• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • - Вам не нужно знать наши личности. И вам
    точно не нужно знать причину наших действий. У вас всё равно нет шансов
    выжить! – Лэй Цзянь Хун понятия не имел, почему он раскрыл свои
    намерения этой женщине.



    - Я не отпущу тебя за это! Я убью тебя и
    твою семью! Я убью тебя! – слёзы наполнили глаза принцессы Лин Мэн.
    Однако она насильно открыла их и, не моргнув, уставилась на убийцу:



    - Я даже твою душу не пожалею!



    Казалось, что её скорбный крик расколол
    голубой купол неба. Осенний ветер шелестел. Ее волосы чуть поднимались, а
    свистящий звук дующего ветра становился все громче и громче. Даже
    сейчас она каким-то образом источала ощущение красоты.



    Сообщники Лэй Цзянь Хуна вдруг
    остановились. Он и сам почувствовал холод. Интуиция вдруг взревела,
    предупреждая его уйти как можно дальше от неё. Он почувствовал себя
    немного стыдливо и… страшно. «Я – эксперт Суань Неба. И всё же, несколько слов этой молодой женщины заставили меня нервничать? Это неразумно!».



    Бах! Лэй Цзянь Хун впал в ярость из-за своего стыда, и дал звонкую пощёчину принцессе.



    - Вонючая шлюха! Твоя смерть близка, и
    всё же ты дерзишь мне?! Не слишком доверяй своей уверенности, иначе я
    убью тебя прямо сейчас!



    Лицо принцессы опухло, и отпечаток
    мужской ладони проявился у неё на щеке. Однако она упорно смотрела на
    него. Её взгляд был полон горькой ненависти.



    Лэй Цзянь Хун снова посмотрел на
    ядовитое выражение лица принцессы Лин Мэн. Неясный гнев поднялся внутри
    него, когда он понял, что принцесса до сих пор не сдалась. Более того,
    эта принцесса имела важную связь с теми метательными ножами, которые
    убили четырёх его учеников. И сегодня вечером телохранитель этой женщины
    серьёзно ранил еще двух его братьев-учеников. Гнев поднялся ещё выше, и
    крайняя ненависть вскоре превратилась в жажду убийства.



    Третья женщина-ученица увидела, как её брат-ученик наполняется желанием убить. Она поспешно посоветовала:



    - Старший брат, эта женщина связана с
    тем человеком. Так что было бы лучше, если бы мы не убили её, пока тот
    человек не прибудет, чтобы спасти её…



    Лэй Цзянь Хун сжал зубы. Затем он
    внезапно ударил принцессу по шее: она сразу упала в обморок. Затем он
    взял её на руки и бросил третьему ученику. Затем, он приказал всем уйти.



    - Отпусти принцессу! – Дугу Сяо И и Сун
    Сяо Мэй бросились, чтобы остановить убийц. Они знали, что не смогут
    совладать с ними. Тем не менее, они просто не могли позволить врагу
    захватить принцессу Лин Мэн и уйти.



    Лэй Цзянь Хун яростно выдохнул. Женщина-ученик встала, чтобы встретить их.



    БАХ! БАХ! Две девушки получили по одному
    удару ладонью в грудь. Они отлетели назад, из уголков их ртов вытекли
    капли крови. Трое одетых в чёрное убийц затем устремились вверх и
    исчезли.



    Дело не в том, что Лэй Цзянь Хун не хотел убивать двух женщин — он просто не мог.



    Его ненависть не диктовала другого
    варианта в деле принцессы. Однако, в случае двух других женщин – одна
    имела поддержку семьи Сун и семьи Танг, в то время как другая имела
    поддержку семьи Дугу. Три великих семьи собрались бы вместе, если бы
    что-то случилось с ними двумя. Они стали бы проблемой, достаточно
    большой, чтобы поставить семью младшего брата Ли в невыгодное положение.



    Чуть позже…



    Послышались удары копыт, их звук
    напоминал звуки дождя. Удары копыт прозвучали только минуту назад, а
    сильный конь уже поворачивал за угол, чтобы прибыть на место сражения.
    Двое мужчин спустились с лошадей.



    На земле была лужа крови. Одинокое тело Гухана лежало посреди неё.



    - Младший Йе! Йе Гухан! – Цзюнь Вуй
    воскликнул в тревоге. Он упал на колени возле тела Гухана. Он должен был
    скрывать правду о своих исцелённых ногах, но теперь ему было плевать.
    Он встал на колени рядом с Йе Гуханом и взял его левое запястье в свою
    руку. Затем, чистая Суань Ци начала течь от Цзюнь Вуя в серьёзно
    раненого человека. У Гухана оставалось очень мало жизненной силы.



    Гухан перенёс огромную кровопотерю. Его
    тело также было ранено очень серьёзно. Его запасы энергии были
    исчерпаны. Шансы на выживание были очень маленькими. Если бы не
    беспокойство его сердца, возможно, он бы не выжил до сих пор. Однако его
    жизнь уже начала слабеть. Казалось, что его дух начал покидать его
    тело. У него была несравнимая сила воли, но трудно противостоять
    истечению жизненной силы, когда ангел смерти опускается за твоей душой.



    Затем сознание Йе Гухана слегка
    очистилось из-за чистой Суань Ци, которая потекла в его тело от Цзюнь
    Вуя. Он открыл глаза и увидел его лицо. Глаза «ожившего» засветились, и
    торопливость была видна в них.



    Тревога... мольба... Йе Гухан был полон таких эмоций.



    - Что здесь произошло? – Цзюнь Вуй спросил, но Йе Гухан не мог говорить. Цзюнь Вуй оглянулся. «Эта улица должна быть шумной. Но здесь никого нет, это так странно! Куда все ушли?».



    - Кто-нибудь знает, что здесь произошло?! – Цзюнь Вуй взревел от гнева. Вся улица сотряслась от его крика.



    Все равно никто не ответил.



    Йе Гухан и ЦзюньВуй были ровесниками
    своего поколения. На самом деле, третий Мастер младшей семьи был немного
    старше, чем Йе Гухан. У семьи Йе и Цзюнь были дружеские отношения.
    Поэтому, Цзюнь Вуй и Йе Гухан раньше были друзьями. А когда власть Семьи
    Йе упала, Цзюнь Вуй и Йе Гухан не видели друг друга с тех самых пор.
    Это произошло около десяти лет назад. Цзюнь Вуй не ожидал увидеть своего
    дорогого друга через десять лет... и как раз, когда он был на грани
    смерти.



    Йе Гухан чувствовал, что чистую Суань Ци
    вводит в его систему Цзюнь Вуй. Он был удивлён, осознавая, что Цзюнь
    Вуй превзошел его культивирование. Цзюнь Вуй достиг вершины Среднего
    уровня Суань Неба. Это было очень удивительно. Тем не менее, Йе Гухан
    также чувствовал, что его шансы выжить падают в то же время. Поэтому его
    глаза становились всё более и более понимающими, но вскоре они стали
    выражать чистый гнев.



    Цзюнь Вуй смотрел, как аура Йе Гухана становится всё слабее и слабее. Затем он посмотрел вверх:



    - Mосе... ты можешь... спасти его?



    Цзюнь Мосе вздохнул: «Третий дядя просит
    меня сделать то... чего даже он не может сделать...» По правде говоря,
    молодой господин Цзюнь имел полную веру в способности Пагоды Хунцзюнь.
    Он был уверен, что сможет оживить человека независимо от степени его
    травм. Он смог ликвидировать яд, который мучил его дядю десять лет. На
    самом деле, она даже сработала, когда Хай Чэнь Фэн уничтожил свой
    собственный дантянь и систему циркуляции Ци.



    Состояние Гухана было очень
    нестабильным, на самом деле, он почти скончался. Тем не менее, Цзюнь
    Мосе никогда не считал себя спасителем. Более того, у него не было
    никаких благоприятных мнений о Йе Гухане и принцессе Лин Мэн. На самом
    деле, оказание им помощи может привести к увеличению его проблем.
    Следовательно, помогая ему, не было бы ни малейшего преимущества — эта
    сделка приведёт только к потере.



    Однако это был его Третий дядя, который
    просил о помощи; ему было трудно отказать дяде в такой ситуации. Поэтому
    Цзюнь Мосе недовольно и неохотно присел рядом со своим дядей. Он
    протянул руку и взял руку Йе Гухана. Затем он медленно закрыл глаза. А
    дальше всё как всегда – активировать «Искусство Разблокировки Небесной
    Удачи», потом профит. Чистая Суань Ци начала изливаться неуклонно.
    Однако брови Мосе поползли вверх.



    Юный Мастер Цзюнь был поражён масштабами
    травм Йе Гухана. «Их нельзя воспринимать легкомысленно. Его травмы
    похожи на те, которые были у Хай Чэнь Фэна. Почти уверен, что он умрёт
    от этих травм. На самом деле, это чудо, что он держался, и не умер от
    ран до сих пор! Похоже, что у него нет даже половины его лёгкого слева.
    Кажется, что его сила воли – это единственное, что держит его дух в его
    теле!».



    Аура Цзюнь Мосе прикрыла тело
    пострадавшего. Он был ранен во многих местах. По крайней мере, тридцать
    мест, где он получил травмы... возможно, больше. Его живот внизу был
    распорот, плечо серьёзно повреждено, бока превратились в кровавые
    лохмотья, рёбра стёрты едва ли не в пыль... и его пять жизненно важных
    точек тоже были повреждены. Он был в очень плохом состоянии. «Чёрт!»



    Цзюнь Мосе был предельно
    уверен в своем Искусстве, когда столкнулся с таким состоянием. Однако он
    не видел ни малейших шансов вылечить Йе Гухана... Цзюнь Мосе мог только
    продлить жизнь человека, предотвращая его от ухудшения травм — чтобы он
    умер не от них. Однако он не смог предоставить гарантии исцеления
    человека…



    Дугу Сяо И и Сун Сяо Мэй подбежали к ним издали. Они кричали громкими голосами:



    - Брат Мосе, принцессу схватили! Мы должны срочно спасти её!



    Цзюнь Мосе мог сказать, что обе женщины
    были ранены тоже довольно сильно. Он собирался приветствовать их. Однако
    он остался сидеть после того, как услышал их слова. Он думал: «А
    каким вообще боком судьба принцессы стала моим делом? Почему вы
    требуете, чтобы я сделал для неё всё возможное? Я не имею к ней никакого
    отношения. И разве вы не видите состояние Гухана? И теперь вы хотите,
    чтобы мой Третий дядя сделал всё возможное? Причина? По какой, сука,
    причине мы должны помогать этой принцессе?»



    Однако всё тело Йе Гухана начало
    дрожать, когда он услышал это. Его лицо, которое было смертельно
    бледным, вдруг покраснело немного. Его глаза стали немного ярче и
    теплее. Он посмотрел на Цзюнь Мосе и Цзюнь Вуя — умоляя их спасти
    принцессу.



    Гухан хватался за соломинку. Он заметил,
    что уровень Цзюнь Вуя превысил его, поэтому, если он возьмёт на себя
    эту задачу, всё равно останется шанс спасти принцессу.



    Цзюнь Вуй подумал мгновение и тихо спросил:



    - Хочешь, чтобы мы спасли принцессу?



    Глаза Йе Гухана показали в ответ счастье.



    - Прекрати суетиться. Как, по-твоему, мы
    спасем её своими силами? Просто говори откровенно, ты хочешь, чтобы мы
    сдохли! – Цзюнь Мосе продолжал работать. Он даже бровью не повёл:



    - Суань Ци Третьего дяди достигло
    высокого уровня, это правда. Но его тело всё ещё очень слабое. Его
    здоровье неполное, и он не в состоянии ходить. И у них была сила
    оставить тебя таким, а ты просишь моего дядю... и даже кого-то такого
    слабого, как я? Более того – у меня нет намерения спасать её, и у меня
    нет сил. Есть древняя поговорка — жизнь и смерть, судьба решается
    небесами. Это должно быть актом судьбы.



    «Ты думаешь, что я глуп? Прилагать
    все усилия, чтобы сдохнуть... что хорошего это принесёт нам, даже если
    мы спасём глупую Принцессу? Восстановление моего Третьего дяди будет
    разоблачено вместе с его силой. Мало того, моя сила будет раскрыта в
    этом процессе. Разве недостаточно того, что я помешаю тебе умереть? Ты
    не можешь довольствоваться этим? Даже если бы на моём месте были
    другие... даже восемь Великих Мастеров не стали бы использовать этот
    метод, даже Юн Би Чен!».



    Дыхание Гухана было уже слабым, но
    теперь оно стало бешеным, так как он начал сильно дрожать из-за своего
    гнева. Цзюнь Мосе почувствовал быстрый рост пульса. Грудь дрожала, он
    задыхался…



    Гухан упорно смотрел на Цзюнь Мосе.
    Сначала его выражение было выражением неисчерпаемого гнева... потом оно
    превратилось в «умоляющий» взгляд. Сердце Цзюнь Мосе дрогнуло, когда он
    стал свидетелем такого скорбного выражения. Он был уверен, что Йе Гухан,
    несомненно, отказался бы от собственного уважения и гордости, если бы
    он мог говорить, и тогда умолял бы молодого мастера Цзюнь спасти
    принцессу.



    Внезапно лицо Йе Гухана потемнело, и из
    его горла раздался журчащий шум. Казалось, что он использовал все свои
    оставшиеся силы для последнего усилия. Его рот открылся, но он едва смог
    выплюнуть два слабых слова:



    - Прошу... спаси…



    Потом его голова закружилась, и он упал в обморок.



    Гухан решил сжечь последние свои жизненные силы, чтобы сказать эти слова.



    Он не смог закончить свое предложение. Однако Цзюнь Мосе и Цзюнь Вуй ясно поняли, что он хотел попросить их: «Прошу вас, спасите Лин Мэн!». Он провёл последние моменты своей жизни и вложил всю жизненную силу, чтобы попросить их…



    - Он... мёртв? – Цзюнь Вуй казался грустным и тревожным, когда он спросил.



    - Он ещё не умер... хотя он почти мёртв.
    Он находится в «подвешенном» состоянии около смерти, – рука Цзюнь Мосе
    всё ещё вливала чистую энергию в Йе Гухана.



    – Однако если его состояние останется прежним, может случиться и худшее.



    - Спасать людей – это как тушить пожар,
    ты не сумеешь спасти всех! – бросила Дугу Сяо И и схватила куртку Цзюнь
    Мосе. - Быстрее спаси принцессу Лин Мэн, что ты ждёшь?!



    - Каким хреном это моя забота? – Цзюнь
    Мосе злобно посмотрел на неё. - Почему ты хочешь, чтобы я спас
    принцессу? Я что, Принц или что-то в этом роде? Ты хочешь, чтобы я ушёл и
    там сдох? Йе Гухан – эксперт Суань Неба. Разве ты не видишь, что они
    превратили его в простой мешок мяса? У меня нет сил, чтобы сравниться с
    ними, но ты хочешь, чтобы я пошёл и спас её? Как ты вообще можешь такое
    говорить?



    Цзюнь Мосе упрекнул в сердце: «Ты –
    не принцесса Лин Мэн, почему я должен проявлять себя для такой глупой
    бабы? Я бросился ради тебя, я не думал, что это превратится в такую
    большую проблему…»



    - Ты... э-э... а что тогда нам
    делать? – Дугу Сяо И вспомнила, что Цзюнь Мосе был не настолько сильным.
    На самом деле, он даже не мог сравниться с ней. Так как он будет иметь
    дело с несколькими экспертами Неба Суань? Что она только что сказала?
    Она вдруг пожалела о своих словах, и теперь потерялась.



    - Почему... ещё не прибыли те охранники из Императорского дворца?



    Эти слова не представляли никакого
    интереса для слушателей. Цзюнь Вуй и Цзюнь Мосе смотрели друг на друга в
    молчаливом понимании.



    - Мосе, как акт доброты к Йе Гухану...
    как его последняя воля… мы должны помочь. И, в конце концов... она
    принцесса, – Цзюнь Вуй сказал тактично. Он знал, что его племянник не
    интересовался принцессой Лин Мэн. Он прекрасно понимал, что его
    племянник будет сидеть и наблюдать, бездельничая.



    Таким образом, он решил использовать имя
    Йе Гухана вместо принцессы. Он сказал это, так как он уже знал, что его
    племянник не будет пытаться спасти её иначе.



    Он хорошо знал своего племянника. Он
    знал, что его племянник более чем способен на это. На самом деле, это
    был бы естественный инстинкт юноши — и он будет иметь чёткое осознание в
    этом отношении.



    - Я не буду этого делать! Меня это не
    интересует, – Цзюнь Мосе отказался. У него было слабое чувство: «Это не
    похоже на незначительное дело... цена за раскрытие моей истинной
    личности... будет слишком высока…



    Я бы ничего не сделал, так как это не
    имеет ничего общего со мной — даже если бы она была дочерью божества, не
    говоря уже о том, что она принцесса, я бы предпочел использовать это
    свободное время, чтобы поиграть с Малышом Белышом – и то толку больше…



    Опять же... Великий Убийца Цзюнь не будет работать, когда у него нет преимуществ от сделки…».



    - Я пойду, даже если ты этого не
    сделаешь, – Цзюнь Вуй злобно поднялся на ноги и прыгнул на лошадь. – Я
    иду не ради принцессы, я иду, потому что меня попросил Гухан! Йе Гухан
    бы уничтожил город ради принцессы – так же, как твой дед сделал бы это
    для тебя! Как мы можем сидеть, сложа руки, и игнорировать такие чувства!

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии