• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • У
    Цзюнь Мосе никогда не было времени на настоящие эмоции в его предыдущей
    жизни, так как он был настоящим, прирождённым убийцей. Так что он
    никогда не испытывал никаких сколько-нибудь романтических чувств. Он
    просто тратил серебро и золото, чтобы хорошо провести время, если хотел
    удовлетворить свои физиологические потребности.



    Но не поэтому он не мог позволить себе любить…



    Он не мог себе этого позволить, несмотря на то, что был королем убийц.



    Сердце закрывается в оковы, если человек влюбляется. Семья может
    быть серьёзным недостатком, если против тебя стоит хоть немного думающий
    противник, так как враг может легко сделать твою семью своей целью.
    Цзюнь Мосе был убийцей. Таким образом, трудно было сказать, сколько он
    видел семей, которые пали от рук убийц, не будучи виновными ни в чём,
    кроме того, что они выбрали не того отца или мать…



    Он не боялся, что его семья навредит ему. Скорее, он боялся, что причинят вред его семье!



    Боль от потери близких людей, будь то ты или близкие родственники – это мучительное наказание.



    Поэтому он не смел этого делать. Он искренне не мог осмелиться на это.



    Он сталкивался со многими красивыми женщинами с тех пор, как
    пришёл в этот мир. Гуан Квинхан, Дугу Сяо И, Принцесса Лин Мэн, или
    Принцесса Города Серебряной Метели, Хан Ян Менг — каждая из этих женщин
    была очень красива. И найти таких несравненных красавиц было очень
    сложно. Они, возможно, были холодными и отстранёнными, милыми и
    симпатичными, изящными или даже очень умными... но каждая из них будет
    считаться лучшей женщиной…



    Цзюнь Мосе восхищался их красотой. На самом деле, у него было
    очень благоприятное впечатление от них. Но он всегда следил за тем,
    чтобы никогда не переходить с ними черту. Он был полностью осведомлён,
    что Дугу Сяо И любила его до потери памяти. Но Цзюнь Мосе всё ещё
    колебался и нашёл, что это трудный вопрос…



    Это было не то, что он "колебался", когда приходилось думать об
    этом... это было больше похоже на то, что он рассматривал различные
    аспекты…



    В его сердце было особое чувство к Гуан Квинхан. Но Цзюнь Мосе никогда этого не раскрывал и старался не думать об этом.



    Это было потому, что Цзюнь Мосе ещё не понял, что он может
    создать семью сейчас... возможно, не был готов к этому в своем сердце.



    Тем не менее он никогда бы не подумал, что он потеряет свой разум
    из-за каких-то неудачных обстоятельств и несчастного случая... и затем
    он насильно украдёт девственность Гуан Квинхан. И таким образом сделает
    её своей первой женщиной!



    ...



    Цзюнь Мосе не будет уделять много внимания женщине, которая была
    очень красивой... или даже визуально привлекательной. Возможно, он будет
    наслаждаться флиртом, но он забудет её, как только отвернётся. Но он
    никогда не смог бы сделать то же самое с Гуан Квинхан. Затем он
    попытался оценить причины и последствия этого инцидента. И его сердце
    наполнилось до краев острым чувством ответственности и нежности, как
    только он осознал это…



    «Ответственность! Ответственность перед женщиной!».



    Цзюнь Мосе ясно понимал, что это было не тем чувством, что он
    собирался отвергнуть... даже не понимая всего должным образом. На самом
    деле, даже наоборот, эта эмоция была для него особенно тёплой.



    Он не знал о мнении Гуан Квинхан по этому вопросу. Но Цзюнь Мосе
    уже решил, что эта женщина будет "его женщиной" с этого дня! Первая
    женщина, которую принял Злой Монарх!



    Цзюнь Мосе нежно ласкал мягкие и длинные волосы, которые
    покрывали подушку, на которую опиралась её голова. И он почувствовал
    прикосновение спокойствия в своём сердце.



    «Я наконец-то нашёл спутника в этом мире. И такое чувство, что мне не нужно беспокоиться о том, чтобы отделиться от нее…».



    «Это очень замечательное чувство».



    «Эти оковы... это чувство нежности... не так ужасно, как я думал, когда они будут...».



    Уголки рта Цзюнь Мосе сложились в улыбку, когда он посмотрел
    на лицо Гуан Квинхан. Затем он погладил её лицо и нежно прижался губами к
    её лбу, тихо прошептав:



    - Мне жаль... и спасибо...



    После этого он встал и решил выйти. Он вышел, ничего не сказав.
    Врождённые качества его тела были поистине потрясающими. Он был в крайне
    утомленном состоянии некоторое время назад. Но за короткое время
    ситуация значительно улучшилась. Он в значительной степени
    восстановился, и его энергия также была восстановлена. Своим духовным
    чувством он обнаружил пять или шесть человек. И он мог сказать, что они
    стояли там с глупыми выражениями лиц. Цзюнь Мосе знал, кто они... и
    почему они были там…



    «Звуки активности в моей палатке не должны были быть слабыми. Более того, это продолжалось очень долгое время…».



    «Поэтому было бы очень странно, если бы третий дядя и другие не приняли никаких мер».



    Цзюнь Мосе горько улыбнулся. Он уже догадался, с какими опасностями столкнётся, когда покинет свою палатку…



    «В конце концов, тот факт, что третий дядя освободил Гуан
    Квинхан от ее супружеских связей с семьей Цзюнь, ещё не стал известен
    миру. Итак, все должно быть думали, что Гуан Квинхан всё ещё была моей
    невесткой. Итак, мои действия равносильны принуждению к инцесту с моей
    невесткой…».



    Тем не менее Цзюнь Мосе не хотел выходить из этой ситуации.
    На самом деле он не сбежит. Если он совершил дело... он ответит за все
    последствия! Настоящий мужчина признал бы свою вину. И как он мог не
    поддерживать счастье своей женщины? Как его можно назвать "мужчиной",
    если бы он этого не сделал?



    «Я столкнусь с этим. Это может быть ужасная буря, но я
    столкнусь с нею лицом к лицу! На самом деле, только я могу справиться с
    этим!».



    Гуан Квинхан мягко моргнула. Затем её глаза медленно
    открылись, когда Цзюнь Мосе вышел. Две маленькие слезинки стекли с углов
    её глаз. Однако на её лице была довольная улыбка…



    «Это то, что чувствует "семья"?».



    «Это то, что "жена чувствует" к "мужу"?».



    «Это чувство... потрясающее. И это то, что я не хочу отпускать...».



    Она много страдала. Она потеряла честь. Но в её сердце не
    было никакого сожаления. Она не смогла остановиться, как только
    догадалась об обстоятельствах, которые сложились вокруг Цзюнь Мосе.
    Можно сказать, что сначала у нее был выбор в этом вопросе. И она могла
    бы уйти в начале, если бы захотела. Поэтому можно сказать, что она
    добровольно выбрала это…



    И потом, Цзюнь Мосе был очень нежным и внимательным минуту назад,
    так как он думал, что она ещё не проснулась. И это сделало её
    счастливой... очень счастливой. И это потому, что он сделал, полагая,
    что она до сих пор спит. Это указывает на то, что эти нежные чувства
    действительно возникли из его сердца. Это была нежность настоящего
    мужчины. И это подняло огромные волны хаоса в сердце Гуан Квинхан.



    Это было чувство, что о ком-то заботятся.



    «Это было действительно приятно и тепло... так тепло... Боже, я сейчас расплачусь…».



    Слезы текли по лицу Гуан Квинхан, но она улыбалась. Её лицо
    напоминало розовый цветок, смоченный утренней росой. Её улыбающееся лицо
    было как красивый цветок. Это был очень трогательный момент. Но потом
    она вспомнила обо всех обстоятельствах, что окружали её "услугу"…



    «Что мне делать? Это... грех…».



    ***



    Цзюнь Мосе был весь в холодном поту, когда он вышел.



    Этот холодный пот возник не из-за "физических упражнений",
    которые он делал с Гуан Квинхан. Цзюнь Мосе, по общему признанию,
    чувствовал себя неловко, но он больше беспокоился о страданиях Гуан
    Квинхан.



    «У меня крепкое телосложение, и этот жалкий препарат оказал на
    меня огромное влияние. Я потерял контроль над телом и мозгом из-за
    этого наркотика, и эти "движения" продолжались весь день. Как Гуан
    Квинхан могла выдержать всё это?».



    Позже он заметил, что Гуан Квинхан чуть не умерла. Так что
    было довольно удачно, что он больше не продолжал. Фактически, ароматное и
    нежное тело Гуан Квинхан было бы "разрушено", если бы он продолжал ещё
    четверть дня…



    «Это было близко!».



    «Это было довольно рискованно!».



    «Препарат, который мне подсунула Дугу Сяо И, был
    действительно жестоким, но, к счастью, не был слишком чрезмерным. Более
    того, тело Гуан Квинхан тоже не слишком слабое. Её фигура всегда была
    хорошей, так как она была обучена сражаться с раннего детства. Её
    телосложение намного лучше, чем у обычных женщин. И вот почему она
    смогла пережить это безумное мучение. В противном случае ситуация могла
    бы обернуться к худшему…».



    Тем
    не менее, Цзюнь Мосе совершенно не знал, что препарат, который дала ему
    маленькая девочка, не был слишком чрезмерным – это было далеко за
    пределами чрезмерности! Дугу Сяо И боялась, что её "рис" не будет
    правильно "приготовлен"... Поэтому, она пошла ва-банк, и решила добавить
    всю дозу этого "лекарства", что у неё было, в вино.



    У Цзюнь Мосе было особое врожденное телосложение, а энергия
    Пагоды Хунцзюнь также питала его физическое тело. Эти факторы
    нейтрализовали часть эффекта "лекарства". В противном случае, вполне
    возможно, что он бы до сих пор мучил уже бездыханное тело Гуан Квинхан…



    Молодой мастер Цзюнь горько улыбнулся, когда вышел. Его тело в
    какой-то степени восстановилось, но он всё ещё чувствовал ноги немного
    ватными. Он чувствовал, что его ноги ещё немного подводят его, когда
    шёл…



    «Чёрт! Это так утомительно! Я чувствовал себя так хорошо минуту назад…».



    Цзюнь Мосе не понимал, что работал без остановок последние
    десять часов. И тот факт, что он смог стоять и ходить после этого
    интенсивного высокого темпа и непрерывных "упражнений"... сам по себе
    был огромным чудом.



    Это, может быть, трудно представить некоторым. Но любой человек
    может попробовать делать отжимания в течение десяти часов без перерыва.
    Можно было бы гарантировать, что после этого человек даже не сможет
    встать…



    Цзюнь Вуй и другие казались мрачными... и в растерянности. Они
    смотрели как Цзюнь Мосе, пошатываясь из-за слабости, которую он
    чувствовал в своих ногах, выходит из палатки. Следовательно, они не
    знали, смеяться или плакать, и их выражения лиц стали очень странными.
    Маленькая девочка сидела на земле с пустым выражением на лице. И она
    начала дрожать, когда увидела Цзюнь Мосе. Потом она снова разревелась от
    печали и сожаления…



    Цзюнь Мосе был поражён этим.



    «Ты сама подсунула мне эту херню, начала этот пожар, а потом
    ты сбежала. А теперь ты ещё и ревёшь? Ты ещё и чувствуешь себя
    обиженной? Ну о**еть теперь...».



    Он не знал, что Дугу Сяо И чувствовала. Это было как в
    поговорке "Хотела как лучше, а получилось как всегда". Она пыталась
    сделать умелый маневр, но была неуклюжей и вместо этого уронила камень
    на собственную ногу. Она испугалась из-за смены судьбы. И таким образом,
    её сердце было полно сложных чувств, которых она не могла вынести…



    Изначально она планировала "приготовить рис" и "монополизировать"
    его. Следовательно, "рис" был "приготовлен" очень тщательно. На самом
    деле, он кипел. Но ей это не понравилось, потому что было жарко. Поэтому
    она не съела его и не смогла воспользоваться своим планом... как она
    могла не впасть в депрессию?



    И затем она увидела, как Цзюнь Мосе вышел из палатки, и
    вспомнила, что Гуан Квинхан всё это время "жрала рис, который она
    приготовила". Это заставило её чувствовать себя обиженной и сердитой. На
    самом деле, она хотела что-то сказать, но не смогла. Сначала она хотела
    кричать, но вместо этого начала плакать…



    Цзюнь Мосе едва вышел из палатки, когда увидел, как Одинокий
    Сокол показал ему большие пальцы вверх. Но его три дяди Донфанг мерили
    его очень странными взглядами, в которых читались значимые намёки...
    которые были действительно очень значимыми…



    Тем не менее Цзюнь Вуй не знал, смеяться или плакать, когда он
    видел, как вышел его племянник. Он посмотрел на Цзюнь Мосе с тёмными
    кругами под глазами и спросил:



    - Ты вышел, наконец? Как ты? И как там Квинхан?



    Третий Мастер Цзюнь не беспокоился о своём племяннике в
    реальности. Молодой мастер Цзюнь выглядел слабым и нестабильным. На
    самом деле его лицо даже казалось немного похудевшим. Но он всё ещё был в
    безопасности. Итак, Цзюнь Вуй на самом деле беспокоился о своей
    приёмной дочери — Гуан Квинхан. Третий мастер Цзюнь решил, что Квинхан
    хотела помочь Цзюнь Мосе, так как он страдал от этого невыносимого
    отравления, и, возможно, решила стойко вынести всё это. Однако это был
    бы ужасающий сценарий, если бы она стала подавленной из-за потери своей
    чести и решила покончить свою жизнь самоубийством из-за этого…



    - Э... я... я в порядке... да... мои ноги немного болят... и...
    и, невестка... ой, блин... Квинхан ещё спит... она тоже в порядке... –
    Цзюнь Мосе почесал затылок. Он чувствовал себя очень смущённым, когда
    отвечал. Молодой мастер Цзюнь по привычке назвал Квинхан "невесткой". Но
    он сразу понял, что она больше не была его "невесткой", так как он
    решил признать её своей "женщиной".



    «Как я могу по-прежнему называть ее "невесткой"? Это было очень странно…».



    Цзюнь
    Мосе не встретил ругательствами его дядя, когда он вышел. И это было
    довольно странным и редким в характере дяди. Он ожидал, что тот будет
    бросать в него оскорбления и проклятия... на самом деле, он не был бы
    очень удивлён, если бы его дядя сходу сломал ему нахрен обе ноги.
    Поэтому Цзюнь Мосе не смог понять причину текущей реакции своего дяди…



    «Может ли третий дядя запутаться из-за своего гнева?».



    - Даже ноги самых могущественных людей стали бы слабыми после
    такого долгого времени... – Одинокий Сокол закатил глаза. – А этот
    мальчишка всё ещё может ходить сам. Его выносливость удивительна.



    - Отлично, мой племянник! Просто потрясающе! Десять часов!
    Десять, мать твою, часов! Этот третий твой дядя восхищается силой твоей
    спины и задницы, и простирается ниц! Это действительно исключительно! –
    Донфанг Вэн Дао ухмыльнулся, когда похлопал Цзюнь Мосе по плечу. – Ты
    доказал, что являешься сыном Белого Командира! В будущем у тебя будет
    много детей. Будущее семьи Цзюнь действительно яркое и славное! Твой
    дядя возлагает на тебя большие надежды!



    Цзюнь Мосе чувствовал себя очень слабым в данный момент. И когда
    его дядя просто хлопнул его по плечу, он чуть было не распластался на
    земле. Тут же его лицо стало тёмным, когда он услышал эти слова.



    «Что? Что ты говоришь, дядя...? Как сегодняшнее дело связано с тем, чтобы быть сыном Белого Командира?».



    Донфанг Вэн Цин, очевидно, был взволнован этим замечанием и сказал:



    - Третий брат! Ты получишь дисциплинарное взыскание после того,
    как мы вернёмся! Ты – его дядя! Как ты можешь такое говорить?! У тебя
    нет стыда? Ты очень грязное создание!



    - Брат Мосе... – Дугу Сяо И подбежала к нему и крепко обняла его,
    всё ещё продолжая плакать. – Прости меня... я не знала... я... я не
    должна была уходить... – Дугу Сяо И чувствовала себя очень грустно.



    Тем не менее маленькая девочка не знала, что доза, которую она
    дала Цзюнь Мосе, была слишком сильной даже для её собственного блага.
    Тело Гуан Квинхан было сильнее её собственного. Но даже Гуан Квинхан
    едва сумел выдержать воздействие препарата. Итак, можно считать, что
    трагедия точно случилась бы, если бы Дугу Сяо И заменила Гуан Квинхан…



    И это было бы большой трагедией при этом! На самом деле, это
    могло бы изменить многие вещи... можно было бы попытаться представить,
    если бы дед Дугу узнал, что его драгоценная внучка пережила битву... но
    позже умерла... в постели... последствия были бы невообразимыми!



    В это время тело Цзюнь Мосе было очень слабым. Поэтому он не смог
    увернуться от неё. Следовательно, он впервые почувствовал мягкое тело
    девицы в своих объятиях. А потом он увидел, как слёзы Дугу Сяо И падают,
    как капли дождя. На самом деле, она плакала взахлёб. Цзюнь Мосе не мог
    ничего поделать, но почувствовал, как его сердце смягчилось…



    - Чёрт... я уже узнал причину и всю подноготную этого инцидента. И
    я знаю, что ты делал это не по своей собственной воле... так что,
    прежде всего... – Цзюнь Вуй долго двигал губами, но ничего не мог
    добавить к этому. В конце концов он махнул рукавами и сказал. – Неважно.
    Я напишу письмо и сообщу об этом твоему деду. И я также внесу свои
    предложения в это письмо. Тем не менее, твой дедушка будет решать, как с
    тобой нужно будет поступить в свете этого инцидента…



    Он закончил и повернулся, чтобы уйти. Он прошёл несколько шагов и вдруг повернулся. После этого он, скрежеща зубами, добавил:



    - Ты, маленький засранец... лучше веди себя хорошо в последующие
    дни! Я вырву тебе ноги, если будет хоть один, единственный, тривиальный
    случай! Ты ясно меня слышишь?



    Третий
    мастер Цзюнь всё-таки обрушил на него полный рот проклятий. Суровость
    его гнева была довольно очевидна из его слов... особенно в этих
    последних словах. Более того, тон его голоса был чрезвычайно строгим.
    После этого его лицо стало пепельным, когда он ушёл.



    Цзюнь Мосе неоднократно обещал вести себя хорошо в ответ. И его смущение было видно по его лицу…



    «Ага! Значит, Дугу Сяо И уже во всём призналась. Неудивительно, что я не получил нагоняй. Но, это крайне абсурдно…».



    С громким звуком Одинокий Сокол и его три дяди Донфанг исчезли в тени. Однако после них остались несколько слов:



    - Восстанови силы должным образом. И не теряй мозга.



    - Брат Мосе... – Дугу Сяо И всё ещё крепко обнимала его. Она со
    всхлипом подняла глаза и спросила. – Ты... ты не злишься на меня, верно?



    «С ума сошла?».



    Он был зол, когда дело дошло до этого. На самом деле, он был
    очень зол. Он никогда не был так несчастен ни в одной из своих жизней,
    так как он никогда не попадался на настолько тупой и любительский трюк,
    как этот. Более того, он попался на трюк, который был запланирован
    кем-то вроде этой маленькой девочки... это было чрезвычайно унизительно
    для него!



    Однако он не мог отрицать, что был в некотором восторге втайне своего сердца.



    «Я очень популярен! Эта маленькая девочка даже пошла на всё, чтобы накачать меня наркотиками, чтобы заполучить меня...?».



    «Кроме того, я бы никогда не сделал этого с Гуан Квинхан, если бы не это…».



    «Разве это не будет считаться удачным ударом? Разве я не получил выгоду от катастрофы?».



    В тот год Гуан Квинхан исполнится двадцать один год. Это
    сделает её на четыре с половиной года старше Цзюнь Мосе. И Цзюнь Вуй уже
    аннулировал её брак в их семье. Так что обоим придется беспокоиться о
    её браке. В конце концов, двадцатилетняя незамужняя женщина считалась
    довольно старой для брака в ту эпоху. Так как же он мог не волноваться?



    Во всяком случае, Цзюнь Мосе чувствовал, что возможности
    заключить брак для них не существовало. Это потому, что она когда-то
    была его невесткой. Возможно, её брак и был аннулирован, но никто не мог
    отрицать тот факт, что это было когда-то. Поэтому их союз в браке был
    невозможен, учитывая устаревшее мнение его деда, а также мнение
    общественности во всем мире…



    Общество нападёт и разрушит такие скандальные отношения. И что бы они сказали, если бы узнали о существовании такой пары?



    «У этого ублюдка и его невестки был роман все это время. Это просто не укладывается в голове!» и так далее…



    У него нет выбора, кроме как думать о таких вопросах. Цзюнь Мосе,
    очевидно, не заботился о таких вещах. Но разве две великие семьи не
    заботятся об этом? Разве Гуан Квинхан не волнует это?



    Поэтому можно сказать, что у этих двух людей не осталось никакой
    надежды. На данный момент это был случай свершившегося факта. Однако они
    не знали, со сколькими трудностями им придётся столкнуться.



    Гуан Квинхан подверглась этому из-за любопытного совпадения, в
    которое превратились действия Дугу Сяо И. Как могла эта женщина убежать
    от него?



    «Мы не должны думать о том, как избежать этого вопроса. Вместо
    этого мы должны рассмотреть методы, чтобы пройти через это... один
    аспект положительный, а другой отрицательный. Между этими двумя
    аспектами существуют различные аспекты. Их нельзя сравнивать на любом
    уровне...».



    Это событие было несчастным случаем, но оно значительно сократило будущие переменные.



    «Да в пи*ду это! Я буду продолжать делать то, что хочу! Кто
    посмеет так сплетничать? Кто может контролировать, кого или что я хочу
    любить? Чужие взгляды и мнения общества – ничто в моих глазах!».



    Поначалу Цзюнь Мосе был немного подавлен, но он также
    чувствовал себя немного активизировавшимся. На самом деле он даже не
    очень злился. Кроме того, Дугу Сяо И намеревалась только укрепить свою
    "власть" над ним посредством этого плана. Она не хотела, чтобы кто-то
    оторвал его от неё. Она была молода и невежественна. Иногда добрые
    намерения могут перерасти в плохие вещи... и это было приемлемо до тех
    пор, пока ничего чрезмерно вредного из этого не вышло.



    Цзюнь Мосе смирился с тем, что не сердится по отношению к
    маленькой девочке. Он тоже не хотел её ругать или бить. Но он и не
    собирался отпускать её очень легко. Незнание – это не грех. Но это может
    стать грехом, если приведёт к тяжёлым последствиям. Что бы он сделал,
    если бы не преподал ей урок, и она решила действовать умышленно в
    будущем?



    Важно было понять, что этот инцидент загнал двух человек в Ад...



    - С ума сошла?! Думаешь, я не буду злиться после того, что ты
    сделала? – Цзюнь Мосе подумал некоторое время и медленно, сквозь зубы,
    ответил.



    - Но, я... я... я ошиблась... – Дугу Сяо И рыдала и вытирала
    слезы, продолжая плакать. – Я должна была сама съесть мой... ааааа...



    - Я очень разочарован этим! – Цзюнь Мосе фыркнул и холодно продолжал. – Я не хочу, чтобы что-то подобное случилось снова!



    - Да... Да... Я не посмею... Я действительно не посмею... Я
    изменюсь... – Дугу Сяо и кивнула, как будто освободилась от огромного
    бремени. Но она также чувствовала, что её сердце несколько ныло от боли.
    Маленькая девочка, казалось, выросла на много лет после этого
    инцидента…



    - Я вернусь и узнаю об этом, осторожно... спрошу мою мать... Мне
    очень жаль! – маленькая девочка начала тереть лацкан своего платья.



    Цзюнь Мосе пошатнулся и чуть не упал. Внезапно ему стало тяжело
    дышать. На самом деле, вещи почти достигли точки кипения для него.



    «Ты хочешь узнать об этом, спросив свою мать?».



    - Так ты не злишься... "приготовленный рис", который ты...
    "съел" с сестрой Гуан... ты хочешь и со мной? – глаза маленькой девочки
    открылись широко, когда она спросила.



    - Э... мы обсудим этот вопрос позже... – лоб Цзюнь Мосе покрылся каплями пота.



    - Мне всё равно! Мы с тобой будем правильно готовить! – девушка
    нахмурилась. – То, что "проглотила" старшая сестра Гуан,
    воспользовавшись тем, что я приготовила... моя мать не рассказывала мне
    об этом должным образом... Я не знала, что такое "приготовление риса"...



    В то время Цзюнь Мосе уже чувствовал, как пот стекает по его
    вискам. Гневные мысли исчезли из его разума и единственные мысли,
    которые у него были... это быстро свалить.



    «Вот только не хватало мне сейчас ещё и устраивать ликбез на тему сексуального воспитания с этой... дурочкой...».



    Дугу Сяо И была вынуждена уйти после бесконечных уговоров и
    ее неизбежного плача. Цзюнь Мосе был физически и эмоционально уставшим.
    Поэтому он инициировал Искусство Разблокировки Небесной Удачи и,
    пошатываясь, пошёл назад к своей палатке.



    - Это фарс! – некоторое время стояла тишина. Затем низкий голос
    послышался из дерева, где пять великих экспертов ранее отдыхали. Голос
    был мягким, но холодным. Это было похоже на ледяную вершину горы...
    отстраненный и надменный, безудержный, но естественно изящный…



    Любой, кто услышал бы этот голос, мог догадаться, что говорящий является высшей личностью всего мира.



    - Да. Это дерьмо какое-то. Единственная выгода – это этот сопляк
    Цзюнь! – ещё один резкий, но тактичный голос поддакивал первому.



    Было неизвестно, когда два человека разместились на вершине этого
    большого дерева. Пять экспертов были ниже. Однако они об этом даже не
    узнали. Это ясно показало, насколько грозным было культивирование этих
    двух людей…



    - Это не обязательно может быть преимуществом. Информация,
    которую мы собрали, предполагает, что маленький ублюдок Мосе не должен
    был даже ходить рядом с этой Гуан Квинхан... но он переспал с ней! Это
    другая переменная. На самом деле, это будет очень неловко для семьи
    Цзюнь. Давайте посмотрим, как семья Цзюнь справится с этим, – ответил
    первый голос, намеренно затягивая слова.



    - Однако последствия этого вопроса не будут малыми для семьи
    Цзюнь... независимо от того, как они с этим справятся, – резкий голос,
    казалось, получал удовольствие от несчастья других. Затем он быстро
    добавил. – Старшая сестра, ты хочешь сделать этого мальчишку своим
    учеником. Так почему бы тебе не сделать шаг в это время? Давай просто
    схватим его и уйдём в тишине?



    - Сделать его моим учеником? Я просто хочу пытать его! –
    казалось, что владелец первого голоса заскрежетал зубами. – Этот
    бесстыдный ублюдок! Я бы разорвала его на тысячу клочков, если бы не
    это...!



    - Ах... что мог сделать этот маленький мальчишка с таким
    незначительным культивированием, чтобы обидеть тебя, старшая сестра? –
    резкий голос спросил в запутанном звучащем тоне.



  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии