• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Цзюнь Мосе взял руку Йе Гухана и быстро влил
    чистую Суань Ци в его тело. Гухан слабо закашлял. Казалось, что его
    душили. Капли крови начали капать из уголков его рта.



    - Нехорошо, – Цзюнь Мосе покачал головой
    и нахмурился. Он поднял голову, чтобы посмотреть на Цзюнь Вуя. - Это
    большая проблема. И расходы на его спасение будут просто огромными!
    Очень огромными... просто колоссальными, – затем он посмотрел на Дугу
    Сяо И и Сун Сяо Мэй:



    - Вы двое, вы много натерпелись? Идите туда, отдохните!



    Когда он сказал «туда»... очевидно, он имел в виду двор Гуан Квинхан.



    Цзюнь Вуй услышал это и понял, что он должен был помочь в этой ситуации:



    - Сяо И, Сяо Мэй, найдите сестру
    Квинхан. Отдохните немного, хорошо? Мы оба здесь. Так что не волнуйтесь.
    Это не так серьёзно. Я сообщил вашей семье, и кто-то скоро придет,
    чтобы забрать вас домой. Ваше присутствие будет представлять проблему
    для усилий Мосе в его исцелении.



    Дугу Сяо И была не очень довольна этим.
    Она согласилась, что Третий дядя Цзюнь был прав, но это заставило её
    чувствовать себя отверженной. Она вздохнула, чтобы показать своё
    недовольство и отказалась уходить. Тем не менее, её утащила Сун Сяо Мэй.
    Старшая дочь семьи Сун была весьма восприимчива. Она давно поняла, что
    дуэт дяди и племянника имеет тайный язык общения, когда среди них
    присутствуют другие люди.



    - Ты действительно не смог найти
    принцессу? – Цзюнь Вуй вздохнул и улыбнулся. – Вернулся бы ты, если бы
    не нашел её, молодой человек? Думаешь, я тебя не знаю? Ты либо не будешь
    давать обещания, либо завершишь задачу, даже если ты делаешь это один!



    - Зачем ты спрашиваешь, если знаешь? –
    Цзюнь Мосе продолжал вливать энергию в тело Йе Гухана, и начал
    исправлять его сломанные кости. Затем он испустил беспомощный вздох. –
    Третий дядя, принцесса ненавидит меня. Но я не могу винить её, так как
    веду себя, как дегенерат. Гухан может быть холодным и гордым, но он
    хороший человек.



    Голос Цзюнь Мосе стал серьёзным, когда он продолжал:



    - Наше решение помочь им, возможно, не
    обязательно было правильным. На самом деле, мы не должны были их
    спасать! Третий дядя, ты должен знать, что наша семья Цзюнь – ещё не
    очень стабильна на данный момент... ещё, мы навлекли ещё одну проблему
    на себя! Я уже решил это, и уверен, что никто не догадается о моей
    причастности. Но я, возможно, оставил несколько крошечных улик.
    Присутствие Дугу Сяо И и Сун Сяо Мэй также может оказаться огромным
    риском, но на самом деле, это может быть и большим подарком! Мы с тобой
    знаем, что позиция этих людей довольно чувствительна! Это может вызвать
    восстание против нас позже... что может привести к ещё большим
    проблемам.



    Цзюнь Мосе жестко посмотрел на Цзюнь Вуя:



    - Третий дядя, ты не думал об этом деле
    до конца. Этот вопрос мог бы ассоциировать семью Цзюнь с этим человеком,
    это может быть нехорошо.



    - Я уже думал над тем, о чем ты
    говоришь, – Цзюнь Вуй вернул взгляд Цзюнь Мосе. – Ты должен знать, что
    твой отец, твой Второй дядя и я выросли и обучены несколькими людьми.
    Раньше их было девятнадцать. Однако, сейчас только Йе Гухан, три брата
    семьи Дугу, Муронг Чен Лун и я: только шестеро из нас остались в живых.



    Цзюнь Вуй вздохнул:



    - Теперь в отношении сегодняшнего дела —
    я знаю, что спасение Йе Гухана сделает неудобство его величеству.
    Однако он будет чувствовать себя неудобно и ничего больше! Ему было не
    комфортно с Йе Гуханом в течение последних десяти лет. Так что это не
    первый раз... но как я встречусь со своими тринадцатью братьями в
    Отчуждённом мире, если я изменю своё решение сейчас? Даже твой прадед не
    простит меня! И даже, что маловероятно, это случится и твой прадед
    простит меня — я не смогу жить сам после такого. Поэтому я буду
    продолжать свои усилия, чтобы спасти его.



    Запечатлей это в своем сердце, Мосе,
    человек из семьи Цзюнь никогда не считает себя человеком с благородным
    характером! Мы вечно в благодарности! Мужчины рождаются, чтобы
    действовать, когда что-то не так, мужчины ставят такие вопросы прямо.
    Потомки нашей семьи долгое время упорствовали с этой гордостью. И это
    всегда было так. Твой пра-пра-прадед, то есть дедушка твоего деда, был
    просто обычным кузнецом. Тем не менее, он передал очень важный урок
    моему дедушке, когда умирал…



    Голос Цзюнь Вуя стал торжественным.



    - И чему он научил? – Цзюнь Мосе был несколько любознательным.



    - Если у тебя есть яйца – не значит, что ты мужчина! Мужчиной тебя делает несравнимый, неукротимый дух!



    У Цзюнь Вуя не было выбора, кроме как
    передать это учение, несмотря на то, что формулировка была довольно
    вульгарной и никак не украшала сам урок.



    - ... Если у тебя есть яйца – не значит,
    что ты мужчина! Мужчиной тебя делает несравнимый, неукротимый дух... –
    пробормотал Цзюнь Мосе. Изначально он хотел посмеяться. Но потом он
    понял, что эти слова были ему по душе.



    - А ведь хороший урок, – Цзюнь Мосе стал
    несколько взволнован. – Похоже, что этот предок не боялся даже на грани
    смерти! Он был «настоящим мужчиной».



    - Правильно! Бесчисленное количество
    людей носят член в штанах, но настоящих мужчин очень мало! Мужчина... А
    что такое «мужчина»?



    - А «мужчина» – это тот, кто
    возвышается! У него железная воля и преданное сердце! Он – человек
    характера с несравненным, неукротимым духом! – Цзюнь Мосе громко
    рассмеялся.



    - Правильно! Если человек – трус,
    слишком осторожен и слишком любит жизнь... и если он боится смерти... он
    не может считаться настоящим мужчиной, даже если он соберёт сто жен и
    станет отцов восьмисот детей, – Цзюнь Вуй от души рассмеялся. – Железная
    воля и верное сердце - человек характера. Хорошо сказано!



    - Я просто восхищаюсь этими словами
    моего предка, – Цзюнь Мосе смеялся. - Этот урок очень нравится мне. Я
    могу использовать эти слова, чтобы улучшить себя, и быть достойным имени
    моего предка!



    Цзюнь Вуй улыбнулся:



    - Правильно! Его слова могут показаться
    вульгарными и некультурными, но внутри они имеют огромное послание. Его
    слова – это действительно здорово.



    - Продолжать по-своему и
    делать то, чего хочет сердце — это действительно отличный способ жить, –
    Цзюнь Мосе чувствовал себя очень счастливым внутри. «Этот урок,
    кажется, был сделан на заказ для меня».



    - Ты предпочитаешь интерпретировать эти
    слова таким образом, но я делаю это по-другому. Возможно, это и есть
    главное различие между нашими характерами. И, наверное, поэтому мы ведем
    себя очень по-разному на публике.



    Цзюнь Вуй медленно улыбнулся:



    - Несравненно неукротимый дух! Я понимаю
    эти три слова таким образом — очень важно жить в вертикальном порядке,
    независимо от чего-либо. Сначала нам нужно иметь чистую совесть, и
    только после этого мы можем иметь несгибаемый дух!



    Смерти не стоит бояться, просто желать
    богатства и процветания недостаточно. Богатство должно быть достигнуто
    мудрым и справедливым образом, сохраняя чистую совесть, – Цзюнь Вуй
    заявил решительным образом. – Желание твоего пра-пра-прадеда были именно
    в таком порядке: сначала — делай добро и становись хорошим человеком;
    потом — имей чистую совесть. Эти два условия должны соблюдаться. Только
    тогда человек сможет говорить смело со справедливостью на своей стороне в
    любой ситуации.



    Цзюнь Вуй улыбнулся после того, как закончил описывать:



    - Ты ясно понял учения нашего предка, Мосе? Ты понимаешь причину моего решения помочь ему?



    - Да, дядя, я понимаю, – Цзюнь Мосе
    ответил с уважением. – Ты выбираешь правильный путь. И тогда ты
    используешь свои возможности, чтобы сделать то, что твоё сердце желает.



    - Хорошо, – Цзюнь Вуй чувствовал себя
    очень довольным. Однако он не слушал. Его понимание и понимание Цзюнь
    Мосе не были одинаковыми, на самом деле, они были совершенно разными.



    Цзюнь Мосе сказал — найти правильный
    путь, а затем жить по собственному желанию. В то время как, Цзюнь Вуй
    ссылался на «правильный образ жизни» – чистую совесть... Эти две вещи
    были совершенно разными. На самом деле эти две идеологии столкнулись
    друг с другом и ни в коем случае не намекали на один и тот же смысл.



    Цзюнь Мосе не перестал вливать чистую
    энергию в Йе Гухана, и всё ещё работал с Искусством разблокировки
    Небесной Удачи. Тем не менее, было недостаточно энергии, чтобы наполнить
    Йе Гухана. Он был ещё без сознания, хотя его дыхание стало ровнее. Но
    это было всё, что Цзюнь Мосе мог сделать прямо сейчас. Он мог заставить
    Йе Гухана оставаться в мире живых. Тем не менее, Цзюнь Мосе был
    бессильным, когда дело дойдёт до «возрождения» Йе Гухана... или даже
    хоть как-то улучшить ситуацию…



    Затем кто-то сообщил, что генерал Дугу
    прибыл со своим телохранителем, министр Сун также сопровождал их. Цзюнь
    Вуй спешно вышел, чтобы подготовиться приветствовать своих посетителей.
    Дугу Вуди и министр Сун собирались пойти в резиденцию Цзюнь, когда они
    услышали объявление о прибытии принцессы Лин Мэн…



    Мистер Вэнь привёз принцессу Лин Мэн
    обратно в Императорский дворец. Тем не менее, она там устроила шум, и
    потребовала, чтобы она могла увидеть Йе Гухана. Её требования увидеть её
    дядю Йе были настолько жестокими, что Императору самому пришлось пойти и
    утешить её. Но она стала ещё более дерзкой, когда Император попытался
    успокоить ее. Более того, её отношение стало холодным и далёким к нему…



    Это продолжалось некоторое время, но затем Император был вынужден удовлетворить её требования.



    Принцесса сделала несколько запросов о
    местонахождении Йе Гухана после того, как она покинула Императорский
    дворец. В конце концов, она узнала, что третий мастер семьи Цзюнь, Цзюнь
    Вуй, спас Йе Гухана. Принцесса Лин Мэн была рада слышать эти новости, и
    сразу же отправилась туда.



    За принцессой Лин Мэн стояли три
    задыхающихся старика. Их начальник был признан ведущим медицинским
    экспертом в городе – Фан Хайшенг! За ними следовали Императорские
    телохранители, которые таскали медицинское оборудование.



    - Дядя Йе... – принцесса сказала сразу.
    На самом деле, она побежала внутрь, как если бы никто другой не
    существовал в её глазах. Она подбежала к Цзюнь Вую и спросила:



    - Третий дядя Цзюнь, что насчёт моего дяди Йе? Где он?



    Она не понимала, что она практически кричит, и её манеры могут считаться неприличными для большинства людей.



    Цзюнь Вуй заставил себя улыбнуться и покачал головой. Принцесса чуть не упала. Она спросила дрожащим голосом:



    - Он уже…



    - Принцесса не должна делать такие
    предположения. Его состояние не очень хорошее, но Йе Гухан ещё жив. Не
    волнуйся. Я нашел ему место во дворе Мосе. Эээ... я не собираюсь
    скрывать состояние здоровья Йе Гухана от принцессы. Он стабилен на
    данный момент, но его состояние очень плохое, – Цзюнь Вуй сказал ей об
    этом заранее, так как он считал, что она должна быть психически
    подготовлена, когда она увидит его.



    Третий Мастер Цзюнь действовал таким
    образом только потому, что она была дочерью Императора, и ей было
    необходимо действовать изящно, так как она была принцесса Империи. «Я не
    виню её в том, что она показала свои настоящие чувства заботы и
    нервозности по отношению к Йе Гухану, но, конечно, не в такой отчаянной
    манере.



    Эта огненная девочка очень эмоциональна и
    праведна». Он видел, как три князя сражались между собой. Тем не менее,
    теперь он увидел контраст, в котором было видно отношение принцессы к
    Йе Гухану. Цзюнь Вуй не мог не подумать о том, чтобы она была хорошим
    человеком.



    Они добрались до кровати Гухана.



    Три старика тщательно осмотрели пострадавшего мужчину. Затем, Фан Хайшенг встал и беспомощно покачал головой:



    - Принцесса, господин Йе получил
    серьёзные травмы в этой битве. Он также получил множество внутренних
    травм. И эти травмы находятся в смертельно опасных местах. Мы могли бы
    справиться с некоторыми трудностями, но его обстоятельства ухудшились
    из-за большой потери крови. Человеческое тело может восстановиться, если
    половина его крови была потеряна. Однако исцелить человека, потерявшего
    более трети крови уже крайне трудно. А он потерял почти всю кровь. Ни
    один медицинский Дан не спасёт его. Вообще-то, он уже должен был
    умереть. Господин Йе Гухан выжил так долго, потому что его тело
    накачивали чистой Суань Ци двое очень могущественных людей. Но даже эта
    чрезвычайно чистая Сюань Ци не сможет поддерживать его тело очень долго.
    По прошествии некоторого времени всё станет хуже. Советуем принцессе
    заранее подготовиться к похоронной церемонии...



    Оказалось, что их грозная репутация, как
    врачей, была не безосновательной. Они уже сделали вывод о нынешней
    ситуации Йе Гухана и неизбежности его судьбы. На самом деле, они даже
    полагали, что его тело поддерживает Суань Ци от двух очень мощных
    экспертов. Жаль, что эти три выдающихся человека не смогли спасти его
    жизнь...

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии