• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Королева
    Змей была известна как королева ядов. И она была необычайно жестокой по
    характеру. На самом деле Короли зверей Суань были уверены, что её злоба
    не уступает ничьей. Но даже она задрожала в этот момент. Её глаза
    хорошо выражали страх её сердца



    «Такое жестокое наказание может существовать в этом мире! Этот человек настолько хладнокровный и жестокий!»



    «Сердце Цзюнб Мосе такое холодное...? Оно сделано из
    железа или типа того? Он так холоден и равнодушен! Он такой
    бесчувственный! Он такой безжалостный! Тем не менее это правда, что
    такое наказание было заслуженным...»



    Глаза девушки в белом не изменились бы, даже если бы прямо
    перед ней произошел оползень или протанцевали три носорога в чулках.
    Однако сейчас они изменились и стали неизмеримо глубже.



    «Этот очень жестоко. Я слышала о "Смерти от тысячи порезов".
    Ещё бывали случаи, когда пять лошадей разрывают преступника на пять
    частей. Я уверена, что большинство людей знает о таких жестоких методах
    казни. На самом деле многие, должно быть, даже мечтали о таком, так как у
    каждого есть какой-то объект жалкой ненависти, с которым они хотели бы
    сделать всё это. Но есть очень мало людей, которые смогли бы осуществить
    то, что происходит в данный момент...»



    «Человек – это всегда человек. Таким образом, у него всё
    ещё есть предел тому, насколько он может ненавидеть, и сколько
    психического давления его душа может выдержать в отношении такой
    ненависти».



    «Можно даже сказать, что в группе из десяти тысяч человек не было бы никого, кто бы подумал сделать что-то подобное этому».



    «Более того, говорить или думать о чём-то подобном – это
    одно. Но делать это по-настоящему – это совсем другое дело. Люди,
    которые способны сделать такие вещи... и сохранять равнодушное лицо
    после этого... очень редкие! И это потому, что за этим стоит что-то, что
    далеко выходит за рамки выносливости нормального человека...»



    «Кто не говорит о том, что он может сделать такие
    безжалостные вещи? В самом деле многие мужчины говорят об этом по
    отношению к врагам. Тем не менее количество людей, которые действительно
    пойдут вперёд и сделают эти вещи, очень мало. Но такие жестокие и
    хладнокровные действия можно было бы совершить в реальности, только если
    бы ненависть накапливалась на глубоком уровне и вспыхнула в
    определённый момент».



    «Но Цзюнь Мосе проводит эту пытку очень методично. Сам же
    он кажется незатронутым и незаинтересованным. Это очень редкое явление.
    Только представьте... нормальный человек будет хмуриться от одной только
    мысли убить кого-то. Но это реальный человек... реальный и живой
    человек, чьи части он отрезает одну за другой. Забудьте о том, чтобы
    говорить о чем-то подобном... даже представить себе – это невыносимо для
    большинства людей!»



    Пределы терпимости Сяо Бу Ю уже были преодолены, несмотря на
    то, что он был экспертом четвёртого уровня Суань Духа. Его глаза стали
    безжизненными, когда он смотрел на этот едва дышащий кусок плоти на
    земле. Казалось, что его поразила молния. Он был полностью ошеломлен и
    изумлён.



    Как он мог знать, что Цзюнь Мосе будет настолько смелым и
    безжалостным? Как он мог представить, что этот юноша не оставит места
    для милосердия?



    И Сяо Юу Ю был не единственным, кто так думал…



    Было много других специалистов Суань, стоявших неподалёку.
    Присутствовали и многие ветераны, привыкшие к кровавой бойне на поле
    боя. Но все они затаили дыхание при виде этой сцены.



    Принцесса Серебряного города – Хан Янь Мэн была не очень сильной
    на психологическом уровне. Так что сейчас она уже могла только плакать
    без остановки, прежде чем её глаза не закатились назад. Уже на середине
    пытки она упала в обморок на руки Му Сю Тонга. Однако был ещё один
    человек, который был бы в восторге от перспективы обморока.



    И этот человек был тем куском плоти, который всё ещё не перестал
    извиваться на земле. Почти мертвый Сяо Хан отчаянно хотел упасть в
    обморок. На самом деле он хотел даже умереть! В конце концов, это
    положит конец боли. Боль была очень мучительной. Но смерть была большой
    роскошью для Сяо Хана.



    Лица остальных пяти старейшин покраснели. Но они не двигались ни
    на дюйм с тех пор, как были окутаны этой энергичной убийственной аурой.
    Вместо этого они тщетно скрежетали зубами, а их глаза открылись так
    широко, что едва не выпадали из глазниц.



    Они считали, что такая сильная аура может исходить только от
    какого-то таинственного и уникального специалиста. На самом деле они
    верили, что это был тот самый таинственный мастер, который поддерживал
    семью Цзюнь. Они знали, что они не могут действовать или вмешиваться в
    этот момент. Они верили, что разозлят этого таинственного мастера, если
    будут действовать. И он убил бы их всех, если бы это произошло. Они
    чувствовали, что это будет так же просто, как махнуть рукой для кого-то
    столь же сильного, как этот таинственный человек…



    Это было то, что называлось "не слишком близко и не слишком
    далеко". Это мощное возмездие придет по их душу, если они будут
    действовать. Но исходило это не от таинственного мастера, который
    поддерживал семью Цзюнь. Вместо этого это исходило от девушки в белом…



    - Хе-хе-хе-хе-хе-хе!



    Внезапно мягкий, но возвышенный голос захихикал в этой
    смертельной тишине. Все проследили за звуком смеха к его источнику.
    Выражение лица "источника" было довольно безразличным и спокойным. У
    него даже была приветливая улыбка на лице. Его тело стояло прямо в
    героической манере – это был Цзюнь Мосе!



    Тот, кто смеялся... был Цзюнь Мосе!



    Он смеялся даже в этот момент! Он только что своими руками
    совершил это исключительно жестокое злодеяние. Тем не менее он всё ещё
    смеялся, как будто ничего не произошло.



    - Это очень хорошо! – Цзюнь Мосе посмотрел на Сяо Бу Ю. – О, ты
    ещё тут, Сяо Бу? Это чувство, когда медленно разрезаешь тело человека,
    которого ненавидишь больше всего в мире... это очень замечательно. На
    самом деле даже слова "замечательно" недостаточно, чтобы описать это
    счастье... особенно, когда человека зовут Сяо Хан, а мою семью – семья
    Цзюнь.



    Сяо Бу Ю стоял неподвижно, как камень, до этого времени. Однако
    теперь он начал раскачиваться. Он твёрдо смотрел на Цзюнь Мосе. Странный
    булькающий звук вышел из его горла, но, в конце концов, он не смог
    ничего сказать.



    - Тебе не нужно ничего говорить! Я понимаю, что ты чувствуешь. Я
    могу даже выказать тебе своё понимание и выразить своё сочувствие... от
    всего сердца!



    Цзюнь Мосе вздохнул и сказал:



    -
    В конце концов, он – твоя плоть и кровь. Он – твой род... видеть, как
    твой род умирает перед собой, должно быть, огромная трагедия. Я приношу
    свои извинения. Нет, это звучит неправильно, не так ли? Я очень сожалею
    об этом. Я сказал неправильно в первый раз. Но я обязательно обращу
    внимание в следующий раз…



    Цзюнь Мосе затем попытался сменить тему:



    - Кхм, нет... я нахожу, что я действительно говорил неправильно.
    Видите ли, я был очень счастлив и взволнован минуту назад. Поэтому я
    говорил неправильно, не обращая внимания. Ты не должен обижаться,
    ха-ха-ха! Вообще-то ты должен быть благодарен мне. Сяо Хан, конечно,
    калека, но я всё ещё позволил ему жить. Значит, это не то же самое, что
    смотреть, как умирает твой родственник. Разве я не прав насчёт этого?



    Молодой мастер Цзюнь потер руки и продолжил в слегка смущённом тоне:



    - Более того, его всё ещё нельзя назвать полноценным калекой. В
    конце концов, я ещё не сломал ему позвоночник. У моего сердца слабость к
    этому человеку. Моё сострадание к нему не останавливалось ни на минуту.
    И поэтому я не смог сделать свою работу должным образом. Я понимаю,
    тебе это не нравится. Конечно, я могу исправить свою ошибку и полностью
    искалечить его, если ты хочешь. Обещаю, что не оставлю тебя недовольным.
    Я хотел бы извиниться перед тобой ещё раз!



    - Ты... ты... ты демон! – губы Сяо Бу Ю дрожали от неописуемого горя. – - Демон…



    - Я не очень люблю это слово. Ты мне очень льстишь, если честно.
    Но я действительно не заслуживаю этого слова, – Цзюнь Мосе покачал
    головой. – Ты должен подумать о том, чтобы немного изменить его. Потому
    что я – не демон по сравнению с семьей Сяо…



    Он поднял свой меч, когда говорил. Затем он направил его вниз. В
    результате кровь Сяо Хана стекла вниз. Меч в мгновение ока снова стал
    чистым и сверкающим.



    - Я, наконец, понял, что такое истинное божественное оружие!
    Убить миллионы... и даже не запятнать! Я всегда думал, что это пустые
    слова. Хе-хе... я наконец-то обнаружил, что такое оружие действительно
    существует. Это хороший меч! Это очень хороший меч! – Цзюнь Мосе
    вздохнул. Его слова заставили всех трепетать.



    «Убить миллионы, и даже не запятнать…»



    - Второй Старейшина Сяо, я знаю, что ты только притворяешься,
    что на грани краха. Ты копишь энергию в реальности. Я знаю, что в конце
    концов ты захочешь сделать шаг, чтобы убить меня. В конце концов, ты
    уже решил убить меня сегодня. Ты даже готов игнорировать последствия.
    Разве это не правильно?



    Цзюнь Мосе искренне улыбнулся:



    - Это вроде как очевидно, не так ли? Но ты был ранен, и твой дух
    тоже пострадал. Итак, ты хочешь ещё немного времени, чтобы
    подготовиться? Позволь мне спросить тебя об этом, пока ты... ты знаешь о
    зале Хуан Хуа, второй старейшина Сяо? Это ад?



    «Хуан Хуа! Зал Ада...!» – глаза Цзюнь Вуя широко открылись и начали ярко светиться.



    Он никогда не забудет ту ночь, когда он ворвался в тот зал с
    Цзюнь Мосе, и стал свидетелем этого чрезвычайного человеческого
    зверства. На самом деле, он дрожал от гнева каждый раз, когда вспоминал
    об этом.



    Сяо Бу Ю посмотрел на Цзюнь Мосе с крайней ненавистью. Он приложил все усилия, чтобы призвать свою силу, но потерпел неудачу.



    «Я – тот человек, который несёт ответственность за разрушение твоего Зала Ада! Разве это не неожиданно?»



    Ранее весёлое состояние Цзюнь Мосе было стёрто с его лица за
    секунду. На смену ему пришла холодная беспощадность. Убийственная аура в
    его голосе усиливалась, когда он говорил:



    - Всё кажется случайностью. Мой план был очень прост, когда я
    действовал против этого Ада. Сначала я думал, что это была жестокая
    организация, зарабатывающая деньги. Но потом мне стало известно об
    обучении проституток в Тянсяне. И я понял, что был неправ. На самом деле
    я ошибался... Это потому, что те низшие люди, которые заставляют женщин
    заниматься проституцией и продавать своих детей, наполовину не так
    бесчеловечны, как люди за Залом Ада! На самом деле они будут неспособны
    выполнять задачи, которые от них потребуют выполнять в Зале Ада! В конце
    концов, они обычно продают девочек и мальчиков, которые не выглядят
    привлекательными. Возможно, они начинают обучать их делать странные
    работы или сами становятся торговцами плотью…



    В любом случае даже у торговцев детьми достаточно совести, чтобы
    не ломать детям конечности и пронзать их бесконечными штырями, а потом
    топить в банках... Такое могли сделать только те самые сознательные
    дикари из Зала Ада. Никто до них не мог сделать ничего подобного...



    Итак, я был сбит с толку. И я начал интересоваться этими вещами.



    Я задавался вопросом: какая глубокая ненависть должна быть у
    владельца этого учреждения? Эти дети, очевидно, не могли спровоцировать
    владельца заведения на такое. Значит, осталось только одно решение.
    Какая ненависть у владельца Зала к родителям этих детей, чтобы делать с
    ними такое?



    Мой дедушка и третий дядя говорили о той ночи. Они упомянули о
    войсках, которые служили под их командованием в прошлом. Но потом и тени
    этих солдат нигде не было видно в течение длительного времени.
    Возможно, они были разочарованы из-за прошлого. Но разве они не должны
    были приходить в дом своего Господина время от времени? Разве они не
    должны были сообщить своему бывшему Господину, что они всё ещё живы и
    счастливы...?



    Цзюнь Вуй начал дрожать, когда Цзюнь Мосе заговорил об этом.
    Цзюнь Вуй мог ясно вспомнить тот день, когда он разговаривал об этом со
    своим отцом. Он мог вспомнить то чувство разочарования, странное чувство
    большой потери и ностальгии... однако он смутно догадывался о чём-то из
    тона голоса Цзюнь Мосе. И его глаза стали красными от того, что он
    понял…

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • olka577
    olka577 11 May 2018 , 11:17pm

    Спасибо большое)))