• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • - Я думал, что ты молодой парень, когда я
    увидел тебя днём. Но ты сказал, что я ошибочно обвинил тебя, когда
    назвал тебя развратником? Ты действительно безнадежен! Ты был довольно
    сонлив минуту назад, но проснулся моментально, когда я упомянул об этом…



    Донфанг Вэн Цин вздохнул и погладил бороду. Он тогда проговорил задумчиво:



    - Это головная боль... если... но это такая жалость... но, если этот брат... это проблема... это проблема... это просто не…



    Донфанг Вэн Дао и Донфанг Вэн Цзянь
    издевались также. Они даже закатили глаза. Казалось, что двое старших
    играли в одну игру. Эти два человека начали играть глупо, и действовали
    все благороднее и добродетельнее. Они хитро скрывали свои намерения в
    тени этики. Их уста говорили словами о путях мира, но не их личных
    мыслях...



    - Этот вопрос... мы будем обсуждать
    подробно, – Донфанг Вэн Цин заключил и вздохнул. Затем он снова
    заговорил после продолжительного молчания. - Мосе, твой дядя ругал тебя,
    потому что слухи вводили его в заблуждение, считая, что ты невыносим.
    Однако, наконец, я вижу, что ты элегантный и героический человек.
    Перспективный молодой человек, и самый сильный в своём поколении. Твоя
    бабушка была бы так рада, если бы увидела это. И твоя мать была бы так
    счастлива, если бы только могла открыть глаза и увидеть тебя!



    Затем три брата опустили головы, когда
    он закончил говорить. Они испытывали депрессию, вспомнив, что их младшая
    сестра была без сознания в течение десяти лет.



    - Расскажи мне историю моей матери, –
    Цзюнь Мосе чувствовал себя немного грустно. Он понял, что его сердце
    немного болело, когда он сказал одно слово - «Мама», – его голос немного
    дрожал. Кроме того, он обнаружил, что говорить слово «мама» не было
    трудно для него. На самом деле, это было правильно.



    Донфанг Вэн Цин вздохнул. Он начал
    немного дрожать. Его челюсть и борода тоже дрожали. Видно, что ему очень
    грустно. Три брата смотрели друг на друга. Они увидели глаза друг друга
    и поняли, что все они чувствуют ту же печаль в своих сердцах.



    - Твоя мать звалась Донфанг Вэн Синь. Мы
    очень любили нашу младшую сестру. Она была нежной, красивой и
    прекрасной, – голос Донфанг Вэн Цин содрогнулся от эмоций. Он казался
    мрачным. И, его глаза стали туманными; они, казалось, пульсируют при
    свечах. По его голосу казалось, что он в бреду. Он продолжал вспоминать
    историю, и казалось, что его состояние ума поглотило события прошлого.





    В те времена все любили мою прекрасную младшую сестру.



    Теперь, неожиданно…



    Я до сих пор помню этот день — вся семья
    была против свадьбы моей младшей сестры с Цзюнь Ву Хи. Но она была
    полна решимости. Она не боялась и продолжала настаивать на этом. Так, у
    семьи не было выбора, кроме как согласиться на их брак. Но мама сказала
    ей:



    - Возвращайся, если тебе там не понравится. Эта семья всегда будет твоим домом.



    Маленькая сестра счастливо смеялась и сказала:



    - Вэн Синь спрашивает её сердце, и Ву Хи
    не пожалеет. Я спросила моё сердце, и не буду сожалеть до конца, –
    взволнованно сказала она.



    Но с тех пор…



    Помню эту счастливую улыбку по сей день. Это был великолепный и радостный цветок. Это грело сердце каждого в семье.



    И ещё я помню день, когда она
    вернулась... она вернулась домой измождённой. Казалось, что её сердце
    умерло от депрессии. Она спит десять лет с тех пор, как... больше не
    будет Вэн Синь…



    Я до сих пор помню, что она не спала,
    когда она вернулась домой. Но, её глаза были пусты, и она ничего не
    говорила. Мама и все остальные были на её стороне, и через три дня...
    тогда она собрала последние силы и пробормотала:



    - Я не жалею об этом. Я не сожалею о
    рождении. Цзюнь не сожалеет, так что и я не сожалею. Я спросила мое
    сердце, чего оно хочет... быть с Ву Хи, в жизни и смерти!



    После того, как она перестала говорить,
    слёзы упали на подушку из её почти сухих глаз. Она потом медленно их
    закрыла — чтобы больше никогда их не открывать...



    Младшая сестра не испытывала ни сожаления, ни глубокой ненависти до того момента, как потеряла сознание.



    - Я буду следовать за ним в жизни, и я буду следовать за ним в смерти! Я не сожалею ни о жизни, ни о смерти!



    Наша семья пробовала каждый метод, чтобы
    сохранить её в живых в течение последних десяти лет. И мы бесконечно
    пытались оживить её. Но мы не смогли заставить ее открыть глаза.



    Она была с Ву Хи без каких-либо сожалений в своём сердце. И она ушла…



    Мать стала бесконтрольно злиться. За эти
    годы она натренировала многих бойцов клана. Она их всех вышвырнула. 196
    экспертов Суань Земли и выше развязали бойню. Имя семьи Донфанг
    потрясло весь мир в течение нескольких лет. И Городу Серебряной Метели
    было уделено особое внимание. Весь мир чувствовал себя под угрозой; все
    были в ужасе...



    Тем не менее, сила нашей семьи Донфанг была всё ещё незначительной. Так что было трудно заставить весь мир дрожать.



    В конце концов, три Великих Мастера
    прибыли, чтобы остановить нас. Ли Ю Тянь и Хан Фэн Сюэ вышли и победили
    многих воинов Донфанг в Долине Сломленных Драконов. Даже величайший
    Великий Мастер — Юн Би Чен — тоже был там.



    Было достигнуто взаимное согласие ограничить исход войны результатом одной битвы.



    Мама была нашим сильнейшим бойцом. Она
    должна была бороться с Сяо Син Юн и Сяо Бу Ю из Города Серебряной Метели
    в одиночку. Тогда они согласились, что судьба жизней Сяо Син Юн и Сяо
    Бу Ю останутся в наших руках, если семья Сяо потерпит поражение, но вся
    ненависть и вражда будут списаны. Однако если бы мать проиграла эту
    битву — семья отступила бы и ушла в подполье.



    Это страшное сражение можно назвать только «потрясшим мир»!



    Мать, в конце концов, устала, и потеряла
    свои силы, борясь с двумя экспертами Суань Духа чётвёртого уровня. Она
    проиграла битву и была вынуждена выполнить условия. Семья Донфанг
    поклялась, что мы вернёмся только в том случае, если Заснеженный Пик
    падёт, а Звери Суань выйдут из Тянь-Фа. Еще... восемь Великих Мастеров
    могли жестоко наказать нашу семью.



    Великие Восемь Мастеров не были такими
    же, как сегодня. Высший Синий Мастер, Мэн Хун Чен и Одинокий Сокол в то
    время не входили в состав Восьми Великих Мастеров. Они пришли в их ряды
    после исчезновения двух Великих Мастеров.



    Мать умоляла проиграть эту битву, но
    оставила свой след. Сяо Син Юн и Сяо Бу Ю никогда не пересекут четвертый
    уровень; их культивирование прекратилось на их нынешнем уровне.
    Следовательно, они никогда не смогут достичь уровня Великого Мастера.



    Однако в результате боя сила семьи Донфанг была серьёзно ослаблена.



    Семья Донфанг не выходила из своего укрытия десять лет... кроме как отомстить за смерть Мо Ю и Мо Шу.






    Донфанг Вэн Цин закончил говорить о
    прошлом. Цзюнь Мосе почувствовал тяжёлое бремя, похожее на горы,
    надавившие на него после того, как он услышал об этом. Остальные трое
    чувствовали то же самое. Юный мастер Цзюнь смотрел на мерцающий свет
    свечей. Его лицо было невыразительным, но он был взбешен внутри.



    В его голове мелькнула неизменная любовь родителей друг к другу, и его желудок превратился в узлы.



    Его душа была перенесена в сражения
    прошлого на мгновение. Он почти видел, как распространились воины семьи
    Донфанг. Они проливали кровь, и по-прежнему уносили жизни людей. Их
    удары никогда не были впустую. Таким образом, их престиж поднялся в
    обществе.



    Затем он бросился к Долине Сломленных
    Драконов, чтобы стать свидетелем отчаянного боя семьи Донфанг — драка,
    которую леди семьи Донфанг могла выиграть, но не выиграла; она могла
    победить, но проиграла. Борьба, которую она не могла выиграть, даже если
    она была уверена…



    Иногда победа может принести больше трудностей, чем поражение!



    Юн Би Чен, Ли Ю Тянь и Хан Фэн Сюэ — три
    самых сильных Великих Мастера присутствовали там, чтобы следить. Как
    можно списать эту кровавую вражду, если бы семья Донфанг одержала
    победу?



    Списать вражду? Было очень приятно
    слышать об этом. Тем не менее, семья Сяо никогда бы не согласилась
    отбросить эту вражду, даже если бы семья Донфанг поддерживала своё
    слово. Как они могли не отомстить за смерть двух старейшин, которые
    погибли, сражаясь в этой битве?



    Более того, как три величайших мастера
    могли позволить ещё одному из таких споров возникнуть? Поэтому этот
    вопрос должен был закончиться трагедией для семьи Донфанг. Они были
    обречены в тот момент, когда их перехватили. У леди семьи не было
    выбора, кроме как признать своё поражение, чтобы защитить свою семью.



    Она могла выиграть, но была вынуждена проиграть. Это было трагическое зрелище…



    Цзюнь Мосе был убеждён, что люди,
    присутствующие на этой сцене, были хорошо осведомлены о том, что леди
    Донфанг не могла проиграть битву.



    «Как могло быть, что она проиграла
    битву, но тайно заставила культивирование Сяо Син Юна и Сяо Бу Юя
    остановиться на четвёртом уровне царства Суань Духа?».



    Такой результат сложился под давлением трёх Великих Мастеров. И у семьи Донфанг не было выбора, кроме как сдаться.



    Цзюнь Мосе вдруг почувствовал
    отвращение, возникшее из глубины его сердца. Эта нелюбовь была
    направлена на тех трёх Великих Мастеров.



    «Заснеженный Пик должен были рухнуть, и Звери Суань должны были выйти из Тянь Фа... Что это за суровые условия?



    Это самые ненормальные условия!



    Проклятие! Почему они не могли просто сказать, что лучше рухнут небеса и расколется земля, чем позволить семье такие условия?



    Если бы я ставил условия... я бы
    сказал... только тогда, когда орлы промчатся под водой при виде крыс,
    парящих в небе! А может быть, только когда рыбы начнут гоняться за ними
    на суше...!
    Проклятие!»



    - А потом
    мама... то есть, твоя бабушка... разорвала все связи с твоей семьей
    Цзюнь из-за этого десять лет назад. Она была очень недовольна. На самом
    деле, она была крайне противна тому, как твой дедушка обращаться с
    вещами тогда, – Донфанг Вэн Цин испустил длинный вздох. Его глаза были
    наполнены непередаваемым чувством.



    Цзюнь Мосе молчал. Он нашёл это неудобной темой для разговора. Он всегда знал темперамент своего дедушки.



    «Королевская семья, должно быть,
    вмешалась, и бабушка захотела их ликвидировать. Однако, дедушка, видимо,
    решительно отказался от этой идеи.
    Это разногласие и привело бы к тому, что обе семьи разорвали бы все связи! Это
    возможно благодаря глупо лояльному отношению дедушки в то время. Но,
    возможно, не стоять же после такого долгого времени и после стольких
    событий…»



    - Цзюнь Чжан Тиань был
    героем своего поколения. Он чистосердечный, честный и несравнимо верный.
    Однако, это его самая большая слабость, а также его самая большая
    заслуга, – Донфанг Вэн Цин вздохнул. - Он очень верный, и его заслуги
    были высоко оценены всей страной. Однако судьба удивительного военного
    генерала очень трагична. Он не умер на поле боя. Он был словно
    обезглавлен и его имущество конфисковано... можно попасть из лука и в
    богов, если они летят слишком высоко…



    Донфанг Вэн Цин посмотрел на Цзюнь Мосе. Затем он громко повторил:



    - Высокое положение, огромные богатства и
    бесконечная слава — мимолётны, как туман. Как это можно сравнить с
    перспективой свободного и беспрепятственного путешествия в этом мире…



    - Ха-ха... вам не придётся беспокоиться
    обо мне на этот счёт. Я похож на глупого типа? – Цзюнь Мосе рассмеялся.
    Он намеренно смеялся, чтобы осветить настроение, так как тяжёлая
    атмосфера стала чрезвычайно угнетающей и душащей для всех четверых
    мужчин.



    - Ты совсем не похож на него, сопляк!
    Ты, наоборот, маленький хитрец! Никто не может быть настолько хитрым, –
    Донфанг Вэн Цин рассмеялся.



    - Тем не менее, ваша семья не может показать себя... так как же вы вышли? – Цзюнь Мосе спросил любопытно.



    - Тем не менее, мы не можем выйти, если
    мы не используем имя семьи Донфанг, и работать втайне? В любом случае,
    разве мы не умрём от голода, если все члены семьи уйдут из мира? –
    Донфанг Вэн Дао посмотрел на Цзюнь Мосе взглядом, выражающим «Ты
    тупой?».



    Цзюнь Мосе был ошеломлён.



    - Кроме того, это восстание Зверей Суань
    беспрецедентно. Это привело к образованию прочных союзов. Мощные силы
    собираются, и мы трое пришли сюда с тех пор, как нас наняло поместье
    Сюэху, – Донфанг Вэн Цин рассмеялся, чтобы смягчить смущение Цзюнь Мосе.



    - Вас наняли? – Цзюнь Мосе широко открыл глаза в шоке.

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии