• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • - А в чём причина? – Цзюнь Мосе был очень умным, но он не мог понять эту фразу. Он не мог понять, почему Цзюнь Вуй должен был готовиться, если Император должен был отправить свои войска в бой. Ему важно было знать, что лишь немногие знали о полном выздоровлении Цзюнь Вуя: он всё ещё был калекой в глазах простых людей.



    - На самом деле, этот праздник Золотого Академического Таланта не был праздником, если строго говорить, – Цзюнь Вуй ответил. – Этот праздник был проведен для тебя, Цзюнь Мосе. Ты был самой главной причиной, почему это мероприятие было организовано! Ты бы по любому подвергся нападкам независимо от того, как бы ты действовал — даже если бы ты охотно принимал эти оскорбления. Твой ответный стих был вульгарным и пошлым... но ты смог придумать его за столь короткий промежуток времени. Это талант, в каком-то смысле. Поэтому праздник закончился сразу после твоего встречного стиха, тоже по указанию Императора. Это значит, что к тому времени Его Величество уже пришёл к заключению!



    Цзюнь Вуй широко улыбнулся:



    - Мосе, ты не видел обычных споров, которые происходят в Императорском дворе. Ситуация во дворце была хаотичной сегодня, но таких инцидентов было много в прошлом, некоторые были даже ещё хуже. Так почему же Император стал так нетерпим к ним сегодня? Вот почему... я думаю, что наша семья Цзюнь была настоящей мишенью Его Величества, маскируясь за этим событием! Мосе, ты, должно быть, оставил немного улик. И Император, будучи слишком подозрительным человеком, задал вопрос «Почему?» Он не подумает, что наши действия направлены на самосохранение. Он будет рассматривать их с ревностью и подозрением. Император будет думать, что мы претендуем на его место и планируем что-то большое! Независимо от того, были ли наши намерения коварными или нет!



    Дедушка Цзюнь издал длинный вздох с другой стороны. Казалось, он не хотел слышать того, что было сказано здесь. Он уже думал то же самое, что Цзюнь Вуй рассказал сейчас. Однако он не принял этой точки зрения. Он знал, что это возможно, но не говорил об этом. «Думать так после того, как мы были словно братьями на протяжении многих десятилетий... Император будет относиться даже к своей семье таким образом...» Он чувствовал себя очень грустно при мысли об этом.



    - Император очень подозрительный и осторожный человек по своей натуре. Поэтому я считаю, что он вряд ли воспользуется таким громким вариантом против нашей семьи Цзюнь. Он, прежде всего, будет стремиться ослабить силы нашей семьи мало-помалу. И я буду первым, на кого падёт удар. Это нападение волны зверей Суань из леса Тянь Фа предоставляет ему прекрасную возможность иметь дело со мной в первую очередь, – Цзюнь Вуй говорил эти слова непреднамеренно, но холодный и острый свет мелькнул в его глазах. Человек может видеть «общую картину».



    Цзюнь Мосе озадаченно улыбнулся:



    - Он серьезно ошибается, если думает так... Третий дядя, я провожу тебя в бой, если ты будешь вынужден уйти. Лес Тянь Фа – прекрасное место для нашей семьи, насколько я знаю!



    Цзюнь Вуй сузил глаза:



    - Ты хочешь пойти? Боюсь, ты тоже рискуешь жизнью в таком случае. Тем не менее, меня в основном беспокоит... – он взглянул на своего отца. – Если Мосе и я должны будем уйти в лес — вы будете одни дома...



    Цзюнь Чжан Тиан осторожно рассмеялся:



    - Он не будет принимать опрометчивые действия против меня. Будьте спокойны, наша семья Цзюнь еще не растеряла всю свою мощь. Зачем ему пытаться получить пиздюлей раньше положенного?



    Цзюнь Вуй хлопнул себя ладонью по лбу:



    - Твой ребёнок не считает так.



    Цзюнь Мосе улыбнулся:



    - Я и не ожидал, что этот вопрос будет беспокоить Третьего дядю так сильно...



    Трое мужчин из семьи завершили свое обсуждение. Данное решение в этой ситуации было не окончательным и могло измениться.



    Трое мужчин почувствовали, что это дело... ещё не закончено и ударит, когда они будут ожидать менее всего.



    Особенно молодой Мастер Цзюнь. Он чувствовал, что он крепко взялся на это дело. Но зачем ему волноваться?



    - Мосе, ты не можешь немного облегчить подготовку этих трёхсот охранников?.. Они очень устают. Похоже, ты заставляешь их бегать до того, как они научились ходить... – выражение Цзюнь Вуя было торжественным, когда он поднял этот вопрос.



    Цзюнь Мосе некоторое время молча смотрел. Потом он потихоньку начал говорить:



    - Третий дядя, я понимаю твою заботу, но мои требования к их обучению ещё безгранично далеки от того, какими я их вижу в конце! Я буду только усиливать их тренировки шаг за шагом. Но я не могу ослабить их! То, что я создам... и что я желаю... это самая сильная военная сила!



    Цзюнь Вуй был ошеломлён. «Необходимо ли продолжать такую бесчеловечную подготовку? Если бы я отправил кого-нибудь из этой группы на поле боя... они были бы ничем иным, как машиной смерти! И всё же... он говорит, что их обучение далеко не закончено?



    Какой ненормальный отряд хочет натренировать мой племянник?



    И смогут ли эти обычные солдаты выдержать такую подготовку?»



    Между тем эти солдаты разделились на разные группы и двигались навстречу друг другу на тренировочном поле. Каждый человек ужасно потел, каждый был весь в поту. Цзюнь Мосе ввёл ещё более жёсткий режим подготовки с тех пор, как они вернулись из леса Тянь Фа. Он удвоил интенсивность их подготовки и заставил их работать почти круглосуточно в течение 24 часов в сутки. Молодой мастер Цзюнь был особенно внимателен к последней детали.



    Мешок был привязан к каждой руке, бедру и голени солдат в настоящее время. Функция мешков с песком заключалась в добавлении лишнего веса. Им даже не разрешали снимать их, когда они ели... или шли спать. Их обучение становится всё более напряжённым с каждым днём! Это было похоже на борьбу между жизнью и смертью.



    Посторонний человек был бы крайне шокирован, если бы увидел это. Это уже перестало напоминать драку между людьми или учения штатных солдат. Скорее, казалось, что бешеные звери безумно рвутся друг на друга. Глаза у каждого зловеще блестели, и убийственная аура излучалась вокруг них. Казалось, что они были переполнены непримиримой ненавистью к своему «врагу»... и шли на битву как в последний бой.



    Они переносили эти жестокие тренировки изо дня в день. Суань Ци внутри их тел стал похож на палочку благовоний, которая была полностью выгоревшей. Они полагались исключительно на свои силы и инстинкты, когда они избивали друг друга и получали удары взамен в настоящее время.



    На тренировочном поле семьи Цзюнь не осталось ни одной сухой пылинки. Каждый дюйм тренировочного поля орошался потом и кровью. Мужчины неоднократно разбивали в кровь всё, что только можно было. Казалось, даже железный молоток не сможет сделать вмятину на поверхности поля боя. Все поле было словно глянцевым и блестящим…



    На это было ужасно смотреть!



    Битва достигла своего апогея к тому времени, как Цзюнь Мосе добрался туда. Ни у кого в этом противостоянии уже не осталось сил.



    Солдаты безумно ревели и бросались друг на друга. Они жестоко били кулаками и ногами. Они даже не уклонялись от атак — это не было выходом. Ужасные взрывы звучали, когда кулак или нога попадали по телу человека. Затем оба мужчины упали назад с оглушающим взрывом. Оба солдата, не в силах подняться, поползли навстречу и возобновили жестокую борьбу. Казалось, что два гигантских носорога сражались друг с другом.



    Пруд семьи Цзюнь был чёрного цвета. Десять огромных чугунных котлов были размещены по берегам пруда. Эти горшки бесконечно варили. Они использовались для приготовления лекарственных трав, и некоторые люди постоянно наливали жидкое лекарство прямо в пруд, как только оно было готово. После этого они добавляли немного воды и продолжали варить дальше.



    Около сотни солдат, прямо голыми, были внутри пруда. Их глаза были закрыты, а их выражение лиц было торжественным. Они не принимали ванну. Это была ещё одна тренировка. За это время Цзюнь Мосе заставил каждого из них «замочить» свое тело в этом бассейне, так как лекарство постоянно вливалось в него. Вода в пруду менялась каждые три дня, и лекарство заменялось вместе с ней. Поэтому эти солдаты каждый день укладывались в этот лечебный пруд после окончания обучения, чтобы восстановить свое здоровье и омолодиться, поглощая лекарства.



    Причиной этого стала ещё одна тренировка — вода в пруду всегда находилась на грани кипения. Но этого было недостаточно, чтобы приготовить их живьём. Кроме того, вода содержала драгоценные лекарственные травы; она пополняла их энергию и давала питание их телам, чтобы они могли выдержать суровое обучение.



    Вполне естественно, что эти солдаты должны будут заплатить соответствующую цену за использование этой полезной лечебной воды. Поэтому задачей смены лечебной воды занимались только они. Более того – эта задача была непреложной обязанностью на время их обучения.



    Методы обучения Цзюнь Мосе не могли быть названы просто «жестокими». Цзюнь Вуй был жестоким солдатом, но когда он посмотрел на бедственное положение этих солдат... он чувствовал, что эта подготовка была несколько... бесчеловечна.



    Цзюнь Мосе спрятался с фланга. Он внимательно наблюдал за каждым человеком. Молодой мастер менял интенсивность своей подготовки каждый день. И каждый день солдат с удивлением обнаруживал, что как только они приспособились к тренировкам в один день... они были на грани смерти в другой...



    Они тренировались каждый день круглосуточно. И они продолжали превосходить свои предыдущие пределы. Их телесные силы увеличивались каждые два дня, и они приятно удивлялись, обнаружив, что их уровень Суань Ци также немного увеличивался каждые несколько дней. И, хотя рост был несколько маленьким... это всё-таки был значительный рост, если учесть время, которое они тренировались.



    Такое «быстрое» повышение было просто шокирующим!

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии