• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Послышалось тихое покашливание. Тогда старый
    и дряхлый учитель Небесного Института литературы Вэньсин, Мэй Гао Цзе,
    встал. Его тело, казалось, дрожало от этого кашля. Он подошёл к
    Императору и сложил руки в приветствии. Затем он развернулся и также
    поприветствовал остальную толпу:



    - Ваше Величество, уважаемые старшие...
    этот праздник – это лучшее мероприятие, которое когда-либо видел этот
    скромный человек. Этот старик искренне желает Вашему Величеству и его
    роду успехов от имени Небесного Института литературы Вэньсин. Пусть
    небеса присмотрят за Его Величеством и Тянсян. Пусть народ всегда
    процветает! Пусть военные зачистят весь континент и объединят земли под
    знаменами Тянсян. Пусть вся земля процветает под благодатью Его
    Величества! Мы благодарим Его Величество за то, что он позволяет учёным,
    таким как я, процветать…



    Он сделал длинный вдох, потому что
    сказал этот отрывок на одном дыхании. Однако это звучало так, будто это
    было только началом его речи. Он вот-вот доберётся до главной темы своей
    речи... когда раздался ворчливый голос:



    - Как можно столько жрать на таком
    величественном Императорском празднике... Жиробас! Я понимаю, что у тебя
    большой живот. Но ты должен понимать, что вокруг много людей. Ты
    прикончил весь стол самостоятельно за столь короткий промежуток времени…



    Звук этого голоса был очень тихим. На
    самом деле, казалось, оратор сознательно снизил громкость. Тем не менее,
    весь зал торжественно замолчал, чтобы выслушать речь Мэй Гао Цзе.
    Поэтому все слышали это высказывание достаточно чётко…



    Говорящим был ни кто иной, как Цзюнь
    Мосе. Молодой господин Цзюнь был на своём пике в желании сорвать
    праздник. Очевидно, что он не позволил бы этой возможности пройти мимо.
    Что касается обвиняемого, то Танг Юань просто оглянулся на него с
    отупевшим, но невинным выражением лица. В руке у него была половинка
    краба. «Кто ещё среди нас двоих больше сожрал, старший брат? Очевидно,
    это я. Я много ем, но прикоснулся ли я к твоей половине блюд? Так...
    зачем ты обвиняешь меня?».



    Мэй Гао Цзе был в середине произнесения
    очень трогательной речи. Однако его внезапно прервали. Очевидно, он не
    мог не разозлиться. Более того, возмущение было вызвано совершенно
    бессовестным человеком и по совершенно бессовестной причине. Его губы
    начали дрожать от гнева, когда он повернулся. Однако прозвучал еще один
    гонгоподобный голос с брезгливым тоном:



    - Я видел бесстыдных людей, но я никогда
    не видел кого-то такого бесстыдного. Человек, который пытается
    поглотить лучшие блюда, сам по себе имеет наглость обвинять других...
    что случилось с людьми…



    Этот голос принадлежал Дугу Йингу. Дугу
    Йинг с самого начала положил глаз на медвежью лапу. А она покоилась в
    животе Мосе. Значит, он явно был очень зол. Поэтому он сознательно
    повысил голос, чтобы выразить своё недовольство. Однако он был куда
    более крепким, чем молодой мастер Цзюнь. Это была всего лишь его обычная
    громкость, но это было сродни крику среднего человека. Юный мастер
    Цзюнь сумел вызвать больше зла, так как все в толпе услышали этот
    грохот. Процедура мероприятия была сорвана, но план Цзюнь Мосе только
    начинал воплощаться.



    Цзюнь Мосе ощутил душевный подъём от того, что кто-то неосознанно помог ему. Он дёрнулся:



    - И теперь я не могу есть быстро, да?
    Чушь! Твоя семья притащила больше людей, чем любая другая семья. Твоя
    семья, видимо, должна накормить много голодных ртов. Должно быть, вы
    обанкротились. И теперь вы решили нажраться вдоволь здесь. Я думаю, я бы
    даже не смог попробовать суп, если бы не ел достаточно быстро…



    Танг Юань встал, чтобы решить спор:



    - Третий молодой мастер... его реакция понятна. Понимаешь... он знает, что не должен платить за эту еду...



    Даже Император не смог сдержать смеха,
    услышав эти слова. Он издал странный звук, пытаясь замаскировать свой
    смех. Лица других старших в зале исказились, будто они тоже пытались
    сдержать свой смех. Тем не менее, Дугу Йинг посмотрел на жирного,
    казалось, что он просто живьём проглотит всего Танг Юаня и не подавится.



    Торжественную тишину в зале вдруг переполнили звуки "пффф", когда все начали затыкать рты, чтобы заглушить свой смех.



    Старик Мэй Гао Цзе начал дрожать от гнева. Он собирался говорить, когда другой голос прозвучал издевательски:



    - Семья Цзюнь действительно очень
    высокомерна, да. Её репутация полностью оправдана! – все повернулись,
    чтобы следовать источнику звука. Говорящим был одетый в белое юноша,
    сидящий за столом, зарезервированным для почётных гостей праздника из
    Города Серебряной Метели – Сяо Фэн Ву.



    Сяо Фэн Ву знал о том, что случилось
    между дядей Сяо Ханом и Цзюнь Вуем. Кроме того, маленькая принцесса Хан
    Янь Мэн не переставала злорадствовать о «племяннике» с тех пор, как она
    вернулась из резиденции семьи Цзюнь. Это, очевидно, заставляло молодого
    мастера Сяо чувствовать себя... очень неудобно. Поэтому он не упустил
    случая и произнёс такие иронические слова.



    - А ты кто? – Цзюнь Мосе сделал вид, как будто он не узнал человека, которого он недавно избил.



    - Я из семьи Сяо, я – Сяо Фэн Ву из
    семьи Сяо Города Серебряной Метели! Он вытащил складной веер из-за
    пазухи и начал обмахиваться им в уверенной и лёгкой манере.



    - Это хорошее имя, – Ли Юран быстро
    ответил ему. – Старший брат Сяо имеет очень изысканное имя. Чувствуется,
    как глоток свежего воздуха! - враг моего врага - мой друг. Цзюнь и
    семья Сяо ненавидят друг друга. Как, чёрт возьми, Ли мог не
    воспользоваться этим?



    - Кстати... теперь, когда вы упомянули
    об этом... есть небольшая история за происхождением моего имени, – Сяо
    Фэн Ву чувствовал себя ужасно довольным собой. Ли Юран изобразил
    заинтересованность. Поэтому он начал объяснять:



    - Однажды вечером моей матери приснился
    сон, еще до того, как я должен был родиться... во сне, в небе летел
    красивый Феникс. Он приземлился на зонтичное дерево. Поэтому она назвала
    меня Фэн Ву. (1)



    - Ваше имя действительно даровано Небесами, – Ли Юран зааплодировал. На лице у него было восхищение.



    - Ха-ха... – Цзюнь Мосе заржал на весь зал.



    - Почему ты смеёшься? – Сяо Фэн Ву казался злым. Он наслаждался моментом гордости. Как он мог допустить такое?



    - Ничего. Мне просто интересно... твоя
    мама, наверное, очень талантлива. Она мечтала о земле Феникса на дереве
    паразитов, а потом назвала тебя так красиво... Фэн Ву…



    Казалось, молодой мастер Цзюнь не мог сдержать смеха. Он покачивался туда-сюда, а потом проговорил:



    - Твоя мать мечтала об одиноком Фениксе
    на зонтичном дереве... а как бы тебя назвали, если бы ей приснилась
    одинокая курица на банане? Представь себе! Ей приснился хороший сон в
    соответствующее время. Тебе очень повезло! (2)



    Его Величество подавился своим вином.
    Его лицо стало красным, он раскашлялся на некоторое время: он был
    буквально между смехом и слезами.



    «Сон о курице на банановом дереве...?»



    Секунду вокруг было необычайно тихо.



    Все дико хотели рассмеяться. Тем не
    менее, они были напуганы возможностями Города Серебряной Метели. Поэтому
    все сдерживали свой смех. Некоторые люди чуть не захлебнулись в
    процессе.



    - Что ты пытаешься сказать? – Сяо Фэн Ву
    не понял сначала. Затем он подсознательно подумал над этим мгновение.
    Вдруг, его лицо застыло:



    - Цзюнь Мосе! Как ты смеешь оскорблять меня?



    - Оскорблять тебя? Когда я тебя
    оскорблял? – Цзюнь Мосе сделал невинное лицо. – Ты думаешь, что можешь
    говорить всё, что захочешь, потому что ты из Города Серебряной Метели?
    Ты должен поймать парочку трахающимися, если хочешь обвинить их в
    измене. Ты должен найти украденное, прежде чем обвинить вора. Надо иметь
    доказательства, понял?



    - Ты посмеялся над моим именем! – Сяо Фэн Ву не мог контролировать свой гнев. Он закричал:



    - Цзюнь Мосе, я убью тебя!



    - О-о-о, да... Город Серебряной Метели
    очень мощный... Он достоин называться самой мощной силой в мире, – Цзюнь
    Мосе покачал головой в восхищении. – Но ты находишься в нашей стране в
    данный момент... как гость Императора. Тебя пригласили на этот праздник в
    Императорский дворец в качестве почётного гостя. Тем не менее, ты
    угрожаешь убить единственного наследника могущественной семьи... перед
    столькими чиновниками Империи... и Императором в том числе... Я
    восхищаюсь твоим мужеством!



    Лица министров и чиновников вдруг стали неприглядными.



    «Он угрожал убить единственного
    наследника семьи Цзюнь перед Императором! Насколько высокомерным он
    станет, если ему разрешат покинуть Императорский дворец?»



    Сяо Хан быстро встал и заставил племянника сесть. Затем он сцепил руки и извинился:



    - Молодой Фэн Ву немного знает о жизни.
    Он просто действовал импульсивно. Пожалуйста, простите его, – Сяо Хан не
    очень заботился об Империи. Тем не менее, он не хотел подстрекать
    Императорскую семью без причины. Ведь у них был древний договор о
    союзничестве. Более того, Император призвал их добросердечно. Поэтому
    даже повелитель Города Серебряной Метели не был бы признателен, если бы
    они подстрекали к неприятностям в Тянсян.



    Император великодушно улыбнулся.



    Цзюнь Мосе был вынужден сесть. Тем не
    менее, Дугу Сяо И воспользовалась возможностью и собрала побольше еды.
    Она открыла глаза и с любопытством спросила: - Курица садится на
    банановое дерево... а что это имя означает?



    Цзюнь Мосе почти упал на стол, когда услышал её вопрос. Он поднял лицо вверх через какое-то время, и вытер нос:



    - Спроси у твоего брата... Они это знают. Я только что говорил столько... мне нужно поберечь мою слюну.



    Дугу Сяо И хмыкнула и повернулась к Дугу
    Йингу. Лицо Дугу Йинга покраснело от смущения за секунду. Как мог
    старший брат объяснить этот вопрос своей младшей сестре? Он яростно
    смотрел, как Цзюнь Мосе отказался отвечать на её вопрос. Дугу Сяо И,
    разумеется, не была удовлетворена. Она надула губы, и её рот скривился,
    будто она собиралась расплакаться. Семь братьев Дугу остались в
    недоумении над неловкостью ситуации.



    Атмосфера в Императорском зале стала несколько неловкой. Поэтому, другой преподаватель Института, Конг Лин Янь, встал и сказал:



    - Молодые мастера из крупных семей
    сражались с учениками из нашего Небесного Института литературы Вэньсин в
    прошлом году. Наш Институт одержал победу... но только по счастливой
    случайности. Но внук великого мастера Ли остался непобедимым и чрезмерно
    впечатляет. Сегодня многие ученики хотят состязаться с молодым мастером
    Ли... он не заинтересован?



    Настроение у всех стало подниматься. Это стало изюминкой мероприятия.



    У учеников Вэньсина был странный блеск в
    глазах с того момента, как они вошли в зал. Они пришли не за вкусной
    едой и изысканным вином. Они ждали только этого момента. Если бы они
    могли как-то проявить себя лучше, чем номер один города Тянсян, учёный
    Ли Юран, в будущем они имели бы безграничные перспективы.



    Ли Юран мягко улыбнулся. Он поднялся на ноги, посмотрел вокруг и сказал:



    - Этот скромный Юран не достоин
    поднимать сложные вопросы для таких талантливых учёных. Однако есть один
    человек, который получил восхищение даже Юрана. Поэтому я хотел бы,
    чтобы этот человек...



    - Кто этот талантливый молодой человек,
    молодой мастер Ли? – все спросили в унисон. «Кто-то в городе Тянсян
    способен конкурировать против Ли Юрана? Кто-то, кем даже Ли Юран
    восхищается? Но почему я не слышал об этом человеке раньше?» Глаза
    присутствующих выразили замешательство.



    - Молодой мастер семьи Цзюнь — Цзюнь
    Мосе! – Ли Юран торжественно заявил и указал в сторону Цзюнь Мосе для
    того, чтобы подчеркнуть свою цель чётко. Цзюнь Мосе не мог ничего
    поделать, но посмотрел на Ли Юрана, продолжая обгладывать жирную куриную
    ногу, которую он держал в руке.



    «Ах ты, крашеный мудила! Ты так решил отомстить мне?!



    Это может вызвать дикий скандал!»



    ___________________



    (1) Прим.пер.: Фэн значит "Феникс", Ву - один из видов зонтичного дерева. Сяо – пустынный.



    (2) Немного поясним: «курицей» на сленге называют проститутку. Дальше - думайте сами...

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • rinplus
    rinplus 7 Jan 2018 , 5:53pm

    А где глава? Прошу добавить

    regingmandragon
    regingmandragon 8 Jan 2018 , 12:38pm

    Извините за оплошность все исправил(