• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Даже забыв о других вещах, она не учла
    темперамент Цзюнь Мосе. «Он сильно отличается от других людей. Этот
    человек не играет в открытую для всех. И нет исключений из этого
    правила!



    Он всегда всё делает по-своему!»



    Она только намеревалась помочь принцессе
    Лин Мэн и дать ей надежду. Однако она прогневила Цзюнь Мосе. Это отняло
    всякую надежду на спасение жизни Йе Гухана.



    Политические позиции принцессы и Йе
    Гухана были очень нестабильными. Более того, обстоятельства в семье
    Цзюнь тоже были не очень хорошими. Это заставило Цзюнь Мосе отказаться
    от задачи спасения жизни человека.



    - Почему? Что ещё мне сделать? Чего ты
    от меня хочешь? Просто скажи это! Я даю слово, я дам тебе всё, что ты
    попросишь! – принцесса Лин Мэн всё ещё стояла на коленях на земле в
    отчаянии. Она всё ещё цеплялась за свою последнюю надежду...



    - Ничего. Все, что вы предложите, не
    будет иметь никакого значения: я не доверяю вам, – Цзюнь Мосе поднял
    голову и посмотрел на небо. Он издал глубокий вздох. Затем он сказал
    решительно:



    - Принцесса, я действительно хочу спасти
    его, но вы должны знать о ситуации в нашей семье Цзюнь... сказать, что
    она катастрофически как неустойчива... это ещё мягко сказать. И если я
    смогу вылечить его, когда даже три главных врача города не смогли... Что
    это будет значить?



    Цзюнь Мосе вздохнул:



    - Сейчас... люди могут только
    подозревать... и подозревать меня. Однако это станет реальностью, если
    мне удастся спасти жизнь Йе Гухана! Принцесса, Йе Гухан является одним
    из «запрещённых имён» его величества Императора. Возрождение его
    равносильно оскорблению Императора! Это одно имеет отношение к жизням
    тысяч членов семьи Цзюнь... и десятков тысяч последователей нашей
    фракции. В таких обстоятельствах... принцесса... разве вы не думаете,
    что пожертвовать жизнью Гухана – это хорошая идея? Принцесса сделала бы
    это по-другому, если бы была на моём месте?



    Как вы можете ожидать от меня доверия?!
    Семья Тян никогда не была верна никому. Разве принцесса не знает об
    этом? – Цзюнь Мосе сказал тяжело.



    - Я могу обещать хранить твой секрет...
    ты... ты просто спросил, как ты можешь мне верить... как я могу
    доказать, что можешь? – принцесса Лин Мэн повесила голову. Она знала,
    что ни одно обещание, которое она сделает, не будет достаточным. Она не
    знала, как объяснить, что её обещания будут отличаться от обещаний её
    семьи. Некоторое время она молчала.



    Дугу Сяо И закусила губу. Казалось, она хотела что-то сказать, однако в итоге она решила молчать.



    Сун Сяо Мэй вздохнула в сердцах. Слова
    юного мастера Цзюнь были разумными. Она знала, что проигнорировала бы
    любые просьбы о помощи в такой ситуации. Она поняла, насколько детскими и
    неразумными её действия были.



    «Нынешний Император очень мудр. Но один из его немногих неоспоримых недостатков заключается в том, что он слишком подозрителен…»



    Сун Сяо Мэй потерялась в своих
    мыслях. Потом она увидела, как принцесса внезапно встала на ноги. Она
    встала лицом на север и снова встала на колени. Принцесса Лин Мэн очень
    сильно закусила губу, и из угла её рта начала стекать кровь. Кровь текла
    по её лицу и начала капать на землю.



    Мгновение она колебалась, но потом положила левую руку на грудь. Затем она произнесла мягким, но решительным голосом:



    - Небеса над землей и Земля под
    Небесами! Боги этого мира и последующие поколения моих предков –
    слушайте мою клятву! Я, Лин Мэн, клянусь…



    Она остановилась на мгновение, и её лицо вдруг перекосилось. Затем она продолжила:



    - ...Если Цзюнь Мосе сможет спасти жизнь
    моего дяди Йе, то я клянусь, что вернусь во дворец и не пожалею усилий,
    чтобы потребовать от моего отца... чтобы я вышла замуж на Цзюнь Мосе.
    Жена или наложница... я буду исполнять его желания и никогда не
    пожалуюсь. Я проведу эту жизнь, будучи самой верной женщиной Цзюнь Мосе.
    Я буду держать свой рот закрытым относительно всех его секретов, и я не
    буду разглашать ни одной вещи никому другому. Если я отрекусь или
    нарушу эту клятву... пусть умрёт вся моя семья! И пусть мои предки
    никогда не найдут покоя! Пусть меня саму разорвёт на тысячу кусков. И
    никто из моих потомков не должен остаться в этом мире! Я принимаю эту
    клятву крови перед Небом, Землёй и Богами этого мира!



    Принцесса повернула руку после того, как
    закончила говорить. В её руке блеснул тот самый красивый метательный
    нож. Нож мелькнул, как молния, и разрезал её кожу на руке. Она даже не
    вздрогнула, когда сделала это... кровь хлынула на землю. Принцесса
    нарисовала круг перед ней собственной кровью. Затем она поклонилась
    головой прямо в центр этого кровавого круга. Ее пышные волосы,
    разметались на земле. Она не поднимала головы в течение длительного
    времени…



    Небо и Земля, как свидетели, во имя Богов и предков... её душа и её кровь вошли в эту клятву!



    Это была самая священная, а также самая
    зловещая клятва на континенте Суань Суань. Никто не посмеет отказаться
    от этой клятвы. И принцесса Лин Мэн уже коснулась лбом центра кровавого
    круга.



    Клятва была запечатана.



    В этой жизни это было незыблемо.



    Дугу Сяо И закричала в ужасе. Её маленькая рука прикрыла рот, а глаза быстро наполнились слезами.



    Принцесса Лин Мэн встала. Её лицо было покрыто слезами, но она не плакала. Затем она повернулась к Цзюнь Мосе и сказала:



    - Может быть, так я смогу убедить тебя... Цзюнь Мосе?



    Цзюнь Мосе молчал, будто парализованный.



    Юный Мастер Цзюнь никогда не думал, что принцесса примет такую присягу — даже во сне.



    «О чем ты говоришь?»



    Цзюнь Мосе ранее решил спасти Йе
    Гухана. Однако он не мог начать процедуру из-за некоторых сложных
    проблем. Затем внезапное прибытие принцессы Лин Мэн в сочетании с её
    «особой индивидуальностью» ещё больше обострило ситуацию.



    В противном случае, он бы спас Йе Гухана
    втайне, и выставил это, как деяние несуществующего «таинственного
    эксперта». Несколько человек, возможно, сомневались бы в этом, но это не
    было бы огромным препятствием. Однако он никогда не думал, что
    принцесса сразу же отправится в его резиденцию после возвращения в
    Императорский дворец. Более того, она привезла с собой трёх имперских
    врачей. И эти трое были лучшими медицинскими экспертами в городе Тянсян.



    Эта куча из стольких людей убила план
    Цзюнь Мосе. Он не смог бы спасти человека, даже если он на это способен,
    так как Император мог узнать о его талантах, если принцесса проронит
    хоть слово, и оно достигнет ушей Его Величества. Навыки юного мастера
    Цзюнь могли легко навлечь на него гибель…



    Сначала его дедушка
    воспользовался неоправданным влиянием семьи Цзюнь, чтобы начать
    зачистку. Затем, травмы дяди таинственным образом исцелились. Затем
    последовало загадочное появление Аристократического зала. Любое
    логическое толкование этих фактов указывало бы на семью Цзюнь, и головы
    бы покатились…



    Поэтому Цзюнь Мосе решительно отказался лечить Йе Гухана.



    Тем не менее, принцесса Лин Мэн дала эту клятву крови, чтобы завоевать доверие Цзюнь Mосе…



    Тело принцессы задрожало. На её лице было ожесточенное выражение, когда она посмотрела на Цзюнь Мосе.



    Она знала, что Цзюнь Мосе бесконечно
    просил своего дедушку, чтобы тот сделал предложение о своём браке с
    Императорской принцессой несколько лет назад. Однако после того как она
    отвергла его, её отец также утратил интерес к семье Цзюнь. Всё это
    произошло спустя некоторое время.



    Суждение принцессы Линг Мэн было
    затуманено нынешними обстоятельствами. Она не обращала пристального
    внимания на слова Цзюнь Мосе. Она услышала, как он сказал:



    «Я тебе не доверяю» и истолковала это
    как требование о её согласии к браку. «Это явственно показало реальную
    цель этого забулдыги! Тем не менее, я боюсь, что он не спасёт жизнь
    моего дяди Йе, если я не соглашусь с его требованиями…



    Разве я могу беспомощно смотреть, как мой дядя Йе умрёт?»



    Принцесса Лин Мэн пришла к невозможному выводу после того, как обыскала свою душу.



    Поэтому она решила сделать эту клятву крови после некоторого колебания.



    «Я пожертвую остаток своей жизни, но
    дядя Йе выживет. Это небольшая жертва, не так ли? В любом случае, кто
    сказал, что мой отец не будет использовать мой брак в качестве средства
    для укрепления власти в будущем? Нет никакой гарантии, что мне
    когда-нибудь разрешат выйти замуж по собственному выбору. На самом деле,
    он может просто отправить меня Цзюнь Мосе, так как он довольно
    влиятельный…



    Дядя Йе делал так много, чтобы спасти мою жизнь. Разве я не могу сделать это для него?»



    Поэтому принцесса Лин Мэн в конечном итоге приняла это решение.



    С лезвия метательного ножа, всё ещё лежащего у неё в руках, на землю падала её кровь.



    Однако ум принцессы был ледяным.



    «Чего еще ты хочешь? Скажи, что хочешь…»



    Тем не менее, он был просто в трансе…



    Принцесса Лин Мэн смотрела на Цзюнь
    Мосе. И Цзюнь Мосе смотрел на принцессу. Их мысли были в беспорядке. Сун
    Сяо Мэй могла понять их мысли. И глаза её были широко открыты от шока…



    Вдруг, Дугу Сяо И громко всхлипнула посреди этой тишины... затем она начала рыдать, совершенно убитая горем.



    «Брат Мосе... сначала он мне
    понравился... и всё же ты вдруг приняла клятву, не поговорив со мной
    сначала! Ты украла его! Нельзя! Сестра даже не обсуждала это со мной! Ты
    обманула меня!».



    Дугу Сяо И чувствовала себя
    обиженной; ей было очень грустно. И когда она молча посмотрела на этих
    двух, смотрящих друг на друга... она подумала, что они смотрят друг на
    друга с любовью. Поэтому она не могла не расплакаться.



    Дугу Сяо И была слепа в таких вещах. Она
    просто воображала эти вещи. То, что она восприняла, как «любящий»
    взгляд между двумя людьми... на самом деле Цзюнь Мосе был ошеломлён и
    паниковал. Из языка его тела был намёк на смущение, и ему было тяжело
    сдерживать свой гнев. А принцессе было очень горько из-за «жертвы»,
    которую она только что принесла.



    Так что эти взгляды «любовными» мог назвать только идиот. Или Сяо И.



    - Хорошо, блядь! Обещаю! Обещаю, я спасу
    его! – Цзюнь Мосе потряс головой и со вздохом сказал. – Однако я не
    принимаю твою клятву. Мы с тобой друг другу не подходим. Характерами не
    сойдёмся! Поэтому, даже говорить о браке между нами – это абсурд!



    Теперь по делу: Йе Гухану придётся
    остаться здесь в течение длительного времени. Я могу восстановить его
    здоровье только очень медленно. И я не могу гарантировать степень его
    восстановления. Ты... понимаешь, о чём я?



    «Я могу спасти его или убить. Ты
    приняла эту паршивую клятву. Даже если ты должна была принять клятву...
    то только типа «Я ни слова не скажу обо всём этом своим поганым ртом»! Я
    мог бы придерживаться своей первоначальной идеи, продавая историю о
    «таинственном мастере», спасшем жизнь Гухана, и ты была бы идеальным
    инструментом, чтобы заставить мир поверить в это. Только этого было бы
    достаточно! Но ты решила пойти дальше и добавить обещание, что выйдешь
    за меня... или станешь моей наложницей, и будешь выполнять мои желания!
    Какая дерьмовая клятва!



    Да даже если ты захочешь выйти за
    меня... я не хочу жениться на тебе! Я не собираюсь этого делать! Ты не
    такая красивая. Ты даже не можешь сравниться с этой маленькой девочкой!
    Да тебя даже нельзя сравнить с той долбанутой из Города Серебряной
    Метели? Независимо от того, какая она женщина... она имеет верх в этом
    отношении. Твоя красота хуже метеоризма у носорога для меня!»



    Тем не менее, Цзюнь Мосе был
    ошеломлен суровостью клятвы принцессы. Он был шокирован той жертвой, на
    которую она была готова пойти для Йе Гухана. На самом деле, он был
    уверен, что он никогда бы не принял такое жёсткое решение, если бы он
    был на её месте!



    - После того, как клятва крови
    принята... её нельзя изменить, даже если ты не примешь её! Это известный
    факт! – сердце принцессы Лин Мэн было наполнено радостью, когда она
    услышала, что он согласился спасти Йе Гухана. Но она продолжала
    спокойно:



    – Я просто надеюсь, что правда об этом никогда не будет известна моему дяде Йе.



    - Я могу гарантировать только свои максимальные усилия в этом вопросе, – Цзюнь Мосе тяжело вздохнул. «Что это? Почему мне кажется, что я заставил честную девушку продавать свое тело...?».

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)