• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • - Травмы Йе Гухана очень серьёзные. Я
    постараюсь изо всех сил, но я не уверен, смогу ли я полностью вылечить
    его. Его правая рука ужасно переломана. Поэтому ему будет трудно
    удержать меч... даже если его здоровье будет восстановлено. На
    выздоровление его телу понадобится примерно 70-80 дней. Таким образом,
    тебе придётся распространить парочку ложных объявлений, чтобы избежать
    будущих неприятностей для него. Ты должна объявить всему миру, что Йе
    Гухан умер от полученных травм. И... тебе лучше договариваться со мной,
    когда ты захочешь встретиться с ним в будущем. Я внесу необходимые
    коррективы. С этим нет проблем, да?



    Принцесса Лин Мэн укусила губу и
    кивнула. Она прекрасно знала, что Цзюнь Мосе имел в виду, когда он
    сказал «избежать будущих неприятностей». Эти двое уже выработали
    молчаливое понимание. Им больше не нужно было объяснять свои слова.



    Принцесса Лин Мэн вздохнула, увидев плач
    Дугу Сяо И. Затем она подошла к девочке, вытащила платок из кармана и
    мягко стёрла слёзы Дугу Сяо И.



    - Глупая сестренка. Я не буду
    конкурировать с тобой. Возможно ли, чтобы у нас, сестер, была такая
    жестокая судьба? Ты... только ради этого... парня... он того стоит? –
    она собиралась сказать «мудака», но потом вспомнила свою клятву и не
    сказала этого.



    Рыдания Дугу Сяо И несколько ослабели. Она открыла заплаканные глаза:



    - Правда? Но ты... минуту назад…



    -
    Это правда. Тем не менее, я сделала это, потому что у меня не было
    другого выбора... – принцесса Лин Мэн улыбнулась мягко. Принцессе было
    почти столько же лет, сколько и Сяо И. Тем не менее, она казалась
    гораздо более старшей. – Я попрошу моего отца, чтобы я вышла замуж за
    Цзюнь Мосе, чтобы я могла завершить свою клятву. Но только после того,
    как ты выйдешь за него... я обещаю, что это только для того, чтобы
    придерживаться моей клятвы и ничего больше. Это приемлемо?



    Дугу Сяо И покраснела. Её слезы превратились в улыбку. Она раздумывала мгновение, а затем сказала:



    - Ты старше меня, так что сначала ты... –
    хотя она говорила эти слова, но любой мог понять, что она чувствовала
    себя неуверенной.



    Цзюнь Мосе прошёл мимо них. Теперь он сидел рядом с Йе Гуханом. Он чуть не грохнулся, когда услышал эти слова.



    «Пока нет признаков успеха. Так почему эти две женщины так разговаривают?



    У меня до сих пор нет намерения искать жену... И все же эти две женщины спешат выйти за меня замуж?



    У меня пока нет планов в этом отношении!»



    Выражение Цзюнь Мосе стало равнодушным, когда он начал вливать чистую Ци в Гухана. Затем он сказал холодно:



    - Мисс Сун!



    Сун Сяо Мэй извинилась тихим голосом:



    - Тебе не нужно ничего говорить. Я знаю, что ты собираешься сказать. Я больше не буду этого делать. Пожалуйста, прости меня!



    - Ты – невеста Жиробаса, а также сестра
    этой девушки. Так что я сейчас это забуду. Но если ты когда-нибудь
    сделаешь это снова – я убью тебя. Что я ненавижу больше всего... так это
    предательство! – Цзюнь Мосе поднял веки. В его глазах мелькнуло сильное
    желание убийства. Затем он изгнал сильную убийственную ауру, и три
    девушки содрогнулись от холода.



    Слова Цзюнь Мосе вызвали у него жажду
    крови. Никто никогда не посмеет сомневаться в серьёзности его угрозы.
    Они не посмели бы спровоцировать его, так как знали, что он выполнит
    свою угрозу.



    Сун Сяо Мэй молчала. Она знала, что
    Цзюнь Мосе не шутит. «Цзюнь Мосе и Цзюнь Вуй разговаривали без
    ограничений. На самом деле, он также не воздерживался перед Дугу Сяо И.
    Это показывает, что он считает их своими людьми. Он считает, что они не
    предадут его. Если бы они раскрыли его тайну принцессе Лин Мэн... он
    посчитал бы это ошибкой... но никогда не предательством…



    Этот факт не изменится, независимо от обстоятельств или рассуждений!



    Всегда ли я закрывала глаза на истинное
    поведение Цзюнь Мосе? По своей природе этот юноша такой... «слушайся
    меня - ты умрёшь, если не будешь». Это слова тирана». Вдруг Сун Сяо Мэй
    задрожала. Она была очень напугана его словами.



    «Ты такой человек, Цзюнь Мосе?»



    Принцесса Лин Мэн была шокирована.
    Она посмотрела на Цзюнь Мосе широко открытыми глазами. «С каких пор
    Цзюнь Мосе обладает такой внушительной личностью? Он... изменился?



    Именно поэтому Дугу Сяо И безумно влюбилась в него?»



    Принцесса Лин Мэн не была уверена. Она
    медленно подошла к Йе Гухану. Она наклонилась, чтобы посмотреть на
    смертельно-бледное, почти прозрачное лицо Гухана. Принцесса горевала, но
    скрыла свои слёзы.



    - Сяо И! – Цзюнь Мосе закрыл глаза, вкладывая всю свою силу в передачу Ци.



    - Что? – настроение Дугу Сяо И было
    довольно хорошим. У неё был такой характер, её настроение быстро
    менялось. Она уже забыла про свои слёзы, но чувствовала себя смущённой
    из-за своей прежней истерики. Она вскочила, когда услышала, как Цзюнь
    Мосе назвал её имя.



    - Иди к Третьему дядюшке и попроси его
    отправить кого-нибудь в Аристократический зал. Попросите его вернуть
    медицинские ингредиенты, – Цзюнь Мосе перечислил названия трав без
    каких-либо колебаний. – Чем раньше я их получу — тем полезнее они будут.



    Дугу Сяо И кивнула, а затем исчезла, как струйка дыма.



    Принцесса Лин Мэн приблизилась к Цзюнь
    Мосе. Она никогда не была так близка к нему раньше. Она наблюдала за
    ним, как он сидел с закрытыми глазами и вливал силу в её близкого
    человека. Его лицо не выглядело холодным и жадным. Но казалось, что он
    презирал всё сотворённое под небом.



    Она почувствовала слабое, но очень знакомое ощущение в её сердце.



    «Это очень знакомое чувство...
    безопасности? Это несравнимое тепло и уют... где я чувствовала себя так
    раньше? И почему я вообще чувствую это тепло?» Принцесса Лин Мэн
    нахмурилась.



    Внезапно в ее голове вспыхнул свет: «Это чувство... почему это так знакомо...?»



    Принцесса Лин Мэн не могла
    ни на дюйм приблизиться к Цзюнь Мосе. И чем ближе она подходила к
    нему... тем сильнее становилось это чувство. Оно медленно напомнило ей о
    чём-то. Хотя, она не могла понять, что это было.



    Она сидела в стороне, но не произносила ни слова.



    Сун Сяо Мэй села рядом с ней с несколько смущённым выражением лица.



    - Сестра Сяо Мэй... почему ты в
    резиденции семьи Цзюнь? – принцесса Лин Мэн сидела, сложа руки. Поэтому
    она вдруг вспомнила об этом и не могла не спросить. Ум принцессы был
    по-прежнему зациклен на её решении принести клятву крови…



    - Малыш Белыш привёл Цзюнь Мосе и Цзюнь
    Вуя к нам после того, как ты попала в плен... – Сун Сяо Мэй ответила. –
    Третий Мастер Цзюнь привёз сюда твоего дядю и нас. А Цзюнь Мосе ушёл,
    чтобы спасти тебя…



    - Что? Цзюнь Мосе пошёл один, чтобы
    спасти меня? – принцесса Лин Мэн забыла свои манеры и громко спросила.
    Она вскочила на ноги, на её лице отчётливо был виден её шок.



    Она пыталась решить эту головоломку.
    Однако вдруг показалось, что тёмные облака в её голове прорезал луч
    солнца: все вдруг оказалось очень ясным.



    Таинственный мастер нёс её, когда они
    выбрались из пещеры. На самом деле, тот таинственный эксперт с
    метательными ножами всегда защищал её. И то, что она чувствовала на
    руках этого человека, было то же, что она... только что чувствовала
    возле Цзюня Мосе…



    «Возможно ли, что...?
    »



    Но как это возможно?» Принцесса Лин
    Мэн энергично покачала головой, чтобы избавиться от этой нелепой мысли.
    Однако эти две фигуры постепенно стали одной в её голове…



    Она вспомнила, что Цзюнь Мосе был поблизости во время предыдущего покушения на её жизнь. Затем он внезапно исчез.



    «Может ли он быть ИМ?»



    Сердце принцессы Лин Мэн начало
    биться дико. Она с изумлением посмотрела на Цзюнь Мосе. Её сердце вдруг
    ощутило небывалое чувство. «Он довольно красив...». Её лицо внезапно
    покраснело.



    Дугу Сяо И вернулась, после того, как
    она завершила свою задачу. Девушка уже отошла от истерики и была в
    приподнятом настроении. «На этот раз он назвал меня Сяо И. Было так
    приятно это слышать. Надеюсь, в будущем он снова будет называть меня
    так…»



    - Сестра Сяо И, – принцесса Лин Мэн старалась сдержать свои эмоции. Её голос был очень ясным, когда она спросила:



    - Я слышала, что молодой мастер Цзюнь
    сделал для тебя нож с драгоценными камнями, верно? Помню, в прошлый раз,
    когда ты мне его показывала, у него было приятное название – Первый
    карманный нож Тянсяна, кажется? Не могла бы вы показать мне его ещё раз?



    - Ты отнеслась к нему с презрением в
    последний раз, когда я пыталась показать его тебе. Но теперь ты хочешь
    взглянуть на него ещё раз. Хорошо, тогда... я покажу его тебе, –
    пробормотала Дугу Сяо И. Затем она вытащила из рукава тонкий нож.



    Цзюнь Мосе едва не потерял сознание после того, как случайно увидел это.



    - Дугу Сяо И! Я дал тебе этот нож, чтобы
    ты могла резать людей на части... он не должен быть привязанным к руке!
    Какая пустая трата! Вы меня сегодня доконать решили, мать вашу... –
    гневно завыл Цзюнь Мосе. И он был очень серьёзен.



    Эта девушка привязала нож к руке. Это
    означало, что ей понадобится время, чтобы вытащить его, если
    понадобится. «В чем разница между таким и повязкой? Да битва уже будет
    закончена к тому времени, как она вытащит нож! Так что толку от этого?»



    Лицо Дугу Сяо И покраснело. Она заскулила от смущения. После она ответила:



    - Это... ты дал мне... в знак верности... я буду использовать его, если понадобится... почему ты злишься на меня...?



    Она опустила взгляд, когда говорила. От смущения она теребила подол платья, пища, как комар:



    - А мой... Нефритовый кулон... Ты всё ещё носишь его?



    Кровная клятва принцессы Лин Мэн не
    пришла от сердца. Тем не менее, принцесса была по-прежнему самой большой
    угрозой в глазах Дугу Сяо И. Поэтому она добавила два слова «знак и
    вера», несмотря на смущение, когда Цзюнь Мосе спросил её о ноже. Идея
    заключалась в том, чтобы отправить сообщение, что — «нравится тебе это
    или нет... Мы уже обменялись знаками верности!»



    «Да! Мы можем быть хорошими сестрами,
    но я не буду сдерживаться! Я, Дугу Сяо И, буду бороться за свою любовь
    до конца! Ха! Я тоже приму клятву крови, если ты спровоцируешь меня!
    Возможно, ты сделала это недобровольно, но я сделаю это, тогда мы
    увидим, кому кого бояться?!»



    «Нефритовый кулон? Знак верности?»
    – Цзюнь Мосе молча смотрел на неё. Он не знал, откуда это взялось. Что
    касается того куска нефрита, который он получил от неё... «Я положил его куда-то... хотя я не помню, где я его оставил…»



    Принцесса Лин Мэн не обратила
    внимания на слова Дугу Сяо И. Её руки слегка дрожали, а глаза сияли
    торжеством, когда она смотрела на нож. Затем она увидела странный свет,
    отражающийся от камня на ручке. Это её очаровало. Оружие было
    совершенным. И рукоять этого ножа, и те метательные ножи были явно
    сделаны руками одного и того же человека.



    Был ли это процесс ковки, мастерство,
    дизайн, или даже метод литья лезвия — все это было гениальным и
    оригинальным, наряду с отточенным лезвием ножа. Это указывало на один
    очевидный и неоспоримый факт!



    Нож было легко держать. Он был тонкий,
    маленький и изысканный. Он подходил и для режущих, и для колющих ударов.
    Более того – самому себе навредить было крайне сложно. Баланс ножа, его
    лезвия, рукоять... каждая кромка лезвия... была тщательно закалена и
    изысканно высечена. Кроме того, ручка и лезвие были сделаны без
    стыков... было очевидно, что кто-то потратил много времени и усилий на
    создание такого ножа.



    Кроме того, ручка была немного короткой.
    Было очевидно, что рукоять этого ножа специально предназначалась для
    женской руки. На самом деле, она, вероятно, предназначалась таковой
    изначально.



    Лезвие блестело. Его плавные линии
    мерцали, как звезды в ночном небе. Казалось, как будто Млечный путь
    свалился с неба. Все лезвие текло, как река света.



    Принцесса вдруг почувствовала укол ревности, глядя на этот нож: «Он хорошо к ней относится... очень хорошо…».

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии