• Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Меч Йе Гухана поднялся и пронзил плечо
    человека, меч которого пронзил живот воина. Убийца попытался резко
    вырвать меч из тела Гухана. Но он не сдвинулся с места. Гухан
    использовал собственные мышцы пресса, чтобы держать длинный меч этого
    человека!



    Это был настоящий бой.



    Меч в плече нападающего начал двигаться
    вверх. Одетый в чёрное был до смерти перепуган этим. За долю секунды он
    принял умное решение остаться с рукой, а не с мечом.



    Он уклонился, чтобы меч не сделал из
    одного убийцы двух поменьше. Но, к сожалению, было уже поздно. Кровавый
    меч вырвался у самой шеи, полностью отрезав руку и половину плеча
    незадачливого убийцы. От вложенной силы меч пошёл немного дальше и успел
    сорвать часть кожи с шеи и лица. То, что осталось, было страшно видеть —
    его белые кости были обнажены: пульсирующие, извилистые, похожие на
    червяков вены были видны, как в анатомическом пособии.



    Этот человек закричал, падая назад: его крик больше был похож на вой зверя, чем человека.



    Йе Гухан с невероятной скоростью
    восстановил стойку с мечом. Затем он быстро воспользовался моментом
    замешательства и снова молниеносно ударил.



    Действия Йе Гухана, отсутствие колебаний, нездоровый пофигизм при получении ударов противника — всё это пугало.



    Ещё один удар…



    Гухан знал, что его сил не хватит на
    долгий бой. Он знал, что не сможет противостоять объединённой силе этих
    пяти нападавших. Поэтому все, что он мог – это сражаться изо всех сил,
    что у него были. Йе Гухан был очень опытным бойцом. Любой может сказать,
    что все пятеро убийц были экспертами Суань Неба. Но, он мог ясно
    почувствовать, что Суань Ци двух врагов была нестабильной. Он
    почувствовал, что в прошлом у них были серьёзные травмы, и они ещё не
    полностью исцелились.



    Он сам теперь был очень слаб. Так что
    самое большее, что он мог сделать – это забрать их обоих с собой. Однако
    остальные трое нападавших находились в хорошем состоянии. Поэтому он не
    мог быть уверен в ситуации. Поэтому эти двое раненых врагов были его
    главными мишенями. На самом деле, они были его единственными мишенями.



    Кулак одного из врагов снова попал ему в
    грудь. Рёбра треснули и сломались; адская боль пронзила его тело. Но
    он, используя силу воли, подавил боль и заставил мышцы сжаться вокруг
    кулака, торчавшего в его груди.



    Убийца знал об опасности и энергично
    пытался освободиться из захвата Йе Гухана. Он почти добился успеха,
    когда холодный свет меча Йе Гухана коснулся его груди.



    Меч смерти!



    Кровь вместе с криком вырвались изо рта
    этого человека, который ещё отчаянно пытался уклониться от атак. Но меч
    Йе Гухана пронзил его пять раз. Все его висцеральные точки были пробиты,
    но последний удар, в сердце, прошёл мимо! Удар в сердце прошёл мимо, но
    энергия удара разорвала сердце убийцы.



    Тем не менее, Йе Гухан, вконец обессилел. Он вонзил меч в грудь врага, но не смог его вытащить.



    Один из его оставшихся противников всё
    ещё орал, корчась на земле. Однако у Йе Гухана даже не было сил вытащить
    меч. Правая рука убийцы уже была отрублена мечом. Но удивительно, что
    кровь не текла из раны!



    Лицо Йе Гухана исказилось в насмешливой
    улыбке. Тем не менее, его глаза были полны нежной привязанности, когда
    он посмотрел в ином направлении…



    ...в направлении Императорского дворца.



    Один из убийц подскочил и пнул Йе
    Гухана. Подлетев в воздух, Гухан упал, перевернулся, но вдруг раздался
    громкий и ужасающий звук; его рёбра хрустели, словно свежий снег. Однако
    на его лице не было ни одного признака боли.



    Его глаза никогда не были полны такой гордостью прежде, никогда они не были так одиноки…



    Они были полны неисчерпаемой мягкости и тоски…



    В нём осталось не так много жизни, но он
    не мог увидеть свою возлюбленную. Так что, глядя на то место, где она
    жила... в направлении, в котором она была…



    Он долго скрывал свои чувства. Очень долго. Слишком долго... «Я думаю о тебе, Сю Сю! Я думаю о тебе! Я... думаю... ты…»



    Воспоминания из прошлого начали
    затапливать его. Он уже был в состоянии транса, но эти образы в его
    сознании были как живые; эти сны казались реальностью. А потом он
    услышал нежный голос. Он легко читал маленькое стихотворение снова и
    снова. Казалось, это продолжалось бесконечно; как маленький лист дерева,
    плавающий по поверхности озера — это было неотличимо от сна.



    «Не жалей о такой глубокой любви,



    Я охотно паду и умру в одиночестве.



    Сожаление о моей возлюбленной будет преследовать меня вечность,



    Я откажусь от небес, но не от возлюбленной...»



    Это были стихи, которые Йе Гухан написал для Муронг Сю Сю восемнадцать лет назад.



    «Я откажусь от небес, но не от возлюбленной...



    Я откажусь от небес, но не от возлюбленной...»



    Гухан уже не мог говорить. Однако его
    губы всё же слегка шевелились. И если бы кто-то умел читать по губам, он
    бы понял, что воин повторяет последнюю строчку этого стихотворения.



    «Сю Сю, я ушёл восемнадцать лет назад, и
    потерял тебя навсегда. Я оставил тебе это стихотворение... и ты
    плачешь, когда читаешь его. Я помню по сей день... твои длинные волосы
    были растрёпаны на ветру, а я…



    А я снова ухожу. И я никогда не вернусь
    после того, как уйду на этот раз. Ты, возможно, узнаешь позже... что,
    как и раньше... я вспоминал последние строки этого стихотворения в
    последние мгновения своей жизни…



    Я откажусь от небес, но не от возлюбленной...



    Сю Сю, я никогда не мог повернуться спиной к тебе всю свою жизнь! Я никогда не повернулся к тебе спиной!»



    Чжоу Цзянь Минь заревел как сумасшедший,
    бросился и начал рубить тело Йе Гухана. Но Лэй Цзянь Хун крикнул
    громким и властным голосом:



    - Хватит! Его Суань Ци уже
    исчерпана, его тело почти мертво. Мы должны забрать раненых четвёртого и
    пятого, и захватить эту девочку! Мы должны двигаться! Мы не можем
    оставаться здесь!



    Чжоу Цзянь Мин закричал от
    разочарования. Он вместе с ещё одним убийцей подхватили четвёртого и
    пятого, а затем бросились в том направлении, куда убежала принцесса Лин
    Мэн…



    ***



    Между тем, принцесса Лин Мэн бежала
    вместе с двумя сестрами. Они пытались заставить ее бежать, но она
    продолжала оглядываться на бушующую битву. Когда она увидела, что Йе
    Гухан покрыт кровью с головы до ног — она рухнула. Затем внезапно
    повернулась туда и закричала:



    - Дядя Йе! – её голос выражал чрезмерную грусть.



    Ноги принцессы словно вросли в землю, она не могла двинуться даже на полшага. Вдруг, она разрыдалась.



    Дядя Йе всегда защищал её с детства. Для
    неё... он был непревзойдённый в своем поколении. Она знала, что каждый
    день его жизни он чувствовал себя опустошенным и страдал от разбитого
    сердца; он был грустным и одиноким человеком. И сегодня... он умер...
    только чтобы защитить её…



    Принцесса Лин Мэн вдруг почувствовала жгучую боль в груди.



    С семьёй Тянь у неё не было никакой связи.



    Она знала, что ее отец, Император, очень
    любил её; она знала это с того дня, как она стала достаточно взрослой,
    чтобы понять такие вещи. Однако её отец, Император, был слишком гордым.
    Даже когда она скучала по нему, и хотела обнять его — её отец обнимал
    её... но он никогда не держал её долго. Ему всегда нужно было о чём-то
    заботиться. Через секунду он снова становился «достойным Императором».



    Отец и император. Когда эти двое
    рассматриваются вместе — Императору всегда будет придаваться большее
    значение, чем Отцу. Отец, Император... её отец превращался в Императора
    всякий раз, когда возникала необходимость. А вот из императора в Отца...



    Гухан был словно настоящим отцом для
    неё. Она могла вести себя, как испорченный ребенок перед ним,
    капризничать, и даже плакать всякий раз, когда ей хотелось. Так что,
    даже если она назвала его «дядей», она считала его своим отцом.



    Он всегда баловал её. Однако он ругал её без милосердия, когда она совершала ошибку.



    «Но он был очень добр ко мне!



    Он всегда охранял меня молча. Он никогда
    не появлялся на публике. Он никогда ни к чему не стремился. Он даже
    ничего не требовал для себя! Он просто оставался в тени. И он казался
    очень довольным...



    Но он был первым, кто появлялся и защищал меня, когда я сталкивалась с опасностью!



    Он был первым, кто встал перед моими братьями, когда они издевались надо мной.



    Он всегда присматривал за мной! Даже
    сейчас он лежит ради меня. Он, наконец, упал... первый раз за все эти
    годы... он, должно быть, очень устал. Дядя Йе, ты хочешь отдохнуть?



    Разве ты не хочешь увидеть свою
    маленькую Лин Мэн ещё раз? Ты хочешь бросить свою маленькую Лин Мэн и
    уйти? У тебя есть сердце...? У тебя есть сердце?!



    Дядя Йе... ты знаешь, что в моём сердце... ты всегда будешь моим отцом…



    Отец! Пожалуйста, не оставляй меня…»



    Принцесса Лин Мэн стояла неподвижно. Она
    не знала, что делать или думать. Дугу Сяо И и Сун Сяо Мэй старались изо
    всех сил, но она оставалась неподвижной…



    «Почему мой «отец» ещё не прибыл? В чем причина?! Почему он не появился, когда дядя Йе делает всё возможное?! Он должен прийти!



    Если дядя Йе действительно покинет меня... я буду мстить! Я сойду с ума и отомщу всем!



    Я посвящу свою жизнь мести!»



    Принцесса Лин Мэн плакала в сердце, и
    казалось, что ее грудь вот-вот взорвётся от гнева. Однако она не смогла
    сказать ничего вслух. Слёзы застилали её глаза, и словно пятитонный
    камень перекрыл ей горло. Её руки и ноги были холодными. Все её тело
    дрожало, будто она оказалась в мире вечного льда и снега.



    Трое убийц в масках бросились к ней. Лэй
    Цзянь Хун кинулся к принцессе, чтобы схватить её. Однако принцесса Лин
    Менг просто стояла на месте с пустым выражением лица. Она никак не
    реагировала ни на что.



    Дугу Сяо И и Сун Сяо Мэй встали перед ней. Их тела засветились золотым светом…



    Тот факт, что они достигли края уровня
    Золотого Суань, был весьма примечательным, особенно если учесть их
    возраст. Две девушки достали кинжал и меч, и приготовились к бою.



    Однако, сила противоположной стороны…



    - Свалите вон! – Лэй Цзянь Хун махнул
    руками, и две девушки отлетели назад. – Я не хочу убивать вас! Так что
    не заставляйте меня!



    - Кто ты? Кто ты такой?! – казалось,
    принцесса Лин Мэн только что очнулась ото сна. Она не боялась... ей
    нужно отомстить за своего дядю Йе!



    Её глаза были полны ненависти:



    - Кто ты, человек? Почему я так важна для тебя? Зачем ты убил моего дядю?!



    Громкий крик поразил Лэй Цзянь Хуна. «Такая нежная и хрупкая женщина может издавать такой жуткий рык…»

  • Потусторонний Злой Монарх/Злой Монарх
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии