• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Культивация Суань Ци в рядах этих солдат была не очень высокой. Лучшие из них были на пике Золотого Суань, в то время как подавляющее большинство было на Серебряном Суань. Однако физическая сила каждого человека достигла ужасающего уровня.



    Пятьдесят человек стояли рядом на небольшом расстоянии друг от друга. Каждый стоял в позиции лошади (1). Они стояли так у подножия стены. Рядом с каждым человеком, стоящем в таком положении, был другой, который держал в руках палку. Они скрежетали зубами от напряжения и размахивали палкой, ударяя по телу человека, стоящего у стены. Звук удара был чудовищным; он несколько напоминал звук выбивания сырой воловьей кожи. Однако ни один из мужчин, получавших удары, не показал никаких признаков боли на лице. Конечно, у некоторых лицо немного дёргалось, а другие слегка хмурились. Однако, кроме этих двух признаков, они не показывали никаких других внешних симптомов.



    Они упорно оставались в своей позиции.



    Их били сотни раз. Люди сильно дрожали, когда, наконец, поднимались из этой позиции. Затем они растягивали шею, запястья и лодыжки. Это вызывало жуткий хлопок суставов. Шум был похож на взрыв петарды. Затем они брали деревянные палки. А мужчины, которые раньше били их, становились в позицию «лошади». Их мышцы были такими же тугими, как у молодого дракона.



    Острые свистящие звуки возобновились. Только на этот раз — те, кого избивали, и те, кто избивал, поменялись местами.



    После того, как они закончили, была дана другая команда. Тогда эта сотня мужчин шла на тренировочное поле двумя упорядоченными группами. Обе группы вставали на поле, где предыдущие группы заканчивали сражаться. Две группы, которые воевали, шли к подножию стены. Потом они избивали своего напарника... а потом они менялись местами…



    Ещё один приказ – и сотня людей, только что вышедших на поле, начинали свою страшную битву. Каждый удар кулака или ноги бил в жизненно важные точки: желудок, горло, виски, затылок, пах, за колено... каждый неустойчивый сустав...



    Сцену была трудно себе представить. Но что требуется, чтобы выдержать такое ужасное избиение снова и снова? Однако мужчины привыкли к этому. Они могли противостоять каждому удару. Они старались подловить все возможные слабинки в обороне соперника. И если они попадали в ловушку – они старались сохранять равнодушие…



    Один человек ударил своего оппонента по носу. Кровь из сломанного носа полилась рекой, но выражения их лиц не изменились, они оставались непоколебимыми... Как будто человек, которого он ударил, был не его товарищем, а кровным врагом.



    Послышался свисток, и люди вышли из пруда, оделись и выстроились возле него. Между тем люди на поле остановились, построились и пошли в бассейн.



    Люди, только что вышедшие из бассейна, начинали ещё более жёсткую подготовку. На этот раз они не сражались один на один. Этот раунд был бы хаотичным избиением, когда две группы идут «стенка на стенку». Иногда это были и бои один на один... или, может быть, в другой раз это было бы много людей, сражающихся с одним человеком.



    Человек мог быть окружён многими воинами в один момент, и он может быть частью большой группы, которая окружила одного человека в следующий. Бардак сцены был зрелищным и неописуемым. Много раз можно было увидеть одного человека, лежащего на земле, которого яростно топтала целая толпа. Затем, в следующий момент, можно было увидеть, как вся эта толпа разлеталась в стороны со скоростью автомобиля: каждый человек боролся с силой дракона и свирепостью тигра в этой сумасшедшей битве...



    За всё это время, кроме властных боевых команд, никто не открывал рот, чтобы хоть что-нибудь сказать. Они говорили с помощью жестов и движений. Говорили кулаками, ногами, локтями и даже плечами...



    Три группы людей были задействованы таким образом. Эти люди якобы играли роль партнеров по обучению своих товарищей. Однако это было только дневное расписание тренировок. Они проходили обучение по Суань Ци вечером. Эта тренировка сопровождалась чем-то ещё более жестоким, чем то, что они выносили в дневное время... бои с оружием!



    Каждый человек скрежетал зубами и вкладывал свою душу и сознание в обучение. У них была только одна цель: «Я должен соответствовать стандартам молодого мастера!» Это произошло потому, что молодой мастер сказал им, что их окончательная оценка целиком ложится на их плечи. Они были бы исключены из состава, если бы они не смогли пройти оценку. Тогда эти так называемые «середнячки» явно преуспеют в уборщиках и помощниках по кухне!



    ...После дегустации сладости устойчивого и быстрого прогресса... после того, как они увидели явную надежду стать мощными и сильными экспертами... никто из них не хотел вернуться к своей прежней расслабленной жизни. Это было бы для них большим стыдом!



    Эти отряды были похожи на фениксов, которые достигали нирваны после смертельного испытания, и теперь ждали, чтобы снова воскреснуть…



    Глаза Цзюнь Мосе были непоколебимы и безжалостны, наблюдая за суровой тренировкой на поле. Его поза была спокойной и размеренной.



    Он не собирался останавливаться на этом. Он будет использовать свои уникальные лекарства на этих солдатах, как только они достигнут самых высоких пределов своих сил. Лекарство будет показывать свои лучшие результаты, и их эффективность будет становиться только больше!



    Цзюнь Мосе поручил этим войскам конкретную задачу «бойни» в будущем. Просто бойня! Непрерывная бойня! Непрекращающаяся бойня!



    Дедуля Цзюнь и Цзюнь Вуй стояли бок о бок на вершине высокой башни Цзюнь резиденции Цзюнь. Их брови дёрнулись на мгновение, когда они увидели жестокость тренировки, которая проходила ниже.



    - Вуй, ты видишь, как он обучает их... как ты думаешь, что он планирует с ними делать? Зачем ему тренировать их вот так? – дедушка Цзюнь спросил тяжёлым голосом.



    - Такая подготовка сделает этих солдат хозяевами жизни вражеских солдат! Эти солдаты смогут или не смогут победить врага самостоятельно, но я думаю, что Мосе тренирует их с единственной целью – устраивать бойню! – Цзюнь Вуй ответил с жадным выражением на лице. Вполне естественно, что любой генерал захотел бы такие сильные войска после того, как он увидел бы их. На самом деле, было бы крайне абсурдно, если бы Цзюнь Вуй не завидовал способностям этого отряда.



    Такой отряд был частью армии мечты любого генерала. Даже эти, казалось бы, несущественные триста солдат смогут сделать армию генерала непобедимой. Эта армия была бы непобедима и непревзойденна: ничто не смогло бы остановить такую армию!



    Они бы стали вражеским кошмаром!



    - Бойня!… – Цзюнь Чжан Тиан выглядел встревоженным. - Даже если они будут обучены бойне... важный вопрос — для кого они будут устраивать бойню, и по какой причине? Этот вопрос очень важен, когда ты держишь других людей этой страны в поле зрения…



    - Этот ребенок хочет отличаться от своего отца, этот ребёнок считает, что, несмотря ни на что, эти войска должны сражаться только за одного человека! - Цзюнь Вуй опустил глаза. - Эти триста человек будут сражаться только за Цзюнь Мосе: за Мосе и семью Цзюнь! Будущее нашей семьи Цзюнь лежит на плечах Мосе...



    - Такая сила... – дедушка Цзюнь, кажется, даже на чуть-чуть не уменьшил своего волнения. – Она привлечет много ревности и подозрений, как только это станет известно людям!



    - Ревность и подозрения? Почему? – глаза Цзюнь Вуя сузились. В них блеснул острый и холодный луч света:



    - Разве семья Цзюнь когда-либо участвовала в проступках? И разве семья Цзюнь не поддерживала людей?



    Старик вздохнул. «Действительно ли я принял правильные решения в те дни? Талант нашей семьи Цзюнь иссяк... должен ли я взять на себя некоторые обязанности?»



    - А с Цзюнь Мосе... наша семья Цзюнь будет быстро расти! Никакая сила не сможет удержать нас! Я уверен в этом факте, – Цзюнь Вуй повернул шею, чтобы посмотреть на драку, происходящую на тренировочном поле. Затем, он медленно продолжил:



    - Однако, нам нужно время и силы для достижения этой цели. Нам нужна абсолютная сила! И теперь у нас уже есть прототип этой силы, – он сжал кулаки. Его суставы довольно громко щелкнули.



    - Разве этот маленький засранец Мосе не сказал, что он будет лично контролировать эти подготовки? Так почему я даже не вижу его тени? – дедушка Цзюнь огляделся.



    - Обучение этих людей не требует чьего-либо надзора, – ответил Цзюнь Вуй. Его глаза были полны восхищения:



    - Эта тренировка достигла удивительного уровня! Что касается Цзюнь Мосе... я не знаю, где он и что он задумал. Однако мы не должны пытаться контролировать его. Он может позаботиться о себе сам. Мы не должны беспокоиться о нем. Отец, он – затаившийся дракон. Мы должны освободить ему руки.



    - Ты думаешь, что мы не должны беспокоиться о нём? Думаешь, что всё в порядке?.. Тогда ты ведешь себя не так, как должен вести себя его дядя. Этого недостаточно. Мосе больше не так молод. Ты не беспокоишься о его браке?



    - Разве ты не был свидетелем его «роста» в тот день? Так откуда мне знать, достаточно ли он взрослый, чтобы взять жену...? Кстати, как дела с его состоянием, достаточно хорошо? – Цзюнь Вуй спросил, повысив голос.



    - Это действительно хорошо, на самом деле, он превзошёл ожидания этого старика... Ты, маленький пиздюк! Ты как вообще с отцом говоришь! Хочешь, чтобы я тебя отшлёпал?! – Дедушка Цзюнь внезапно пришёл в себя и поднял руку. Он хотел преподать своему сыну урок.



    Третий мастер семьи Цзюнь усмехнулся:



    - Почему ты злишься, папа? Разве ты не счастлив, что Mосе вырос? Просто когда речь заходит о браке... он, конечно, не торопится принимать решение. Однако если ты планируешь заставить его сделать что-то, чего он не хочет... у меня не будет возражений. Скорее, я буду даже рад увидеть, как это произойдёт!



    «Стоять перед моим сыном, как перед армией...» – дедушка Цзюнь погрузился в размышления. Он понял, что, возможно, не сможет убедить своего драгоценного внука действовать вопреки его воле в самых тривиальных вопросах... не говоря уже о теме, столь важной, как брак…



    - Эта маленькая девочка Дугу хорошо относится к Мосе, и я вижу, что Мосе считает её интересной. Есть ещё кто-нибудь? Я не могу выдать эту девушку за Мосе! – Цзюнь Чжан Тиан спросил, он, казалось, не желал «уходить в отставку».



    В этом нет ничего достойного. Отец и сын начали создавать гарем для внука/племянника...



    _________________



    (1) Прим.пер.: имеется в виду поза йоги, которая называется «лошадь».

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии