• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • - С тобой, свинья, не гавкает, а
    разговаривает Цзюнь Мосе! – юный мастер Цзюнь небрежно улыбнулся. – Ты,
    должно быть, слышал имя этого известного старшего брата. Разве оно не
    хорошо известно? Репутация, которая пронзает уши, как гром...? Как яркая
    Луна в небе...? Разве я не тот человек, который дожил до такой
    репутации? Ты должен восхищаться мной!



    - А-а-а, так ты ТОТ Цзюнь Мосе! Тот
    развратный расточитель денег и нервов из семьи Цзюнь! Знаменитый
    бесполезный придурок, который никогда не чурается совершения каких-либо
    преступлений в городе Тянсян! Для меня большая честь встретиться с вами,
    молодой мастер! Твоя репутация по-настоящему похожа на «гром в ушах»!
    Твоя репутация как «грязи» действительно оправдана!



    Ли Тенгюн знал, в чём была самая большая слабость соперника. Поэтому он громко рассмеялся и продолжал:



    - Здесь собрались самые сильные
    специалисты эпохи! А как у тебя, негодяй, хватило наглости прийти тоже?
    Какой стаж у такого молодого мастера, как ты, может быть?



    Цзюнь Мосе озадаченно улыбнулся:



    - Я не отрицаю, что я бесполезный
    придурок, который никогда не чурается совершения каких-либо
    преступлений. Однако даже этот развратник всё равно никогда не пытался
    схватить молодую женщину, которая уже является невестой другой семьи. Ты
    старше меня в этом вопросе, молодой мастер Ли. Нам, развратникам и
    извращенцам, ещё учиться у тебя и учиться!



    - Ты... Гуан Квинхан – хорошая женщина.
    Но твоя семья Цзюнь насильно захватила её! Мы созданы друг для друга! Я
    только спасу её из Ада. Что в этом плохого? Более того, твой старший
    брат умер много лет назад. Ты хочешь, чтобы она хранила память твоего
    дорогого ушедшего брата всю свою жизнь? Что это за логика? – лицо Ли
    Тенгюна покраснело. Он очень рассердился. Естественно, он не мог
    допустить такого презрения к своему имени.



    - Вы двое предназначены друг для друга?
    Ты спасаешь её из Ада? Ты хотя бы её согласие на это спросил, глист
    сушёный? – Цзюнь Мосе поднял глаза в небо и от души рассмеялся. – Я
    никогда не знал, что кто-то настолько… мудак существует в этом мире! Я
    начал считать это само собой разумеющимся. Тем не менее, ты – мастер
    искажения истины, и путать правильное и неправильное. Ты пытаешься
    насильно забрать женщину; это же женщина, а не просто невеста из другой
    семьи. Более того, ты угрожал семье этой женщины полным уничтожением,
    если они не отдадут её тебе! Это то, что ты имеешь в виду, когда
    говоришь, что вы двое действительно предназначены друг для друга, и что
    ты только хотел спасти ее из Ада! Ты действительно выделяешься из массы!
    Сегодня у меня — самого большого бездельника, развратника, забулдыги и
    мудака — нет выбора, кроме как уйти, чтобы уступить место молодому
    мастеру Ли. И я должен написать его имя на знамени разврата! Я искренне
    восхищаюсь твоим бесстыдством, оно просто самое огромное в мире!



    Многие люди из влиятельных семей
    собрались на этом поле, но большинство из них не знали об этом. Но они с
    презрением поглядели на Ли Тенгюна после того, как услышали разговор
    двух молодых мужчин. Усадьба Сюэху была главенствующей семьей, но это
    было слишком возмутительно. Однако эти взбесившиеся люди не побоятся
    каких-либо последствий, когда сталкиваются с чем-то настолько
    возмутительным.



    Народ этого мира придаёт большое
    значение монаршеской дисциплине. Тем не менее, Ли Тенгюн серьёзно
    оскорбил их нормы, если он действительно сделал что-то подобное!



    - Хватит! Мы не должны обсуждать это
    дальше! – из палатки раздался гневный крик. Это было не очень громко, но
    его взрывное эхо заставило всех вздрогнуть.



    Несколько силуэтов медленно вышли из палатки, и их величественные ауры покрыли всю землю.



    Первый человек был высоким. У него было
    тусклое лицо. Три косы его чёрной бороды падали на широкую грудь. Его
    глаза излучали силу. Они не были полны наглости и престижа. Но они
    излучали естественную самоуверенность самой большой силы в мире. Это
    заставило всех чувствовать, что человек обладает сверхчеловеческой и
    тиранической силой.



    Он не хотел быть высокомерным. Тем не
    менее, он заставил всех чувствовать, что никто ему не ровня.
    Чувствовалось, что даже голубое небо выше не посмеет с ним бороться.



    Это был человек, который кричал.



    Цзюнь Мосе никогда не видел его раньше.
    Но он знал, что человек, которому, казалось, сорок или пятьдесят лет...
    был известен на протяжении последних шестидесяти лет. Он был никем иным,
    как Великим Мастером Ли Ю Тянем!



    Никто, кроме него, не мог иметь такого могущественного и потрясающего неба поведения!



    Великому Мастеру Ли Ю Тяню, должно быть,
    было, по крайней мере, сто лет. Тем не менее, он всё ещё выглядел очень
    молодым! Цзюнь Мосе раскритиковал его внутренне:



    «Неудивительно, что у этого
    столетнего пердуна есть сын, которому всего двадцать лет. Просто
    посмотри, как он выглядит! Неудивительно, что он заведёт ещё несколько
    детей...



    Он действительно... монстр!»



    За Ли Ю Тянем последовали Великий
    Мастер Жизни и Смерти — Ши Чан Сяо, хладнокровный Мастер — Ли У Бэй;
    божественный Мастер-Беркут – Одинокий Сокол и ещё один человек. Этот
    человек выглядел ледяным. Его лицо было как чёрная маска. Одежда его
    была чёрной, как и ботинки. Ножны его меча, что висел у его бедра, были
    угольно-чёрными, как и эфес.



    Лицо напоминало чёрный обоюдоострый клинок. Он стоял очень спокойно, но все чувствовали, как будто его энергия давит на них.



    Его энергия была около девятого уровня
    Суань Неба! Этот человек был ни кто иной, как тот, кого Одинокий Сокол
    сместил много лет назад... Божественный Меч Бури — Фэнг Хуан Юнь.
    Первоначально он не входил в состав Восьми Великих Мастеров. Однако его
    имя недавно было включено в список. Мужчина тоже был несравненным
    мечником.



    Однако молодой мастер
    Цзюнь был уверен, что Одинокий Сокол оставил своего старого соперника
    далеко позади. В конце концов, Одинокий Сокол сделал прорыв после того,
    как получил инструкции от молодого мастера Цзюнь.



    - Поскольку все здесь, я прошу лидеров
    разных фракций собраться и обсудить стратегию, чтобы отразить нападение
    врага, –Ли Ю Тянь без энтузиазма просмотрел на поле. Он не упомянул про
    спор между молодым мастером Цзюнь и его сыном, сделав вид, что его не
    было.



    Его внешность казалась спокойной. Тем не
    менее, он посмотрел на Цзюнь Мосе, и молодой мастер Цзюнь чувствовал,
    словно тот швыряет острые кинжалы в него. На самом деле, Цзюнь Мосе
    почувствовал, что его взгляд был настолько острым, что он может даже
    проткнуть глаза. Юный мастер Цзюнь против воли содрогнулся до самой
    глубины души.



    «Я должен остерегаться его! Его нельзя сопоставить с кем-либо по силе!



    Никто не способен достаточно, чтобы противостоять ему!»



    Это был первый раз, когда Цзюнь Мосе почувствовал себя настолько неуверенным в своей жизни.



    Он никогда раньше не сталкивался с таким
    высококлассным Великим Мастером. Юный мастер Цзюнь мог бы легко
    говорить и свободно смеяться, если бы это были Ши Чан Сяо, Ли У Бэй или
    Одиночный Сокол. Тем не менее, он чувствовал себя очень слабым и
    недееспособным, когда он столкнулся вблизи с Ли Ю Тянем.



    «Это должно быть похоже на какую-то
    духовную атаку! После того, как семя такого страха запало в разум,
    двигаться вперед невозможно».



    Однако Цзюнь Мосе был очень зол, так как
    Великий Мастер пытался скрыть вину своего сына. В самом деле, молодой
    господин Цзюнь был вне себя от ярости!



    «Ты – Второй Великий Мастер. Тем не
    менее, ты позволяешь себе вмешаться в ссору двух молодых людей, чтобы
    отомстить и оправдать гнев вашего сына! Это крайне возмутительно!



    Ты – не Второй Великий Мастер, ты просто кусок дерьма!»



    Тем не менее, он также понял, что Ли Ю Тянь действительно избаловал своего сына.



    «Он прекрасно знал, что его сын
    ошибался. Тем не менее, он ничего не сказал, чтобы осудить его... а
    затем он бросил в своём взгляде гнев и презрение на семью жертвы!»



    Цзюнь Мосе, наконец, понял, почему
    два Короля зверей Суань согласились только сломать ноги сыну этого
    человека... и не убивать мальчика. И, ещё, что вызвало такую сильную
    реакцию от Ли Ю Тяня. Он, в конечном счете, созвал Верховный призыв
    вместо компромисса. Молодой господин Цзюнь, наконец, понял, почему
    ситуация была доведена до такой стадии.



    Цзюнь Мосе быстро закрыл глаза. Затем он
    инициировал Искусство разблокировки Небесной удачи, и избавился от
    этого ужасного чувства.



    Однако его сердце всё ещё трепетало от страха.



    Сила Ли Ю Тяня была на многие уровни выше Одинокого Сокола и Пятого Мастера Ли У Бэя.



    Он был действительно достоин называться вторым самым могущественным человеком в своем возрасте.



    Все согласились со словами Ли Ю Тяня. И
    неожиданно, никто не успел заметить подозрительный взгляд, который Ли Ю
    Тянь кинул Цзюнь Мосе.



    Он был убежден, что в любом случае он не
    получит никакого правосудия, даже если люди узнают об этом. Ведь кто бы
    сжал кулаки против Второго величайшего Мастера за молодого и
    расточительного развратника? Он был убежден, что никто не выберет такой
    вариант действий…



    Все начали появляться из своих палаток.
    Но вдруг откуда-то раздался слабозаметный, но затянутый визг. Все были
    шокированы. Итак, они все напрягли уши, чтобы прислушаться к этому.



    Затем визг стал громче. Казалось, он был
    примерно там же, где и они. Звук эхом отражался от ткани палаток.
    Казалось, что небеса расколются на части. Этот визг стал настолько
    громким и мерзким, что мог порвать барабанные перепонки…

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии