• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Цзюнь
    Чжан Тиан был очень взволнован, совершив прорыв. Поэтому он продолжал
    говорить долгое время, прежде чем обнаружил, что его внук задумался.
    Мальчик не говорил и выглядел угрюмым. Он обратил внимание, как его внук
    смотрел на него, и даже немного удивился:



    «Что-то не так с моим телом? Как ты можешь так обращаться со своим дедушкой?»



    Затем он внимательно посмотрел на себя. И он обнаружил, что
    что-то действительно не так – он был покрыт пятнами. Его свободные
    одежды почему-то прилипли к телу. И его обычно белое одеяние было
    покрыто толстым слоем какой-то краски.



    Старик прожил довольно долго. В прошлом ему было наплевать на
    такие вещи. Но в наши дни он был герцогом и жил, как принц, много лет.
    Кроме того, он пересмотрел свои взгляды, а также развил одержимость
    чистотой. И, в частности, он уделял пристальное внимание этим аспектам
    перед подрастающим поколением. Поэтому он вскрикнул от страха, когда
    увидел это "постыдное" происшествие. Поэтому он исчез в тени в ту же
    секунду. Однако он успел промолвить:



    - Я, пожалуй, приму душ. Вернусь через минуту.



    Цзюнь Мосе невольно рассмеялся.



    Это было нормально. В конце концов, его дед прорвался через
    жёсткий барьер минуту назад. Более того, он прошел несколько уровней и
    значительно увеличил свою силу. Он получил помощь от Великого Мастера и
    очень мощного предмета. Это очень тщательно очистило его. И в результате
    все нечистоты, накопившиеся в его теле за последние десятилетия, вышли
    наружу. Кроме того, травмы, которые он получил ещё в юности, были
    устранены вместе с любыми другими спящими заболеваниями. На самом деле
    молодой мастер начал бы сомневаться, что всё пошло не совсем так, если
    бы эта грязь не вышла из его тела.



    Цзюнь Мосе был уверен, что Цзюнь Чжан Тиан сможет теперь легко
    дожить до двухсот лет и даже больше. На самом деле в этом не было
    никаких сомнений. Кроме того, его способность защищать себя также
    значительно возросла. Фактически он мог бы
    даже бороться против Великого Мастера, если бы он объединил свою
    нынешнюю силу с чудесными боевыми искусствами, которые знал Цзюнь Мосе.



    Поэтому Цзюнь Мосе, наконец, решил отложить все заботы на потом…



    Затем молодой мастер внезапно сердечно улыбнулся. В этот момент он чувствовал себя очень довольным и счастливым.



    В конце концов, это был мир, где сжатый кулак был самым верным
    аргументом. Таким образом, это был единственный способ обеспечить
    безопасность его семьи.



    Для чего люди жили своей жизнью?



    Можно сказать, что люди не заботились о собственной судьбе.
    Вместо этого можно сказать, что люди жили ради других — ради людей, о
    которых они заботились... для тех, кто заботился о них... для своих
    родных и близких!



    Он был один в своей прошлой жизни. Но это было бы поверхностным
    заявлением, если бы кто-то сказал, что он жил только для себя. И это
    потому, что он тоже хотел жить для кого-то другого. Но такого в его
    жизни не существовало. Таким образом, он жил, полагаясь на веру, которую
    он хранил в своём сердце:



    «Кто может быть достоин любви? Кто может того стоить?»



    Он грабил богатых, чтобы помочь бедным. Его осуждали за
    разврат. Однако он жил для своей страны и жил для своего народа. Другими
    словами, он делал всё возможное, чтобы поддержать веру, которую он
    хранил в своём сердце. Он был убийцей в прошлой жизни, но всё же
    сражался за справедливость. Однако он делал это ради справедливости, в
    которую верило его сердце.



    Он убивал и издевался, не беспокоясь об этом. Но эта вера в его сердце оставалась непоколебимой.



    Человек шёл по самым несправедливым дорогам мира, но он всегда делал это, чтобы позаботиться о справедливости в мире.



    Однако, поступая так, он постоянно уходил с так называемого "пути праведности".



    Цзюнь Мосе... Цзюнь Се был очень одинок. Обычный человек не может понять такой беспомощности.



    Однако в этой жизни у него неожиданно появилась семья. Кроме
    того, Цзюнь Мосе принял свою новую личность, а также принял эту новую
    семью.



    Цзюнь Чжан Тиан погрузил столицу в кровавую бойню ради него. И Цзюнь Мосе чувствовал глубокую привязанность к своей семье.



    Поэтому Цзюнь Се... Цзюнь Мосе больше не чувствовал себя
    одиноким. И это потому, что в его сердце, наконец, нашлось место для
    других людей!



    В этой семье были люди, которые заботились о судьбе Цзюнь Мосе. И это было то, ради чего он мог жить!



    На самом деле Цзюнь Мосе использовал
    бы любые средства, и пошел бы на любые меры, чтобы обеспечить здоровую,
    счастливую и долгую жизнь для членов своей семьи. И он никогда не
    позволит никому разрушить такое прекрасное чувство!



    Этот "безродный" человек наконец-то обрёл любовь и привязанность
    семьи! И никто не мог себе представить, как сильно он мог заботиться о
    них взамен... В действительности он был готов даже настроить себя против всего мира, чтобы защитить их от вреда!



    И это потому, что он не хотел снова чувствовать эту "безродность"…



    В конце концов, это было слишком горько!



    Горечь может заставить человека потерять интерес к жизни. Однако
    знать, что кто-то заботится о себе – это очень тёплое чувство. Он всем
    сердцем и душой стремился к тому, чтобы защитить это.



    От исцеления ног Цзюнь Вуя до создания Небесных Разрушителей и
    Пожирателей Душ... от продвижения Цзюнь Чжан Тиана до убийств ради Гуан
    Квинхан – Цзюнь Мосе предпринял все эти шаги ради своей семьи.



    И он будет продолжать это делать…



    Пока позор этой семьи не будет смыт навеки. Пока семья не встанет
    на вершину мира! Пока никто в мире не сумеет набрать смелости просто
    взглянуть на них!



    Все живые существа будут смотреть на семью Цзюнь с надеждой, когда она будет смотреть вниз на весь мир.



    Это была конечная цель Цзюнь Мосе!



    Цзюнь Мосе расслабился, когда смотрел в тёмную ночь. Он приказал
    охранникам вернуться на свои места и отозвал усиленные патрули. После
    этого его тело покачнулось и исчезло из подвала башни в мгновение ока.



    Были
    ещё несколько других важных дел, которые необходимо было сделать в эту
    ночь. Сделать их в дневное время было недостаточно. На самом деле это
    было бы практически бесполезно! Ему понадобились бы головы нескольких
    больших шишек этого города, если бы он захотел избавиться от возмущения…



    Парочка гнилых учёных осмелились напасть на семью Цзюнь так открыто и нагло!



    «Как может семья Цзюнь стоять над всем миром, если мы позволим
    кому-то пользоваться таким дешёвым преимуществом? Как мы можем стать
    суперсемьей в будущем, если так будет продолжаться?! Это не шутка!»



    Поэтому Цзюнь Мосе счёл необходимым заниматься такими вопросами.



    «Вы планируете использовать "честь", чтобы нападать на меня?



    Хе-хе, давайте посмотрим, кто больше заботится о чести…



    Вы сказали, что я бесчестный и бесстыдный. Итак, давайте посмотрим, сколько чести в вас!»



    Этой ночью небо было покрыто тёмными облаками. Не было видно ни звёзд, ни луны.



    Это была ветреная и безлунная ночь. И такая ночь всегда подходила для совершения убийств и злодеяний.



    Молодой мастер Цзюнь не собирался совершать злодеяния. Но ему
    было наплевать на убийство, если он посчитал это необходимым. В самом
    деле, казалось, что он планировал сделать что-то ещё более ужасное, чем
    убийство…



    Семья Мэй.



    Старик Мэй Гао Цзе застонал и вздохнул. Дело переросло в такую
    неожиданную "ситуацию". Старик Мэй не ожидал, что такой развратник, как
    Цзюнь Мосе, сможет прибегнуть к таким жёстким методам в отношении его
    учеников.



    Цзюнь Мосе продемонстрировал сильное презрение к Императорской
    власти средь бела дня. Единственным объяснением этого было то, что он
    либо имел достаточно сил, чтобы бросить вызов Императору
    самостоятельно... либо у него была достаточно сильная поддержка, чтобы
    сделать это! Однако не имело значения, как именно — старик Мэй не был
    рад его видеть.



    Старик Мэй не понимал, что произошло:



    «Цзюнь Мосе! Ты должен был дрожать от страха перед лицом такой
    публичной критики. Ты должен был извиниться и молить о прощении. И ты
    должен был пойти к Императору, чтобы просить его о помощи. Это обычный,
    рациональный и правильный ход событий. После этого чиновники обвинили бы
    тебя и загнали в угол. Военные сделали бы всё, чтобы нанести ответный
    удар. И Император вмешался бы, чтобы всё исправить. Он бы не уничтожил
    семью Цзюнь, но их сила была бы очень сильно ослаблена. И таким образом, влияние семьи Цзюнь в конечном итоге исчезло бы из Тянсяна! Тогда этот преступник, Цзюнь Мосе, должен был умереть!»



    На самом деле он бы без колебаний
    уничтожил Гуан Квинхан, даже если она сделала это, чтобы спасти кого-то.
    Старик уважал её храбрость, но он не стал бы сочувствовать ей ни в коей
    мере. Более того, разве она не провозгласила бы невиновность Цзюнь Мосе
    людям, если бы её не обвинили во всём, так же, как его?



    Они были любовниками для всех, кого это касалось, и должны были быть преданы смерти.



    Необходимо отметить, что каждая Империя полагалась на такие
    крепкие семьи. Но было бы не очень хорошо, если бы одна семья стала
    сильнее самой Империи.



    На самом деле это вызовет катастрофу в долгосрочной перспективе!



    Семья Цзюнь и сила Цзюнь Мосе испытали очень резкий подъём. Тем не менее он внезапно
    получил эту удивительную возможность. Ведь это был огромный скандал! В
    действительности это была возможность, о которой говорят "раз в тысячу
    лет"!



    Мэй Гао Цзе полагал, что он правильно догадался о намерениях
    Императора. И вот почему он взял на себя такое враждебное отношение и
    пообещал "утопить" семью Цзюнь. Ведь поддержка Императора – как
    поддержка всей Империи. Семья Цзюнь была сильной, но в этом случае их не
    нужно было бояться.



    В конце концов, семья Цзюнь поднималась в данный момент, но их
    крылья ещё не полностью распахнулись. Поэтому это было лучшее время,
    чтобы напасть на них. Такой благоприятный шанс выпадал крайне редко. Так
    что он жалел бы об этом всегда, если бы пропустил.



    «Но почему отношение Его Величества так расплывчато теперь,
    когда вопрос открыт? Не говорите мне, что он думает, что этого
    недостаточно, чтобы сделать ход? Что ещё может быть?



    Тем не менее высокомерие Цзюнь Мосе достигло шокирующей степени!



    Всё вышло из-под контроля!



    В конце концов, сила характера учёных была втоптана в грязь, раз уж эти трое в конечном итоге обрушили проклятия на своих же учителей!»



    Всемирно известный Институт Небесной Литературы Вэньсин неожиданно оказался втянут в такой огромный скандал. Фактически этот скандал был даже больше, чем у Цзюнь Мосе с его невесткой! И это было ещё более невыносимо для старика.



    Он терпеть не мог бесстрашных. Тем не менее Мэй
    Гао Цзе чувствовал себя еще удручённее из-за своей неудачи в качестве
    учителя, по сравнению со скандалом семьи Цзюнь. В конце концов, он
    обучал так много невыносимых учеников!



    А ситуация вышла из-под контроля только за один день! Всё полетело псу под хвост!



    У Мэй Гао Цзе болело сердце. Можно предположить, что у его коллеги, Конг Лин Яна, было такое же беспокойство.



    - Похоже, учитель Мэй сегодня в очень хорошем настроении. Ветер
    завывает, как крик призрака в безлунную ночь. Однако учитель Мэй стоит
    надменно и торжественно под ночным небом. Вот почему звезды не
    осмелились явить себя в ночном небе сегодня вечером? – с ветром донёсся
    слабый, но ясный голос. Голос был едва слышен, но все равно был очень
    ясным. Более того, казалось, что тот, кто говорит это, улыбается. Но
    странный холод внезапно заставил содрогнуться…



    Мэй Гао Цзе вздохнул. Он не удивился, лишь заложил руки за спину и
    остался стоять за каменным столом, который был установлен во дворе. В
    руках он всё ещё держал чашу вина. Он даже не повернулся назад. На самом
    деле, казалось, что он говорит сам с собой:



    - Цзюнь Мосе?

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии