• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Сотни столов были размещены по кругу.
    Небольшое пространство осталось свободным в середине. «Будет ли
    выступление на этом празднике? Старшие будут петь и танцевать?
    Нормальный человек не может этого сделать, но, возможно, эти кислые и
    одаренные ученые будут…».



    - Сейчас начнётся праздник, всех просят занять свои места.



    Цзюнь Мосе занял свое место. Он
    посмотрел вперёд и увидел, что напротив него сидит... ни кто иной, как
    молодой мастер семьи Ли, Ли Юран. Молодой мастер Ли оглянулся. Он увидел
    молодого мастера Цзюнь, который вёл себя как развратник и слабо
    улыбнулся. Затем он поднял свою чашу вина, чтобы передать свои наилучшие
    пожелания. Цзюнь Мосе усмехнулся и положил ногу на ногу. Это был
    коронный приём дебошира.



    Затем, аромат духов ударил в нос Цзюнь
    Мосе. Запах пришёл сзади. Ему не нужно было оглядываться, чтобы понять,
    что этот чистый и свежий аромат шёл от Дугу Сяо И. Это было не очень
    часто, но он уже был знаком с ним. Он был рядом с ней несколько раз. Так
    что он понял, что семья Дугу сидит за ним. Юный мастер Цзюнь не
    повернулся, чтобы посмотреть, но Убийца Цзюнь мог отчётливо чувствовать
    пару глаз, сверлящих его спину.



    Была еще одна пара красивых глаз,
    которые смотрели на него. Цзюнь Мосе поднял глаза, чтобы посмотреть.
    Неожиданно он осознал, что эти глаза принадлежат принцессе Лин Мэн. Её
    щеки стали ярко-красными, когда она отвернулась, встретив его взгляд.



    «Что с этой девчонкой? Почему она на
    меня так смотрит, что... неужели она приняла эту клятву крови так близко
    к сердцу... даже если она примет её всерьёз — нет!



    Одна мысль об этом вызывает у меня боль в спине...».
    Убийца сознательно скрывал свою убийственную ауру, так как это не было
    местом, где нужно было выставить её. Поэтому он не заметил, когда кто-то
    появился рядом с ним. Он повернул голову и увидел, что это Дугу Сяо И.
    Она подошла поговорить с ним. Однако она только что видела, как он
    обменивался «кокетливыми» взглядами с принцессой Лин Мэн. Поэтому она
    ущипнула его вместо того, чтобы обратиться к нему…



    Цзюнь Мосе оскалился. «Как я могу
    стерпеть такие издевательства от этой девушки?». Цзюнь Мосе не успел
    даже повернуть голову. Он не мог видеть, правильно ли направлена его
    попытка ущипнуть её. Однако он попал. Эта часть её тела была чрезвычайно
    гладкой и упругой, он чувствовал, как будто сжал губку. Она была полной
    и упругой, и это было даже приятно.



    - Ай! - Дугу Сяо И взвизгнула от боли, в
    то же время, как Цзюнь Мосе воскликнул в восхищении. Он был такой же
    толстокожий, как городские стены, но его лицо неожиданно покраснело. Он
    очень быстро убрал свою руку. Однако все уже смотрели на них и стали
    свидетелями всей сцены.



    Весь зал наблюдал, как лицо девушки
    стало красным. Она выпрямилась, а её руки подсознательно массировали
    область, где он её ущипнул. Она была явно смущена и расстроена. Глаза у
    неё стали наливаться слезами.



    Цзюнь Мосе случайно ущипнул её за задницу: все затаили дыхание в ожидании того, как именно девушка умножит его на ноль.



    Звуки издевательств и споров начали
    подниматься вскоре после того, как все стали свидетелями этой сцены.
    Молодежь в главном зале стала бросать на Цзюнь Мосе такие взгляды, что,
    будь он чуть менее толстокожим – немедленно самоубился бы.



    «Он так свободно ведёт себя с
    девушкой в такой серьёзной ситуации! Этот мерзавец – самый отъявленный
    мерзавец в городе! Он не только притеснил маленькую жемчужину семьи
    Дугу... он сделал это из похоти…».



    Дугу Сяо И подошла к Цзюнь Мосе в
    хорошем настроении. Но потом она увидела, что Цзюнь Мосе и принцесса Лин
    Мэн обмениваются «любовными» взглядами. Это сильно рассердило её.
    Поэтому она крепко ущипнула его и развернулась, чтобы уйти. Она
    надеялась, что Цзюнь Мосе последует за ней, чтобы извиниться. Кто бы мог
    подумать, что Цзюнь Мосе молча и быстро ущипнёт её «туда» в тот момент,
    когда она повернётся? Однако он это сделал при первой возможности. Он
    сразу схватил её за ягодицу и сжал, казалось, он репетировал всё это.



    Все смотрели, как шея девушки покраснела
    от смущения. Она прилетела на своё место и спрятала лицо в коленях. Она
    сознавала, что её облапали на том месте перед столькими людьми. «Этот негодяй сжал меня «там», хотя я ещё даже не рассказала ему о моих чувствах... как он мог это сделать?».



    Поза маленькой девочки казалась
    немного странной... место, куда её ущипнул Мосе, болело. Она не могла
    быстро ходить. На самом деле, боль осталась даже после того, как она
    заняла своё место. Потому у неё не было выбора, кроме как несколько раз
    изменить свою позу. И, получившаяся поза казалась немного странной…



    Молодой мастер Цзюнь весь вспотел. Он не
    ожидал, что это произойдёт... что он схватит эту часть... это было
    словно... зелёное яблоко созрело и превратилось в сладкий персик... так
    бы и укусил…



    «Тьфу, блин, о чём я думаю?!».



    Он не мог не думать, что было бы, если бы она не повернулась... «Куда бы я схватил, если бы она не повернулась?».
    Он ехидно улыбнулся и покрутил пальцами. Казалось, как будто он еще мог
    чувствовать то ощущение на пальцах. Он поднёс их к носу и вдохнул
    запах... и его лицо стало ещё пошлее, чем было.



    - Бесстыдник! Он такой дегенерат! – все присутствующие тоже покраснели, но от гнева. Они подняли свои козьи бороды: «Третий молодой мастер Цзюнь очень бесстыден! Он очень пошлый человек! Я бы хотел отрубить руку этой маленькой сволочи!».



    Молодые люди с крайним презрением
    смотрели на Цзюнь Мосе и проклинали его. Они проклинали его внутри в
    ярости, но подсознательно потирали свои собственные руки, думая о том,
    как хорошо было бы, если бы это они ущипнули эту девушку. «Одна из двух лучших красавиц города Тяньсан, с лучшей задницей!».



    Вскоре все они сидели с выражением удовольствия на лице. Все, как один, поднесли пальцы к носу, чтобы понюхать... «Ах, такой замечательный аромат…».



    Принцесса Лин Мэн сидела с
    отсутствующим выражением на лице, она не знала, что и думать. Её
    красивое лицо покраснело, когда она почувствовала странный зуд на своей
    заднице. Она вздохнула, чувствуя смутную зависть в сердце.



    Внезапно все услышали тяжёлые шаги.
    Понятно было, что к залу приближается важная личность. Преподаватели
    института и главы различных семей вошли медленными, но твёрдыми шагами.



    Главный зал замолчал.



    С такими людьми нельзя шутить.



    Затем вошли три Принца, сияющие от счастья.



    Официально начался праздник Золотого таланта Академии.



    Разнообразные вкусные
    блюда внёс в зал непрекращающийся поток слуг. Сказочный запах расплылся
    по всему залу. Однако даже смелый развратник Цзюнь Мосе пока ещё не
    делал свой ход.



    Потому что Император ещё не прибыл.



    Самый важный человек всегда последний.



    По общему признанию, Цзюнь Мосе не очень
    заботился об Императоре. Однако он не очень желал причинять ненужные
    неприятности в такое насыщенное событиями время.



    Затем, все быстро сели прямо, так как вдруг снова услышали тяжёлые шаги.



    Все выглядели торжественно, но уважительно, вытягивая шеи, чтобы увидеть, кто это был...



    Тот, кого они видели, был просто... большим толстяком, которого сопровождал придворный евнух.



    Танг Юаня узнали все.



    Сначала все были шокированы. А потом
    смех уже нельзя было сдержать. Все едва ли не катались по полу, а Танг
    Ванли встал, его лицо выражало крайний гнев:



    - Маленький дьявол! Какой маразм на тебя напал?



    Лицо Танг Юаня было искажено ужасающим
    страхом! Он шел так же медленно, как зомби — не торопясь и шаркая
    ногами. Он шёл, изогнувшись, в самой возмутительной позе. На его заднице
    висело кресло из Зала Императора... Казалось, что это кресло растёт из
    его задницы…



    Вопросы Императора к Жирному не были
    направлены на Цзюнь Мосе. Его Высочество считал себя умным и
    сосредоточился только на Цзюнь Вуе. Но разве это не то же самое в глазах
    Жирного Танга?



    «Вот же, какая хренотень!» Это было единственное, что крутилось в голове Танг Юаня во время встречи с Императором.



    Он повиновался приказу Императора уйти и
    встал. Но он забыл поклониться, так как был слишком озадачен. Но его
    задница была слишком большой... а кресло было слишком маленьким для
    него. Итак, когда он встал... кресло встало вместе с ним. Оно застряло у
    него за спиной. И оставалось там, как приклеенное, всю прогулку до
    этого зала. Но Танг Юань был настолько встревожен, что не заметил ни
    кресла, ни его веса. На самом деле, он не знал об этом до этого момента…



    Он пришёл в себя после того, как услышал
    смех и упреки дедушки. Он открыл глаза шире и понял, что дошел до
    главного зала. Он вдруг прослезился... как маленький ребенок, которому
    попало за то, чего он не делал.



    - Ха-ха! Молодой мастер Танг очень
    талантлив! Его поведение действительно выделяется из массы! Он такой
    замечательный парень! Должно быть, он боялся, что не найдёт подходящего
    места во Дворце... так что он принёс с собой своё собственное, – Мэнг
    Хайцзоу не хотел упустить эту возможность. Его слова добавили масла в
    огонь смеха.



    Лицо Танга Ванли стало фиолетовым. Он
    встал и сильно ударил по круглому креслу, разбив его на множество
    осколков. Его борода дрожала, когда он оглянулся и посмотрел на всех.
    Однако он опустил голову, когда понял, что не сможет остановить смех...



    Он вздохнул, увидев внука в таком
    состоянии. Сердце старика разрывалось от горя. «Я знаю Его Величество
    много лет... он забыл годы нашей дружбы... почему он не остановил это
    недоразумение? Однако сейчас не время ставить такие вопросы, лучше
    решить этот...».



    Однако он тогда почувствовал, что человек подошёл и встал рядом с ним. Если он не ошибся... тогда это был молодой мастер Цзюнь.



    - Встряхнись, Жирный! – голос Цзюнь Мосе
    был несколько фамильярным. Он даже мерзко покачивался, когда говорил.
    Однако Танг Юань понял, что происходит на самом деле. Выражение Цзюнь
    Мосе было наполнено теплотой. Он решил разобраться с этой ситуацией.



    - Старший брат останется на вершине... даже если небо рухнет! Пойдём, выпьем со мной.



    Затем Цзюнь Мосе от души рассмеялся. Он
    активировал Искусство разблокировки Небесной удачи, когда говорил эти
    слова, и направил реальный смысл в уши Танг Юаня. Все остальные слышали
    только те слова, которые он сказал.



    - Старший брат останется на вершине...
    даже если небо рухнет, – эти слова были полны радости и бесстрашия. Они
    пришли, как порыв утешения и очистили тяжёлые мысли Юаня. Толстяк
    посмотрел вверх, выражение Цзюнь Мосе не имело значения. Затем он вдруг
    озорно рассмеялся и сказал:



    - Похоже, что вино, которое они подают
    гостям на этом празднике, из нашего Аристократического зала! Не ожидал,
    что вино на такой большой вечеринке будет действительно хорошим? Похоже,
    что три принца не присвоили себе всё это. Это хорошо, не так ли?!



    Два человека озорно смеялись, уходя вместе.



    Танг Ванли стоял в изумлении. Его внук
    появился очень обескураженным минуту назад. «Казалось, что с самого
    рождения он не может чувствовать никакой любви к морали! А когда этот
    маленький дьявол Цзюнь Мосе заговорил с ним о выпивке... он вдруг словно
    бы вернулся к своему старому я!
    Что это такое?».

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии