• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Большинство людей старшего поколения сидели с
    молодыми из своей семьи. Однако они не хотели пить со своими детьми или
    внуками. Поэтому старшие стали ходить к столам друг друга, сбиваясь в
    группы. Затем они «забыли» про первоначальное расположение мест и сидели
    с людьми собственного поколения.



    Поэтому логично было, что Цзюнь Мосе,
    Танг Юань, Дугу Сяо И и её братья — «Герои легенд, храбро мчащиеся
    вперёд» — сидели вместе за двумя столами в непосредственной близости.



    Молодой человек, который сидел за столом напротив, был Ли Юран, он оставался напротив Цзюнь Мосе... так же, как и раньше.



    Это было очередное совпадение…



    Танг Юань хотел что-то сказать, но Цзюнь
    Мосе использовал свой «невидимый» голос, чтобы сдержать его. Он тайно
    сказал Жирному, что сейчас не время говорить. Даже если это важный
    вопрос... лучше отложить обсуждение на потом.



    Цзюнь Мосе понял, что за ними наблюдают
    четыре пары глаз с тех пор, как Жирный Танг вошёл в зал. Тем не менее,
    они не могли обнаружить Искусство разблокировки Небесной удачи молодого
    мастера Цзюнь. Его голос был скрыт от других людей, и они не могли
    слышать его слов.



    «В настоящее время мы не можем
    предпринимать никаких действий. Мы с Жирным ничего не можем обсудить
    даже до того, как этот праздник закончится... не раньше, чем мы
    доберемся до дома!».



    Цзюнь Мосе отколол несколько шуток.
    Брови Танг Юаня поднимались, и он громко смеялся. Он медленно
    возвращался к своему первоначальному «я». Он ещё не совсем пришёл в
    себя, но его настроение стало светлее, более или менее. Дугу Сяо И была
    на грани слёз, но тоже начала хихикать. Она посмотрела на Цзюнь Мосе и
    думала: «Игнорируй этого засранца!». Однако было очевидно, что она
    больше не была такой злой.



    Поведение этой девушки было
    восхитительным. Её темперамент был несколько нелепым, но он постоянно
    колебался. В этом не было ничего сложного. Настроение Цзюнь Мосе
    облегчилось в компании этой девушки, и он начал чувствовать себя
    расслабленным. Он начал улыбаться, так как чувствовал себя очень
    комфортно рядом с ней.



    - Я прошу почётных гостей из Города
    Серебряной Метели, пожалуйста, войдите, – глаза всех повернулись к
    дверям, когда придворный евнух, выступавший мастером церемоний, объявил
    об этом. Юный мастер Цзюнь почувствовал, как лицо его деда на мгновение
    перекосилось. В его сердце поднялся гнев при виде людей Города
    Серебряной Метели.



    Люди из Города Серебряной Метели были почётными гостями города Тянсян. Цзюнь Мосе глумился, сузив и подняв глаза. «Просто посмотрите на ущерб, который вы нанесли нашей семье Цзюнь, я не прощу вас так легко!».



    Сяо Хан и Му Сю Тонг вступили в зал
    под его взглядом. За ними последовали Хан Янь Мэн и Сяо Фэн Ву. Они были
    почётными гостями и одеты в белую одежду. Они казались цветами, которые
    расцвели вне досягаемости земного мира.



    Все чувствовали себя свежо и прохладно, когда четыре человека вошли в зал.



    Цзюнь Мосе наблюдал, как эти четыре
    человека сидели за «отдельным» столом. Он внутренне усмехнулся. На тот
    момент он не интересовался ими. «Но как это Сяо Фэн Ву сумел
    восстановиться за такое короткое время?». Он мог отчётливо вспомнить,
    какую силу он использовал в последний раз, когда встретился с
    малолеткой. Сяо Фэн Ву выглядел немного нездорово и бледно, но он мог
    ходить нормально. Это было просто потрясающе.



    «Восстановление не должно было быть таким быстрым! Разве прошло всего не несколько дней?».



    Внезапно он осознал, что Пагода
    Хунцзюнь снова начала вращаться. Это сделало Цзюнь Мосе очень
    счастливым. Это чувство было несколько похоже на то время, когда он
    боролся и выхватил странный нефритовый кулон у Шестого Старейшины.
    Однако это чувство было намного сильнее…



    Ум Цзюня Мосе начал лихорадочно работать: «Это
    возможно?.. В последний раз это было, когда я сражался и добывал это
    сокровище... появилось ли ещё одно?». Цзюнь Мосе размышлял. Он не мог не
    почувствовать, что наткнулся на сокровище — сокровище, которое
    «созрело» для грабежа. Он ничего не мог поделать, когда его дух
    поднялся. «Когда мы выйдем из дверей... Я буду играть грабителя. Жаль,
    что придётся тратить силу впустую на этого кролика!



    Действительно, эти люди были щедрыми целями! Они доставили мне такие сокровища... не раз, а дважды!».



    Он поднял взгляд и увидел, как Хан Янь Мэн смотрит на него.



    Цзюнь Мосе наблюдал за движением губ и
    понял смысл ее действий. С его мастерством было легко понять движения её
    губ: - Послушный племянник, твоя тётя здесь!



    «Доконала! Этой девчонке не хватает манер, но я научу ее! Эта девчонка смеет строить из себя того, кого я должен уважать!».



    Молодой мастер Цзюнь лениво отвернулся.



    - Его Величество Император прибыл!



    Голос придворного евнуха звучал громко. Император наконец-то появился. Цзюнь Мосе проклял из глубин его желудка: «Да что за хрень! Еда остывает…».



    Последовало несколько формальностей,
    и наконец, начался праздник Золотых талантов Академии. Цзюнь Мосе
    интерпретировал вещи по-своему, и естественно... начал есть. Однако
    трудолюбивые и способные одарённые учёные вели себя достаточно
    правильно, и пока не сделали ни одного шага.



    Его Величество, в конце концов, заявил:



    - Высокопоставленные люди
    могут продолжать, как они хотят! – Цзюнь Мосе начал жрать с ещё большей
    скоростью после того, как он услышал эту фразу. Большинство людей ждали в
    стороне и колебались... а он уже похоронил половину медведя у себя в
    желудке.



    - Ты не можешь быть немного
    цивилизованней? Ты ешь, как маньяк, в то время как другие даже не
    начали, – Дугу Йинг улыбнулся и посмотрел на Цзюнь Мосе с презрением.



    Он был сыном семьи Дугу, и явно
    толстокожим. Однако кожа молодого мастера Цзюнь была толще, чем
    городские стены. Несколько человек хотели взять жирную и сладко пахнущую
    медвежью лапу... только для того, чтобы обнаружить, что она уже
    покоилась во рту Цзюнь Мосе к тому времени, как они протянули руки,
    чтобы взять её. На самом деле, более половины блюд уже осело в животе
    этого маньяка к тому времени. Его скорость была невероятной.



    Эти действия, как и скорость, с которой
    он пожирал еду, были почти невозможными для молодых людей из разных
    семей. «Ты можешь принадлежать к военным семьям Цзюнь или Дугу, но это
    праздник Золотого таланта Академии! Понятно, что вы не заботитесь о
    выступлениях, но в такой ситуации вам следует попытаться вести себя
    немного сдержаннее! Разве каждой семье в этом зале не хватит еды и
    напитков?». Тем не менее, братья Дугу начали есть, всего на шаг отставая
    от Цзюнь Мосе.



    Не писаным правилам цивилизованности
    суждено было быть погребенными, когда дело дошло до молодого мастера
    Цзюнь. Он мог прожить три полных дня без еды и воды в своей предыдущей
    жизни... и всё ещё имел достаточно выносливости и сосредоточенности,
    чтобы сделать это. И, наоборот, за один день он мог съесть еды за все
    три дня…



    Кроме того, его миссия сейчас состояла в
    том, чтобы продемонстрировать его распущенность и идиотизм. И было
    только логично ожидать такого поведения от дебошира и мудака. Поэтому он
    продолжал жевать с полной самоотдачей.



    - Цивилизованность? Сколько это стоит
    серебром? – Цзюнь Мосе вздохнул и улыбнулся. Он протянул руку к центру
    стола. В большой чаше была жирная и немного прозрачная субстанция. Он
    нахмурился, пробуя суп:



    - Это не приготовлено, как надо... разве они не пробовали это?



    Цзюнь Мосе, очевидно, мог судить о вкусе
    супа. Это был суп с тигровой лапой, но он нуждался в дополнительной
    работе. О чём он сообщил ещё раз, влив в себя ещё три чаши.



    Танг Юань просто и молча опрокидывал
    чаши в рот одну за другой. Семь «Героев легенд, храбро мчащихся вперёд»
    были шокированы. Их глаза выпучились настолько, что казалось, будто они
    лопнут. Жирный даже не использовал палочки. Его соседи не успели ещё
    взять палочки для еды в руки. Но лучшее, что стояло на столе, уже
    пропало. Неожиданно, что такой жирный парень может жрать настолько
    быстро. «Мы же не в армии... так как ты можешь есть так быстро?».



    - Тебе вообще глотать не нужно, или
    как? Чёрт! Такая скорость! Как ты не подавился до сих пор? – семеро
    братьев прокляли в унисон.



    - Что это за суп? Зачем вы всё сожрали? –
    большие глаза Дугу Сяо И осмотрели стол «Брат Мосе оставил только одну
    чашу на столе… из десяти. Что это значит? Что он заботится обо мне?».
    Девушка почувствовала себя вполне довольной, когда поднесла миску ко рту
    и мягко потягивала ртом суп. Запах был немного рыбный.



    Цзюнь Мосе протянул руку, схватил блюдо с крабами и поставил его перед Дугу Сяо И:



    - Попробуй и это тоже.



    Семь братьев были шокированы тем, что
    разворачивалось на сцене. Тем не менее, они хотели быстро поесть и ловко
    конкурировали с жирным Тангом. Цзюнь Мосе протянул шею и увидел
    Жиробаса. Никакая вежливость не могла помешать Жирному Тангу
    игнорировать такие деликатесы. Он был великим знатоком еды. Семь братьев
    Дугу были военными, но наблюдая, как он ест с такой скоростью, они
    просто охренели. А потом они подняли настоящий бунт...



    Центр стола был полон еды минуту назад.
    Однако он внезапно опустел. Каждый загрёб руками столько блюд, сколько
    смог. Каждый выглядел настороженным и готовым съесть всё, вместе с
    тарелками. А при случае – ещё и руку соседа откусить, чтобы вкуснее
    было… Затем, они вдруг поняли, что не слышат вокруг себя ни единого
    звука. Это смутило их, и они подняли головы, чтобы посмотреть. Все
    остальные, молча, наблюдали за их столом. Все были поражены, и их глаза
    были широко открыты: лица их были полны изумления.



    Люди на других столах ещё даже не начали есть... а этот стол уже был пуст…



    Дугу Цзенхэн, Цзюнь Чжан Тиан и Танг
    Ванли были чрезвычайно шокированы. У них тоже были толстые шкуры... но
    они покраснели. Три старика смущённо обменялись многозначительными
    взглядами.



    - Старший Цзюнь, я убежден, что Третий
    молодой мастер из вашей семьи... Это как традиция... он, возможно, еще
    не взошёл на поле боя, но я вижу, что он имеет, по крайней мере, одну
    небольшую черту вашей семьи..., – глава семьи Муронг, Муронг Фэн Юн
    говорил, качая головой. Выражение его лица было серьёзным. Его слова
    были похожи и на похвалу, и на насмешку, они заставляли задуматься.



    - Это хорошо..., – дедушка Цзюнь бросил
    на него быстрый и суровый взгляд. Мало кто из старших рядом с ними желал
    вмешаться. – Как ты можешь быть уверен, брат Муронг?



    - Взгляни сам..., – Муронг Фэн Юн указал
    на Цзюнь Мосе. Одной рукой он охранял свою кучу еды, которую успел
    сгрести, а другой – запихивал всё это в рот. – Бесстыдство этого
    мальчишки очень похоже на твоё... в старые времена. Тут только слепой не
    увидит…



    Вся комната взорвалась смехом.



    Углы рта Императора потянулись вверх, и
    он покашлял, чтобы не рассмеяться. Тем не менее, дело в том, что
    несколько молодых людей действовали самостоятельно и сорвали праздник.
    Он взял вино без каких-либо предварительных указаний и поднял тост за
    всех. Весь зал тогда встал и выразил свою благодарность.



    Премьер-министр Империи Тянсян произнёс
    небольшую речь и выпил своё вино: праздник начался. Каждый одарённый
    учёный на сцене участвовал в конкурсе со своими коллегами. Судьями
    конкурса были гражданские и военные офицеры.



    Замечательное событие началось!

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Bymashka123
    Bymashka123 6 Jan 2018 , 2:37am

    Ахахахахаххах, ЖРАТЬ!!!!!

    Kerridan
    Kerridan 3 Apr 2018 , 6:02pm

    я жрать захотел...