• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • - Вот
    же малолетний засранец! – Одинокий Сокол не знал, что происходит, но он
    понял, что Цзюнь Мосе каким-то образом связан со всем этим. Зачем ещё
    Цзюнь Мосе попросил его воздержаться от участия в битве? Итак, он не мог
    удержаться, когда увидел его. Затем Одинокий Сокол засмеялся, и
    похлопал Цзюнь Мосе по плечу.



    Цзюнь Мосе рассмеялся озорно. Он стоял на склоне горы. Его губы
    растянулись в улыбке, пока он наблюдал за решающей битвой, которая
    происходила на расстоянии.



    - Одинокий Сокол, ты победил Фэнг Хуан Юня в бою? – спросил Цзюнь
    Мосе. Он не видел, как это произошло, но он чувствовал, что эти двое
    уже пересекались.



    Фэнг Хуан Юнь был сложной преградой для него на протяжении
    десятилетий. Итак, как он мог позволить этой возможности пройти мимо?
    Более того, Одинокий Сокол только что выучил новый ход, и у него был
    шанс победить своего старого соперника с его помощью. Так почему бы ему
    не показать его?



    - Хе-хе... мне повезло... просто повезло! – рот Одинокого Сокола
    растянулся в улыбке. Но он пытался сохранить торжественное лицо. Однако
    его лицо было наполнено гордостью, хотя он делал все возможное, чтобы
    скрыть своё выражение. И из-за этого казалось, что кто-то ударил его по
    лицу.



    Цзюнь Мосе самодовольно рассмеялся. После он спросил:



    - Ты избил его основательно...?



    Углы губ Одинокого Сокола выросли в широкую улыбку, когда он ответил:



    -
    Да, я сделал, я всё сделал! Но мы же друзья... Так что мы просто учимся
    друг у друга, вот и всё! Ха-ха... – он не мог сдержать свою гордость.
    Затем он расхохотался…



    Неудивительно, что Одинокий Сокол был в
    таком приподнятом настроении. Он, наконец, победил своего соперника за
    последние тридцать-сорок лет. Фактически, он установил абсолютное
    господство. Такой подвиг оставит любого мужчину довольным собой!



    - Над чем ты смеешься? Одинокий Сокол! Армия союзников
    проигрывает! Это делает тебя счастливым? Это заставляет тебя
    гордиться...? – Ли Ю Тянь повернул голову, чтобы посмотреть на Одинокого
    Сокола. Его глаза стреляли острыми мечами. Казалось, он вот-вот
    взорвётся.



    Ли Ю Тянь был очень мрачным. И ему нужно было на ком-то выместить
    свою злость. Но он не ожидал, что кто-то с его стороны будет смеяться
    так счастливо в это время.



    «Это как пощёчина моему лицу! Ты так издеваешься над моей утратой?».



    - Да, бл**ь! Ли Ю Тянь, тебя трахнули! Но меня-то нет, понял?
    – Одинокий Сокол был чрезвычайно счастлив в тот момент. Он был
    счастлив, потому что у него давно не было такого долгожданного личного
    успеха. Более того, Ли Ю Тянь упрекнул его перед Цзюнь Мосе. Поэтому это
    стало вдвойне раздражающей ситуацией для Одинокого Сокола.
    Следовательно, он сразу же пришёл в ярость:



    - Другие не могут смеяться, потому что люди из твоего поместья
    подыхают? Какая логика? Это уже третий раз, когда ты мне сегодня мозг
    выносишь! Думаешь, можешь строить Одинокого Сокола, как хочешь?



    Вдруг казалось, что Одинокий Сокол вот-вот даст ему в челюсть! Всё явно вышло из-под контроля!



    «Я спас жизнь твоего сына, когда этот идиот обидел Фэнг Хуан
    Юня! Но ты всё ещё злишься на меня? А теперь ты переборщил! Я даже не
    могу смеяться, когда хочу? Я что... прислуга поместья Сюэху?».



    Ли Ю Тянь фыркнул. Затем он поднял ногу, чтобы пойти к ним.



    Выражение Цзюнь Мосе, очевидно, выразило его дикое желание
    посмотреть ещё несколько действий со стороны. Он даже толкнул Одинокого
    Сокола. Это было почти так, как будто он заявлял о своем желании – «Ну
    давай, сделай это для меня!».



    - Остановись, я говорю! – голос, полный горя, негодования и ярости, раздался как грозовой удар.



    Ли Ю Тянь и Одинокий Сокол собирались начать. Но они только
    подпрыгнули от испуга. Они подняли глаза и увидели, что Почтенная Мэй
    каким-то образом сумела приблизиться к ним, не будучи замеченной. Её
    глаза смотрели на Цзюнь Мосе очень внимательно. Тогда Властелин Тянь Фа
    задрожал, а в его глазах засиял яркий свет. Её щеки уже почти
    покраснели. (1)



    Цзюнь Мосе едва появился, и Почтенная Мэй уже поняла, что он был
    тем самым грязным ублюдком. И это внезапное и шокирующее открытие
    заставило её остолбенеть!



    Она видела это красивое и элегантное лицо, но она могла вспомнить
    только кошмары, которые ей снились в течение прошлого дня... из-за
    жестокого обращения. Почтенная Мэй чувствовала, как её сердце бешено
    забилось. Кровь прилила к лицу. Дышать стало трудно. На самом деле, она
    могла видеть перед собой звезды замешательства. Она едва сумела
    вдохнуть, и, в конце концов, немного успокоилась.



    Для нее это не было ни приятным сюрпризом... ни любовью. Эта реакция была вызвана чрезмерной яростью.



    Это было крайнее горе, возмущение и стыд.



    На самом деле, даже небеса жалели ее.



    «Я наконец-то встретила этого человека снова!».



    «Я сделаю из него фарш. Я дам ему смерть от тысячи
    порезов! На самом деле, мой гнев не утихнет даже после того, как я
    собственноручно сделаю десять тысяч порезов этому грязному и презренному
    парню!».
    (2)



    Она пыталась контролировать свои эмоции и насильно подавляла свой
    гнев. Владыка Тянь Фа старалась изо всех сил контролировать себя, но
    она всё ещё не могла остановить ее тело от дрожи.



    Тем не менее, Ли Ю Тянь и Одинокий Сокол оправились от шока к
    этому времени. Ли Ю Тянь громко крикнул и снова начал двигаться. Он был
    вторым Великим Мастером мира. Он бы прекратил, если бы кто-то ему
    сказал? Особенно, когда этот «кто-то» был его врагом?



    Одинокий Сокол тоже бросился в бой. Он собирался встретиться со
    вторым Великим Мастером в битве. Так как он мог успокоиться? Поэтому он
    готовился показать всё, на что он способен, чтобы противостоять этому
    вызову…



    Тем не менее, Одинокий Сокол даже не инициировал свою контратаку, когда Ли Ю Тянь внезапно исчез из его прямой зоны видимости.



    Почтенная Мэй была в ярости. Она сказала им остановиться, но Ли Ю
    Тянь осмелился продолжать, несмотря на это. Таким образом, она не
    смогла предотвратить превращение её накопленного гнева в плохо
    контролируемую ярость. Она гневно бросилась вперед и схватила Ли Ю Тяня
    за шею. Затем она изо всех сил ударила им в землю. Голова Ли Ю Тяня
    врезалась в камень. Раньше он сидел на этом камне... Тем не менее,
    скала, которая ранее была под его задницей, теперь была разбита его
    головой. Затем Почтенная Мэй ударила его по лицу.



    *Бабах!*



    Звук был очень громким! Звук этого удара по его лицу резонировал по всей окрестности.



    - Я сказал тебе остановиться! Разве ты не слышал, ублюдок?!
    Старый ублюдок! – Почтенная Мэй продолжала бить его в ярости. Было
    очевидно, что она стала безумной и потеряла контроль над собой. Она
    ревела, продолжая нападать в ярости:



    - Ты глухой? Разве ты не слышишь меня? Я не могу заставить тебя
    слушать? Как ты смеешь меня не слушать? Разве ты не слышишь меня, урод
    чёртов? Ты, старый-грязный-бесстыдный-смиренный ублюдок осмелился
    притвориться, что не слышишь меня?



    Второй
    Великий Мастер – Ли Ю Тянь – не имел ни сил, ни возможности нанести
    ответный удар. Он мог просто смотреть на Почтенную Мэй с горем и
    негодованием. Он был унижен до такой степени, что внезапное желание
    совершить самоубийство появилось в его сердце.



    «Я хочу умереть!».



    Трагедия Ли Ю Тяня была необъяснима.



    «Я... Я просто сражался против Одинокого Сокола! Как я обидел тебя, сделав это? Почему ты меня избиваешь?».



    Он не знал об этом, но его неудача началась с того момента,
    как он сказал: «Я надеюсь, что вам стало лучше с момента нашего
    последнего разговора?». И, очевидно, из-за Цзюнь Мосе. И тогда Почтенная
    Мэй потеряла свой разум из-за ярости, в тот момент, когда её главный
    виновник — Цзюнь Мосе – появился перед её глазами. Так как же она могла
    совладать с собой и не обращаться с ним жестоко, когда он не послушал её
    приказ?



    Ли Ю Тянь понял бы причину своего затруднительного положения,
    если бы знал об этом. На самом деле, он бы понял, что избиение, которое
    он получал, не было необоснованным. Но проблема была в том... что он
    ничего не знал о ситуации…



    Поэтому Ли Ю Тянь был чрезвычайно опечален и возмущён; на самом
    деле он достиг своего предела. Самый сильный человек в мире непрерывно
    избивал второго Великого Мастера.



    «Это преднамеренное оскорбление! Как я могу столкнуться с героями и сильными экспертами этого мира сейчас?».



    «Даже хулиганы не запугивают так! Ты взбесился, когда я
    сказал эти слова. Но в этот раз я даже ничего не сказал. Я просто
    общался с Одиноким Соколом! Какое мое дело ты сочтёшь правильным? Что
    мне делать, чтобы угодить тебе?».



    Ли Ю Тянь хотел закричать об этом громким голосом. Но он не мог этого сделать. На самом деле, это было невозможно. Потому что…



    Ли Бао Ю и Бу Канг Фэнг воскликнули в шоке:



    - Сила Вселенной? Клетка Мира! – они с трепетом посмотрели на
    Почтенную Мэй. Оба ранее планировали посредничать с ней. Но они не могли
    не сделать два шага назад в это время.



    Возможно, Великий Мастер Ли и остальные не знали. Но как могли
    два бывших Великих Мастера и нынешние Золотые Провокаторы Неуловимого
    Мира Бессмертных не знать?



    - Сила Вселенной трансформирует небо и землю! Сила Инь и Ян
    переполняет меня! Сила Вселенной в моих руках. Итак, я лучший в мире! Ни
    один враг не сможет противостоять мне, если я смогу свободно
    использовать эту силу, чтобы справиться с ними! – это была сила самой
    Вселенной.



    Казалось, что набор навыков Почтенной Мэй достиг пика
    совершенства, когда она имела дело с Ли Ю Тянем. Для него не было места,
    чтобы он мог увернуться. И у Ли Ю Тяня, похоже, не было сил отомстить.
    Это, очевидно, было связано с приёмом «Клетки Мира».



    Это было, как если бы мир превратился в клетку. Противник станет
    узником. И тогда тот, кто применил эту технику, мог творить всё, что
    вздумается, со своим пленником. Это был эффект «Клетки Мира». Это
    объяснение было несколько преувеличено, но это то, чем это было…



    Почтенная Мэй атаковала из-за своего бешеного душевного состояния
    и показала пик своей истинной силы. Но было очевидно, что предыдущий
    бой едва ли послужил для неё разминкой!



    Ли Бао Ю и Бу Канг Фенг посмотрели друг на друга. Они были
    внутренне встревожены. Им повезло, что они не приняли меры. Иначе на
    месте Ли Ю Тяня сейчас могли бы быть они...



    Двое издали глубокие вздохи. Но они были чрезвычайно рады.



    С Ли Ю Тянем разбиралась Почтенная Мэй. И он не мог уклониться
    или устоять. Ему потребовалась секунда, чтобы понять, что он даже
    пальцем не может пошевелить. Бедняга вообще не мог ничего сделать. Итак,
    он только беспомощно смотрел, как Почтенная Мэй схватила его за шею,
    прижала к земле и била его по лицу, не давая ему передышки. На самом
    деле, он не мог даже издать стона…



    В конце концов, Почтенная Мэй достаточно выместила злость на Ли Ю
    Тяне. Итак, она отбросила его, казалось, что она выбросила мусор. Затем
    она медленно повернулась и посмотрела на Цзюнь Мосе. Её взгляд был
    резким и холодным. Казалось, что она хочет раздавить его!



    - Кто этот мальчишка? – Почтенная Мэй заскрежетала зубами и
    спросила приглушённым голосом. Ее пальцы указывали на Цзюнь Мосе, но её
    глаза повернулись к Одинокому Соколу.



    - Я из семьи Цзюнь. Могу я знать, чего хочет от меня этот
    старший? – Цзюнь Мосе сделал шаг вперёд и ответил. Она не знала
    темперамент Одинокого Сокола, но Цзюнь Мосе знал. Почтенная Мэй была
    непревзойдённым мастером, но никто не мог использовать такой тон перед
    Одиноким Соколом и уйти, не услышав «кое-что» в ответ.



    Цзюнь Мосе догадался, что Одинокий Сокол спросил бы прямолинейно и грубо:



    - И кого ты спросил? – если бы он не действовал достаточно
    быстро. Эти слова, очевидно, оскорбили бы Почтенную Мэй. И Одинокий
    Сокол тогда бы в конечном итоге выглядел как Ли Ю Тянь, и пострадал бы
    даже сильнее, чем он.



    Поэтому Цзюнь Мосе действовал до того, как Одинокий Сокол успел.
    Он предполагал, что у Почтенной Мэй не будет никаких жалоб на него.
    Поэтому он решил, что для него не будет большой проблемой говорить.



    «Может быть, этот старший видел мои силы, и хочет, чтобы я был его учеником…».



    «Кого мне тогда нужно будет бояться в этом мире, если это случится? Уа-ха-ха-ха…».



    ___________________



    (1) Прим. ред.: Почтенный Мэй, Властелин Тянь Фа, Почтенная Мэй и
    маленький зверек, которому оказал помощь в пещере Цзюнь Мосе, один и
    тот же персонаж, поэтому описывается автором как в мужском, так и в
    женском роде. Сюда же относится и Достопочтенный Мэй и так далее,
    поскольку в лицо никто его/ее не видел, все думают, что это почтенный
    старец, когда на самом деле, это девушка. И употребляется то в женском,
    то в мужском роде в зависимости от контекста. Переводчик и редактор не
    виноваты, что такую путаницу создал замысел автора)



    (2) Прим. пер.: действительно, у китайцев существовала казнь,
    называемая "смерть от тысячи порезов". Ещё её называли "Лиин Чи" или
    "Укусы морской щуки". В общем, жертву накачивали опиумом – чтобы раньше
    времени не помер – и на площади, при большом скоплении народа, отрезали
    от казнимого небольшие кусочки тела. Иногда так смерть могли растянуть
    на полгода. Тогда палач отрубал приговоренному фалангу мизинца,
    например, прижигал рану и отправлял обратно в камеру, чтобы завтра
    продолжить экзекуцию.

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии