашего гостя!



    Семеро «героев из легенд» поспешно согласились и вывели толстяка. Они были настолько быстрыми, что казалось, что за ними гонится собака…



    - Садись, не будь таким формалистом, – кивнула старушка Дугу. Затем она повернулась и села в кресле около Дугу Цзёнхэна. За ней уже пришла её женская свита и встала позади старушки. Однако женщины очень внимательно следили и наблюдали за молодым господином. В конце концов, им было любопытно узнать о дурно известном молодом господине, который околдовал их маленькую девочку и заставил её перевернуться с ног на голову.



    Это было особенно верно для леди слева от старухи. Она смотрела на него без конца.



    Дугу Цзёнхэн и Дугу Вуди тут же растеряли свою воинственность, когда старушка пришла. Они просто заткнулись, и не смели говорить громко.



    - Цзюнь Мосе... эмм... этот мальчик выглядит очень хорошо. Очень хорошо... он привлекательный молодой человек, – похвалила старушка. Затем она повернула голову и заговорила с другими. – Его нос и его глаза... как у куклы.



    Другие женщины кивнули в знак согласия.



    Лицо Цзюнь Мосе помрачнело:



    «А? Можно ли считать эти слова комплиментом внешности человека? Тут даже показалось, что я не мужчина... я – кукла, похожая на мужчину. И что там с глазами и носом? Вот где должен быть нос. Там что, уши должны быть, что ли? Они хвалят меня... или унижают?»



    - Ах... Цзюнь Мосе... ты, сопляк. Ты уже поднял этот вопрос. Итак, теперь я хочу знать, что ты собираешься делать с моей Сяо И, – прямо сказала старушка Дугу. Она не стала вести светскую беседу, прямо подняв этот чрезвычайно острый вопрос. Более того, она не колебалась и не избегала вопроса…



    - Что я планирую сделать? – Цзюнь Мосе был ошеломлён на секунду. –Слова доброй леди очень поразительны. Я даже не знаю, что я сделал. Поэтому я прошу старушку любезно объяснить особенности того, что я сделал.



    - Хмм! Твои брови и глаза выглядят хорошо. Но твой рот очень хитрый... Ты заставил нашу Сяо И изображать беременную перед всеми в тот день. Ты не понимаешь последствий? – лицо старушки Дугу оставалось спокойным, а её голос был ровным.



    - Да представляю. Этот инцидент произошёл из-за отсутствия внимания к мисс Дугу... Но есть одна проблема. Я не провоцировал её. Я никогда такого не делал и даже не думал об этом. Я только видел это со стороны... – поспешно пояснил Цзюнь Мосе.



    Тем не менее молодой господин не закончил говорить, когда старушка прервала его:



    - Я также уверена, что ты не делал этого умышленно, сопляк. Но не имеет значения, спровоцировал ты это или нет. В конце концов, девушка сделала это ради тебя. Ты будешь отрицать это?



    Цзюнь Мосе оставалось только кивнуть. На самом деле он даже не мог думать об отрицании этого.



    Молодой господин Цзюнь сохранял чистую совесть на протяжении всей своей жизни. Поэтому отрицание этого запятнало бы его чистую совесть. И это привело бы к огромной вине в его душе.



    - Это принесло наибольший вред репутации нашей семьи Дугу. Разве ты этого не знаешь? – старушка продолжала давить.



    - Да... но это семья Дугу, о которой мы говорим... так что это не должно быть настолько серьёзным вопросом, верно? – Цзюнь Мосе слегка нахмурился.



    «Репутация семьи Дугу всегда была синонимом глупости и бесстыдства. Таким образом, можно сказать, что это дело никогда не было таким ужасным с самого начала. Кроме того, любой с проницательным глазом легко увидел бы, что Сяо И обманывает всех. Так будет ли это действительно так серьёзно, если я не возьму замуж эту девчонку?»



    - Но этот инцидент оказал огромное влияние на репутацию Сяо И. И это то, что ты должен помнить всегда, не так ли? – старушка фыркнула. Она не могла не рассердиться, когда увидела, что этот мальчик не понимает её.



    - Это действительно будет иметь огромное влияние, – честно кивнул Цзюнь Мосе.



    - Итак, что ты будешь делать теперь?



    - У меня пока нет конкретного плана, если быть честным, – сказал Цзюнь Мосе.



    - Никакого плана? – старуха внезапно встала. – Ты говоришь, что не хочешь признаться после того, как сожрал всё, что тебе принесли? – старушка первый раз решила говорить иносказательно.



    - Что? Я вообще вашу «тарелку» не трогал. И уж точно ничего не ел, – Цзюнь Мосе думал, что он умрёт от того, в чём его обвинили:



    «Как я могу объяснить это всем? На самом деле, действия этой маленькой девочки чуть не убили меня однажды. Я не могу игнорировать её увлечение мной. Но я не могу упустить из виду цену, которую мне придётся заплатить за это. Леди, ты думаешь, что я не способен ходить круг за кругом, когда дело доходит до такой откровенной херни? Даже я немного злюсь из-за всего этого! Так почему на меня повесили всех собак?»



    - Позволь мне сказать тебе, что происходит – Сяо И очень влюблена в тебя. Так что не подведи её, сопляк! Иначе эта старушка никогда тебе не простит! – медленно процедила старушка. Затем она посмотрела в глаза Цзюня Мосе. – Ты беспокоишься о Гуан Квинхан, верно?



    Цзюнь Мосе нахмурился и ответил:



    - Я попрошу старушку успокоиться. Я не отвернусь от Гуан Квинхан, даже если приму это предложение. И я не отвернусь от Сяо И. Очевидно, у меня есть план.



    - У тебя есть план? Ха-ха... иметь трёх жен и четырёх наложниц – это нормально. Тем не менее должно быть различие в статусе! – старушка улыбнулась, внимательно посмотрев на Цзюнь Мосе. – Каждая группа мужчин должна иметь своего лидера. Точно так же среди жён должен быть лидер. Разве все не будут бороться друг против друга, если не будет главного? Не будет ли хаоса? Как тебе это пойдёт на пользу? И именно поэтому я позвала тебя сегодня. Я хочу спросить тебя – кто твой первый выбор, если речь идёт о жене? Сяо И или та девушка?



    Хорошо собранный гарем может принести мир во всем мире. Эти слова для императоров. Но они также применяются и к обычным семьям. А мирная семья – это способ двигаться вверх в жизни, – старушка взглянула на Цзюнь Мосе. – Кроме того, хорошо, если можно исправить вещи как можно скорее. В противном случае это может привести к долгим ночам мечтаний, которые могут быть разрушены в будущем!



    - Что это значит, Старшая Леди?, – Цзюнь Мосе поднял брови.



    - Наша семья Дугу имеет только одну дочь. И мы не можем позволить ей стать наложницей! Наша семья Дугу не должна окончательно потерять нашу репутацию! Поэтому важно, чтобы Сяо И была женой. Кроме того, она должна быть замужем, как первая жена! – старушка фыркнула.



    - Первая жена? – Цзюнь Мосе не мог не улыбнуться. – Старушка всё-таки бредит! Но это не смешно, даже если это должно было быть шуткой!



    - Шутка? Не говори мне, что ты всё ещё хочешь сделать Сяо И наложницей? Как нелепо с твоей стороны! – старушка посмотрела широко раскрытыми глазами и так крепко сжала трость, что та сломалась.



    Дугу Сяо И испугалась ссоры между её возлюбленным и бабушкой. Поэтому она быстро подошла и схватила старушку за руку. Затем она встряхнула её и тихо сказала:



    - Бабушка... – она взглянула на Цзюнь Мосе. Казалось, она умоляла его прекратить спор с бабушкой. В конце концов, её брак, «заключённый на небесах», был бы разрушен, если бы эти двое поссорились.



    «Я должна сделать так много для вас обоих, чтобы всё обернулось к лучшему!»



    Цзюнь Мосе собирался взорваться минуту назад. Но он успокоился, когда услышал, как говорит Дугу Сяо И. В конце концов, Цзюнь Мосе вспомнил о глубоких чувствах, которые она питала к нему. Поэтому он сделал два глубоких вдоха и успокоил свой гнев, хотя он был на грани взрыва. Но сейчас его выражение стало чрезвычайно торжественным и достойным.



    - Позвольте мне объяснить кое-что очень чётко, раз уж старушка Дугу подняла эту тему, – взгляд Цзюнь Мосе стал острым, как меч. Он мельком взглянул на всех присутствующих, и сердца их едва не остановились. – Я верил, что мой брак – это моё дело! Это моё дело и, повторюсь, только моё! Более того, это самое большое решение в моей жизни! Поэтому важно, чтобы я тщательно выбирал женщину, с которой хочу провести свою жизнь. В конце концов, моя беспечность может привести к ненависти между двумя семьями, а не только двумя людьми. Поэтому это решение нельзя принимать легкомысленно.



    Сяо И всегда была глубоко привязана ко мне. И я знал это с самого начала. Но я всегда думал, что она слишком молода и наивна. Таким образом, её натура ещё не полностью сформировалась. Поэтому не исключено, что в будущем она встретит более подходящего мужа. И вот поэтому я никогда не давал прямого ответа. Однако её «уловка» в лагере чуть не стоила мне жизни. Честно говоря, я был очень зол на неё по этому поводу. Но потом она вышла с таким большим животом перед всеми у ворот города Тянсян. И это меня тронуло. Это действительно тронуло меня. И я решил сделать Дугу Сяо И моей женой в результате. Моей... первой женой Цзюнь Мосе!



    Старик Дугу и его леди просто замерли от шока.



    Но…



    - Но это не означает, что я приму это общее предложение, – слова Цзюнь Мосе остановили старушку, которая собиралась что-то спросить. – Сяо И подмешала мне эту херню в Южном Небесном Городе. А затем она появилась с тем животом у ворот города. Она делала это из любви ко мне – Цзюнь Мосе. Человек – это не растение. Кого бы это не тронуло? Я был искренне и глубоко тронут безрассудными действиями, которые она предприняла ради меня.



    Но мы также должны посмотреть на это с другой стороны — эти два события свидетельствуют о её эгоизме в конце концов! Она действовала эгоистично из своих чувств и совершала просто ужасные действия. Это заставило меня и даже две семьи попасть в эту… неприятную ситуацию. Её действия не оставили нам выбора! Я уверен, что никто не может этого отрицать. И я уверен, что вы также очень сожалеете об этом!

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии