• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Однако дедушка Цзюнь и Цзюнь Вуй не могли не волноваться на следующий день.



    «Он
    не приходил домой два дня и две ночи. В чём дело? Такого никогда не
    было! Может ли быть, что он занят, предаваясь удовольствиям, и забыл о
    своих обязанностях по отношению к семье?»



    Наконец, они потеряли его на третий
    день. В конце концов, вдруг его утверждения о том, что он может защитить
    себя от Великого Мастера, не подтвердились…



    Дедушка Цзюнь стал крайне обеспокоен, и
    объявил чрезвычайную ситуацию по всей столице. Он также разогнал свои
    войска повсюду. Секретные силы семьи Цзюнь были отправлены и они
    обыскали все уголки города. Затем, семья Цзюнь отправила больше войск в
    город, так как они не могли найти его. Хай Чэнь Фен и Цзинь Ян Ган также
    начали всесторонний поиск. Бандиты и солдаты выступили с инициативой
    работать рука об руку! Дедушка Цзюнь и Третий дядя лично вели поиски, и
    были тщательны, как никогда. Они обыскивали каждый сантиметр города —
    несколько раз.



    Цвет лица Третьего дяди был крайне
    неприглядным. Он был крайне груб во время этого обыска. Каждое слово,
    что выходило из его уст, было неподходящим для такого могущественного
    человека. Сначала он бил человека, а потом матерился. Выступление
    дедушки Цзюнь было также очень жестоким.



    «Проклятие! Я проведу подробный поиск... даже если небо упадет! И я убью всех, кто не сотрудничает!»



    «Я сломаю тебе ноги, если ты
    осмелишься произнести хоть слово! Ты будешь упорствовать и после того,
    как я сломал тебе ноги? А если я начну крошить твой череп?»



    Бордели были проверены. То же самое
    относится и к самому печально известному заведению, несчастному Озеру
    Духовного Тумана и павильону Ничанг. Они, конечно, были в списке...



    Далее они взяли под стражу мадам и
    сутенеров «Радужного павильона». Они даже перехватили и арестовали леди
    Юэ Эр. Видимо, леди Юэ Эр снова «гастролировала» по влиятельным семьям
    для того, чтобы продемонстрировать своё мастерство. Каждый бордель
    превосходил себя в попытке нанять её. Но она планировала большой тур. И
    она едва закончила с половиной из этого, когда её перехватили солдаты во
    главе с Цзюнь Вуем.



    Но почему?



    По какой причине они должны были захватить проститутку?



    Все знали отношения между вторым принцем
    и «Павильоном Ничанг». Но этот инцидент отмечен в первый раз, когда
    второй принц послал своего доверенного — Фан Бо Вэна — заступиться от
    его имени. Он рассчитывал на честь семьи Цзюнь. Ему было приказано
    вернуться только после того, как они выпустят Леди Юэ Эр. Но, лицо Цзюнь
    Вуя было очень холодным, он сказал лишь одно слово:



    - Потеряйся!



    Почтенный господин Фан впал в ярость.



    И вдруг, Третий молодой мастер Цзюнь снова появился... прямо посреди всего этого хаоса.



    Грязный, как нищий, молодой мастер Цзюнь
    появился у себя во дворе, словно голодающий бездомный пес. Он побежал
    на кухню семьи Цзюнь.



    Малышка Ке умывалась слезами. Она
    подпрыгнула от страха, когда он появился. Хотя она даже не могла видеть
    его тени, когда он пробежал мимо, она увидела его поедающим запасы.



    Малышка Ке поспешно побежала сообщить
    Гуан Квинхан. В свою очередь, та сообщила Цзюнь Вую, что Третий молодой
    мастер Цзюнь вернулся в целости и сохранности.



    После этого обе женщины отправились в направлении кухни. Они были крайне шокированы, когда добрались туда.



    Одежда Цзюнь Мосе была оборвана, все
    волосы свалялись. Лицо у него было бледное и под глазами у него были
    мешки. Он выглядел как убогое животное. Руки у него были чёрные, как
    куриные когти, его обувь была в дырах, откуда выглядывали пальцы ног. Он
    схватил рыбу левой рукой и закинул в рот полностью. В другую сторону
    стола он выплюнул только рыбий череп и кости.



    Он держал кусок говядины в правой руке.
    Кажется, он даже не разжевывал его, когда запихал себе в горло. Перед
    ним стояла чаша с супом. Он просто опустил лицо в эту миску, ибо
    свободных рук у него не осталось. Он готов был не обращать внимания на
    странные звуки из-за его действий.



    Под ним была груда костей - рыбьих и говяжьих, непрожёванные хрящи и куски мяса...



    Пухлый шеф-повар на кухне вёл себя так,
    как будто его поразило молнией. Он глупо уставился на голодное
    воплощение молодого мастера. Его лицо дёргалось. Мосе слишком много ел.



    «Мать твою! Даже свинья... нет... даже кабан не может есть так много с такой невероятной скоростью!» - он почувствовал головокружение, когда стал свидетелем этого зрелища.



    Гуан Квинхан и Малышка Ке бросились за ним и догнали. Они были очень возмущены.



    «Ты,
    маленький развратник! Ты пропадал бог знает где. Ты ушёл из дома на три
    дня, даже не оставив сообщения! Не мог бы ты хотя бы подумать о том,
    как волнуются все остальные?»
    - тётя хотела преподать племяннику
    урок. Ведь она была старшим родственником. Но, она увидела его тупой,
    звериный взгляд, и не смогла ничего сказать.



    Глаза старшей дочери семьи Гуан
    открылись широко. И она прикрыла свой маленький рот, а её выражение лица
    показало крайний шок. Вообще холодное и красивое лицо молодой женщины
    впервые был таким...



    Малышка Ке раскрыла нежный и маленький рот, испугавшись и удивившись одновременно: можно было засунуть ей в рот два утиных яйца.



    В конце концов, Цзюнь Мосе вздохнул с
    удовлетворением. Затем его голова снова спустилась вниз, чтобы
    прикончить последние кусочки в миске супа, и поднялась обратно, как
    только её белое дно стало видно.



    Затем он поднял одну ногу и пнул ногой
    груду костей... которая почти достигла его щиколоток. Молодой мастер
    тогда икнул в удовлетворении. После этого он вынул метательный нож и
    спокойно начал чистить зубы. Затем он увидел выражение каждого...
    которое так и осталось на лицах после того, как они стали свидетелями
    такого странного события. Он не мог не спросить в недоумении:



    - У меня что, прыщ на лбу выскочил?



    Все были безмолвны.



    Они долго не говорили. Они задавались
    вопросом, сможет ли кто-нибудь что-нибудь сказать после того, как увидит
    что-то столь бесстыдное.



    - Что ты делал эти дни? – его невестка, Гуан Квинхан, спросила после того, как она вернулась в себя.



    - Я? В последние дни? Ха... – Цзюнь Мосе сразу догадался, что произошло. Затем он вздохнул, покачав головой:



    - Я был очень занят последние несколько
    дней, очень занят! В отличие от вас всех — кто спал, пока не
    проголодается, и ел, пока не останется довольным. Мы не имеем ничего
    общего... кроме заботы о своих физиологических потребностях.



    «Что он сказал?»



    Гуан Квинхан ощетинилась, яростно вскрикнув:



    - Что ты сказал?



    - Что я сказал? Хе-хе... Я сказал, что
    невестка и Малышка Ке выглядят всё красивее с каждым разом, когда я вижу
    вас. Особенно невестка! Ты выглядишь не только очень привлекательно, но
    и моложе. Я верю, что люди, которые не знают, что ты – моя невестка,
    будут думать, что ты – моя младшая сестра, если ты будешь продолжать с
    такой скоростью! – Цзюнь Мосе решил польстить после того, как он
    произнёс эту глупость.



    Гуан Квинхан и Малышка Ке были
    ошеломлены. Они знали, что его слова льстивы, и знали, что он лишь
    пытается им польстить. Но, они всё равно чувствовали себя в восторге от
    похвалы. Их настроение изменилось, и смешливое выражение появилось на их
    лицах, когда он начал говорить. Гуан Квинхан покраснела, и лишь через
    некоторое время пробормотала:



    - Третий дядя вернулся. Он заставит тебя чувствовать себя лучше.



    Она отвернулась и утащила Малышку Ке с собой.



    Квинхан была права. Более того, она не преувеличивала ни капли.



    Дедушка Цзюнь и Третий дядя бросились
    обратно к Цзюнь Мосе в тот момент, когда они услышали о его возвращении,
    яростно, как буря. Волосы юного мастера Цзюнь чуть не побелели при виде
    этого, и он попытался оправдаться...



    Молодой мастер Цзюнь был едва в
    состоянии выдержать эту концентрированную грозу из упрёков. Но он хотел
    показать свои достижения. Затем он прочистил горло и вынул таблетки
    Таинственного Ян, Сердце Дьявола и Десятилетний Дан. Но, двое старших
    продолжали ругать его жестоко, ни на что не обращая внимания.



    Э... Эти Даны были очень хороши. Хотя их
    нельзя было принимать в больших дозах. Таблетки Таинственного Ян можно
    было принимать раз в десять дней. И было бы хорошо, чтобы принимать
    очередную дозу для медицинских целей. Но, Десятилетний Дан был
    одноразовым, принимать его регулярно было бы бесполезно... так что это
    было бы пустой тратой.



    Дедушка Цзюнь и Третий дядя взяли Даны
    кончиками пальцев. Но, судя по выражению лиц, они выглядели не очень
    убеждёнными. В конце концов, молодой мастер Цзюнь сказал, что
    эффективность этих лекарств была чудесной. Они посмотрели на Цзюнь Мосе
    глазами, полными сомнений.



    «Ты
    обманываешь демона! Этот маленький Дан может улучшить культивирование,
    будто за десять лет? Это херня!» – одна и та же мысль возникла в мозгу
    обоих мужчин.



    Тем не менее, они чувствовали, что их
    культивирование лихорадочно стало расти после того, как они приняли
    таблетки под руководством Цзюнь Мосе. Они чувствовали, что их навыки
    поднялись до уровня реально десятилетнего культивирования или даже
    больше. Их выражения стали зелёными, как у молодого мастера. Они
    посмотрели на молодого мастера Цзюнь, как голодные волки!



    - Это такая удивительная вещь! Сколько
    их там? Отдай их мне! Я снова счастлив! Так что не доставляй мне
    неприятностей, маленький засранец!



    Это был грохочущий голос дедушки Цзюнь.
    Лицо его залило волнением. Он схватил Цзюнь Мосе за воротник, поднял его
    в воздух и покачал, словно он высушивал дохлую рыбу на ветру.



    Старик жадно открыл рот, крича эти слова, словно тиран.



    - С тех пор, как твой дедушка открыл
    рот... ты должен служить его нуждам прежде всего. Я не такой уж и
    важный. Ты придёшь ко мне, когда пожелаешь. Просто передай мне сто
    десятков бутыльков. Но оставшиеся ты должен будешь отдать твоему деду;
    неважно, сколько их у тебя в общей сложности, – это сказал Цзюнь Вуй. Он
    хотел больше ста десятков бутыльков этих таблеток.



    «Они что, думают, что эти Даны упали с
    неба? И можно просто подбирать их с земли? Это лекарственные Даны с
    реальной эффективностью!»



    Цзюнь Мосе застонал от шока...



    «Даже если бы я мог просто подбирать
    их с земли... мне бы все равно пришлось работать спиной! Эти препараты
    являются удивительными добавками... но, эти двое думают, что они похожи
    на капусту...? Как они могут требовать такую большую сумму...»



    Могли ли эти двое убить Цзюнь Мосе
    из-за этих таблеток? Они легко забыли о внуке/племяннике и единственном
    наследнике их семьи из-за этих Данов! Дедушка Цзюнь враждебно потянул
    щёку Цзюнь Мосе. Цзюнь Вуй был немного мягче в своем подходе. Он только
    обращался к логической чувствительности Цзюнь Мосе. Да и так, лицо Цзюнь
    Мосе стало фиолетовым от этого щипка дедушки.



    «Он потерял сознание перед нами? Мы
    неправильно оценили намерения этого засранца. Мы ошиблись и посчитали
    наших цыплят, прежде чем они вылупились!»



    Молодой господин Цзюнь выпустил
    крик, от которого кровь стыла в жилах. Он хотел расплакаться, но не мог
    найти слёз, чтобы пролить.



    - Я больше не могу... Я упаду в обморок... Я больше не могу... вы двое... пожалуйста, отпустите меня!

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии